Английские леди 19 века. Английский стиль в одежде. Слишком умная для брака

ОБЩИЕ ЧЕРТЫ
Начну с мифов. В России бытует мнение, что англичанки страшные и выглядят как лошади. Это не так. Англичанки довольно миловидные в массе своей, но зависит от классов. Уродство часто встречается в самых низших и самых высших слоях общества.
Англичанки не зациклены на своей внешности, немеркантильны в отношениях, за мешком с деньгами не гонятся в основном. Но это не отменяет классовость общества. Англичанка из upper middle class не часто будет встречаться с мужчиной из среднего класса к примеру. Очень много феминисток, поэтому, как я и писала, это повлияло на отношения между полами. Англичанки не сильно хозяйственны в быту, стремятся делать карьеру, детей заводят довольно поздно, принцип плохонький да мой тут не работает (хотя в низших классах работает еще как), довольно своенравны, в отношениях достаточно отстранены. Многие параноидально стараются сохранить свою свободу и боятся быть зависимыми от мужчин, а на самом деле просто очень поздно созревают для семейных отношений. Красивых ухаживаний от мужчины не ждут, сами берут то, что нравится. Как я и писала, вполне обычное явление секс по пьяни, ни к чему не обязывающие отношения, т.е. когда М и Ж просто fuck buddies. (подробнее буду писать в теме семья)
Англичанки много пьют, зависит от соц положения, но представительницы всех классов часто упиваются до поросячьего визга одинаково. Апофеоз женского ужиралова это девичники, hen parties, английские леди дадут фору суровым челябинским мужикам в отношении спиртного.
Распространены межкультурные браки и отношения, но вот странное дело - встречаю пары, где англичанка, например, с негром, но пар, где англичанка встречалась бы с мужчиной из восточной Европы, не знаю.
Бытует мнение, о сферической английской леди в вакууме с прекрасными манерами и воспитанием. Это есть, да, но только в среде upper middle и аристократии. Так вот среди англичанок довольно мало грациозных и женственных женщин (я уже об этом когда-то писала, повторюсь). Я имею в виду не внешность или ухоженность, а то, как они себя держат: что называется demeanor. Каждая третья - сутулая, с плохой походкой, шаркают и волочат ноги, как бабки, у них резкие мужские движения (я говорю не о тетках, а о молодых женщинах). Многие не улыбаются, а оскаливаются. Тут не часто встретишь женщину с приятным смехом, с мягкой и грациозной пластикой. Многие ржут как лошади натурально, иногда аж вздрагиваешь от неожиданности, очень натужно и громко в рамках вежливости по отношению к собеседнику, чтобы как бы поддержать собеседника и по поводу и без повода.... зачем именно ржать, не понимаю, ведь хватает просто улыбки. Глаза при этом не смеются.
Это 16 летняя Селена, которая будет бороться за титул королевы красоты Англии. До этого она уже одерживала победу в ряде конкурсов

