Катюша - когда появилась уникальная боевая машина ссср и что такое ЗРК

Изображение создано ср, 2020-04-29 23:13

В протоколе допроса немецких военнопленных было подмечено, что« взятые в плен два солдата в деревне Попково сошли с ума от огня реактивных установок», а пленный ефрейтор заявил, что« случаев безрассудства в деревне Попково было много от артиллерийской канонады советских войск».
T34 Sherman Calliope (США) Реактивная система залпового огня (1943 год). Имела 60 направляющих для 114-мм ракет M8. Устанавливалась на танк Sherman, наведение производилось поворотом башни и подъемом-опусканием ствола (через тягу)
Один из самых знаменитых и знаменитых символов оружия победы Советского Союза в Великой Отечественной войне - реактивные системы залпового огня БМ-8 и БМ-13, получившие в народе ласковое прозвище «катюша». Разработки реактивных снарядов в СССР велись с начала 1930-х годов, и теснее тогда рассматривались вероятности их залпового пуска. В 1933 году был сделан РНИИ - Реактивный научно-исследовательский университет. Одним из итогов его работы стало создание и принятие на вооружение авиации в 1937 - 1938 годах 82- и 132-миллиметровых реактивных снарядов. К этому времени теснее высказывались соображения о рациональности применения реактивных снарядов в сухопутных войсках. Впрочем ввиду невысокой кучности результативность их использования могла быть достигнута лишь при стрельбе единовременно огромным числом снарядов. Основное артиллерийское управление (ГАУ) в начале 1937 года, а после этого и в 1938 году поставило университету задачу разработать многозарядную пусковую установку для ведения залпового огня 132-мм реактивными снарядами. Изначально установку планировалось применять для стрельбы реактивными снарядами в целях ведения химической войны.


В апреле 1939 года была спроектирована многозарядная пусковая установка по твердо новой схеме с продольным расположением направляющих. Изначально она получила название «механизированная установка» (МУ-2), а позже доработки СКБ завода «Компрессор» и принятия на вооружение в 1941 году ей было присвоено наименование «боевая машина БМ-13». Сама реактивная установка представляла собой 16 направляющих для реактивных снарядов желобкового типа. Расположение направляющих по шасси автомашины и установка домкратов увеличивали стабильность пусковой установки и повышали кучность стрельбы. Заряжание реактивных снарядов производилось с заднего конца направляющих, что дозволяло гораздо ускорить процесс перезарядки. Все 16 снарядов дозволено было выпустить за 7 - 10 секунд.
Предисловие образованию гвардейских минометных частей положило постановление ЦК ВКП (б) от 21 июня 1941 года о развертывании серийного производства снарядов М-13, пусковых установок М-13 и начале образования частей реактивной артиллерии. Первой отдельной батареей, получившей семь установок БМ-13, командовал капитан И.А. Флёров. Удачные действия батарей реактивной артиллерии содействовали безумному росту этого молодого вида оружия. Теснее 8 августа 1941 года по приказу Высокого главнокомандующего И.В. Сталина началось образование первых восьми полков реактивной артиллерии, которое было завершено теснее к 12 сентября. До конца сентября был сделан и девятый по счету полк.

Тактическая единица


Стержневой стратегической единицей Гвардейских минометных частей стал гвардейский минометный полк. Организационно он состоял из 3 дивизионов реактивных установок М-8 либо М-13, зенитного дивизиона, а также подразделений сервиса. Каждого в полку числилось 1414 человек, 36 боевых машин, двенадцать 37-миллиметровых зенитных пушек, 9 зенитных пулеметов ДШК и 18 ручных пулеметов. Впрочем тяжелое расположение на фронтах в снижение выпуска зенитных артиллерийских орудий привело к тому, что в 1941 году некоторые части реактивной артиллерии в действительности не имели зенитного артиллерийского дивизиона. Переход к штатной организации на базе полка обеспечило возрастание плотности огня по сопоставлению со конструкцией на базе отдельных батарей либо дивизионов. Залп одного полка реактивных установок М-13 состоял из 576, а полка реактивных установок М-8 - из 1296 реактивных снарядов.
Элитность и важность батарей, дивизионов и полков реактивной артиллерии Красной армии подчеркивались тем обстоятельством, что сразу при образовании им присваивалось почетное название гвардейских. По данной причине, а также в целях соблюдения секретности советская реактивная артиллерия и получила свое официальное наименование - «Гвардейские минометные части».
Главной вехой в истории советской полевой реактивной артиллерии стало постановление ГКО № 642-сс от 8 сентября 1941 года. Согласно данному постановлению, Гвардейские минометные части были выделены из состава Основного артиллерийского управления. Единовременно с этим вводилась должность командующего Гвардейскими минометными частями, тот, что должен был подчиняться непринужденно Ставке Основного Высокого Командования (СГВК). Первым командующим Гвардейскими минометными частями (ГМЧ) стал военинженер 1-го статуса В.В. Аборенков.

Первый опыт

Первое же использование катюш состоялось 14 июля 1941 года. Батарея капитана Ивана Андреевича Флёрова произвела из семи пусковых установок два залпа по железнодорожной станции Орша, на которой скопилось огромное число немецких эшелонов с войсками, техникой, боеприпасами, горючим. В итоге огня батареи ж-д узел был стерт с лица земли, противник понес тяжелые потери в живой силе и технике.

T34 Sherman Calliope (США) - реактивная система залпового огня (1943 год). Имела 60 направляющих для 114-мм ракет M8. Устанавливалась на танк Sherman, наведение производилось поворотом башни и подъемом-опусканием ствола (через тягу).
8 августа катюши были задействованы на киевском направлении. Об этом свидетельствуют следующие строки тайного донесения члену ЦК ВКП (б) Маленкову: «Сегодня на рассвете на киевском УРе были использованы знаменитые Вам новые средства. Били по противнику на глубину до 8 километров. Установка исключительно результативная. Командование участка, где стояла установка, доложило, что позже нескольких поворотов круга противник абсолютно прекратил нажим на участок, откуда действовала установка. Наша пехота храбро и уверенно вульгарна вперед». В том же документе указывается, что использование нового оружия вызвало изначально неоднозначную реакцию советских солдат, ранее не видавших ничего сходственного. «Передаю так, как рассказывали красноармейцы: «Слышим рокот, потом пронизывающий вой и огромный пламенеющий след. Среди некоторых наших красноармейцев поднялась паника, а потом начальники объяснили, откуда и куда бьют… это вызвало в буквальном смысле ликование воинов. Дюже отменный отзыв дают артиллеристы…» Происхождение катюши стало полной неожиданностью для начальства вермахта. Изначально использование советских реактивных установок БМ-8 и БМ-13 понималось немцами как сосредоточение огня большого числа артиллерии. Одно из первых упоминаний о реактивных установках БМ-13 дозволено обнаружить в дневнике руководителя сухопутных войск Германии Франца Гальдера лишь 14 августа 1941 года, когда им была сделана дальнейшая запись: «Русские имеют механическую многоствольную огнеметную пушку… Выстрел производится электричеством. Во время выстрела образуется дым… При захвате таких пушек незамедлительно информировать». Через две недели возникла директива, озаглавленная «Русское орудие, метающее ракетообразные снаряды». В ней говорилось: «Войска доносят о использовании русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами. Из одной установки в течение 3 - 5 секунд может быть произведено огромное число выстрелов… О всем возникновении этих орудий надлежит донести генералу, командующему химическими войсками при высоком командовании, в тот же день».

