Стрелковые боеприпасы на местах боев вов. Ампуломет. Позабытое оружие ВОВ? Полковая агитационная самодеятельность

Стрелковые боеприпасы на местах боев вов. Ампуломет. Позабытое оружие ВОВ? Полковая агитационная самодеятельность


В первые недели войны фронты понесли существенные потери и, собранных в войсках приграничных военных округов в предвоенные годы.Огромная часть артиллерийских заводов и предприятий по производству боеприпасов была эвакуирована из угрожаемых районов на восток.
Поставки вооружения и боеприпасов военными заводами юга страны прекратились. Все это гораздо осложнило производство вооружения и боеприпасов и обеспечение ими действующей армии и новых воинских образований. Негативно сказывались на снабжении войск вооружением и боеприпасами также недочеты в работе Основного артиллерийского управления. ГАУ не неизменно верно знало состояние обеспеченности войск фронтов, потому что суровой отчетности по этой службе до войны не было установлено. Табель срочных донесений по боеприпасам был введен в конце ., а по вооружению - в апреле
Вскоре были внесены метаморфозы в организацию Основного артиллерийского управления. В июле 1941 г. было сформировано Управление снабжения наземным артиллерийским вооружением, а 20 сентября этого же года восстановлена должность руководителя артиллерии Советской Армии с подчинением ему ГАУ. Руководитель ГАУ стал первым замом руководителя артиллерии Советской Армии. Принятая конструкция ГАУ не изменялась в течение каждой войны и всецело себя оправдала. С вступлением должности руководителя Тыла Советской Армии установилось узкое взаимодействие между ГАУ, штабом руководителя Тыла Советской Армии и Центральным управлением военных сообщений.
Героический труд рабочего класса, ученых, инженеров и техников на военных предприятиях центральных и восточных районов страны, твердое и умелое начальство Коммунистической партии и ее Центрального Комитета, местных партийных организаций перестройкой каждого народного хозяйства на армейский лад дозволили советской военной промышленности выпустить за второе полугодие 1941 года 30, 2 тыс. орудий, в том числе 9, 9 тыс. 76-мм и больше больших калибров, 42, 3 тыс. минометов (из них 19, 1 тыс. калибром 82 мм и огромней), 106, 2 тыс. пулеметов, 89, 7 тыс. автоматов, 1, 6 млн. винтовок и карабинов и 62, 9 млн. снарядов, бомб и мин 215. Но потому что эти поставки вооружения и боеприпасов лишь отчасти покрыли потери 1941 года, то расположение с обеспечением войск действующей армии вооружением и боеприпасами продолжало оставаться напряженным. Понадобилось большое напряжение военной промышленности, работы центральных органов тыла, службы артиллерийского снабжения ГАУ для того, дабы удовлетворить надобности фронтов в вооружении, и исключительно в боеприпасах.
В период фортификационного сражения под Москвой за счет нынешнего производства, которое постоянно росло в восточных областях страны, в первую очередь обеспечивались вооружением объединения запаса Ставки Высокого Главнокомандования - 1-я ударная, 20-я и 10-я армии, сформированные в глубине страны и переданные к началу контрнаступления под Москвой в состав Западного фронта. За счет нынешнего производства вооружения удовлетворялись также спросы войск и других фронтов, участвовавших в фортификационном сражении и контрнаступлении под Москвой.
Большую работу по изготовлению разных видов вооружения в данный весомый для нашей страны период исполнили московские заводы. В итоге число вооружения в Западном фронте к декабрю 1941 г. по отдельным его видам усилилось от 50-80 до 370-640 процентов. Существенный рост вооружения был и в войсках других фронтов.
В ходе контрнаступления под Москвой был организован массовый ремонт вышедшего из строя оружия и боевой техники в войсковых ремонтных мастерских, на предприятиях Москвы и Московской области. И все же расположение с обеспечением войск в данный период было настоль тяжелым, что Высший Главнокомандующий И. В. Сталин лично распределял противотанковые ружья, автоматы, противотанковые 76-мм полковые и дивизионные орудия между фронтами.
По мере введения в строй военных заводов, исключительно на Урале, в Западной и Восточной Сибири, в Казахстане, теснее во втором квартале 1942 г. предисловие приметно улучшаться снабжение войск вооружением и боеприпасами. В 1942 г. военная промышленность поставила фронту десятки тысяч орудий калибра 76 мм и огромней, свыше 100 тыс. минометов (82-120 мм), многие миллионы снарядов и мин.
В 1942 г. стержневой и особенно трудной задачей было обеспечение войск фронтов, действовавших в районе Сталинграда, в крупной излучине Дона и на Кавказе.
Расход боеприпасов в фортификационном сражении под Сталинградом был дюже огромен. Так, скажем, с 12 июля по 18 ноября 1942 г. войсками Донского, Сталинградского и Юго-Западного фронтов израсходовано: 7 610 тыс. снарядов и мин, в том числе около 5 млн. снарядов и мин войсками Сталинградского фронта 216.
Ввиду большой загруженности железных дорог оперативными перевозками транспорты с боеприпасами продвигались медлительно и разгружались на станциях фронтового железнодорожного участка (Эльтон, Джаныбек, Кайсацкая, Алый Кут). Дабы стремительней доставить боеприпасы в войска, управлению артиллерийского снабжения Сталинградского фронта были выделены два автомобильных батальона, которые в весьма ограниченные сроки смогли перевезти свыше 500 вагонов боеприпасов.
Обеспечение вооружением и боеприпасами войск Сталинградского фронта осложнялось постоянной бомбежкой противником переправ через Волгу. В итоге налетов вражеской авиации и обстрела артиллерийские склады фронта и армий обязаны были зачастую менять дислокацию. Разгрузка эшелонов производилась только ночью. В целях рассредоточения снабженческих железнодорожных поездов боеприпасы отправлялись на военные склады и в их отделения, расположенные у железной дороги, летучками, по 5-10 вагонов в всей, а после этого - в войска небольшими автомобильными колоннами (по 10-12 машин), которые следовали обыкновенно различными маршрутами. Такой метод подвоза обеспечивал сохранность боеприпасов, но совместно с тем удлинял сроки доставки их в войска.
Подвоз вооружения и боеприпасов войскам других фронтов, действовавшим в районе Волги и Дона, в данный период был менее трудным и трудоемким. За период фортификационного сражения под Сталинградом каждым трем фронтам было подано 5388 вагонов боеприпасов, 123 тыс. винтовок и автоматов, 53 тыс. пулеметов и 8 тыс. орудий 217.
Наряду с нынешним обеспечением войск органы тыла центра, фронтов и армий в ходе фортификационного сражения под Сталинградом осуществляли скапливание вооружения и боеприпасов. В итоге проделанной работы к началу контрнаступления войска были в основном обеспечены боеприпасами (табл. 19).
Таблица 19
Обеспеченность войск 3 фронтов боеприпасами (в боекомплектах) по состоянию на 19 ноября 1942 г. 218

Боеприпасы Фронт
Сталинградский Донской Юго-Западный
Винтовочные патроны 3, 0 1, 8 3, 2
Патроны для пистолетов 2, 4 2, 5 1, 3
Патроны для противотанковых ружей 1, 2 1, 5 1, 6
Ручные и противотанковые гранаты 1, 0 1, 5 2, 9
50-мм мины 1, 3 1, 4 2, 4
82-мм мины 1, 5 0, 7 2, 4
120-мм мины 1, 2 1, 3 2, 7
Выстрелы:
45-мм пушечные 2, 9 2, 9 4, 9
76-мм пушечные полковой артиллерии 2, 1 1, 4 3, 3
76-мм пушечные дивизионной артиллерии 1, 8 2, 8 4, 0
122-мм гаубичные 1, 7 0, 9 3, 3
122-мм пушечные 0, 4 2, 2 -
152-мм гаубичные 1, 2 7, 2 5, 7
152-мм гаубично-пушечные 1, 1 3, 5 3, 6
203-мм гаубичные - - -
37-мм зенитные 2, 4 3, 2 5, 1
76-мм зенитные - 5, 1 4, 5
85-мм зенитные - 3, 0 4, 2