Фото я привела в пример того, как англичанки себя не умеют держать. Селена мало того, что уже выигрывала в местных конкурсах красоты, так она еще и спортсменка. И полюбуйтесь на ее осанку, на снулые плечи, на откляченный живот, вообще на позу. Это не та поза, которая сейчас популярна в мире фэшн, когда моделей как судорогой сводит, нет, это именно неумение себя держать. Для обычного подростка м.б. и нормально, хотя родители с детства меня приучали держать осанку. В России, если девушки занимаются спортом или участвуют в конкурсах красоты, то первое, что ставится - это осанка и умение подбирать живот. Если в Англии даже в этих сферах не обращают внимание на это, то что уж говорить о простых людях, потому и закрепляются потом на всю жизнь плохая осанка, косолапая походка и пр.
Ну и опять же - стеклянная улыбка. Черты лица милые, но даже у девушки подростка нет искренности, открытости и светящейся улыбки. Вот это меня всегда удивляет.
Обратите внимание на ужасный макияж, я даже не знаю кого угораздило так ее изуродовать, а ведь готовились к съемках. Волосы выкрашены просто из рук вон отвратительно, особенно это ужасно смотрится на молодой девушке. И ничего, побеждала и может даже взять мисс Англия. Про наряд я уже молчу, взяли ролевой костюм на прокат из местного борделя надо понимать. Вот такой он, европейский шик-модэрн и стильный стиль в бытовой жизни. Я думаю, что такого не допустили бы даже на самом провинциальном конкурсе красоты в России.
Почти совершенно ушли такие понятия, что уместно и прилично делать женщине на публике, а что нет. В транспорте красятся, делают маникюр, пилят и красят ногти, плевать, что кто-то должен этим дышать. В офисе никто не считает зазорным взять и надушиться приторными духами, не выходя для этого в туалет.
Некоторые самоназванные гуру стиля, мигрировавшие на запад, постоянно критикуют манеру одеваться простых женщин в России. За гуру начинают вторить адепты стиля и моды в рунете и рождаются мифы о том, что на западе все женщины выглядят всегда стильно, даже пенсионерки - все яркие, дерзкие и шикарные. А по отношению к российским женщинам превалируют такие термины, как колхоз стайл, совок-стайл, рашн-стайл и т.д. Оделась девушка, скажем, в короткую юбку, каблуки, накрасилась - всё, это уже совок-стайл, и еще её обвинят в одном тяжком современном грехе - она Слишком Старалась. Сейчас ведь очень модно выглядеть effortless, т.е. слегка небрежно, вроде как вещи сами на женщину нанизались, а причёска сама соорудилась, а галушки сами в рот попрыгали, иными словами гоголь-стайл. Зачастую effortless gogol look становится великой самоцелью, на него тратят такое огромное количество времени, что с т.з. энергозатрат легче делать каждый день на голове фирменную укладку депутата Валентины Петренко в виде низкорослой древесно-кустарниковой заросли.
Я сама не в восторге от массовых российских трендов. Но ради вселенской гармонии хочется внести некий баланс и заметить, что стильно и со вкусом одетые люди - редкость на всех континентах и во всех странах. Просто в каждой стране есть свои шаблоны пошлости и дурновкусия, они иногда отличаются от российских вариантов, но это еще не делает западное массовое дурновкусие - стилем. Я живу в Лондоне, и я вас уверяю, что по улицам тут не ходят сплошь иконы и святые мощи стиля. Касательно celebrities я соглашусь с некоторыми гуру в том, что западные знаменитости на порядок лучше одеваются и выглядят, чем российские, но это не распространяется на простых людей. К тому же в среде западных знаменитостей полно женщин, которые выглядят очень скверно

Англичанки не гонятся за брендами, есть определенная прослойка, в которой гонятся, но такой одержимости брендами, как в России, в Англии, конечно, нет. Тут достаточно своих понтов, как бы ни старались писать некоторые страстные англофилы, что топ менеджеры сплошь как один ездят на общественном транспорте и донашивают дедушкин костюм.
КАК ОДЕВАЕТСЯ СРЕДНЕСТАТИСТИЧЕСКАЯ АНГЛИЧАНКА
Англичанки мало красятся, в одежде предпочитают удобство стилю. Обычное явление утром видеть спешащих на работу в City женщин, одетых в деловой костюм, но в кроссовках и с рюкзаком за спиной. Каблуки обычно носят только в клуб или ресторан, иногда как сменную обувь в офисе, но редко... женщина на высоких каблуках уже считается sexy. На ногах помимо кроссовок вездесущие балетки. Круглый год. Зимой можно видеть женщин укутанных в шарф, в теплом пальто, шапке при минусовой температуре и в балетках... на босу ногу. Я не знаю, чем так полюбились балетки, ходить в совершенно плоской обуви вредно и причиняет дискомфорт ступням. К тому же они редко кому идут. Идут только длинноногим, с тонкими щиколотками. Летом обычное дело - шлепки, или кроксы. Мне кажется, что кроксы придумал какой-то очень злой дизайнер-гей, отчаянный женоненавистник, более уродливой вещи придумать сложно. Ну и угги, или их дешевые аналоги, которые носятся так же круглый год.
автор статьи:
В целом стиль одежды унисекс: джинсы, кроссовки, спортивные куртки, темные пальто.
Есть еще один предмет гардероба, который отчаянно полюбили в Британии: леггинсы и скинни джинс. Я еще не видела ни одну женщину не с обложки, которой бы шли эти вещи. Скинни джинс еще ладно. Но леггинсы.... Если в 80е их носили с длинной футболкой или мини юбкой, то теперь их носят как штаны. хорошо, если они не просвечивают, но почти все леггинсы просвечивают, и их особенно полюбили страдающие ожирением, которых тут очень и очень много. Напоминаю, что носятся они с коротким верхом, который никак не прикрывает private parts. Особый жир, пардон за каламбур, это толстые негритянки в леггинсах со стеатопигией (это когда зад начинается от лопаток и заканчивается где-то сзади коленок). Это все равно, что выйти в трусах и капроновых колготках. Я уже молчу, какие анатомические подробности это выявляет, так называемая camel toe. Толстые тут мало комплексуют по поводу своей внешности. Наоборот, даже подчеркивают все недостатки. Полная женщина может хорошо выглядеть при правильном подборе одежды, но когда женщины под 100 кг и выше одеваются в леггинсы, короткие маечки, мини юбки, это уже, на мой взгляд, явное психическое отклонение.