В немецких войсках к 22 июня 1941 года также имелись реактивные минометы. К этому времени химические войска вермахта располагали четырьмя полками шестиствольных химических минометов калибра 150 мм (Nebelwerfer 41), а пятый находился в стадии образования. Полк немецких химических минометов организационно состоял из 3 дивизионов трехбатарейного состава. Впервой данные минометы были применены в самом начале войны под Брестом, о чем упоминает в своих трудах историк Пауль Карель.

Отступать некуда - позади Москва

К осени 1941 года основная часть реактивной артиллерии была сфокусирована в войсках Западного фронта и Московской зоны обороны. Под Москвой находилось 33 дивизиона из 59, числившихся на тот период в Красной армии. Для сопоставления: Ленинградский фронт имел пять дивизионов, Юго-Западный - девять, Южный - шесть, а остальные - по одному-два дивизиона. В битве под Москвой все армии усиливались тремя-четырьмя дивизионами, и только 16-я армия располагала семью дивизионами.
Советское начальство придавало весомое значение использованию катюш в битве под Москвой. В вышедшей 1 октября 1941 года директиве Ставки ВГК «Командующим войсками фронтов и армиями о порядке применения реактивной артиллерии», в частности, отмечалось следующее: «Части действующей Красной армии за последнее время получили новое сильное оружие в виде боевых машин М-8 и М-13, являющихся лучшим средством разрушения (подавления) живой силы противника, его танков, моточастей и огневых средств. Неожиданный, массированный и классно подготовленный огонь дивизионов М-8 и М-13 обеспечивает экстраординарно отличное поражение противника и единовременно оказывает сильнейшее нравственное потрясение его живой силы, приводящее к потере боеспособности. Это исключительно правильно в данный момент, когда пехота противника имеет значительно огромнее танков, чем мы, когда наша пехота больше каждого нуждается в сильной поддержке со стороны М-8 и М-13, могущих быть с фурором противопоставленными танкам противника».


Блестящий след в обороне Москвы оставил дивизион реактивной артиллерии под командованием капитана Карсанова. Скажем, 11 ноября 1941 года данный дивизион поддерживал атаку своей пехоты на Скирманово. Позже залпов дивизиона данный населенный пункт был взят примерно без сопротивления. При осмотре района, по которому были даны залпы, было найдено 17 подбитых танков, больше 20 минометов и несколько орудий, кинутых противником в панике. В течение 22 и 23 ноября данный же дивизион, не имея пехотного прикрытия, отражал многократные атаки противника. Невзирая на огонь автоматчиков, дивизион капитана Карсанова не отошел назад до тех пор, пока не исполнил боевую задачу.
В начале контрнаступления под Москвой объектами огня катюш стали не только пехота и боевая техника противника, но и укрепленные рубежи обороны, пользуясь которыми начальство вермахта тяготилось задержать советские войска. Реактивные установки БМ-8 и БМ-13 всецело оправдали себя и в этих новых условиях. Скажем, 31-й обособленный минометный дивизион под командованием политрука Орехова израсходовал 2,5 дивизионных залпа для разрушения немецкого гарнизона в деревне Попково. В данный же день деревня была взята советскими войсками фактически без сопротивления.

Защищая Сталинград

В отражении постоянных атак противника на Сталинград весомый взнос внесли Гвардейские минометные части. Неожиданные залпы реактивных минометных установок опустошали ряды наступавших немецких войск, сжигали их боевую технику. В разгар озлобленных боев многие гвардейские минометные полки производили по 20 - 30 залпов в день. Восхитительные примеры боевой работы показал 19-й гвардейский минометный полк. Только за один день боя он произвел 30 залпов. Боевые реактивные установки полка находились совместно с передовыми подразделениями нашей пехоты и истребили огромное число немецких и румынских солдат и офицеров. Реактивная артиллерия пользовалась большой любовью защитников Сталинграда и раньше каждого пехоты. Боевая известность полков Воробьева, Парновского, Черняка и Ерохина гремела на каждый фронт.

На фото сверху - Катюша БМ-13 на шасси ЗиС-6 представляла собой пусковую установку, состоящую из рельсовых направляющих (от 14 до 48). Установка БМ-31?12 («Андрюша», фото снизу) представляла собой конструктивное становление «Катюши». Она основывалась на шасси «Студебеккера» и стреляла 300-мм реактивными снарядами из направляющих не рельсового, а сотового типа.
В.И. Чуйков в своих воспоминаниях писал, что он никогда не позабудет полк катюш под командованием полковника Ерохина. 26 июля на правом храню Дона полк Ерохина участвовал в отражении наступления 51-го армейского корпуса немецкой армии. В начале августа данный полк вошел в южную оперативную группу войск. В первых числах сентября во время немецких танковых атак на реке Червленой в районе села Цибенко полк вновь на самом опасном месте дал залп 82-миллиметровых катюш по основным силам недруга. 62-я армия вела уличные бои с 14 сентября до конца января 1943 года, и полк катюш полковника Ерохина непрерывно получал боевые задачи командарма В.И. Чуйкова. В этом полку направляющие рамы (рельсы) для снарядов были смонтированы на гусеничной базе Т-60, которая давала этим установкам классную маневренность на всякий местности. Находясь в самом Сталинграде и предпочтя позиции за резким берегом Волги, полк был неуязвим для артиллерийского обстрела противника. Свои же боевые установки на гусеничном ходу Ерохин стремительно выводил на огневые позиции, давал залп и с такой же быстротой вновь уходил в убежище.