Большую работу по обеспечению войск боеприпасами в данный период проделали руководители служб артиллерийского снабжения фронтов: Сталинградского - полковник А. И. Марков, Донского - полковник Н. М. Бочаров, Юго-Западного - полковник С. Г. Алгасов, а также особая группа ГАУ во главе с замом руководителя ГАУ генерал-лейтенантом артиллерии К. Р. Мышковым, погибшим 10 августа 1942 г. во время налета авиации противника на Сталинград.
Одновременно с боями, развернувшимися на берегах Волги и в степях Дона, на громадном пространстве от Черного моря до Каспийского началась битва за Кавказ. Снабжение войск Закавказского фронта (Северной и Черноморской групп) вооружением и боеприпасами было еще больше сложной задачей, чем под Сталинградом. Подача вооружения и боеприпасов осуществлялась кружным путем, то есть с Урала и из Сибири через Ташкент, Красноводск, Баку. Отдельные транспорты шли через Астрахань, Баку либо Махачкалу. Крупной путь следования транспортов с боеприпасами (5170-5370 км) и надобность неоднократной перевалки грузов с железнодорожного транспорта на водный и обратно либо с железнодорожного на автомобильный и горно-вьючный гораздо увеличивали время доставки их на фронтовые и военные склады. Скажем, транспорт № 83/0418, отправленный 1 сентября 1942 г. с Урала в адрес Закавказского фронта, прибыл к месту назначения только 1 декабря. Транспорт № 83/0334 проделал путь из Восточной Сибири в Закавказье, равный 7027 км. Но, невзирая на такие громадные расстояния, транспорты с боеприпасами регулярно шли на Кавказ. За шесть месяцев боевых действий Закавказскому (Северо-Кавказскому) фронту было подано около 2 тыс. вагонов боеприпасов 219.
Очень трудной была доставка боеприпасов с фронтовых и армейских складов в войска, оборонявшие горные проходы и перевалы Кавказского хребта. Основным средством подвоза тут были военные и войсковые вьючные роты. В 20-ю гвардейскую стрелковую дивизию, оборонявшую белореченское направление, снаряды от Сухуми до Сочи подавались по морю, дальше до дивизионного склада - автомобильным транспортом, а до полковых пунктов боевого питания - вьючным транспортом. Для 394-й стрелковой дивизии боеприпасы подвозились самолетами У-2 с аэропорта Сухуми. Сходственным образом доставлялись боеприпасы примерно для всех дивизий 46-й армии.
Большую подмога фронту оказали трудящиеся Закавказья. До 30 механических заводов и мастерских Грузии, Азербайджана и Армении были привлечены к изготовлению корпусов ручных гранат, мин и снарядов средних калибров. С 1 октября 1942 г. по 1 марта 1943 г. ими было изготовлено 1, 3 млн. корпусов ручных гранат, 1 млн. мин и 226 тыс. корпусов снарядов. Здешняя промышленность Закавказья изготовила в 1942 г. 4294 50-мм минометов, 688 82-мм минометов, 46 492 автомата 220.
Героически работал рабочий класс блокированного Ленинграда. Доставка вооружения и боеприпасов в осажденный город была весьма затруднена, следственно производство их на месте зачастую имело решающее значение. Только с сентября и до конца 1941 г. промышленность города дала фронту 12 085 автоматов и сигнальных пистолетов, 7682 миномета, 2298 артиллерийских орудий и 41 реактивную установку. Помимо того, ленинградцы изготовили 3, 2 млн. снарядов и мин, свыше 5 млн. ручных гранат.
Ленинград поставлял вооружение и иным фронтам. В тяжелые дни ноября 1941 г., когда недруг рвался к Москве, по решению Военного совета Ленинградского фронта в Москву было отправлено 926 минометов и 431 76-мм полковая пушка. Орудия в разобранном виде грузились на самолеты и отправлялись на станцию Череповец, где был оборудован артиллерийский цех для их сборки. После этого вооружение в собранном виде грузили на платформы и по железной дороге доставляли в Москву. В тот же период воздушным транспортом Ленинград отправил в Москву 39 700 76-мм бронебойных снарядов.
Несмотря на сложности первого периода войны, наша промышленность из месяца в месяц неуклонно увеличивала выпуск продукции. В 1942 г. ГАУ получило от военных заводов 125, 6 тыс. минометов (82-120 мм), 33, 1 тыс. орудий калибра 76 мм и огромней без танковых, 127, 4 млн. снарядов без авиационных и мин 221, 2 069 тыс. реактивных снарядов 222. Это дозволило всецело восполнить боевые потери вооружения и расход боеприпасов.
Обеспечение войск действующей армии вооружением и боеприпасами оставалось трудным и во втором периоде войны, тот, что ознаменовался началом сильного контрнаступления советских войск под Сталинградом. К началу контрнаступления Юго-Западный, Донской и Сталинградский фронты имели 30, 4 тыс. орудий и минометов, в том числе 16 755 единиц калибра 76 мм и выше 223, около 6 млн. снарядов и мин, 380 млн. патронов для стрелкового оружия и 1, 2 млн. ручных гранат. Подача боеприпасов с центральных баз и складов ГАУ за все время контрнаступления и ликвидации окруженной группировки противника производилась безостановочно. Сталинградскому фронту с 19 ноября 1942 г. но 1 января 1943 г. было подано 1095 вагонов боеприпасов, Донскому (с 16 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г.) - 1460 вагонов, Юго-Западному (с 19 ноября 1942 г. по 1 января 1942 г.) - 1090 вагонов и Воронежскому фронту (с 15 декабря 1942 г. по 1 января 1943 г.) - 278 вагонов. Каждого четырем фронтам за период ноябрь 1942 г. - январь 1943 г. было подано 3923 вагона боеприпасов.
Общий расход боеприпасов в битве за Сталинград, начиная с 12 июля 1942 г., добился 9539 вагонов 224 и не имел себе равных в истории предшествующих войн. Он составил треть расхода боеприпасов каждой русской армии за четыре года первой мировой войны и в два раза превысил расход боеприпасов обеих воюющих сторон под Верденом.
Огромное число вооружения и боеприпасов нужно было подавать во 2-й период войны Закавказскому и Северо-Кавказскому фронтам, освобождавшим от немецко-фашистских войск Северный Кавказ.
Благодаря действенным мерам Коммунистической партии, Советского правительства, Государственного Комитета Обороны, местных партийных и советских органов, героическому труду рабочего класса в 1942 г. гораздо усилился выпуск вооружения и боеприпасов. Это дало вероятность увеличить их поставки войскам. Рост числа вооружения в войсках фронтов в начале 1943 г. по сопоставлению с 1942 г. показан в табл. 20 225.
Таблица 20
Боевые действия, развернувшиеся в 1943 г., поставили перед службой артиллерийского снабжения Советской Армии новые, еще больше трудные задачи по своевременному накоплению и нынешнему снабжению войск фронтов вооружением и боеприпасами.
Особенно усилился объем поставок вооружения и боеприпасов во время подготовки битвы под Курском. В период март - июль 1943 г. фронтам было отправлено с центральных баз и складов ГАУ свыше полумиллиона винтовок и автоматов, 31, 6 тыс. ручных и станковых пулеметов, 520 крупнокалиберных пулеметов, 21, 8 тыс. противотанковых ружей, 12 326 орудий и минометов, либо каждого 3100 вагонов вооружения 226.
При подготовке к Курской битве органы артиллерийского снабжения центра, фронтов и армий теснее имели определенный навык планирования обеспечения войск действующей армии вооружением и боеприпасами. Оно осуществлялось дальнейшим образом. Ежемесячно Генеральный штаб давал директиву, в которой указывалось, какому фронту, в какую очередь, сколько боеприпасов (в боекомплектах) и к какому сроку нужно отправить. На основании этих указаний, табелей срочных донесений фронтов и их заявок ГАУ планировало отправку войскам действующей армии боеприпасов, исходя из наличия их на базах и складах НКО, вероятностей производства в течение месяца, обеспеченности и надобностей фронтов. Когда ГАУ не располагало нужными источниками, оно по согласованию с Генеральным штабом вносило коррективы в установленный объем отпуска боеприпасов. План рассматривался и подписывался командующим артиллерией Советской Армии генерал-полковником, после этого основным маршалом артиллерии Н. Н. Вороновым, его замом - руководителем ГАУ генералом Н. Д. Яковлевым и представлялся Высокому Главнокомандующему на заявление.
На основании этого плана организационно-плановое управление ГАУ (руководитель генерал П. П. Волкотрубенко) информировало данные об отпуске и отправке боеприпасов фронтам и давало разнарядку Управлению снабжения боеприпасами. Последнее коллективно с ЦУПВОСО планировало отправку транспортов по срокам в диапазоне пяти дней и уведомляло фронтам номера транспортов, места и сроки их отправки. Как водится, отправка транспортов с боеприпасами в адрес фронтов начиналась 5-го и заканчивалась 25-го числа всего месяца. Такая методология планирования и отправки боеприпасов фронтам с центральных баз и складов НКО сохранилась до конца войны.
К началу битвы под Курском (на 1 июля 1943 г.) Центральный и Воронежский фронты имели 21 686 орудий и минометов (без 50-мм минометов), 518 установок реактивной артиллерии, 3489 танков и САУ 227.
Большое число вооружения в войсках фронтов, действовавших на Курской дуге, и напряженность боевых действий в планируемых наступательных операциях затребовали увеличения подачи им боеприпасов. В течение апреля - июня 1943 г. Центральному, Воронежскому и Брянскому фронтам было подано свыше 4, 2 млн. снарядов и мин, около 300 млн. боеприпасов стрелкового оружия и примерно 2 млн. ручных гранат (свыше 4 тыс. вагонов). К началу фортификационного сражения фронты были обеспечены: 76-мм выстрелами - 2, 7-4, 3 боекомплекта; 122-мм гаубичными выстрелами - 2, 4-3, 4; 120-мм минами - 2, 4-4; боеприпасами больших калибров - 3-5 боекомплектов 228. Помимо того, в ходе Курской битвы названным фронтам было подано с центральных баз и складов 4781 вагон (свыше 119 полноценных поездов) разных видов боеприпасов. Среднесуточная подача их Центральному фронту составляла 51 вагон, Воронежскому - 72 вагона и Брянскому - 31 вагон 229.
Расход боеприпасов в битве под Курском был исключительно огромен. Только за период 5-12 июля 1943 г. войска Центрального фронта, отражая озлобленные танковые атаки противника, израсходовали 1083 вагона боеприпасов (135 вагонов в сутки). Основная часть падает на 13-ю армию, которая за восемь суток израсходовала 817 вагонов боеприпасов, либо 100 вагонов в сутки. Каждого за 50 суток Курской битвы тремя фронтами было израсходовано около 10 640 вагонов боеприпасов (не считая реактивных снарядов), в том числе 733 вагона патронов к стрелковому оружию, 70 вагонов патронов к противотанковым ружьям, 234 вагона ручных гранат, 3369 вагонов мин, 276 вагонов выстрелов зенитной артиллерии и 5950 вагонов выстрелов наземной артиллерии 230.
Артиллерийским снабжением в битве под Курском руководили руководители службы артиллерийского снабжения фронтов: Центрального - инженер-полковник В. И. Шебанин, Воронежского - полковник Т. М. Москаленко, Брянского - полковник М. В. Кузнецов.
В третьем периоде войны обеспечение войск фронтов вооружением и боеприпасами гораздо улучшилось. Теснее к началу этого периода советская военная промышленность могла бесперебойно снабжать ими войска действующей армии и новые воинские образования Ставки Высокого Главнокомандования. На базах и складах ГАУ были сделаны существенные резервы орудий, минометов и исключительно стрелкового вооружения. В связи с этим в 1944 г. производство стрелкового оружия и орудий наземной артиллерии несколько сократилось. Если в 1943 г. военная промышленность поставила Советской Армии 130, 3 тыс. орудий, то в 1944 г. - 122, 5 тыс. Сократились поставки и реактивных установок (с 3330 в 1943 г. до 2564 в 1944 г.). За счет этого продолжало расти производство танков и самоходных орудий (29 тыс. в 1944 г. супротив 24 тыс. в 1943 г.).
Вместе с тем обеспечение войск действующей армии боеприпасами продолжало оставаться напряженным, исключительно снарядами калибра 122 мм и выше, в связи с их огромным расходом. Всеобщие резервы этих боеприпасов снизились: по 122-мм выстрелам - на 670 тыс., по 152-мм снарядам - на 1, 2 млн. и по 203-мм снарядам - на 172 тыс. 231
Политбюро ЦК ВКП(б), Государственный Комитет Обороны, разглядев расположение, сложившееся с производством остродефицитных снарядов намедни решающих наступательных операций, поставили перед военной промышленностью задачу коренного пересмотра производственных программ на 1944 год в сторону резкого увеличения выпуска всех видов боеприпасов, и исключительно дефицитных.
По решению Политбюро ЦК ВКП(б) и ГКО производство боеприпасов в 1944 г. было гораздо увеличено по сопоставлению с 1943 г.: исключительно 122-мм и 152-мм снарядов, 76-мм - на 3 064 тыс. (9 процентов), М-13 - на 385, 5 тыс. (19 процентов) и снарядов М-31 - на 15, 2 тыс. (4 процента) 232. Это дозволило обеспечить войска фронтов всеми видами боеприпасов в наступательных операциях третьего периода войны.
Накануне Корсунь-Шевченковской наступательной операции 1-й и 2-й Украинские фронты имели около 50 тыс. орудий и минометов, 2 млн. винтовок и автоматов, 10 тыс. пулеметов 233, 12, 2 млн. снарядов и мин, 700 млн. боеприпасов к стрелковому оружию и 5 млн. ручных гранат, что составляло 1-2 фронтовых боекомплекта. В ходе операции этим фронтам было подано больше 1300 вагонов всех видов боеприпасов 234. Перебоев в снабжении ими не было. Впрочем из-за начавшейся ранней весенней распутицы на военно-автомобильных дорогах и войсковых путях подвоза движение автомобильного транспорта стало немыслимым, и фронты стали испытывать огромные сложности в подвозе боеприпасов войскам и на огневые позиции артиллерии. Доводилось применять тракторы, а в ряде случаев привлекать на непроезжих участках дорог солдат и местное население для подноса снарядов, патронов, гранат. Для доставки боеприпасов на передний край применялась также транспортная авиация.
Для обеспечения боеприпасами танковых соединений 1-го Украинского фронта, наступавших в оперативной глубине обороны противника, применялись самолеты По-2. 7 и 8 февраля 1944 г. с аэропорта Фурсы они доставили в населенные пункты Баранье Поле и Дружинцы 4, 5 млн. патронов, 5, 5 тыс. ручных гранат, 15 тыс. 82- и 120-мм мин и 10 тыс. 76- и 122-мм снарядов. Каждодневно 80-85 самолетов доставляли танковым частям боеприпасы, делая по три-четыре рейса в сутки. Каждого самолетами наступавшим войскам 1-го Украинского фронта было доставлено свыше 400 т боеприпасов 235.
Несмотря на огромные сложности с подвозом, подразделения, части и соединения, участвовавшие в Корсунь-Шевченковской операции, были всецело обеспечены боеприпасами. К тому же расход их в этой операции был относительно небольшим. Каждого войска 2-х фронтов израсходовали лишь около 5, 6 млн. выстрелов, в том числе 400 тыс. снарядов зенитной артиллерии, 2, 6 млн. снарядов наземной артиллерии и 2, 56 млн. мин.
Обеспечением войск боеприпасами и вооружением руководили руководители артиллерийского снабжения фронтов: 1-го Украинского - генерал-майор артиллерии Н. Е. Манжурин, 2-го Украинского - генерал-майор артиллерии П. А. Рожков.
Огромное число вооружения и боеприпасов понадобилось в период подготовки и проведения Белорусской наступательной операции, одной из величайших тактических операций Великой Отечественной войны. Для полного укомплектования вооружением войск 1-го Прибалтийского, 3, 2 и 1-го Белорусских фронтов, принимавших в ней участие, в мае - июле 1944 г. было подано: 6370 орудий и минометов, свыше 10 тыс. пулеметов и 260 тыс. винтовок и автоматов 236. К началу операции фронты имели 2-2, 5 боекомплекта к стрелковому оружию, 2, 5-5 боекомплектов мин, 2, 5-4 боекомплекта зенитных выстрелов, 3-4 боекомплекта 76-мм снарядов, 2, 5-5, 3 боекомплекта 122-мм гаубичных снарядов, 3, 0-8, 3 боекомплекта 152-мм снарядов.
Такой высокой обеспеченности боеприпасами войск фронтов еще не было ни в одной из ранее проведенных наступательных операций тактического масштаба. Для отгрузки вооружения и боеприпасов фронтам базы, склады и арсеналы НКО трудились с максимальной нагрузкой. Индивидуальный состав всех звеньев тыла, работники железнодорожного транспорта делали все от них зависящее, дабы своевременно доставить войскам вооружение и боеприпасы.
Однако в ходе Белорусской операции в итоге стремительного отрыва войск от баз, а также из-за неудовлетворительно высоких темпов поправления крепко разломанных противником железнодорожных коммуникаций снабжение фронтов боеприпасами частенько осложнялось. Автомобильный транспорт работал с огромным напряжением, но не мог один совладать с громадным объемом подвоза в оперативном и войсковом тылу.
Даже относительно частое выдвижение вперед головных отделений фронтовых и армейских артиллерийских складов не решало задачи своевременной доставки боеприпасов войскам, наступавшим в лесисто-болотистой местности, в условиях бездорожья. Негативно сказывалась также разбросанность резервов боеприпасов по линии фронта и в глубину. Скажем, два склада 5-й армии 3-го Белорусского фронта на 1 августа 1944 г. размещались в шести пунктах на расстоянии от 60 до 650 км от линии фронта. Схожее расположение было в ряде армий 2-го и 1-го Белорусских фронтов. Наступавшие части и соединения не могли поднять все резервы боеприпасов, собранные в них при подготовке операции. Военные советы фронтов и армий обязаны были выделять огромное число автомобильного транспорта для сбора и подвоза войскам оставшихся в тылу боеприпасов. Скажем, Армейский совет 3-го Белорусского фронта выделил для этой цели 150 автомобилей, а руководитель тыла 50-й армии 2-го Белорусского фронта - 60 автомашин и рабочую роту в составе 120 человек. На 2-м Белорусском фронте в районах Кричева и Могилева к концу июля 1944 г. резервы боеприпасов находились в 85 пунктах, а на начальных позициях войск 1-го Белорусского фронта - в 100. Командование вынуждено было перебрасывать их самолетами 237. Оставление боеприпасов на начальных рубежах, огневых позициях артиллерии и в пути движения частей и соединений привело к тому, что войска начали испытывать недочет в них, правда на учете во фронтах и армиях имелось довольное число боеприпасов.
Общий расход боеприпасов всех калибров в ходе Белорусской тактической наступательной операции был существенным. Но если исходить из большого наличия вооружения, то он был в совокупности относительно невелик. В ходе операции было израсходовано 270 млн. (460 вагонов) боеприпасов к стрелковому оружию, 2 832 тыс. (1700 вагонов) мин, 478 тыс. (115 вагонов) выстрелов зенитной артиллерии, около 3434, 6 тыс. (3656 вагонов) выстрелов наземной артиллерии 238.
Снабжением войск боеприпасами в ходе Белорусской наступательной операции руководили руководители артиллерийского снабжения фронтов: 1-го Прибалтийского - генерал-майор артиллерии А. П. Байков, 3-го Белорусского - генерал-майор инженерно-технической службы А. С. Волков, 2-го Белорусского - инженер-полковник Е. Н. Иванов и 1-го Белорусского - генерал-майор инженерно-технической службы В. И. Шебанин.
Значительным был также расход боеприпасов в Львовско-Сандомирской и Брестско-Люблинской наступательных операциях. За июль и август 1-й Украинский фронт израсходовал 4706 вагонов, а 1-й Белорусский фронт - 2372 вагона боеприпасов. Как и в Белорусской операции, подвоз боеприпасов был сопряжен с серьезными сложностями из-за высоких темпов наступления войск и большого отрыва их от артиллерийских складов фронтов и армий, дрянных дорожных условий и большого объема подвоза, тот, что лег на плечи автомобильного транспорта.
Аналогичное расположение сложилось во 2-м и 3-м Украинских фронтах, участвовавших в Ясско-Кишиневской операции. Перед началом наступления непринужденно в войсках было сконцентрировано от 2-х до 3 боекомплектов боеприпасов. Но в ходе прорыва обороны противника они не были всецело израсходованы. Войска стремительно продвигались вперед и взяли с собой лишь те боеприпасы, которые мог поднять их автомобильный транспорт. Существенное число боеприпасов осталось на дивизионных складах на правом и левом берегах Днестра. Из-за крупной растянутости войсковых путей подвоз их прекратился через двое суток, и через пять-шесть дней позже начала наступления войска начали испытывать крупную нужду в боеприпасах, невзирая на маленький их расход. Позже решительного вмешательства военных советов и органов тыла фронтов были мобилизованы все автотранспортные средства, и в скором времени расположение удалось выправить. Это дозволило благополучно закончить Ясско-Кишиневскую операцию.
В ходе наступательных операций 1945 г. специальных сложностей в обеспечении войск вооружением и боеприпасами не было. Всеобщие резервы боеприпасов на 1 января 1945 г. супротив 1944 г. увеличились: по минам - на 54 процента, по выстрелам зенитной артиллерии - на 35, по выстрелам наземной артиллерии - на 11 процентов 239. Таким образом, в завершающем периоде войны Советского Союза с фашистской Германией были не только всецело обеспечены надобности войск действующей армии, но и удалось сделать добавочные резервы боеприпасов на фронтовых и армейских складах 1-го и 2-го Дальневосточных и Забайкальского фронтов.
Начало 1945 года ознаменовалось двумя большими наступательными операциями - Восточно-Прусской и Висло-Одерской. В период их подготовки войска были всецело обеспечены вооружением и боеприпасами. Не представлял серьезных сложностей и их подвоз в ходе операций ввиду наличия классно развитой сети железных и шоссейных дорог.
Восточно-Прусская операция, длившаяся около 3 месяцев, отличалась самым огромным расходом боеприпасов за всю Великую Отечественную войну. В ходе ее войска 2-го и 3-го Белорусских фронтов израсходовали 15 038 вагонов боеприпасов (в Висло-Одерской операции 5382 вагона).
После удачного заключения Висло-Одерской наступательной операции наши войска вышли на рубеж р. Одер (Одра) и начали подготавливаться к штурму основной крепости нацизма - Берлина. По степени оснащенности войск 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов боевой техникой и вооружением Берлинская наступательная операция превосходит все наступательные операции Великой Отечественной войны. Советский тыл и собственно Тыл Вооруженных Сил классно обеспечили войска каждому нужным для нанесения последнего сокрушительного удара по фашистской Германии. При подготовке операции 1-му Белорусскому и 1-му Украинскому фронтам было отправлено свыше 2 тыс. орудий и минометов, примерно 11 млн. снарядов и мин, свыше 292, 3 млн. патронов и около 1, 5 млн. ручных гранат. К началу операции они имели свыше 2 млн. винтовок и автоматов, свыше 76 тыс. пулеметов и 48 тыс. орудий и минометов 240. В ходе Берлинской операции (с 16 апреля по 8 мая) 1945 г. фронтам было подано 7, 2 млн. (5924 вагона) снарядов и мин, что (с учетом резервов) всецело обеспечивало расход и дозволило сделать нужный запас их к концу операции.
В заключительной операции Великой Отечественной войны израсходовано свыше 10 млн. снарядов и мин, 392 млн. патронов и примерно 3 млн. ручных гранат - каждого 9715 вагонов боеприпасов. Помимо того, было израсходовано 241, 7 тыс. (1920 вагонов) реактивных снарядов 241. Боеприпасы при подготовке и в ходе операции подвозились по железным дорогам союзной и западноевропейской колеи, а отсель в войска - фронтовым и армейским автомобильным транспортом. На стыках железных дорог союзной и западноевропейской колеи обширно практиковалась перевалка боеприпасов в районах намеренно сделанных перевалочных баз. Это была достаточно трудоемкая и трудная работа.
В целом подача боеприпасов войскам фронтов в 1945 г. гораздо превысила ярус прошлых лет Великой Отечественной войны. Если в четвертом квартале 1944 г. на фронты поступило 31 736 вагонов боеприпасов (793 поезда), то за четыре месяца 1945 г. - 44 041 вагон (1101 поезд). К этой цифре нужно прибавить и подачу боеприпасов войскам ПВО страны, а также частям морской пехоты. С учетом ее всеобщее число боеприпасов, отправленных с центральных баз и складов войскам действующей армии за четыре месяца 1945 г., составило 1327 поездов 242.
Отечественная военная промышленность и органы тыла Советской Армии благополучно совладали с задачей снабжения войск фронтов и новых образований вооружением и боеприпасами в минувшей войне.
Действующая армия израсходовала в ходе войны свыше 10 млн. т боеприпасов. Как вестимо, военная промышленность поставляла на артиллерийские базы отдельные элементы выстрелов. Каждого за войну поставлено около 500 тыс. вагонов этих элементов, которые собирались в готовые снаряды и отправлялись на фронты. Эту грандиозную по объему и трудную работу исполняли на артиллерийских базах ГАУ в основном женщины, старики и подростки. Они стояли у конвейеров по 16-18 часов в сутки, по нескольку дней не выходили из цехов, принимали пищу и отдыхали здесь же, у станков. Их мужественный, самоотверженный труд в годы войны никогда не позабудет признательное социалистическое Отечество.
Подводя результаты работы службы артиллерийского снабжения Советской Армии в годы минувшей войны, следует еще раз подчеркнуть, что основой данного вида физического обеспечения Вооруженных Сил являлась промышленность, которая в годы войны поставила действующей армии несколько миллионов единиц стрелкового оружия, сотни тысяч орудий и минометов, сотни миллионов снарядов и мин, десятки миллиардов патронов. Наравне с неуклонным ростом массового производства вооружения и боеприпасов был сделан целый ряд высококачественно новых примеров наземной и зенитной артиллерии, разработаны новые примеры стрелкового вооружения, а также подкалиберные и кумулятивные снаряды. Все это вооружение удачно использовалось советскими войсками в операциях Великой Отечественной войны.
Что касается импорта вооружения, то он был дюже незначительным и, по существу, не оказал большого могущества на оснащение советских войск. Помимо того, привозное вооружение по своим тактико-техническим данным уступало советскому вооружению. Полученные по импорту в третьем периоде войны несколько комплексов зенитной артиллерии только отчасти были использованы в войсках ПВО, а 40-мм зенитные пушки так и остались на базах ГАУ до конца войны.
Хорошее качество вооружения и боеприпасов, поставляемых отечественной военной промышленностью Советской Армии в годы войны, в существенной степени обеспечивалось широкой сетью военпредов (военной приемкой) ГАУ.Немаловажное значение в своевременном снабжении войск действующей армии вооружением и боеприпасами имело и то обстоятельство, что оно базировалось на сурово плановом производстве и обеспечении. Налаживая с 1942 г. систему учета и отчетности вооружения и боеприпасов в войсках, армиях и во фронтах, а также проектирование подачи их фронтам, служба артиллерийского снабжения постоянно улучшала и совершенствовала организационные формы, способы и методы работы по обеспечению войск действующей армии. Грубая централизация начальства сверху донизу, узкое и постоянное взаимодействие службы артиллерийского снабжения центра, фронтов и армий, соединений и частей с другими службами тыла, и исключительно со штабами тыла и службой военных сообщений, напряженная работа всех видов транспорта дозволили обеспечить войска фронтов и новых образований Ставки Высокого Главнокомандования вооружением и боеприпасами. В Основном артиллерийском управлении, работавшем под непосредственным начальством Государственного Комитета Обороны и Ставки Высокого Главнокомандования, сложилась стройная система планомерного и целеустремленного обеспечения войск вооружением и боеприпасами, соответствующая нраву войны, ее размаху и методам ведения боевых действий. Эта система целиком и всецело оправдала себя в течение каждой войны. Бесперебойное обеспечение действующей армии вооружением и боеприпасами было достигнуто вследствие громадной организаторской и творческой деятельности Коммунистической партии и ее Центрального Комитета, Советского правительства, Ставки Высокого Главнокомандования, отчетливой работе Госплана СССР, работников оборонных наркоматов и всех звеньев тыла Советской Армии, самоотверженному и героическому труду рабочего класса.
Много букв
Женское имя Катюша вошло в историю России да и в мировую историю как наименование одного из самых ужасных видов вооружения 2-й мировой войны.
В то же время ни один из видов оружия не был окружен такой завесой секретности и дезинформации…