В таких леггинсах не стесняются разгуливать даже знаменитости, например, Адель. Хорошо, что еще надела пугачевскую разлетайку, чтоб хоть как-то что-то прикрыть.

ТИПАЖИ ВНЕШНОСТИ
Среди аристократок довольно типична внешность с вытянутым лицом, невыраженным скошенным подбородком, длинными кривыми зубами, зубной ряд не развернут наружу, а расположен глубоким узким полукольцом, губы тонкие, рот маленький, нос длинный.
В прослойке иждивенцев, которые поколениями сидят на пособиях, внешность - деградантов, там нет каких либо отличительных черт, просто лица дегенератов. В России у бомжей лица более осмысленные
Англичанки из среднего класса и upper middle вполне миловидные и приятные на внешность
English rose - это тип внешности как раз миловидной англичанки.
В эдвардианскую эпоху самая фотографируемая актриса Лили Эсли как раз олицетворяет собой такой типаж

Рэйчел Вайс на нее очень похожа

Этот типаж воплощает и Rosamund Pike

Актрисы, внешность которых типично английская и миловидная, Джемма так и вообще писаная красотка

В прошлом году некая Саманта Брик опубликовала нашумевшую статью в дэйлимэйл о том, как тяжко живется, нам (т.е. ей), красавицам. И все завидуют, и все козни строят, одна отрада - цветы к ногам от пилотов самолетов, всякие бонусы от мимо проходящих мужчин, которые рады получить лишь улыбку в ответ от нас, т.е. от нее, красотки.

Статья вызвала шквал негатива, по понятным причинам, но такая женщина, с лицом родственницы Зюганова, вполне может пользоваться большим успехом у мужчин в Англии. Я не хочу сейчас придираться к ней, она обычная, хочу заметить только, что у нее абсолютно холодно-застывший взгляд и улыбка. оскал, о котором я писала. Будь у нее лицо самой Моники Белуччи, я не представляю, как с такими стеклянными глазами можно вообще говорить о красоте.
БЕЗДНА ЕВРОПЕЙСКОГО ВКУСА И СТИЛЯ
Приведу очень распространённые примеры дурновкусия, хочу заметить, что ниже описаны целые соц пласты, а не какие-то немногочисленные фрики

  • TOWIE (не путать с townie, что есть синоним чавов) Towie это девушки из графства Эссекс, essex girls.
    Это вариант жесткого англицкого гламура. Имперское великолепие ослепляет стразовым сиянием и поражает силиконовым размахом. Обязателен искусственный загар, силикон во всех выступах туловища, вставная отбеленная челюсть, ботоксная невозмутимость, нарощенные ногти/волосы/ресницы, стразы на лобке..лучше везде, блестящее платье-бондаж максимально открытое, туфли на железнодорожной платформе и метровой шпильке.
    Акроним towie происходит от названия постановочного реалити шоу The Only Way Is Essex, которое весьма популярно в Британии.
    Звезда шоу - Эми Чайлдс
    Пара эпизодов из шоу:
    Ботоксная вечеринка (обратите внимание на акцент)
    Кумушки обсуждают полюбовников
    Эссекский мэйковер. Из мышки в прынцессу (щадящий вариант)
    Типичный пример девушек а ля towie на выпасе в пятничный вечер любого британского города (кстати в таком виде они ходят и в минусовую температуру зимой). В лондонском сохо такие табунами водятся. Несмотря на то, что towies стараются выглядеть как можно бохато, они довольно непритязательны в отношении мужчин: рады, если ухажер перед перепихом, хоть в бургерошную сводит.
  • Scouse girls С востока Англии двинемся севернее - в Ливерпуль, где каждый год проходят скачки, а там щеголяют местные модницы и настоящие леди.
    Scouser - это достаточно презрительное название жителя Ливерпуля.
    Я не в силах описать сие роскошество, поэтому картинки говорят сами за себя





  • Nothern lasses. Самым отважным предлагаю отправиться еще дальше на север и оказаться в New Castle, где живут свободные духом, нравом и телом северянки.
    Они не особо отличаются от towies и scousers, ну может только более лучше одеваются и более сильней пьют.