В исходном периоде войны производительность реактивных минометов снижалась за счет неудовлетворительного числа снарядов.
В частности, в разговоре маршала СССР Шапошникова с генералом армии Г. К. Жуковым конечный заявил следующее: «залпов для Р.С. (реактивных снарядов - О.А.) требуется не менее 20, дабы хватило на два дня боя, а теперь даем жалко немного. Если бы было их побольше, я отвечаю, что дозволено было бы одними РСами расстрелять противника». В словах Жукова звучит очевидная переоценка вероятностей катюш, которые имели свои недочеты. Об одном из них указывалось в письме члену ГКО Г. М. Маленкову: «Серьезным боевым недостатком машин М-8 является огромное мертвое пространство, не разрешающее вести огонь на дистанции ближе 3 километров. Исключительно ясно данный недочет выявился в период отступления наших войск, когда из-за опасности захвата этой новейшей секретной техники экипажи катюш обязаны были взрывать свои реактивные установки».

Курская дуга. Внимание, танки!

В преддверии Курской битвы советские войска, в том числе и реактивная артиллерия, усиленно подготавливались к грядущим боям с немецкой бронетехникой. Катюши заезжали передними колесами в вырытые углубления для придания направляющим малейшего угла возвышения, и снаряды, уходя параллельно земле, могли удивлять танки. Были проведены опытные стрельбы по фанерным макетам танков. На тренировках реактивные снаряды разносили мишени в щепки. Впрочем у такого способа нашлось и много противников: чай боевая часть снарядов М-13 была осколочно-фугасной, а не бронебойной. Проверять производительность катюш вопреки танков пришлось теснее в ходе боев. Невзирая на то что реактивные установки не были предуготовлены для борьбы супротив танков, в отдельных случаях катюши благополучно справлялись с этой задачей. Приведем один пример из тайного отчета, адресованного во время фортификационных боев на Курской дуге лично И.В. Сталину: «5 - 7 июля гвардейские минометные части, отражая атаки противника и поддерживая свою пехоту, провели: 9 полковых, 96 дивизионных, 109 батарейных и 16 взводных залпов по пехоте и танкам недруга. В итоге, по неполным данным, было уничтожено и рассеяно до 15 батальонов пехоты, сожжено и подбито 25 автомашин, подавлено 16 артиллерийских и минометных батарей, отражено 48 атак противника. За период 5?7 июля 1943 года было израсходовано 5547 снарядов М-8 и 12 000 снарядов М-13. Исключительно следует подметить боевую работу на Воронежском фронте 415-го гвардейского минометного полка (начальник полка подполковник Ганюшкин), тот, что 6 июля разбил переправу через реку Сев. Донец в районе Михайловки и истребил до одной роты пехоты и 7 июля, участвуя в бою с танками противника, стреляя прямой наводкой, подбил и истребил 27 танков…»


В совокупности же использование катюш супротив танков, невзирая на отдельные эпизоды, оказалось непроизводительным из-за большого рассеивания снарядов. К тому же, как теснее отмечалось ранее, боевая часть снарядов М-13 была осколочно-фугасной, а не бронебойной. Следственно даже при прямом попадании реактивный снаряд оказывался не в состоянии пробить лобовую броню «Тигров» и «Пантер». Невзирая на эти обстоятельства, катюши все равно наносили танкам ощутимый вред. Дело в том, что при попадании реактивного снаряда в лобовую броню экипаж танка зачастую выходил из строя из-за сильнейшей контузии. Помимо того, в итоге огня катюш у танков перебивались гусеницы, заклинивало башни, при попадании осколочков в моторную часть либо бензобаки мог появиться пожар.
Катюши удачно использовались до самого окончания Великой Отечественной войны, снискавши любовь и уважение советских солдат и офицеров и злоба военнослужащих вермахта. За годы войны реактивные установки БМ-8 и БМ-13 монтировались на разных автомобилях, танках, тягачах, устанавливались на бронеплощадках бронепоездов, боевых катерах и т. д. Были также сделаны и участвовали в боях «братья» катюши - пусковые станки тяжелых реактивных снарядов М-30 и М-31 калибра 300 мм, а также пусковые установки БМ-31?12 калибра 300 мм. Реактивная артиллерия крепко заняла свое место в составе Красной армии и по праву стала одним из символов победы.
Катюша - неповторимая боевая машина СССРне имевшая аналогов в мире. Разработана была во время Великой Отечественной войны 1941- 45 неофициальное наименование бесствольных систем полевой реактивной артиллерии (БМ-8, БМ-13, БМ-31 и других). Такие установки энергично применялись Вооружёнными Силами СССР во время 2-й мировой войны. Знаменитость прозвища оказалась столь крупный, что «Катюшами» в разговорной речи стали неоднократно именовать и послевоенные РСЗО на автомобильных шасси, в частности БМ-14 и БМ-21 «Град».
«Катюша» БМ-13-16 на шасси ЗИС-6

Судьба разработчиков:

2 ноября 1937 года в итоге «войны доносов» внутри университета, директор РНИИ-3 И. Т. Клеймёнов и основный инженер Г. Э. Лангемак были задержаны. 10 и 11 января 1938 года, соответственно, они были расстреляны на полигоне НКВД «Коммунарка».
Реабилитированы в 1955 году.
Указом Президента СССР М. С. Горбачёва от 21 июня 1991 года И. Т. Клеймёнову, Г. Э. Лангемаку, В. Н. Лужину, Б. С. Петропавловскому, Б. М. Слонимеру и Н. И. Тихомирову посмертно было присвоено звание Героев Социалистического Труда.
БМ-31-12 на шасси ЗИС-12 в Музее на Сапун-бедствие, Севастополь
БМ-13Н на шасси Studebaker US6 (с опущенными бронеплитами охраны от выхлопа) в Центральном музее Великой Отечественной войны в Москве