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
Сколько наши отцы-начальники не секретили матчасть «Катюши», она теснее через несколько недель позже первого боевого использования попала в руки немцев и перестала быть тайной. А вот история создания «Катюши» длинные годы хранилась «за семью печатями» как из-за идеологических установок, так и из-за амбиций конструкторов.
Вопрос 1-й - отчего реактивная артиллерия была применена лишь в 1941 году? Чай пороховые ракеты применялись еще китайцами десять веков назад. В первой половине XIX столетия ракеты достаточно обширно применялись в европейских армиях (ракеты В. Конгрева, А. Засядко, К. Константинова и другие).
Пусковые ракетные установки начала XIX в. В. Конгрева (а) и И. Косинского (б)

Увы, боевое использование ракет было ограничено их громадным рассеиванием. Вначале для их стабилизации применялись длинные шесты из дерева либо железа - «хвосты». Но результативны такие ракеты были лишь для поражения площадных целей. Так, к примеру, в 1854 году англо-французы с гребных барказов обстреливали ракетами Одессу, а русские в 50-70-х годах XIX столетия - среднеазиатские города.
Но с вступлением нарезных орудий пороховые ракеты становятся пережитком, и между 1860-1880 годами они снимаются с вооружения всех европейских армий (в Австрии - в 1866 году, в Великобритании - в 1885-м, в России - в 1879-м). В 1914 году в армиях и флотах всех стран остались лишь сигнальные ракеты. Тем не менее русские изобретатели непрерывно обращались в Основное артиллерийское управление (ГАУ) с планами боевых ракет. Так, в сентябре 1905 года Артиллерийский комитет отклонил план фугасной ракеты. Боевая часть этой ракеты была начинена пироксилином, а в качестве топлива применялся не черный, а бездымный порох. Причем молодцы из ГАУ не пытались даже проработать увлекательный план, а отмели его с порога. Любознательно, что проектантом был… иеромонах Кирик.
Лишь в ходе Первой мировой войны возродился интерес к ракетам. Основных причин этому три. Во-первых, были сделаны медленногорящие пороха, что дозволило круто увеличить скорость полета и дальность стрельбы. Соответственно с увеличением скорости полета возникла вероятность результативно применять крыльевые стабилизаторы и усовершенствовать кучность стрельбы.
Вторая повод: надобность создания сильного оружия для аэропланов Первой мировой войны - «летающих этажерок».
И, наконец, самая основная повод - ракета отличнее каждого подходила в качества средства доставки химического оружия.