  • Chav girls - самые моднявые на раёне, им нет равных и для них нет географических границ в пределах королевства. О чавах и прочих деклассированных элементах я еще напишу, очень интересная тема. А пока кратко о женщинах этой категории. Чавы не рабочий класс, это иждивенцы, поколениями сидящие на пособиях. Стиль одежды у женщин спортивный, четыре мышиные волосины забраны в эффектный конский хвост, оставшиеся две - прилизана гелем в косую челку, в ушах серьги-кольца, в зубах сигарета, выражение лица на шухере. обязательный аксессуар - жестянка энергетика/дешевого пива в одной руке, вторая рука толкает коляску с младенцем, счет которому потерян. Беременность всегда в тренде у чавок, потому что под детей гос-во выделяет жил площадь. Уважают клетку от марки burberry до такой степени, что бренд уже перестал продавать одежду с фирменным принтом в Британии




    БРИТАНСКАЯ ГОРОДСКАЯ МОДА
    Теперь несколько примеров того, что здесь считается стильным и модным. На мой вкус очень спорно, но все-таки интересно.
    Этим в частности мне Лондон и нравится - полно забавных персонажей и самой можно свободно экспериментировать со стилем.



    (с)
  • Проанализировавлитературные и исторические источники,мы обнаружили, что манифест «Декларацияправ человека и гражданина»*, изданныйвскоре после падения Бастилии, точносоответствовал своему названию.
    Declarationdesdroitsdel`hommeetdecitoyen.*-государственныйакт, провозглашающий всеобщность иприоритет прав человека- принятаУчредительным собранием Франции (26августа 1789), вошла в качестве преамбулыв первую Французскую конституцию(1791).
    Он касался лишьправ мужчин. Упущение о правах женщиныкак гражданина было не случайным.
    В новойреспублике обычному человекупредоставлялись многочисленныеполитические права, но под словом«человек» всегда подразумевалсямужчина. Женщины же не получили никакихдополнительных привилегий, которымине пользовались бы и при монархии.
    Политическийподъем и рост промышленности в XIX векев Англии принесли с собой унылое времядля женщин. Отмечался рост рождаемости,и женщинам приходилось заботиться омногочисленном семействе. Несмотря навысокую смертность в младенчестве,население быстровыросло.На текстильныхфабриках преобладал женский труд,женщины работали от десяти до пятнадцатичасов в сутки за жалкую плату, и каким-точудом у них хватало еще сил, чтобывыносить ребенка, заботиться о нем и освоем муже в свободное от работы время.Таким было положение женщины рабочегокласса.
    Что же касаетсяженщины среднего класса, то здесьпреобладал прочныйидеал семьи и дома,который сформировался с возвращениемреформыморали,авторитетаотцаи половогонеравенства.Но чуть позже все это уйдет на второйплан.
    Предназначениемженщины-буржуа было созданиеприятной атмосферы для мужчин,в которой последние чувствовали бы себяполноправными хозяевами. Индустриализацияизменяла привычные роли мужчин и женщин.Женщины получали специальное образованиепо созданию домашнего уюта и не должныбыли работать вне дома.Женщина-рабочийвоспринималась высшим обществом как«заразная, отвратительная» впротивоположность женщине среднегокласса, которая была «чистой», но больной,и Леди из света, которая считалась«слабой и нежной». Некий
    ЭдвардЧемберлен в своей книге Angliae Notitia[Чемберлен,1998:243] даже утверждает, чтоположение женщин в стране на самомделе лучшее в мире, а все из-за добройдуши англичанина, который относится кним с нежностью и уважением, дает имлучшее место за столом, да и везде,всегда предлагает им свою руку, незаставляет изнурительно работать и неподвергает испытаниям. Именно поэтомужены в Англии - самые счастливые в мире.Но так ли были они счастливы? Известно,что финансами семьи управлял муж. Уангличанки среднего класса не было дажекарманных денег. Она воспринималаськак подросток. Однаждыблагородный лорд Честерфилд, которыйбыл воплощением галантности, выдающимсягосударственным деятелем и джентльменомдо мозга костей, писал своемушестнадцатилетнему сыну:
    «Женщины - лишьбольшие дети. Они забавно болтают, иногдаотличаются сообразительностью, но, чтокасается здравого смысла и основательногоума, я за всю свою жизнь не знал ни однойтакой... Разумный мужчина ведет с нимилегкие разговоры, играет с ними,подшучивает над ними и льстит им, как свеселым, развитым ребенком, но он никогдане спрашивает у них совета и не доверяетим в серьезных делах, хотя часто заставляетих думать, что делает и то, и другое».