Происхождение наименования Катюша

Знаменито, отчего установки БМ-13 стали в одно время именоваться «гвардейскими миномётами». Установки БМ-13 в реальности не являлись миномётами, но командование тяготилось как дозволено дольше сберегать их конструкцию в секрете. Когда на полигонных стрельбах воины и начальники попросили поверенного ГАУ назвать «достоверное» имя боевой установки, тот порекомендовал: «Называйте установку как обыкновенное артиллерийское орудие. Это значимо для сохранения секретности».Нет цельной версии, отчего БМ-13 стали именоваться «катюшами». Существует несколько предположений:
1.По наименованию ставшей знаменитой перед войной песни Блантера на слова Исаковского «Катюша». Версия убедительная, от того что впервой батарея стреляла 14 июля 1941 года (на 23-й день войны) по собранию фашистов на Базарной площади города Рудня Смоленской области. Стреляла с высокой резкий горы - ассоциация с высоким резким берегом в песне здесь же появилась у воинов. Наконец, жив прежний сержант штабной роты 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии Андрей Сапронов, нынче - армейский историк, тот, что и дал ей это имя. Красноармеец Каширин, прибыв с ним совместно позже обстрела Рудни на батарею, удивлённо воскликнул: «Вот это песенка!» «Катюша», - ответил Андрей Сапронов (из воспоминаний А. Сапронова в газете «Россия» № 23 от 21-27 июня 2001 года и в «Парламентской газете» № 80 от 5 мая 2005 года). Через узел связи штабной роты новость о диво-оружии по имени «Катюша» в течение суток стала наследием каждой 20-й армии, а через её командование - и каждой страны. 13 июля 2011 года ветерану и «крёстному папе» «Катюши» исполнилось 90 лет.
2.Ещё есть версия, что наименование связано с индексом «К» на корпусе миномёта - установки выпускались заводом имени Калинина (по иному источнику - заводом имени Коминтерна). А фронтовики любили давать прозвища оружию. Скажем, гаубицу М-30 прозвали «Матушкой», пушку-гаубицу МЛ-20 - «Емелькой». Да и БМ-13 вначале изредка именовали «Раисой Сергеевной», таким образом расшифровывая сокращение РС (реактивный снаряд).
3.Третья версия полагает, что именно так окрестили эти машины девушки с московского завода «Компрессор», работавшие на сборке.
Ещё одна, экзотичная версия. Направляющие, на которые устанавливались снаряды, именовались скатами. Сорокадвухкилограммовый снаряд поднимали два воина, впрягшиеся в лямки, а 3-й обыкновенно помогал им, подталкивая снаряд, дабы он верно лёг на направляющие, он же информировал державшим, что снаряд встал-закатился-накатился на направляющие. Его-то, якобы, и называли «катюшей» (роль державших снаряд и закатывающего непрерывно менялась, потому что расчёт БМ-13, в различие от ствольной артиллерии, не был в очевидном виде разделён на заряжающего, наводящего и др.)
4.Следует также подметить, что установки были настоль засекречены, что даже запрещалось применять команды «пли», «огонь», «залп», взамен них звучали «пой» либо «играй» (для запуска нужно было дюже стремительно вертеть ручку электрокатушки), что, допустимо, тоже было связано с песней «Катюша». Да и для нашей пехоты залп «катюш» был самой славной музыкой.
5.Есть предположение о том, что изначально прозвище «катюша» имел фронтовой бомбардировщик, оснащённый реактивными снарядами - аналогом М-13. И прозвище перескочило с самолёта на ракетную установку через снаряды.
В немецких войсках эти машины получили наименование «сталинские орга?ны» из-за внешнего сходства реактивной установки с системой труб этого музыкального инструмента и сильного потрясающего рёва, тот, что производился при запуске ракет.
Во время боёв за Познань и Берлин установки для одиночного пуска М-30 и М-31 получили от немцев прозвище «русский фаустпатрон», правда эти снаряды применялись не как противотанковое средство. «Кинжальными» (с дистанции 100-200 метров) пусками этих снарядов гвардейцы проламывали всякие стены.

БМ-13-16 на шасси трактора СТЗ-5-НАТИ (Новомосковск)
Солдаты, заряжающие «Катюшу»Если бы гитлеровские оракулы повнимательнее всматривались в знаки судьбы, то наверно 14 июля 1941 года стало бы для них знаковым днем. Именно тогда в районе железнодорожного узла Орша и переправы через реку Оршица советскими войсками впервой были применены боевые машины БМ-13, получившие в армейской среде ласковое наименование катюша. Итог 2-х залпов по собранию сил противника стал потрясающим для недруга. Потери немцев попали под графу недопустимые.