ХИМИЧЕСКИЙ СНАРЯД
Еще 15 июня 1936 года руководителю химического управления РККА корпусному инженеру Я. Фишману представили отчет директора РНИИ военинженера 1 статуса И. Клейменова и руководителя 1-го отдела военинженера 2 статуса К. Глухарева о заблаговременных испытаниях 132/82-мм ракетно-химических мин ближнего действия. Данный боеприпас дополнял 250/132-мм химическую мину ближнего действия, испытания которой завершились к маю 1936 года.
Реактивный снаряд М-13.
Снаряд М-13 состоит из головки и корпуса. Головка имеет оболочку и боевой заряд. В передней части головки закрепляется взрыватель. Корпус обеспечивает полет ракетного снаряда и состоит из обшивки, камеры сгорания, сопла и стабилиз - аторов. В передней части камеры сгорания расп - оложены два электро-пороховых воспламенителя. На внешней поверхности оболочки камеры сгорания помещены два ввернутых на резьбе направляющих штыря, которые служат для удержания ракетного снаряди в направляющих установках. 1 - стопорное кольцо взрывателя, 2 - взрыватель ГВМЗ, 3 - шашка детонатора, 4 - разрывной заряд, 5 - головная часть, 6 - воспла - менитель, 7 - дно камеры, 8 - направляющий штифт, 9 - пороховой ракетный заряд, 10 - ракетная часть, 11 - колосниковая решетка, 12 - скептическое сечение сопла, 13 - сопло, 14 - стабилизатор, 15 - чека дистанционного взрывателя, 16 - дистанционный взрыватель АГДТ, 17 - воспламенитель.

Таким образом, «РНИИ завершил всю заблаговременную разработку вопроса о создании сильного средства химического нападения ближнего действия, ждет от Вас всеобщего завершения по испытаниям и указания о необходимости дальнейших работ в этом направлении. Со своей стороны, РНИИ считает нужным сейчас же выдать опытно-валовый заказ на производство РХМ-250 (300 штук) и РХМ-132 (300 штук) с целью проведения полигонных и войсковых испытаний. Оставшиеся от заблаговременных испытаний пять штук РХМ-250, из которых три - на Центральном химическом полигоне (ст. Причернавская) и три РХМ-132 дозволено применять для дополнительных испытаний по Вашим указаниям».
Экспериментальная установка М-8 на танке


Согласно отчету РНИИ по стержневой деятельности за 1936 год по теме № 1 были изготовлены и испытаны примеры 132-мм и 250-мм химических реактивных снарядов с емкостью боевой части на 6 и 30 литров ОВ. Испытания, проведенные в присутствии руководителя ВОХИМУ РККА, дали удовлетворительные итоги и получили позитивную оценку. Но ВОХИМУ ничего не сделало для внедрения этих снарядов в РККА и дало РНИИ новые задания на снаряды с большей дальностью.
Впервые о прототипе «Катюши» (БМ-13) было упомянуто 3 января 1939 года в письме наркома оборонной промышленности Михаила Кагановича своему брату - заму председателя Совнаркома Лазарю Кагановичу: «В октябре 1938 года автомобильная механизированная ракетная установка для организации неожиданного химического нападения на противника в основном прошла заводские испытания отстрелом на Софринском контрольно-испытательном артиллерийском полигоне и в текущее время проходит полигонные испытания на Центральном военно-химическом полигоне в Причернавской».
Экспериментальная установка М-13 на прицепе

Обратим внимание, клиенты грядущей «Катюши» - военные химики. Оплачивание работ тоже велось по линии Химуправления и, наконец, боевые части ракет экстраординарно химические.
132-мм химические снаряды РХС-132 были испытаны стрельбой на Павлоградском артиллерийском полигоне 1 августа 1938 года. Огонь велся одиночными снарядами и сериями по 6 и 12 снарядов. Длительность стрельбы серией полным боезапасом не превышала 4 секунд. За это время района цели достигло 156 л ОВ, что в пересчете на артиллерийский калибр 152 мм было равноценно 63 артиллерийским снарядам при стрельбе залпом 21 трехорудийной батареи либо 1, 3 артполка при условии, что огонь велся нестойкими ОВ. Испытания акцентировали внимание на то, что расход металла на 156 л ОВ при стрельбе реактивными снарядами составлял 550 кг, в то время как при стрельбе химическими 152-мм снарядами вес металла составлял 2370 кг, то есть в 4, 3 раза огромнее.
В отчете об испытаниях говорилось: «Автомобильная механизированная ракетная установка для химического нападения при испытании показала существенные превосходства перед артиллерийскими системами. На трехтонной машине установлена система, способная вести как одиночный огонь, так и серией в 24 выстрела в течение 3 секунд. Скорость передвижения - обыкновенная для грузового автомобиля. Перевод из походного в боевое расположение занимает 3-4 минуты. Ведение огня - из кабины водителя либо из укрытия.
Первая экспериментальная установка М-13 на автомобильном шасси


БЧ одного РХС (реактивно-химического снаряда. - «НВО») вмещает 8 л ОВ, а в артиллерийских снарядах аналогичного калибра - каждого 2 л. Для создания мертвой зоны на площади 12 га довольно одного залпа с 3 грузовиков, что заменяет 150 гаубиц либо 3 артполка. На дистанции 6 км площадь заражения ОВ одним залпом составляет 6-8 га».
Замечу, что и немцы свои установки залпового огня готовили также экстраординарно для химической войны. Так, в конце 1930-х годов немецким инженером Небелем был спроектирован 15-см реактивный снаряд и шестиствольная трубчатая установка, которую немцы называли шестиствольным минометом. Испытания миномета были начаты в 1937 году. Система получила название «15-см дымовой миномет типа «Д». В 1941 году ее переименовали в 15 cm Nb.W 41 (Nebelwerfer), то есть 15-см дымовой миномет обр. 41. Безусловно, основным их назначением была не постановка дымовых завес, а стрельба реактивными снарядами, начиненными отравляющими веществами. Увлекательно, что советские солдаты называли 15 cm Nb.W 41 «Ванюшами», по аналогии с М-13, называемыми «Катюшами».
Nb.W 41


Первый пуск прообраза «Катюши» (конструкции Тихомирова и Артемьева) состоялся в СССР 3 марта 1928 года. Дальность полета 22, 7-кг ракеты составила 1300 м, а в качестве пусковой установки был использован миномет системы Ван-Дерена.
Калибр наших ракет периода Великой Отечественной войны - 82 мм и 132 мм - был определен не чем другим, как диаметром пороховых шашек мотора. Семь 24-мм пороховых шашек, плотно уложенных в камеру сгорания, дают диаметр 72 мм, толщина стенок камеры - 5 мм, отсель диаметр (калибр) ракеты - 82 мм. Семь больше толстых (40-мм) шашек таким же образом дают калибр 132 мм.
Важнейшим вопросом при конструировании реактивных снарядов стал метод стабилизации. Советские конструкторы выбрали оперенные реактивные снаряды и придерживались этого правила до конца войны.
В 1930-е годы были испытаны ракеты с кольцевым стабилизатором, не выходящим за габариты снаряда. Такими снарядами дозволено было стрелять из трубчатых направляющих. Но испытания показали, что с поддержкой кольцевого стабилизатора добиться устойчивого полета нереально.


Затем отстреляли 82-мм ракеты с размахом четырехлопастного оперения в 200, 180, 160, 140 и 120 мм. Итоги были абсолютно определенные - с уменьшением размаха оперения уменьшались стабильность полета и кучность. Оперение же с размахом больше 200 мм смещало центр тяжести снаряда назад, что также ухудшало стабильность полета. Упрощение оперения за счет уменьшения толщины лопастей стабилизатора вызывало крепкие колебания лопастей вплотную до их уничтожения.
В качестве пусковых для оперенных ракет были приняты желобковые направляющие. Навыки показали, что чем они длиннее, тем выше кучность снарядов. Длина в 5 м для РС-132 стала максимальной из-за ограничений по железнодорожным габаритам.
Замечу, что немцы стабилизировали свои ракеты до 1942 года экстраординарно вращением. В СССР также испытывали турбореактивные ракеты, но в массовое производство они не пошли. Как у нас зачастую бывает, поводом неудач при испытаниях объяснили не убогостью исполнения, а нерациональностью принципиальной схемы.

ПЕРВЫЕ ЗАЛПЫ
Нравится нам либо нет, но впервой в Великой Отечественной войне системы залпового огня применили немцы 22 июня 1941 года под Брестом. «И вот стрелки показали 03.15, прозвучала команда «Огонь!», и начался демонический танец. Заходила ходуном земля. Девять батарей 4-го полка минометов особого назначения тоже внесли свой взнос в дьявольскую симфонию. За 30 мин 2880 снарядов со свистом промчались над Бугом и обрушились на город и цитадель на восточном храню реки. Тяжелые 600-мм мортиры и 210-мм орудия 98-го артиллерийского полка обрушивали свои залпы на укрепления крепости и удивляли точечные цели - позиции советской артиллерии. Казалось, от цитадели камня на камне не останется».
Так историк Пауль Карель описал первое использование 15-см реактивных минометов. Помимо того, немцы в 1941 году применяли тяжелые 28-см фугасные и 32-см зажигательные турбореактивные снаряды. Снаряды были надкалиберные и имели один пороховой мотор (диаметр двигательной части 140 мм).
28-см фугасная мина при прямом попадании в каменный дом его всецело разрушала. Мина благополучно разрушала укрытия полевого типа. Живые цели в радиусе нескольких десятков метров поражались взрывной волной. Осколочки мины летели на дистанцию до 800 м. Головная часть содержала 50 кг жидкого тротила либо амматола марки 40/60. Любознательно, что и 28-см, и 32-см немецкие мины (ракеты) транспортировали и запускали из примитивной деревянной укупорки типа ящика.
Первое же использование «Катюш» состоялось 14 июля 1941 года. Батарея капитана Ивана Андреевича Флёрова произвела из семи пусковых установок два залпа по железнодорожной станции Орша. Возникновение «Катюши» явилось полной неожиданностью для начальства Абвера и Вермахта. Основное командование сухопутных сил Германии 14 августа информировало свои войска: «Русские имеют механическую многоствольную огнеметную пушку… Выстрел производится электричеством. Во время выстрела образуется дым… При захвате таких пушек неотлагательно уведомлять». Через две недели возникла директива, озаглавленная «Русское орудие, метающее ракетообразные снаряды». В ней говорилось: «…Войска доносят о использовании русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами. Из одной установки в течение 3-5 секунд может быть произведено огромное число выстрелов… О всем происхождении этих орудий надлежит донести генералу, командующему химическими войсками при высоком командовании, в тот же день».