    Женщины неучаствовали в парламентских выборах,в деятельности правительства.Процедурарасторжения брака также предоставляламножество преимуществ мужчинам, врезультате чего за 200 лет парламентудовлетворил иски только четырехангличанок, требовавших развода.Любопытно,что и королева Виктория, чье правлениеприходится на период с 1837 по 1901 годы,была убеждена, что место женщины дома,и противостояла идее наделения последнихполитическими правами. А вот еще одинпример несправедливости по отношениюк женщине в 19 века в Англии. Мужчиныза измену никак не наказывались, но дляженщин
    предусматривалисьтяжелые последствия за любовную связьв браке, либо после распада семьи.Денежные выплаты тотчас жезаканчивались при
    малейшемподозрении в измене. Разведенная женщинаприговаривалась к жизни в изоляции.Хуже того, она теряла своих детей, которыхвоспитывал отец, потому что онипринадлежали ему так же, как и жена, вовсяком случае, пока вырастут. Супругане имела права видеться с собственнымребенком, даже если отец был признанвиновной стороной на суде. Естественно,надо было пережить муки ада, чтобырешиться пойти на развод, но, какни странно, все больше женщин предпринималиподобные шаги, что можно рассматриватькак знак роста сознания собственныхправ. [Уоллер,2003:45]
    Несвобода,постоянное унижение со стороны мужчины,незаконное лишение родительских прав,жесткий рабочий график, несогласие смнением женщины, запрет на право участияв выборах- вот причины, которые побудили женщину«восстать». Популярным в 19 веке, а позжев 20,становится понятиеФеминизм(от лат. femina, «женщина»).
    Феминизм(от лат. femina, «женщина») -общественно-политическое движение,целью которого является предоставлениеженщинам всей полноты гражданскихправ. В широком смысле - стремление кравноправию женщин с мужчинами во всехсферах общества.Впервыетребования равноправия были выдвинутыженщинами во время Войны за независимостьв США (1775-1783). Первой американскойфеминисткой считают Абигейл Смит Адамс(1744-1818). Она вошла в историю феминизмаблагодаря своей знаменитой фразе: «Мыне станем подчиняться законам, в принятиикоторых мы не участвовали, и власти,которая не представляет наших интересов»(1776).ЭммелинПэнхёрст (Emmeline Pankhurst) была одной изосновательниц движения за право женщинголосовать на выборах (суфражизм отангл. suffrage, право голоса). Одной из еёцелей было развенчание сексизма,укоренившегося на всех уровнях вбританском обществе. В 1868 она сформировалаОрганизацию в защиту
    общественныхи политических прав женщин (Women’s Socialand Political Union - WSPU), которая в течение годаобъединила 5 тысяч членов. После тогокак члены этой организации сталипостоянно подвергаться арестам итюремному заключению за тривиальныепроявления поддержки движению, многиеиз них решились на выражениесвоего протеста голодовкой.
    Результатомголодовкистало то, что серьёзно подорвавшие себездоровье участники голодовки привлекливнимание к неоправданной жестокостизаконодательной системы того времени,и, таким образом, к идеям феминизма. Поддавлением WSPU английский парламентпринял ряд законов, направленных наулучшение положения женщин, и далженщинам право голоса на местных выборах(1894).Таким образом, мы можем сказать, чтоженщиныиграли все более заметную роль вбританском обществе.
    Английские академические традиции в самом стандартном представлении - это закрытые школы и известные университеты, шарфы и галстуки колледжей, студенческие правила и ритуалы... И ни одной женщины. Британский академический мир долго оставался сугубо мужским пространством, и женщинам пришлось приложить немало усилий, чтобы оказаться там наравне с мужчинами.
    Английскую женщину XIX века легко представить в экипаже, откуда она заглядывается на освещённые газовыми лампами витрины магазинов, либо же, напротив, за работой - когда она, не щадя рук, натирает крыльцо мелом.
    Однако викторианские женщины не только блистали в свете или занимались тяжёлым трудом. Мы расскажем о том, как они учились и учили. Наш рассказ основан на информации из книг Екатерины Коути «Женщины викторианской Англии» и «Недобрая старая Англия», книги Татьяны Диттрич «Повседневная жизнь викторианской Англии», а также на примерах из классических романов эпохи.