Вот выдержки из директивы войскам гитлеровского высшего военного командования: Русские имеют механическую многоствольную огнеметную пушку... Выстрел производится электричеством... Во время выстрела образуется дым... Явственная беспомощность формулировок свидетельствовала о полной неосведомленности немецкого генералитета касательно устройства и технических колляций нового советского оружия - реактивного миномета.
Блестящим примером результативности гвардейских минометных частей, а их основу составляли катюши, могут служить строки из воспоминаний маршала Жукова: Реактивные снаряды своими действиями производили сплошное опустошение. Я глядел районы, по которым велся обстрел, и увидел полное истребление фортификационных сооружений...
Немцы разработали особый план захвата нового советского оружия и боеприпасов к нему. Поздней осенью 1941 года им удалось это сделать. Плененный миномет был подлинно многоствольным и выстреливал 16 реактивных мин. Его огневая мощь в несколько раз превосходила по производительности миномет, стоявший на вооружении фашистской армии. Гитлеровским командованием было принято решение о создании равноценного оружия.
Немцы не сразу осознали, что захваченный ими советский миномет - это поистине неповторимое явление, открывающее новую страницу в становлении артиллерии, эпоху реактивных систем залпового огня (РСЗО).
Нужно отдать должное его создателям - ученым, инженерам, техникам и рабочим московского Реактивного научно-исследовательского университета (РНИИ) и смежных предприятий: В. Аборенкову, В. Артемьеву, В. Бессонову, В. Галковскому, И. Гвай, И. Клейменову, А. Костикову, Г. Лангемаку, В. Лужину, А. Тихомирову, Л. Шварцу, Д. Шитову.
Основным различием БМ-13 от аналогичного немецкого вооружения была необыкновенно храбрая и непредвиденная доктрина: минометчики могли касательно неточными реактивными минами верно удивлять все цели заданного квадрата. Это достигалось именно вследствие залповому нраву огня, потому что вся точка обстреливаемой местности непременно попадала в зону поражения какого-либо из снарядов. Немецкие конструкторы, поняв блистательное ноу-хау советских инженеров, решили воспроизвести если и не в виде копии, то с применением основных технических идей.
Скопировать катюшу как боевую машину было в тезисе допустимо. Непреодолимые сложности начались при попытке сконструировать, отработать и наладить массовое производство схожих реактивных снарядов. Оказалось, что немецкие пороха не могут сгорать в камере мотора реактивного снаряда столь же стабильно и устойчиво, как советские. Спроектированные немцами аналоги советских боеприпасов вели себя непредсказуемо: либо сонно сходили с направляющих, дабы здесь же упасть на землю, либо с яростной скоростью начинали полет и взрывались в воздухе от непомерного возрастания давления внутри камеры. Исправно долетали до цели считанные единицы.
Дело оказалось в том, что для результативных нитроглицериновых порохов, которые использовались в снарядах катюши, наши химики добились разброса значений так называемой теплоты взрывчатого перевоплощения не выше 40 условных единиц, а чем поменьше величина разброса, тем стабильнее горит порох. Схожие же немецкие пороха имели разброс этого параметра даже в одной партии выше 100 единиц. Это и приводило к нестабильной работе моторов реактивных снарядов.
Немцы не знали, что боеприпасы для катюши были плодом больше чем десятилетней деятельности РНИИ и нескольких огромных советских исследовательских коллективов, куда вошли лучшие советские пороховых заводов выдающиеся советские химики А. Бакаев, Д. Гальперин, В. Карькина, Г. Коновалова, Б. Пашков, А. Спориус, Б. Фомин, Ф. Хритинин и многие другие. Они не только разработали труднейшие рецептуры ракетных порохов, но и разыскали примитивные и результативные методы их массового, постоянного и дешевого производства.
В то время, когда на советских заводах по готовым чертежам невиданными темпами развертывалось и дословно повседневно наращивалось производство гвардейских реактивных минометов и снарядов к ним, немцам только еще предстояло вести исследовательские и проектные работы по РСЗО. Но на это история им времени теснее не отпустила.
Всё началось с разработки реактивных снарядов на основе дымного пороха в 1921 году. Участие в работе над планом принимали Н.И. Тихомиров, В.А. Артемьев из газодинамической лаборатории.
К 1933 году работа была фактически закончена и начались формальные испытания. Для их запуска применяли многозарядные авиационные и однозарядные наземные пусковые станки. Эти снаряды были прототипами тех, что позднее применялись на катюшах. Доработкой занималась группа разработчиков Реактивного университета.
В 1937-38 годах реактивные снаряды данного типа были приняты на вооружение военно-воздушными силами Советского Союза. Их применяли на истребителях И-15, И-16, И-153, а позднее - на штурмовиках Ил-2.
С 1938 по 1941 годы в Реактивном университете шла работа по созданию многозарядной пусковой установки, смонтированной на базе грузового автомобиля. В марте 1941 года были проведены полигонные испытания установок, получивших наименование БМ-13 - Боевая Машина 132 мм снарядов.
На боевых машинах стояли осколочно-фугасные снаряды калибра 132 мм под наименованием М-13, дословно за несколько дней до начала войны пущенные в серийное производство. 26 июня 1941 года в Воронеже была закончена сборка 2-х первых серийных БМ-13 на базе ЗИС-6. 28 июня установки прошли испытания на подмосковном полигоне и поступили в распоряжение армии.
Экспериментальная батарея из семи машин под командованием капитана И. Флёрова впервой приняла участие в боях 14 июля 1941 года за занятый намедни немцами город Рудня. Два дня через это же соединение обстреляло железнодорожную станцию Орша и переправу через реку Оршица.
Производство БМ-13 было налажено на заводе им. Коминтерна в Воронеже, а также на московском Компрессоре. Производство снарядов было организовано на московском заводе им. Владимира Ильича. За время войны было разработано несколько модификаций реактивной установки и снарядов к ней.
Через год, в 1942-ом, были разработаны снаряды калибром 310 мм. В апреле 1944 года под них сделали самоходную установку с 12 направляющими, которая монтировалась на шасси грузовой автомашины.

Происхождение названия

В целях сохранения секретности начальство настойчиво рекомендовали называть установку БМ-13 как желательно, лишь бы не раскрывать подробностей её колляций и назначения. По этой причине солдаты первое время называли БМ-13 гвардейским миномётом.
Что же до ласкового Катюша, то версий касательно происхождения такого имени для миномётной установки существует уйма.
Одна из версий гласит, что миномётную установку назвали катюшей по наименованию знаменитой перед войной песни Матвея Блантера на слова Михаила Исаковского Катюша. Версия крайне убедительна потому, что при обстреле Рудни установки были расположены на одной из местных возвышенностей.
Иная версия отчасти больше прозаична, но не менее сердечна. В армии существовала негласная обычай давать оружию ласковые прозвища. К примеру, гаубица М-30 получила прозвище Матушкой, пушка-гаубица МЛ-20 звали Емелькой. Изначально БМ-13 какое-то время называли Раисой Сергеевной, таким образом расшифровывая сокращение РС - реактивный снаряд.

Установки были настоль охраняемой военной секретом, что в ходе боевых действий категорично запрещалось применять обычные команды как бы огонь, залп либо пли. Их заменили на команды играй и пой: для запуска нужно было дюже стремительно вертеть ручку электрогенератора.
Ну и ещё одна из версий вовсе примитивна: неведомый солдат написал на установке имя любимой девушки - Катюша. Прозвище прижилось.

Тактико-технические характеристики

Основный конструктор А.В. Костиков

  • Число направляющих - 16
  • Длина направляющих - 5 метров
  • Вес в походном снаряжении без снарядов - 5 тонн
  • Переход из походного расположения в боевое - 2 - 3 минуты
  • Время на заряжание установки - 5 - 8 минут
  • Продолжительность залпа - 4 - 6 секунд
  • Тип снаряда - реактивный, осколочно-фугасный
  • Калибр - 132 мм
  • Максимальная скорость снаряда - 355 м/с
  • Дальность - 8470 метров

Советская реактивная система залпового огня «Катюша» - один из особенно узнаваемых символов Великой Отечественной войны. По своей популярности мифическая «Катюша» немного чем уступают танку Т-34 либо автомату ППШ. До сего времени доподлинно незнакомо откуда взялось это наименование (существуют бесчисленные версии), немцы же называли эти установки «сталинскими органами» и чудовищно опасались их.

«Катюша» - это собирательное наименование сразу нескольких реактивных установок времен Великой Отечественной войны. Советская популяризация преподносила их как экстраординарно отечественное «ноу-хау», что было выдумкой. Работы в этом направлении велись во многих странах и известные немецкие шестиствольные минометы - тоже РСЗО, правда, несколько другой конструкции. Применяли реактивную артиллерию также американцы и британцы.

Тем не менее, «Катюша» стала особенно результативной и самой массовой машиной сходственного класса 2-й мировой войны. БМ-13 - реальное оружие Победы. Она принимала участие во всех важных сражениях на Восточном фронте, расчищая дорогу пехотным соединениям. 1-й залп «Катюш» прозвучал летом 1941-го, а через четыре года установки БМ-13 теснее обстреливали осажденный Берлин.