Откуда взялось наименование «Катюша», доподлинно незнакомо. Любознательна версия Петра Гука: «И на фронте, и потом, позже войны, когда знакомился с архивами, разговаривал с ветеранами, читал их выступления в печати, я встречал самые различные объяснения тому, как суровое оружие получило девичье имя. Кое-кто считал, что предисловие было положено буквой «К», которую ставили воронежские коминтерновцы на своей продукции. В войсках ходила предание, словно названы гвардейские минометы по имени бравый девушки-партизанки, уничтожившей много гитлеровцев».
Когда на полигонных стрельбах воины и начальники попросили поверенного ГАУ назвать «достоверное» имя боевой установки, тот порекомендовал: «Называйте установку как обыкновенное артиллерийское орудие. Это главно для сохранения секретности».
Вскоре у «Катюши» объявился младший брат по имени «Лука». В мае 1942 года группа офицеров Основного управления вооружений разработала снаряд М-30, в котором к ракетному мотору от М-13 присоединялась сильная надкалиберная головная часть, исполненная в форме эллипсоида, с максимальным диаметром 300 мм.
Установка M-30 «Лука»


После удачных полигонных испытаний, 8 июня 1942 года Государственный комитет обороны (ГКО) издал постановление о принятии на вооружение М-30 и начале его серийного производства. В сталинские времена все главные задачи решались стремительно, и теснее к 10 июля 1942 года были сделаны первые 20 гвардейских минометных дивизионов М-30. Весь из них имел трехбатарейный состав, батарея насчитывала 32 четырехзарядные одноярусные пусковые установки. Дивизионный залп соответственно составлял 384 снаряда.
Первое боевое использование М-30 состоялось в 61-й армии Западного фронта в районе города Белева. Днем 5 июня на позиции немцев в Аннино и Верхних Дольцах с громоподобным ревом обрушились два полковых залпа. Обе деревни были стерты с лица земли, позже чего пехота заняла их без потерь.
Мощность снарядов «Лука» (М-30 и его модификации М-31) производила крупное ощущение как на противника, так и на наших солдат. О «Луке» на фронте ходило много различных предположений и неправд. Одна из легенд состояла в том, что словно бы боевая часть ракеты начинена каким-то особым, особенно сильным, взрывчатым веществом, способным сжигать все в районе обрыва. На самом деле в боеголовках использовались обыкновенные взрывчатые вещества. Исключительный результат действия снарядов «Лука» достигался за счет залповой стрельбы. При одновременном либо примерно одновременном взрыве целой группы снарядов вступал в силу закон сложения толчков от ударных волн.
Установка М-30 «Лука» на шасси Студебекера


Снаряды М-30 имели фугасную, химическую и зажигательную боеголовки. Впрочем в основном использовалась фугасная боеголовка. За характерную форму головной части М-30 фронтовики называли его «Лукой Мудищевым» (герой одноименной поэмы Баркова). Безусловно, что это прозвище, в различие от растиражированной «Катюши», официальная пресса выбирала не упоминать. «Лука», аналогично немецким 28-см и 30-см снарядам, запускался из деревянного укупорочного ящика, в котором он доставлялся с завода. Четыре, а позднее восемь таких ящиков ставили на особую раму, в итоге чего получалась простейшая пусковая установка.
Надо ли говорить, что позже войны журналистская и писательская братия к месту и не к месту поминала «Катюшу», но выбрала позабыть ее куда больше сурового братика «Луку». В 1970-1980-е годы при первом же упоминании «Луки» ветераны с изумлением спрашивали меня: «Ты-то откуда знаешь? Ты ж не воевал».

ПРОТИВОТАНКОВЫЙ МИФ
«Катюша» была первоклассным оружием. Как зачастую бывает, отцы-начальники пожелали, дабы она стала универсальным оружием, в том числе и противотанковым средством.
Приказ есть приказ, и в штабы понеслись победные реляции. Если верить секретному изданию «Полевая реактивная артиллерия в Великой Отечественной войне» (Москва, 1955), то на Курской дуге за два дня в 3 эпизодах «Катюшами» было уничтожено 95 вражеских танков! Будь это правдой, то следовало бы расформировать противотанковую артиллерию и заменить ее установками залпового огня.
В чем-то на большие цифры подбитых танков влияло то, что за весь подбитый танк расчет боевой машины получал 2000 руб., из них 500 руб. - начальнику, 500 руб. - наводчику, остальное - остальным.
Увы, из-за громадного рассеивания стрельба по танкам непроизводительна. Вот я беру в руки скучнейшую брошюру «Таблицы стрельбы реактивными снарядами М-13» издания 1942 года. Из нее следует, что при дальности стрельбы 3000 м отклонение по дальности составляло 257 м, а боковое - 51 м. Для меньших расстояний отклонение по дальности вообще не приводилось, потому что рассеивание снарядов не поддавалось расчету. Несложно представить вероятность попадания реактивного снаряда в танк на такой дистанции. Если же теоретически представить, что боевая машина как-то ухитрилась выстрелить в танк в упор, то и здесь дульная скорость 132-мм снаряда составляла каждого 70 м/с, что очевидно неудовлетворительно, дабы пробить броню «Тигра» либо «Пантеры».
Здесь неспроста оговорен год издания таблиц стрельбы. По таблицам стрельбы ТС-13 одного и того же реактивного снаряда М-13 среднее отклонение по дальности в 1944 году составляет 105 м, а в 1957 году - 135 м, а боковое соответственно 200 и 300 м. Видимо, что точнее таблицы 1957 года, в которых рассеивание увеличилось примерно в 1, 5 раза, так что в таблицах 1944 года имеют место ошибки в расчетах либо, скорее каждого, преднамеренная фальсификация для поднятия боевого духа личного состава.
Спору нет, если снаряд М-13 попадет в средний либо легкий танк, то он будет выведен из строя. Лобовую же броню «Тигра» снаряд М-13 пробить не в состоянии. Но дабы гарантированно попасть в одиночный танк с дистанции тех же 3 тыс. м, нужно выпустить от 300 до 900 снарядов М-13 из-за их громадного рассеивания, на меньших же расстояниях понадобится еще большее число ракет.
А вот другой пример, рассказанный ветераном Дмитрием Лозой. В ходе Уманско-Ботошанской наступательной операции 15 марта 1944 года два «Шермана» из 45-й механизированной бригады 5-го мехкорпуса завязнули в грязи. Десант с танков соскочил и отступил. Немецкие солдаты обступили застрявшие танки, «замазали грязищею смотровые щели, залепили черноземом прицельные отверстия в башне, всецело ослепив экипаж. Стучали по люкам, пытались их открыть штыками винтовок. И все горланили: «Рус, капут! Сдавайтися!» Но здесь выехали две боевые машины БМ-13. «Катюши» передними колесами стремительно спустились в кювет и дали залп прямой наводкой. Блестящие огненные стрелы с шипением и свистом устремились в лощину. Через миг ослепительное пламя заплясало вокруг. Когда дым от взрывов ракет рассеялся, танки стояли на 1-й взор невредимыми, только корпуса и башни были покрыты густой копотью…
Исправив повреждения гусениц, выбросив обгоревшие брезенты, «Эмча» ушли на Могилев-Подольский». Выходит, по двум «Шерманам» в упор выпустили тридцать два 132-мм снаряда М-13, и у них… лишь обгорел брезент.


СТАТИСТИКА ВОЙНЫ
Первые установки для стрельбы М-13 имели индекс БМ-13-16 и монтировались на шасси автомобиля ЗИС-6. На этом же шасси монтировали и 82-мм пусковую установку БМ-8-36. Автомобилей ЗИС-6 было каждого несколько сотен, а в начале 1942 года выпуск их прекратили.
Пусковые установки ракет М-8 и М-13 в 1941-1942 годах монтировали на чем желательно. Так, шесть направляющих снарядов М-8 устанавливали на станки от пулемета «Максим», 12 направляющих М-8 - на мотоцикле, санях и аэросанях (М-8 и М-13), танках Т-40 и Т-60, бронированных железнодорожных платформах (БМ-8-48, БМ-8-72, БМ-13-16), речных и морских катерах и т.д. Но в основном пусковые установки в 1942-1944 годах монтировались на автомобилях, полученных по ленд-лизу: «Остин», «Додж», «Форд-Мармон», «Бедфорд» и т.д.


За 5 лет войны из 3374 использованных под боевые машины шасси на ЗИС-6 доводится 372 (11%), на «Студебеккер» - 1845 (54, 7%), на остальные 17 типов шасси (помимо «Виллиса» с горными пусковыми установками) - 1157 (34, 3%). Наконец, было решено стандартизировать боевые машины на базе автомобиля «Студебеккер». В апреле 1943 года такую систему приняли на вооружение под индексом БМ-13Н (нормализованная). В марте 1944 года принимается самоходная пусковая установка для М-13 на шасси «Студебеккера» БМ-31-12.


Но в послевоенные годы о «Студебеккерах» велено было позабыть, правда боевые машины на его шасси состояли на вооружении до начала 1960-х годов. В секретных наставлениях «Студебеккер» именовался «машиной повышенной проходимости». На бесчисленных пьедесталах вознеслись «Катюши»-мутанты на шасси ЗИС-5 либо автомобилей послевоенных типов, которые настойчиво выдаются за достоверные боевые реликвии, но достоверная БМ-13-16 на шасси ЗИС-6 сохранилась только в Артиллерийском музее в Санкт-Петербурге.
Как теснее говорилось, немцы еще в 1941 году захватили несколько пусковых установок и сотни снарядов 132-мм М-13 и 82-мм М-8. Командование вермахта считало, что их турбореактивные снаряды и трубчатые пусковые установки с направляющими револьверного типа класснее советских снарядов с крыльевой стабилизацией. А вот СС занялось М-8 и М-13 и приказало фирме «Шкода» их скопировать.


В 1942 году на базе 82-мм советского снаряда М-8 в Зброевке были сделаны реактивные снаряды 8 cm R.Sprgr. Реально это был новейший снаряд, а не копия М-8, правда наружно немецкий снаряд был дюже схож на М-8.


В различие от советского снаряда перья стабилизатора были поставлены косо под углом 1, 5 градуса к продольной оси. За счет этого происходило вращение снаряда в полете. Скорость вращения была во много раз поменьше, чем у турбореактивного снаряда, и не играла никакой роли в стабилизации снаряда, но но устраняла эксцентриситет тяги односоплового ракетного мотора. А чай эксцентриситет, то есть смещение вектора тяги мотора из-за неравномерного горения пороха в шашках, и был стержневой поводом низкой кучности советских ракет типа М-8 и М-13.
Немецкая установка для стрельбы прототипами советских ракет


На базе советских М-13 фирма «Шкода» сделала для СС и люфтваффе целый ряд 15-см ракет с косопоставленными крыльями, но они выпускались малыми сериями. Наши войска захватили несколько примеров немецких 8-см снарядов, и наши конструкторы на их базе сделали личные примеры. Ракеты М-13 и М-31 с косопоставленным оперением были приняты на вооружение Красной Армии в 1944 году, им присвоили особые баллистические индексы - ТС-46 и ТС-47.
Снаряд R.Sprgr


Апофеозом боевого использования «Катюши» и «Луки» стал штурм Берлина. Каждого к участию в Берлинской операции привлекалось больше 44 тысяч орудий и минометов, а также 1785 пусковых станков М-30 и М-31, 1620 боевых машин реактивной артиллерии (219 дивизионов). В боях за Берлин части реактивной артиллерии применяли богатенький навык, приобретенный ими в боях за Познань, тот, что заключался в стрельбе прямой наводкой одиночными снарядами М-31, М-20 и даже М-13.


На 1-й взор такой метод ведения огня может показаться примитивным, но итоги его оказались крайне существенными. Стрельба одиночными реактивными снарядами в ходе боев в таком громадном городе, как Берлин, обнаружила самое широкое использование.
Для ведения такого огня в гвардейских минометных частях создавались штурмовые группы приблизительно дальнейшего состава: офицер - начальник группы, электротехник, 25 сержантов и солдат для штурмовой группы М-31 и 8-10 - для штурмовой группы М-13.


О напряженности боев и об огневых задачах, исполненных реактивной артиллерией в боях за Берлин, дозволено судить по числу реактивных снарядов, израсходованных в этих боях. В полосе наступления 3-й ударной армии было израсходовано: снарядов М-13 - 6270; снарядов М-31 - 3674; снарядов М-20 - 600; снарядов М-8 - 1878.


Из этого числа штурмовыми группами реактивной артиллерии было израсходовано: снарядов М-8 - 1638; снарядов М-13 - 3353; снарядов М-20 - 191; снарядов М-31 - 479.
Этими группами в Берлине было уничтожено 120 зданий, являвшихся мощными очагами сопротивления противника, разбито три 75-мм орудия, подавлены десятки огневых точек, убито свыше 1000 солдат и офицеров противника.
Итак, наша приятная «Катюша» и ее несправедливо огорченный братец «Лука» стали оружием победы в полном смысле этого слова!
Сведения, использованные при написании данного материала, в тезисе, общеизвестны. Но, может быть, правда бы кто-то узнает для себя что-то новое