Немного истории БМ-13 «Катюша»

Возрождению интереса к ракетному оружию содействовали несколько причин: во-первых, были изобретены больше идеальные виды пороха, что дозволило гораздо увеличить дальность полета реактивных снарядов; во-вторых, ракеты очаровательно подходили в качестве оружия для боевых аэропланов; а в-третьих, ракеты дозволено было применять для доставки отравляющих веществ.
Последняя повод была особенно значимой: исходя из навыка Первой мировой войны, военные фактически не сомневались, что дальнейший раздор без боевых газов верно не обойдется.
В СССР создание ракетного оружия началось с экспериментов двоих энтузиастов - Артемьева и Тихомирова. В 1927 году был сделан бездымный пироксилино-тротиловый порох, а в 1928 году был разработан 1-й реактивный снаряд, сумевший пролететь 1300 метров. В это же время начинается целеустремленная разработка ракетного оружия для авиации.
В 1933 году возникли экспериментальные примеры авиационных реактивных снарядов 2-х калибров: РС-82 и РС-132. Основным недостатком нового оружия, тот, что безусловно не устраивал военных, была их малая точность. Снаряды имели малое оперение, которое не выходило за его калибр, а в качестве направляющих применялась труба, что было крайне комфортно. Впрочем для возрастания точность ракет их оперение пришлось увеличить и заняться разработкой новых направляющих.
Помимо того, пироксилино-тротиловый порох не слишком отменно подходил для массового производства этого вида оружия, следственно решено было применять трубчатый нитроглицериновый порох.
В 1937 году испытали новые ракеты с увеличенным оперением и новые отрытые направляющие рельсового типа. Нововведения гораздо усовершенствовали кучность стрельбы и увеличили дальность полета ракеты. В 1938 году реактивные снаряды РС-82 и РС-132 были приняты на вооружение и начали выпускаться серийно.
В том же году перед конструкторами была поставлена новая задача: сделать реактивную систему для сухопутных войск, взяв за основу реактивный снаряд калибра 132 мм.
В 1939 году был готов 132-мм осколочно-фугасный снаряд М-13, он имел больше сильную боевую часть и увеличенную дальность полета. Добиться таких итогов удалось за счет удлинения боеприпаса.
В этом же году была изготовлена и первая реактивная установка МУ-1. Восемь коротких направляющих устанавливались поперек грузового автомобиля, шестнадцать реактивных снарядов крепились к ним попарно. Эта конструкция получилась крайне неудачной, во время залпа машина мощно раскачивалась, что приводило к существенному снижению кучности боя.
В сентябре 1939 года начались испытания новой реактивной установки - МУ-2. Основой для нее служил трёхосный грузовик ЗиС-6, эта машина обеспечивала боевому комплексу высокую проходимость, разрешало стремительно менять позиции позже всего залпа. Сейчас направляющие для ракет располагали по автомобиля. За один залп (приблизительно 10 секунд) МУ-2 выстреливала шестнадцать снарядов, вес установки с боекомплектом составлял 8,33 тонны, дальность стрельбы превышала восемь километров.
При такой конструкции направляющих раскачивание машины во время залпа стало минимальным, помимо того, в задней части автомобиля были установлены два домкрата.
В 1940 году были проведены государственные испытания МУ-2, и ее приняли на вооружение под обозначением «реактивный миномет БМ-13».
За день до начала войны (21 июня 1941 года) правительство СССР приняло решение о серийном производстве боевых комплексов БМ-13, боеприпасов к ним и образовании особых частей для их применения.
1-й же навык использования БМ-13 на фронте показал их высокую производительность и содействовал энергичному производству этого вида оружия. Во время войны «Катюша» выпускалась несколькими заводами, был налажен массовый выпуск боеприпасов для них.

Артиллерийские части, вооруженные установками БМ-13, считались престижными, сразу позже образования они получали название гвардейских. Реактивные системы БМ-8, БМ-13 и другие официально именовались «гвардейскими минометами».

Применение БМ-13 «Катюша»

Первое боевое использование реактивных установок состоялось в середине июля 1941 года. Немцами была занята Орша - огромная узловая станция в Белоруссии. На ней скопилось огромное число боевой техники и живой силы врага. Именно по этой цели произвела два залпа батарея реактивных установок (семь единиц) капитана Флерова.
В итоге действий артиллеристов ж-д узел был фактически стерт с лица земли, гитлеровцы понесли безжалостные потери в людях и технике.
«Катюша» использовалась и на других участках фронта. Новое советское оружие стало крайне неприятным сюрпризом для немецкого командования. Исключительно мощное психологическое влияние на военнослужащих Вермахта оказывал пиротехнический результат использования снарядов: позже залпа «Катюш» горело дословно все, что способно было гореть. Такой результат достигался вследствие применению в снарядах тротиловых шашек, которые при взрыве образовывали тысячи горящих осколочков.
Реактивная артиллерия энергично использовалась в битве под Москвой, «Катюши» уничтожали недруга под Сталинградом, их пытались применять в качестве противотанкового оружия на Курской дуге. Для этого под передние колеса машины делали особые углубления, таким образом «Катюша» могла вести огонь прямой наводкой. Впрочем использование БМ-13 супротив танков было менее результативным, потому что реактивный снаряд М-13 был фугасно-осколочным, а не бронебойным. Помимо того, «Катюша» никогда не отличалась высокой кучностью стрельбы. Но если ее снаряд попадал в танк - уничтожалось все навесное оборудование машины, башню зачастую заклинивало, а экипаж получал сильнейшую контузию.

Реактивные установки с огромным триумфом применялись до самой Победы, они принимали участие в штурме Берлина и других операциях завершающего этапа войны.

Помимо прославленной РСЗО БМ-13, существовала и реактивная установка БМ-8, использовавшая ракеты калибра 82 мм, а со временем возникли тяжелые реактивные системы, запускавшие ракеты калибра 310 мм.
Во время берлинской операции советские солдаты энергично применяли навык уличных боев, полученный ими во время взятия Познани и Кёнигсберга. Он заключался в стрельбе одиночными тяжелыми реактивными снарядами М-31, М-13 и М-20 прямой наводкой. Создавались специальные штурмовые группы, в состав которых входил электротехник. Запуск ракеты производился с пулеметных станков, деревянных укупорок либо легко с всякий ровной поверхности. Попадание такого снаряда абсолютно могло развалить дом либо гарантировано подавить огневую точку противника.
За годы войны было утрачено около 1400 установок БМ-8, 3400 - БМ-13 и 100 БМ-31.
Впрочем на этом история БМ-13 не закончилась: в начале 60-х годов СССР поставлял эти установки в Афганистан, где они энергично применялись правительственными войсками.

Устройство БМ-13 «Катюша»

Основное превосходство реактивной установки БМ-13 - ее предельная простота как в производстве, так и в использовании. Артиллерийская часть установки состоит из восьми направляющих, рамы, на которой они находятся, поворотного и подъемного механизмов, прицельных приспособлений и электрооборудования.
Направляющие представляли собой пятиметровый двутавр со особыми накладками. В государственной части всякого из направляющих было установлено стопорное устройство и электрозапал, с поддержкой которого производился выстрел.
Направляющие были закреплены на поворотной раме, которая с поддержкой простейших подъемных и поворотных механизмов обеспечивала вертикальную и горизонтальную наводку.
Всякая «Катюша» была оборудована артиллерийским прицелом.
Экипаж машины (БМ-13) состоял из 5-7 человек.
Реактивный снаряд М-13 состоял из 2-х частей: боевой и реактивного порохового мотора. Боевая часть, в которой находилось взрывчатое вещество и контактный взрыватель, крайне напоминает БЧ обыкновенного артиллерийского осколочно-фугасного снаряда.
Пороховой мотор снаряда М-13 состоял из камеры с пороховым зарядом, сопла, особой решетки, стабилизаторов и запала.
Стержневой загвоздкой, с которой столкнулись разработчики ракетных систем (и не только в СССР), стала низкая точность кучность реактивных снарядов. Для стабилизации их полета конструкторы пошли двумя путями. Немецкие реактивные снаряды шестиствольных минометов вращались в полёте за счет косо расположенных сопел, а на советских РСах были установлены плоские стабилизаторы. Для придания снаряду большей точности необходимо было увеличить его исходную скорость, для этого направляющие на БМ-13 получили крупную длину.
Немецкий метод стабилизации разрешал уменьшить габариты как самого снаряда, так и оружия, из которого его выпускали. Впрочем при этом гораздо уменьшалась дальность стрельбы. Правда, следует сказать, что немецкие шестиствольные минометы были вернее «Катюш».
Советская система была больше примитивный и дозволяла вести стрельбу на существенные дистанции. Позднее на установках стали применять спиральные направляющие, которые еще больше увеличивали кучность.

Модификации «Катюши»

В годы войны были сделаны бесчисленные модификации как реактивных установок, так и боеприпасов к ним. Вот только некоторые из них:
БМ-13-СН - эта установка имела спиральные направляющие, которые предавали снаряду вращательное движение, чем гораздо повышали его точность.
БМ-8-48 - данная реактивная установка использовала снаряды калибра 82 мм и имела 48 направляющих.
БМ-31-12 - эта ракетная установка для стрельбы использовала снаряды калибра 310 мм.
Реактивные снаряды калибра 310 мм изначально применялись для стрельбы с земли, только потом возникла самоходная установка.
Первые системы были сделаны на базе автомобиля ЗиС-6, после этого их почаще каждого устанавливали на машинах, полученных по «ленд-лизу». Надобно сказать, что с началом «ленд-лиза» для создания реактивных установок применялись только зарубежные машины.
Помимо того, реактивные установки (со снарядов М-8) устанавливались на мотоциклы, аэросани, бронекатера. Направляющие устанавливались на железнодорожные платформы, танки Т-40, Т-60, КВ-1.

Чтобы осознать насколько массовым оружием были «Катюши», довольно привести две цифры: с 1941 по конец 1944 года советская промышленность изготовила 30 тысяч пусковых установок разных видов и 12 млн снарядов к ним.

За годы войны было разработано несколько видов реактивных снарядов калибра 132 мм. Основными направлениями усовершенствования было возрастание кучности стрельбы, увеличение дальности полета снаряда и его мощности.

Преимущества и недочеты ракетной установки БМ-13 «Катюша»

Основным превосходством реактивных установок было огромное число снарядов, которое они выпускали за один залп. Если по одной площади трудились сразу несколько РСЗО, то разорительный результат возрастал за счет интерференции ударных волн.
Простота в применении. «Катюши» отличались предельной примитивный конструкции, несложными были и прицельные приспособления этой установки.
Низкая стоимость и простота в изготовлении. Во время войны производство реактивных установок было налажено на десятках заводов. Не представляло специальных трудностей и производство боеприпасов для этих комплексов. Исключительно речисто выглядит сопоставление стоимость БМ-13 и обыкновенного артиллерийского орудия схожего калибра.
Мобильность установки. Время одного залпа БМ-13 - приблизительно 10 секунд, позже залпа машина покидала огневой рубеж, не подставляясь под ответный огонь противника.
Впрочем были у этого оружия и недочеты, основным была низкая точность стрельбы из-за большого рассеивания снарядов. Эту задачу отчасти решили БМ-13СН, но окончательно она не решена и для современных РСЗО.
Неудовлетворительное фугасное действие снарядов М-13. «Катюша» была не слишком результативной супротив долговременных фортификационных укреплений и бронетехники.
Малая дальность стрельбы в сопоставлении со ствольной артиллерией.
Крупный расход пороха при изготовлении реактивных снарядов.
Мощное задымление во время залпа, что служило демаскирующим фактором.
Высокий центр тяжести установок БМ-13 приводил к частым опрокидываниям машины во время марша.

Технические колляции «Катюши»

Характеристики боевой машины

Характеристики реактивного снаряда М-13

Видео о РСЗО «Катюша»

Если у вас появились вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы либо наши посетители с радостью ответим на них
Катюша - появившееся во время Великой Отечественной войны 1941-45 неофициальное наименование бесствольных систем полевой реактивной артиллерии (БМ-8, БМ-13, БМ-31 и других). Такие установки энергично применялись Вооружёнными Силами СССР во время 2-й мировой войны. Знаменитость прозвища оказалась столь огромный, что «Катюшами» в разговорной речи стали неоднократно именовать и послевоенные РСЗО на автомобильных шасси, в частности БМ-14 и БМ-21 «Град».

Ещё в 1921 году работники Газодинамической лаборатории Н. И. Тихомиров и В. А. Артемьев приступили к разработке реактивных снарядов для самолётов.

В 1929-1933 годах Б. С. Петропавловский при участии других работников ГДЛ проводили формальные испытания реактивных снарядов разных калибров и назначения с применением многозарядных и однозарядных авиационных и наземных пусковых станков.