Вот крошечная иллюстрация:
Допустим я читаю в 12-томнике (тот, что обыкновенно преувеличивает силу противостоящих нам немцев и саттелитов), что к началу 1944 года на советско-немецком фронте соотношение сил по артиллерийским орудиям и миномётам составляло 1, 7:1 (95, 604 советских супротив 54, 570 противника). Больше чем полуторное всеобщее преимущество. То есть на энергичных участках могло приходится до трёхкратного (скажем в Белорусской операции 29, 000 советских супротив 10, 000 противника) Обозначает ли это, что противник голову поднять не мог под ураганным огнём советской артиллерии? Нет, артиллерийское орудие это каждого лишь инструмент для расхода снарядов. Нет снарядов - и орудие непотребная игрушка. А обеспечение снарядами как раз задача логистики.
В 2009 на ВИФе Исаев выложил сопоставление расхода боеприпасов советской и немецкой артиллерий (1942: ]]>http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/archive/1718/1718985.htm]]>, 1943: ]]>http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/archive/1706/1706490.htm]]>, 1944: ]]>http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/archive/1733/1733134.htm]]>, 1945: ]]>http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/archive/1733/1733171.htm]]>). Я собрал всё в табличку, дополнил реактивной артиллерией, по немцам добавил из Ханна расход трофейных калибров (нередко он даёт непренебрежимую добавку) и расход танковых калибров для сравнимости - в советских цифрах танковые калибры (20-мм ШВАК и 85-мм не-зенитная) присутствуют. ВыложилНу и сгруппировал немножко по-иному. Выходит достаточно занятно. Невзирая на преимущество советской артиллерии в числе стволов, настрел снарядов в штуках, если брать артиллерийские калибры (т.е. орудия 75-мм и выше, без зенитных) у немцев огромнее:
СССР Германия1942 37, 983, 800 45, 261, 8221943 82, 125, 480 69, 928, 4961944 98, 564, 568 113, 663, 900
Если перевести в тонны то преимущество ещё приметнее:
СССР Германия1942 446, 113 709, 9571943 828, 193 1, 121, 5451944 1, 000, 962 1, 540, 933
Тонны тут берутся по весу снаряда, не выстрела. То есть вес металла и взрывчатки, обрушивающийся непринужденно на голову отвратной стороны. Подмечу, что за немцев я не стал считать бронебойные снаряды танковых и противотанковых пушек (верю ясно отчего). За советскую сторону их исключить не представляется допустимым, но, судя по немцам, поправка выйдет незначительной. По Германии расход приводится по каждым фронтам, что начинает играть роль в 1944.
В советской армии в среднем на ствол орудия от 76, 2-мм и выше действующей армии (без РГК) настреливалось в день 3, 6-3, 8 снарядов. Цифра достаточно стабильна как по годам так и по калибрам: в 1944 средний дневной настрел по каждому калибрам - 3, 6 на ствол, на 122-мм гаубицу - 3, 0, на 76, 2 мм стволы (полковые, дивизионные, танковые) - 3, 7. Средний дневной настрел на ствол миномёта наоборот растёт год от года: с 2, 0 в 1942 до 4, 1 в 1944.
По немцам я не располагаю наличием орудий в действующей армии. Но если брать всеобщее присутствие орудий, то средний дневной настрел на ствол калибра 75-мм и выше в 1944 будет около 8, 5. При этом основная рабочая лошадка дивизионной артиллерии (105-мм гаубицы - примерно треть всеобщего тоннажа снарядов) расстреливала в день в среднем 14, 5 снарядов на ствол, а 2-й стержневой калибр (150-мм дивизионные гаубицы - 20% всеобщего тоннажа) приблизительно 10, 7. Миномёты применялись гораздо менее насыщенно - 81-мм миномёты настреливали в день по 4, 4 снаряда на ствол, а 120-мм только 2, 3. Орудия полковой артиллерии давали расход ближе к среднему (75-мм пехотное орудие 7 снарядов на ствол, 150-мм пехотное орудие - 8, 3).
Ещё одна поучительная метрика это расход снарядов на дивизию.
Дивизия была основным организационным кирпичиком, но нормально дивизии добивались частями усиления. Увлекательно посмотреть, чем же поддерживалась средняя дивизия в разрезе огневой мощи. В 1942-44 СССР имел в действующей армии (без РГК) приблизительно 500 расчётных дивизий (средневзвешенная количество: 1942 - 425 дивизий, 1943 - 494 дивизии, 1944 - 510 дивизий). В сухопутных войсках действующей армии было приблизительно 5, 5 млн., то есть на дивизию доводилось приблизительно 11 тыс.человек. Доводилось это безусловно с учётом как собственно состава дивизии, так и всех частей усиления и обеспечения, которые на неё трудились как непринужденно, так и в глубоком тылу.
У немцев средняя количество войск доводящихся на дивизию Восточного фронта, посчитанная таким же образом убывала с 16, 000 в 1943 до 13, 800 в 1944, приблизительно в 1, 45-1, 25 раза толще советской. При этом средний дневной настрел на советскую дивизию в 1944 был около 5, 4 тонны (1942 - 2, 9; 1943 - 4, 6), а на немецкую - в три раза огромнее (16, 2 тонны). Если посчитать на 10, 000 человек действующей армии, то с советской стороны на поддержку их действий в 1944 тратилось в день 5 тонн боеприпасов, а с немецкой 13, 8 тонн.
Американская дивизия на Европейском ТВД в этом смысле выдается ещё мощней. На неё доводилось втрое огромнее народу чем на советскую: 34, 000 (это без войск Supply Command), а дневной расход боеприпасов был примерно в десять раз огромнее (52, 3 тонны). Либо 15, 4 тонны в день на 10, 000 человек, то есть больше чем втрое огромнее чем в Красной армии.
В этом смысле, именно американцы осуществили рекомендацию Иосифа Виссарионовича воевать малой кровью но огромным расходом снарядов. Дозволено сравнить - в июне 1944 года расстояние до Эльбы было приблизительно идентичным от Омахи бич и от Витебска. Вышли к Эльбе русские и американцы тоже приблизительно единовременно. То есть скорость движения они себе обеспечили идентичную. Впрочем, американцы на этом пути расходовали по 15 тонн в день на 10, 000 человек личного состава и теряли в среднем 3, 8% войск в месяц убитыми, ранеными, пленными и пропавшими без вести. Советские войска продвигаясь с той же скоростью расходовали (удельно) втрое поменьше снарядов, но но и теряли по 8, 5% в месяц. Т.е. скорость обеспечивалась расходом живой силы.
Небезынтересно посмотреть и разделение весового расхода боеприпасов по типам орудий:


Напоминаю, что все цифры тут для артиллерии 75-мм и выше, то есть без зенитных орудий, без 50-мм миномётов, без батальонных/противотанковых орудий калибром от 28 до 57 мм. В пехотные орудия попадают немецкие орудия с этим наименованием, советские 76-мм полковушки и заокеанская 75-мм гаубица. Остальные орудия с весом в боевом расположении менее 8 тонн засчитываются как полевые. Сюда на верхнем пределе попадают такие системы как советская 152-мм гаубица-пушка МЛ-20 и немецкая s.FH 18. Больше тяжёлые орудия, такие как советская 203-мм гаубица Б-4, заокеанская 203-мм гаубица М1 либо немецкая 210-мм мортира, равно как и 152-155-170-мм дальнобойные пушки на их лафетах попадают теснее в дальнейший класс - тяжёлой и дальнобойной артиллерии.
Видно, что в Красной армии львиная доля огня доводится на миномёты и полковые орудия, т.е. на огонь по ближней стратегической зоне. Тяжёлая артиллерия играет вовсе незначительную роль (в 1945 побольше, но не гораздо). В полевой артиллерии усилия (по весу выпущенных снарядов) приблизительно равномерно распределены между 76-мм пушкой, 122-мм гаубицей и 152-мм гаубицей/гаубицей-пушкой. Что приводит к тому, что средний вес советского снаряда получается в полтора раза поменьше немецкого.
Кроме того, следует подметить, что чем дальше цель, тем (в среднем) она менее укрыта. В ближней стратегической зоне множество целей так либо напротив окопано / укрыто, в глубине же возникают такие неукрытые цели как выдвигающиеся запасы, войска противника в местах собрания, расположения штабов и т.п. Напротив говоря, попавший в цель снаряд в глубине в среднем наносит огромнее урона, чем снаряд выпущеный по переднему краю (с иной стороны, рассеяние снарядов на дальних дистанциях - выше).
Затем, если противник имеет паритет по весу выпущеных снарядов снарядов, но при этом держит на фронте вдвое поменьше людей, тем самым он даёт вдвое поменьше целей нашей артиллерии.
Всё это работает на наблюдающееся соотношение потерь.
(Как развёрнутый коментарий к
I I - период до 1941 г.
В декабре 1917 г. Совет народных комиссаров объявил о демобилизации военных заводов, но к этому времени выпуск боеприпасов в стране фактически прекратился. К 1918 г. все основные резервы оружия и боеприпасов, оставшихся от мировой войны, были теснее исчерпаны. Впрочем к началу 1919 г. работоспособным остался только Тульский патронный завод. Луганский патронный в 1918 г. был изначально захвачен немцами, после этого был занят белогвардейской армией Краснова.
Для опять создавшегося завода в Таганроге белогвардейцы взяли с Луганского завода по 4 станка с всей разработки, 500 пудов пороха, цветные металлы, а также часть готовых патронов.
Так атаман Краснов возобновил производство на РУССКО - БАЛТИЙСКОМ заводе Рус.-Балт. акц. об-ва судостроительных и механических заводов.(Основан в 1913 году в Ревеле, в 1915 году эвакуирован в Таганрог, в советское время Таганрогский комбайновый завод.) и теснее к ноябрю 1918 года продуктивность этого завода усилилась до 300000 ружейных патронов в сутки (Какурин Н. Е. Как сражалась революция)
«3 января (1919 г) союзники видели теснее оживший и пущенный в ход Русско-Балтийский завод в Таганроге, где при них выделывали гильзы, отливали пули, вставляли их в мельхиоровую оболочку, насыпали порохом патроны - словом, завод теснее был в полном ходу. (Пётр Николаевич Краснов «Всевеликое Войско Донское») В Краснодарском крае и на Урале находят гильзы с маркировкой Д.З.
Вероятнее каждого эта маркировка и обозначает «Донской Завод» г. Таганрога

Строящийся Симбирский находился под опасностью захвата. Весной 1918г. началась эвакуация Петербургского патронного завода в Симбирск. Для налаживания производства патронов в Симбирск в июле 1919 г. прибыло около 1500 рабочих из Петрограда.
В 1919 г. завод начинает выпуск продукции, а с 1922 г. Ульяновский завод переименовывается в «Завод имени Володарского».
Кроме того, советское правительство строит в Подольске новейший патронный завод. Под него отвели часть снарядного завода, расположенного в помещениях прежнего завода Зингер. Туда были отправлены остатки оборудования из Петрограда. С осени 1919 г. Подольский завод стал изготавливать переделку иностранных патронов, а в ноябре 1920 г. была выпущена первая партия винтовочных патронов.
С 1924производством патронов занимается Государственное объединение Основное управление военной промышленности СССР”, в составе которого работают Тульский, Луганский, Подольский, Ульяновский заводы.
С 1928 г. патронные заводы, помимо Тульского, получили номера: Ульяновский - 3, Подольский - 17, Луганский - 60. (Но Ульяновский сберег свою маркировку ЗВ до 1941 г.)
С 1934 г. южнее Подольска были возведены новые цеха. Скоро их стали называть Новоподольским заводом, а с 1940 Климовским заводом № 188.
В 1939 патронные заводы переподчинили 3-ему ГУ Наркомата вооружений. В него вошли следующие заводы: Ульяновский № 3, Подольский № 17, Тульский № 38, Бывалый патр. завод (Марьина. роща г. Москва) № 44, Кунцевский (Алый снаряжатель) № 46, Луганский № 60 и Климовский № 188.
Маркировка патронов советского производства остается в основном с выступающим оттиском.
В верхней части - № либо название завода, внизу - год изготовления.
У патронов Тульского завода в 1919-20 г.г. указывается квартал, допустимо в 1923-24 г.г. указывается только последняя цифра года выпуска, а Луганский завод в 1920-1927 гг. указывает период (1, 2, 3) в котором они изготовлялись. Ульяновский завод в 1919 -30 г. г. ставит название завода (С, У, ЗВ) внизу.
В 1930 г. сферическая донная часть гильзы заменяется на плоскую с фаской. Замена вызвана задачами, возникавшими при стрельбе из пулемета «Максим». Выступающая маркировка располагается по краю дна гильзы. И только в 1970-е годы гильзы стали маркировать выдавленным оттиском по плоской поверхности ближе к центру.

Маркировка Начало маркировки Конец маркировки
Климовский завод
Кунцевский завод
«Алый снаряжатель»
Москва
Производил патроны для ШКАС и со особыми пулями Т-46, ЗБ-46
По-видимому, опытные партии

*Примечание. Таблица не полная, могут быть и другие варианты
Очень редко встречаются гильзы Луганского завода с дополнительными обозначениями +. Возможнее каждого, что это технологические обозначения и патроны предназначались только для испытательных стрельб.
Существует суждение, что в 1928-1936 году Пензенский завод выпускал патроны с маркировкой № 50 но, больше видимо, что это нечеткое клеймо № 60
Возможно, в конце тридцатых годов производился выпуск патронов либо гильз на Московском «Дроболитейном заводе» № 58, после этого выпускавшем хвостовые патроны минометных мин.
В 1940-41 г в Новосибирске быткомбинат № 179 НКБ (Наркомат боеприпасов) производил винтовочные патроны.
Гильза для пулемета ШКАС, в различие от обычной винтовочной гильзы, имеет помимо номера завода и года изготовления дополнительное клеймо -- букву Ш.
Патроны с гильзой ШКАС, имеющие красную окраску капсюля использовались для стрельбы только из синхронных авиапулемётов.


Р. Чумак К. Соловьев Патроны для сверхпулемета Журнал «Калашников» № 1 2001 г.
Примечания:
Финляндия, использовавшая винтовку Мосина, производила, а также закупала в США и других странах, патроны 7.62х54, которые встречаются на местах боев Советско-Финской войны 1939 г. и ВОВ. Видимо, применялись и патроны дореволюционного Русского производства.

Suomen AmpumaTarvetehdas OY (SAT), Riihimaki, Finland(1922-26)

США в 1920- 30 годы применяли винтовки Мосина, оставшиеся от Русского заказа для тренировочных целей и продавали их в частное пользование, выпуская для этого патроны. Производились поставки в Финляндию в 1940 году

(UMC- Union Metallic Cartridge Co.присоединенная к Remington Co.)
Winchester Repeating Arms Co., Bridgeport, CT
Средний рисунок - заводEastAlton
Правый рисунок - заводNewHaven

Германия в годы 1 мировой войны использовала трофейную винтовку Мосина для вооружения вспомогательных и тыловых частей.

Возможно что, изначально, немецкие патроны выпускались без маркировки, но подлинной информации об этом теснее вероятно не будет
Deutsche Waffen-u. Munitionsfabriken A.-G., Fruher Lorenz, Karlsruhe, Germany

Испания в период штатской войны получила крупное кол-во многообразного, в основном устаревшего, оружия из СССР. В том числе и винтовку Мосина. Было налажено производство патронов.Допустимо, что сначала применялись гильзы советского производства, которые переснаряжались и на них наносилась новая маркировка.

Fabrica Nacional de Toledo. Испания

Английская фирма Kynoch поставляла патроны в Финляндию и Эстонию. По данным, которые предоставилGOST из «P.Labbett &F.A.Brown.Foreignrifle-calibreammunition manufactured in Britain.London, 1994., » компанией Kynoch были заключены контракты на поставку патронов 7, 62х54:
1929 Эстония (с трассирующей пулей)
1932 Эстония (с тяжелой пулей массой 12, 12гр.)
1938 Эстония (с трассирующей пулей)
1929 Финляндия (с трассирующей пулей, бронебойной пулей)
1939 Финляндия (с трассирующей пулей)

Производился патрон 7, 62х54 в 20-40 годы и в иных странах в торговых целях:

ARS -мало видимо, что этоA.RSAtelierdeConstuctiondeRennes, Rennes, Франция, потому что на патронах этой фирмы стоитRS, возможнее снаряжено в Эстонии с участием Финляндии
FNC- (Fabrica Nacional de Cartuchos, Santa Fe), Мексика
FN-(Fabrique Nationale dArmes de Guerre, Herstal) Бельгия,
Pumitra Voina Anonima, Румыния
Вероятно для оставшихся трофейных винтовок позже 1 мировой войны, но точных данных о изготовителе нет

Возможно, что некоторые из перечисленных выше зарубежных боеприпасов могли попасть на советские склады в маленьком числе в итоге присоединения западных территорий и Финской войны, и применялись, возможнее каждого, частями «народного ополчения», в исходный период ВОВ. Также теперь часто встречаются при археологических изысканиях мест боев ВОВ на советских позициях гильзы и патроны производства США и Великобритании по заказу России на 1 мировую войну. Заказ не был исполнен всецело в срок, и теснее в годы штатской войны поставлялся Белой армии. Позже окончания штатской войны остатки этих боеприпасов осели на складах, наверно применялись подразделениям охраны и ОСОАВИАХИМа, но оказались актуальными с началом ВОВ.
Иногда встречаются на местах боев гильзы 7, 7мм английского винтовочного патрона (.303 British)., которые принимают за боеприпасы 7, 62х54R.Эти патроны применялись, в частности, армиями прибалтийских государств и в 1940 были использованы для Красной армии. Под Ленинградом встречаются такие патроны с маркировкой V- Рижского завода «Вайрогс»(VAIROGS, быв. Sellier & Bellot)
.
Позже такие патроны английского и канадского производства поступали по ленд-лизу.

I I I - период 1942-1945 г.г.
В 1941 все заводы, помимо Ульяновского, были отчасти либо всецело эвакуированы, причем ветхие номера заводов были сохранены на новом месте. Скажем Барнаульский завод, перевезенный из Подольска, выдал первую продукцию 24 ноября 1941. Некоторые заводы были опять сделаны. Приведена нумерация всех патронных производств, потому что нет точных данных по ассортименту выпускаемой ими продукции.

Маркировка с
1941-42 г.
Расположение завода Маркировка с
1941-42 г.
Расположение завода
Новая Ляля
Свердловск Челябинск
Новосибирск

По данным Б. Давыдова в годы войны винтовочные патроны выпускались на заводах 17, 38(1943), 44(1941-42), 46, 60, 179(1940-41), 188, 304(1942), 529, 539(1942-43), 540, 541(1942-43), 543, 544, 545, 710(1942-43), 711(1942).
При поправлении в 1942-1944 годах заводы получили новые обозначения.
Данное клеймо, видимо, продукция, выпущенная Подольским заводом в период возобновления его работы.
Могут быть и другие обозначения. Скажем, № 10 в 1944 (встречается на патронах ТТ), но месторасположение производства незнакомо, допустимо, это Пермский завод либо плохочитаемое клеймо Подольского завода.
С 1944 допустимо обозначение месяца выпуска патрона.
Скажем, такую маркировку имеет учебный патрон 1946 года.
IV - Послевоенный период
В послевоенные годы в СССР в патронном производстве остались заводы в Климовске-№711, Туле-№539, Ворошиловграде(Луганск)-№270, Ульяновске-№3, Юрюзани-№38, Новосибирске-№188, Барнауле-№17 и Фрунзе-№60.
Маркировка винтовочных патронов этого периода производства остается в основном с выступающим оттиском. В верхней части - № завода, внизу - год изготовления.
В 1952-1956 г. для обозначения года выпуска используются следующие обозначения:
Г = 1952, Д = 1953, E = 1954, И = 1955, K = 1956.
После ВОВ патрон калибра 7.62 производился также в странах Варшавского договора, Китае, Ираке и Египте, и других странах.. Допустимы варианты обозначений

Чехословакия aymbxnzv
Болгария
Венгрия
Польша
Югославия П П У
31 51 61 71 321 671(традиционно код ставится вверху, но код 31 может находиться и снизу)

Данный патрон выпускается и теперь на Русских заводах в боевом и охотничьем исполнении.
Современные наименования и некоторые из вариантов торговых маркировок на Русских патронах с 1990 г
Конструкции, колляции разных пуль для патронов калибра 7, 62 довольно отлично представлены в нынешней литературе по оружию и следственно приводятся только цветовые обозначения пуль по данным « Справочника по патронам…» 1946г.

Легкая пуля Л обр.1908 г.
Тяжелая пуля Д обр.1930 г. вершинка окрашена на длину 5 мм в желтый цвет
С 1953 заменена на пулю ЛПС окрашиваемую по вершинке до 1978 в серебристый цвет
Бронебойная пуля Б-30 обр. 1930г.
вершинка окрашена на длину 5 мм в черный цвет
Бронебойно-зажигательная пуля Б-32 обр. 1932 г. вершинка окрашена на длину 5 мм в черный цвет с красной окаймляющей полосой
Пуля БС-40 обр. 1940г. окрашивалась на длину 5 мм в черный цвет, а остальная выступающая из гильзы часть пули в алый цвет.
Пристрелочно-зажигательная пуля ПЗ обр.1935г. вершинка окрашена на длину 5 мм в алый цвет
Трассирующая пуля Т-30 обр. 1930г. и Т-46 обр. 1938г. вершинка окрашена на длину 5 мм в зеленый цвет.
Пуля Т-46 разрабатывалась на Кунцевском заводе (Алый снаряжатель) № 46 и отсель получила свой номер в наименовании.

Большинство приведенной выше информации предоставлено директором историко-краеведческого музея Ломоносовского района Ленинградской области
Владимиром Андреевичем Головатюком, много лет занимающимся историей стрелкового оружия, боеприпасов.
В музее собрано много материалов и экспонатов по истории района, боевым действиям на территории района в годы ВОВ. Регулярно проводятся экскурсии для школьников и всех желающих. Телефон музея 8 812 423 05 66
В дополнение привожу имеющуюся у меня информацию по винтовочным патронам больше раннего периода:
Патрон к винтовке Крнка, Баранова
Выпускался на Петербургском заводе (и некоторыми мастерскими без обозначений)
Вероятно Л- название Литейной мастерской СПб.
Вероятно ВГО - Василеостровский гильзовый отдел патронного завода СПб.
Появляется обозначение трети года выпуска
Петербургский завод

К сожалению у меня нет информации по обозначениям до 1880 года, возможнее каждого буква В обозначает Василеостровский гильзовый отдел патронного завода СПб., а верхний знак- название производителя латуни.
Производство Keller & Co., Hirtenberg Австрия, видимо по заказу Болгарии на сербско-болгарскую войну.
Благодаря советским кинофильмам о войне, у большинства людей сложилось устойчивое суждение, что массовое стрелковое оружие (фото приведено ниже) немецкой пехоты времен 2-й мировой войны - это автомат (пистолет-пулемет) системы «Шмайссер», тот, что назван так по фамилии своего конструктора. Данный миф и по сей день энергично поддерживается отечественным кинематографом. Впрочем, на самом деле, данный знаменитый автомат никогда не был массовым оружием Вермахта, да и сотворил его совсем не Хуго Шмайссер. Впрочем обо каждом по порядку.

Как создаются мифы

Все обязаны помнить кадры из отечественных фильмов, посвященные атакам немецкой пехоты на наши позиции. Лихие белокурые парни шагают, не пригибаясь, при этом ведут стрельбу из автоматов «от бедра». И самое увлекательное, что данный факт никого не поражает, помимо тех, кто был на войне. Согласно кинофильмам, «шмайссеры» могли вести прицельный огонь на то же расстояние, что и винтовки наших воинов. Помимо того, у телезрителя при просмотре этих кинолент появлялось ощущение, что каждый индивидуальный состав немецкой пехоты в период 2-й мировой войны вооружался автоматами. На самом деле, все обстояло напротив, и пистолет-пулемет - это не массовое стрелковое оружие Вермахта, и «от бедра» из него стрелять немыслимо, и именуется он совсем не «шмайссер». Помимо того, проводить атаку траншеи подразделением автоматчиков, в которой находятся воины, вооруженные магазинными винтовками, - это очевидное суицид, потому что до окопов легко никто бы не дошел.

Развеваем миф: механический пистолет MP-40

Данное стрелковое оружие Вермахта в ВОВ официально именуется пистолет-пулемет (Maschinenpistole) MP-40. По сути, это модификация автомата МР-36. Конструктором этой модели, против сложившемуся суждению, являлся не оружейник Х. Шмайссер, а не менее известный и гениальный мастер Генрих Фольмер. А отчего же за ним так крепко закрепилось прозвище «шмайссер»? Все дело в том, что Шмайссеру принадлежал патент на магазин, тот, что применяется в этом пистолете-пулемете. И для того дабы не нарушить его авторские права, в первых партиях МР-40 на приемнике магазинов штамповали надпись PATENT SCHMEISSER. Когда эти автоматы попали в качестве трофеев к солдатам союзных армий, они ложно посчитали, что автор этой модели стрелкового оружия, безусловно, Шмайссер. Вот так за МР-40 и закрепилось данное прозвище.
Изначально немецкое командование вооружало автоматами экстраординарно командный состав. Так, в пехотных подразделениях MP-40 обязаны были быть только у начальников батальонов, рот и отделений. Позднее механическими пистолетами снабжали водителей бронемашин, танкистов и десантников-парашютистов. Массово же пехоту ими никто не вооружал ни в 1941 году, ни позже. По данным архивов в 1941 г. в войсках было каждого 250 тысяч автоматов MP-40, и это на 7 234 000 человек. Как видите, пистолет-пулемет - это совсем не массовое оружие 2-й мировой войны. Вообще же, за каждый период - с 1939-го по 1945-й - было выпущено каждого 1, 2 миллиона этих автоматов, тогда как в части Вермахта было призвано свыше 21 миллиона человек.

Почему пехоту не вооружали MP-40?

Несмотря на то что позднее эксперты признали, что МР-40 - это лучшее стрелковое оружие 2-й мировой войны, в пехотных подразделениях Вермахта его имели единицы. Объясняется это примитивно: прицельная дальность стрельбы у этого автомата по групповым целям составляет каждого 150 м, а по одиночным - 70 м. Это при том, что советские солдаты были вооружены винтовками Мосина и Токарева (СВТ), прицельная дальность которых составляла 800 м по групповым целям и 400 м по одиночным. Если бы немцы воевали с таким оружием, как показывали в отечественных кинолентах, то они никогда бы не сумели дойти до вражеских окопов, их примитивно расстреляли бы, как в тире.