В 1937-1938 годах реактивные снаряды, разработанные РНИИ (ГДЛ совместно с ГИРД в октябре 1933 года составили опять организованный РНИИ) под начальством Г. Э. Лангемака приняты на вооружение РККВФ. Реактивные снаряды РС-82 калибра 82 мм устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153. Летом 1939 года РС-82 на И-16 и И-153 удачно использовались в боях с японскими войсками на реке Халхин-Гол.
В 1939-1941 годах коллеги РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и другие сделали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.
В марте 1941 года были удачно проведены полигонные испытания установок, получивших обозначение БМ-13 (боевая машина со снарядами калибра 132 мм). Реактивный снаряд РС-132 калибра 132 мм и пусковая установка на базе грузового автомобиля ЗИС-6 БМ-13 были приняты на вооружение 21 июня 1941 года; именно данный тип боевых машин и получил впервой прозвище «Катюша». На протяжении Великой Отечественной войны было сделано существенное число вариантов снарядов РС и пусковых установок к ним; каждого советская промышленность за годы войны произвела больше 10 000 боевых машин реактивной артиллерии
Знаменито, отчего установки БМ-13 стали в одно время именоваться «гвардейскими миномётами». Установки БМ-13 в реальности не являлись миномётами, но командование тяготилось как дозволено дольше сберегать их конструкцию в секрете:
Когда на полигонных стрельбах воины и начальники попросили поверенного ГАУ назвать «достоверное» имя боевой установки, тот порекомендовал: «Называйте установку как обыкновенное артиллерийское орудие. Это главно для сохранения секретности».
Нет цельной версии, отчего БМ-13 стали именоваться «катюшами». Существует несколько предположений:
По наименованию ставшей знаменитой перед войной песни Блантера на слова Исаковского «Катюша». Версия убедительная, от того что впервой батарея капитана Флёрова стреляла по недругу 14 июля 1941 года в 10 часов утра, сделав залп по Базарной площади города Рудня. Это было первое боевое использование «Катюш», подтверждаемое и в исторической литературе. Стреляли установки с высокой резкий горы - ассоциация с высоким резким берегом в песне здесь же появилась у воинов. Наконец, жив прежний сержант штабной роты 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии Андрей Сапронов, нынче - армейский историк, тот, что и дал ей это имя. Красноармеец Каширин, прибыв с ним совместно позже обстрела Рудни на батарею, удивлённо воскликнул: «Вот это песенка!» «Катюша», - ответил Андрей Сапронов (из воспоминаний А. Сапронова в газете «Россия» № 23 от 21-27 июня 2001 года и в «Парламентской газете» № 80 от 5 мая 2005 года).
Каких только куплетов не придумывали на фронте на мотив любимой песни!
Шли бои на море и на суше,
Грохотали выстрелы кругом -
Распевала песенки «Катюша»
Под Калугой, Тулой и Орлом.
- - - - - - - - - - - - -
Пускай фриц помнит русскую «Катюшу»,
Пускай услышит, как она поет:
Из недругов вытряхивает души,
А своим отвагу придает!
Через узел связи штабной роты новость о диво-оружии по имени «Катюша» в течение суток стала наследием каждой 20-й армии, а через её командование - и каждой страны. 13 июля 2012 года ветерану и «крёстному папе» «Катюши» исполнился 91 год, а 26 февраля 2013 его не стало. На письменном столе он оставил свою последнюю работу - главу о первом залпе «Катюш» для подготавливающейся к печати многотомной истории Великой отчественной войны.
Ещё есть версия, что наименование связано с индексом «К» на корпусе миномёта - установки выпускались заводом имени Калинина (по иному источнику - заводом имени Коминтерна). А фронтовики любили давать прозвища оружию. Скажем, гаубицу М-30 прозвали «Матушкой», пушку-гаубицу МЛ-20 - «Емелькой». Да и БМ-13 вначале изредка именовали «Раисой Сергеевной», таким образом расшифровывая сокращение РС (реактивный снаряд).
Третья версия полагает, что именно так окрестили эти машины девушки с московского завода «Компрессор», работавшие на сборке.[источник не указан 284 дня]
Ещё одна, экзотичная версия. Направляющие, на которые устанавливались снаряды, именовались скатами. Сорокадвухкилограммовый снаряд поднимали два воина, впрягшиеся в лямки, а 3-й традиционно помогал им, подталкивая снаряд, дабы он верно лёг на направляющие, он же информировал державшим, что снаряд встал-закатился-накатился на направляющие. Его-то, якобы, и называли «катюшей» (роль державших снаряд и закатывающего непрерывно менялась, потому что расчёт БМ-13, в различие от ствольной артиллерии, не был в очевидном виде разделён на заряжающего, наводящего и др.)[источник не указан 284 дня]
Следует также подметить, что установки были настоль засекречены, что даже запрещалось применять команды «пли», «огонь», «залп», взамен них звучали «пой» либо «играй» (для запуска нужно было дюже стремительно вертеть ручку электрогенератора), что, допустимо, тоже было связано с песней «Катюша». Да и для нашей пехоты залп «катюш» был самой славной музыкой.[источник не указан 284 дня]
Есть предположение о том, что изначально прозвище «катюша» имел фронтовой бомбардировщик, оснащённый реактивными снарядами - аналогом М-13. И прозвище перескочило с самолёта на ракетную установку через снаряды.[источник не указан 284 дня]
Опытная эскадрилья бомбардировщиков СВ (начальник Дояр)в боях на Халхин-Голе была вооружена реактивными снарядами РС-132. Бомбардировщики СБ (скоростной бомбардировщик) изредка называли «Катюша». Кажется, это наименование возникло еще во время штатской войны в Испании 1930-х годов.
В немецких войсках эти машины получили наименование «сталинские орга?ны» из-за внешнего сходства реактивной установки с системой труб этого музыкального инструмента и сильного потрясающего рёва, тот, что производился при запуске ракет.[источник не указан 284 дня]
Во время боёв за Познань и Берлин установки для одиночного пуска М-30 и М-31 получили от немцев прозвище «русский фаустпатрон», правда эти снаряды применялись не как противотанковое средство. «Кинжальными» (с дистанции 100-200 метров) пусками этих снарядов гвардейцы проламывали всякие стены.

Категория: 

Оценить: 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

  _____  _   _    ____   _____  _____    ____ 
|__ / | \ | | / ___| |__ / |_ _| / ___|
/ / | \| | | | / / | | | |
/ /_ | |\ | | |___ / /_ | | | |___
/____| |_| \_| \____| /____| |_| \____|
Enter the code depicted in ASCII art style.

Похожие публикации по теме