Стрельба на ходу «от бедра»

Пистолет-пулемет MP-40 при ведении огня мощно вибрирует, и если применять его, как это показано в фильмах, то пули неизменно летят мимо цели. Следственно для эффективной стрельбы его нужно плотно прижимать к плечу, заблаговременно разложив приклад. Помимо того, из этого автомата никогда не стреляли длинными очередями, от того что он стремительно нагревался. Почаще каждого били короткой очередью по 3-4 патрона либо вели одиночный огонь. Невзирая на то что в тактико-технических колляциях указано, что скорострельность составляет 450-500 выстрелов в минуту, на практике такого итога достичь никогда не получалось.

Достоинства MP-40

Нельзя сказать, что это стрелковое было плохим, напротив, оно крайне и крайне небезопасно, впрочем использовать его надобно в ближнем бою. Вот отчего вооружались ним в первую очередь диверсионные подразделения. Также их зачастую применяли разведчики нашей армии, да и партизаны с уважением относились к этому автомату. Использование в ближнем бою легкого скорострельного стрелкового оружия давало ощутимые превосходства. Даже теперь MP-40 пользуется огромный популярностью у воинов криминалитета, и цена такого автомата на крайне высока. А поставляют их туда «черные археологи», которые в местах боевой славы производят раскопки и дюже зачастую находят и реставрируют оружие времен ВОВ.

Mauser 98k

Что дозволено сказать о данном карабине? Самое распространенное стрелковое оружие Германии - это винтовка системы «Маузер». Ее прицельная дальность составляет при стрельбе до 2000 м. Как видите, данный параметр крайне близок к винтовке Мосина и СВТ. Данный карабин был разработан еще в 1888 году. В ходе войны данная конструкция была значительно модернизирована, основным образом, для снижения себестоимости, а также для рационализации производства. Помимо того, данное стрелковое оружие Вермахта оснащалось оптическими прицелами, и ним комплектовались подразделения снайперов. Винтовка системы «Маузер» в то время состояла на вооружении многих армий, скажем, Бельгии, Испании, Турции, Чехословакии, Польши, Югославии и Швеции.

Самозарядные винтовки

В конце 1941 года в пехотные подразделения Вермахта для войсковых испытаний поступили первые механические самозарядные винтовки системы Вальтера G-41 и Маузера G-41. Их возникновение было обусловлено тем, что на вооружении Красной Армии стояло больше полутора миллиона сходственных систем: СВТ-38, СВТ-40 и АВС-36. Для того дабы не уступать советским воинам, немецким оружейникам неотложно пришлось разрабатывать свои версии таких винтовок. В итоге испытаний лучшей была признана и взята на вооружение система G-41 (система Вальтер). Винтовка снабжена ударным механизмом куркового типа. Предуготовлена для ведения огня только одиночными выстрелами. Снаряжается магазином емкостью в десять патронов. Эта механическая самозарядная винтовка рассчитана на ведение прицельной стрельбы на расстоянии до 1200 м. Впрочем в связи с огромным весом этого оружия, а также низкой безопасностью и восприимчивостью к засорению, она была выпущена малой серией. В 1943 году конструкторы, устранив указанные недочеты, предложили модернизированную версию G-43 (система Вальтер), которая была выпущена в числе нескольких сотен тысяч единиц. До ее возникновения солдаты Вермахта выбирали применять трофейные винтовки СВТ-40 советского (!) производства.
А сейчас возвратимся к немецкому оружейнику Хуго Шмайссеру. Им были разработаны две системы, без которых не обошлась Вторая мировая война.

Стрелковое оружие - МР-41

Данная модель была разработана единовременно с МР-40. Данный автомат гораздо отличался от приятеля каждым по кинофильмам «шмайссера»: имел цевье, отделанное деревом, что охраняло воина от ожогов, был больше тяжелым и длинноствольным. Впрочем данное стрелковое оружие Вермахта широкого распространения не получило и выпускалось недолго. Каждого произвели порядка 26 тысяч единиц. Считается, что немецкая армия отказалась от этого автомата в связи с желанен фирмы ERMA, заявившей о нелегальном копировании ее патентованной конструкции. Стрелковое оружие МР-41 применялось частями Ваффен СС. А также удачно использовалось подразделениями Гестапо и горными егерями.

МР-43, либо StG-44

Следующее оружие Вермахта (фото приведено ниже) Шмайссер разработал в 1943 году. Вначале оно было названо МР-43, а позднее - StG-44, что обозначает «штурмовая винтовка» (sturmgewehr). Данная механическая винтовка по внешнему виду, да и по некоторым техническим колляциям, напоминает (тот, что возник позднее), и значительно отличается от МР-40. Дальность ведения прицельного огня у неё составляла до 800 м. У StG-44 даже предусматривалась вероятность крепежа 30 мм гранатомета. Для ведения стрельбы из укрытия конструктором была разработана особая насадка, которая надевалась на дульную часть и изменяла траекторию полета пули на 32 градуса. В серийное производство данное оружие попало только осенью 1944 года. За годы войны было выпущено около 450 тысяч таких винтовок. Так что немного кто из немецких солдат поспел воспользоваться сходственным автоматом. StG-44 поставлялись в престижные части Вермахта и в подразделения Ваффен СС. Позднее это оружие Вермахта применялось в

Автоматические винтовки FG-42

Данные экземпляры предназначались для парашютно-десантных войск. Они сочетали в себе боевые качества ручного пулемета и механической винтовки. Разработкой оружия занялась фирма «Рейнметалл» теснее в ходе войны, когда позже оценки итогов воздушно-десантных операций, проведенных Вермахтом, выяснилось, что пистолеты-пулеметы МР-38 не в полной мере отвечают боевым требованиям этого рода войск. Первые испытания этой винтовки были проведены в 1942 году, и тогда же она была взята на вооружение. В процессе применения упомянутого оружия выявились и недочеты, связанные с низкой прочностью и стабильностью при механической стрельбе. В 1944 году выпущена модернизированная винтовка FG-42 (модель 2), а модель 1 снята с производства. Спусковой механизм этого оружия разрешает вести механический либо одиночный огонь. Винтовка сконструирована под типовой патрон Маузера 7, 92 мм. Емкость магазина составляет 10 либо 20 патронов. Помимо того, винтовка может применяться для стрельбы особыми ружейными гранатами. С целью возрастания стабильности при стрельбе под стволом закреплена сошка. Винтовка FG-42 предуготовлена для ведения огня на дальность 1200 м. В связи с высокой стоимостью была выпущена в ограниченном числе: каждого 12 тысяч единиц обеих моделей.

Luger P08 и Walter P38

Теперь разглядим, какие виды пистолетов были на вооружении у немецкой армии. «Люгер», второе его наименование «Парабеллум», имел калибр 7, 65 мм. К началу войны в частях немецкой армии имелось больше полумиллиона этих пистолетов. Данное стрелковое оружие Вермахта выпускалось до 1942 года, а потом его заменил больше верный «Вальтер».

Данный пистолет был принят на вооружение в 1940 году. Предназначался он для стрельбы 9-мм патронами, вместимость магазина составляет 8 патронов. Прицельная дальность у «Вальтера» - 50 метров. Он выпускался вплотную до 1945 года. Всеобщее число выпущенных пистолетов Р38 составило приблизительно 1 миллион единиц.

Оружие 2-й мировой войны: MG-34, MG-42 и MG-45

В начале 30-х годов немецкими военными было принято решение о создании пулемета, тот, что дозволено было бы применять и как станковый, и как ручной. Им предполагалось обстреливать авиацию противника и вооружать танки. Таким пулеметом стал MG-34, сконструированный фирмой «Рейнметалл» и принятый на вооружение в 1934 г. К началу военных действий в Вермахте насчитывалось около 80 тысяч единиц этого оружия. Пулемет разрешает вести огонь как одиночными выстрелами, так и беспрерывный. Для этого он имел спусковой крючок с двумя выемками. При нажатии на верхнюю стрельба велась одиночными выстрелами, а при нажатии на нижнюю - очередями. Для него предназначались винтовочные патроны Маузера 7, 92x57 мм, с легкими либо тяжелыми пулями. А в 40-х годах были разработаны и применялись бронебойные, бронебойно-трассирующие, бронебойно-зажигательные и другие типы патронов. Из этого навязывается итог, что толчком для внесения изменений в системы вооружения и тактики их применения стала Вторая мировая война.
Стрелковое оружие, которое применялось в этой компании, пополнилось и новым примером пулемета - MG-42. Он был разработан и взят на вооружение в 1942 году. Конструкторы значительно упростили и удешевили производство данного оружия. Так, при его производстве обширно использовались точечная сварка и штамповка, а число деталей сократилось до 200. Спусковой механизм рассматриваемого пулемета разрешал вести только механическую стрельбу - 1200-1300 выстрелов в минуту. Такие значительные метаморфозы негативно сказались на стабильности аппарата при стрельбе. Следственно для обеспечения точности рекомендовалось вести огонь короткими очередями. Боеприпасы для нового пулемета остались теми же, что и для MG-34. Дальность прицельного огня составила два километра. Работы по усовершенствованию этой конструкции продолжались до конца 1943 года, что и привело к созданию новой модификации, вестимой под наименованием MG-45.

Этот пулемет весил каждого 6, 5 кг, а скорострельность составляла 2400 выстрелов в минуту. Между прочим, сходственным темпом огня не мог похвастаться ни один пехотный пулемет того времени. Впрочем эта модификация возникла слишком поздно и на вооружении Вермахта не состояла.

PzB-39 и Panzerschrek

PzB-39 разработано в 1938 году. Это оружие 2-й мировой войны с относительным триумфом использовалось на исходном этапе для борьбы с танкетками, танками и бронемашинами, имеющими противопульную броню. Супротив трудно бронированных В-1, английских «Матильд» и «Черчилей», советских Т-34 и КВ) это ружье было либо непроизводительным, либо совсем непотребным. В итоге его скоро заменили противотанковыми гранатометами и реактивными противотанковыми ружьями «Панцершрек», «Офенрор», а также известными «Фаустпатронами». В PzB-39 применялся патрон калибром 7, 92 мм. Дальность стрельбы составляла 100 метров, пробиваемая способность разрешала «прошивать» 35-мм броню.
«Панцершрек». Это немецкое легкое противотанковое оружие является доработанной копией заокеанского реактивного ружья «Базука». Немецкие конструкторы снабдили его щитком, тот, что оборонял стрелка от раскаленных газов, вырывавшихся из сопла гранаты. Этим оружием в первоочередном порядке снабжались противотанковые роты мотострелковых полков танковых дивизий. Реактивные ружья были экстраординарно сильным средством. «Панцершреки» являлись оружием для группового применения и имели обслуживающий расчет, состоящий из 3 человек. От того что они были крайне трудными, их применение требовало особого обучения расчетов. Каждого в 1943-1944 годах было выпущено 314 тысяч единиц таких ружей и больше 2-х миллионов реактивных гранат к ним.

Гранатометы: «Фаустпатрон» и «Панцерфауст»

Первые годы 2-й мировой войны показали, что противотанковые ружья не справляются с поставленными задачами, следственно немецкие военные затребовали противотанковые средства, которыми дозволено вооружить пехотинца, действующие по тезису «выстрелил - выкинул». Разработку ручного гранатомета одноразового применения начала фирма HASAG в 1942 году (основной конструктор Лангвайлер). И вот в 1943 запущено серийное производство. Первые 500 «Фаустпатронов» поступили в войска теснее в августе того же года. Все модели этого противотанкового гранатомета имели схожую конструкцию: они состояли из ствола (гладкоствольная цельнотянутая труба) и надкалиберной гранаты. К наружной поверхности ствола приваривались ударный механизм и прицельное адаптация.

«Панцерфауст» является одной из самых сильных модификаций «Фаустпатрона», которая была разработана в конце войны. Дальность стрельбы у него составляла 150 м, а бронепробиваемость - 280-320 мм. «Панцерфауст» являлся оружием многократного применения. Ствол гранатомета снабжен пистолетной рукояткой, в которой находится ударно-спусковой механизм, метательный заряд помещался в стволе. Помимо того, конструкторы сумели увеличить скорость полета гранаты. Каждого за годы войны было изготовлено больше восьми миллионов гранатометов всех модификаций. Данный вид вооружения нанес значительные потери советским танкам. Так, в боях на подступах к Берлину ими было подбито около 30 процентов бронетехники, а во время уличных боев в столице Германии - 70%.

Заключение

Вторая мировая война оказала значительное воздействие на стрелковое, в том числе и мира, его становление и стратегию применения. По ее итогам дозволено сделать итог, что, несмотря на создание самых современных средств вооружения, роль стрелковых единиц не уменьшается. Собранный навык применения оружия в те годы является востребованным и на сегодняшний день. По сути, он стал основой становления, а также улучшения стрелкового вооружения.

Категория: 

Оценить: 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

   ___        _   ____     ____    ____   ____  
/ _ \ | | | _ \ / ___| / ___| | _ \
| | | | _ | | | |_) | | | | | _ | |_) |
| |_| | | |_| | | __/ | |___ | |_| | | _ <
\__\_\ \___/ |_| \____| \____| |_| \_\
Enter the code depicted in ASCII art style.

Похожие публикации по теме