    Где учились бедные

    Качество образования, которое могла получить девочка, очень зависело от социального класса, к которому принадлежала её семья.
    Дети из бедных семей имели возможность посещать благотворительные школы. Такие заведения содержали дамы-благотворительницы и попечители-промышленники, которые были живо заинтересованы в притоке новых рабочих рук на свои фабрики. Неудивительно, что девочек много обучали рукоделию, шитью и кулинарии, не особенно углубляясь в науки.
    Образование получали в пансионах, которые могли различаться по статусу, однако даже в заведениях для богатых царили спартанские порядки. Не говоря уже о тех заведениях, куда отсылали девочек из простых семей и сирот. Правила были строгие, и за провинности девочек подвергали наказаниям, в том числе телесным. Популярнее всего были удары линейкой по рукам.
    Одно из самых ярких описаний подобного места можно найти на страницах романа «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте. Джейн, девочка с живым воображением, которая много читала дома, в приюте впервые сталкивается с необходимостью зубрить, а также много заниматься рукоделием.
    «Так как я не привыкла учить наизусть, то сначала уроки казались мне бесконечно длинными и трудными- частая смена предметов также сбивала меня с толку, и я была рада, когда наконец, около трех часов, мисс Смит дала мне полоску кисеи в два ряда длиной, иголку, наперсток и сказала, чтобы я села в уголке классной комнаты и подрубила кисею. В этот час большинство девочек занималось рукоделием, лишь один класс стоял вокруг мисс Скетчерд- девочки читали, в комнате царила тишина. Я с интересом прислушивалась к чтению, замечая про себя, как отвечает та или другая девочка и что говорит ей мисс Скетчерд - бранит или хвалит её».

    Кстати, сама писательница, как и её старшие сёстры, училась в Кован-Бриджской школе для дочерей духовенства. Считается, что это заведение с его холодом и плохими условиями послужило прототипом приюта Ловуд из «Джейн Эйр». Сёстры Шарлотты заболели в пансионе чахоткой и умерли, как и любимая подруга Джейн. Позже Шарлотта Бронте училась в Роу-Хэдской школе, и там же осталась в качестве преподавательницы.
    Другая английская романистка, Джейн Остен, поучившись у родственницы, заболела тифом. В очередной раз забрав её из пансиона, её родители предпочли дать дочери семейное образование - учителями Джейн стали отец, братья и обширная домашняя библиотека.
    Также основы образования девочки могли получить в работных домах - при условии, что их родители трудятся там же. Работный дом, где приходилось трудиться много часов подряд, был одним из главных кошмаров бедных англичан. Обычно там оказывались, когда все остальные возможности прокормить семью были исчерпаны. Нельзя сказать, что качество образования, которое дети могли получить в работных домах, было высоким.

    Существовали ещё сельские школы, которые обычно не делали различия между девочками разных возрастов - и старшие, и маленькие могли сидеть вместе, получая немного разные задания. Была распространена практика, при которой старшие учили младших или менее подготовленных, почти избавляя от этой необходимости учительниц.
    Согласно опросу 1841 года, 67 % мужчин и 51 % женщин называли себя грамотными (по крайней мере, могли написать своё имя). С 1880 года в Англии начальное образование стало обязательным и для мальчиков, и для девочек.

    Как учились богатые

    Пока условной Джейн Эйр требовалось учить языки, историю и арифметику, чтобы потом претендовать на рекомендательное письмо и место классной дамы или гувернантки, девушки из знатных и богатых семей готовились найти себе хорошую партию после окончания учёбы. Поэтому небогатые девочки иногда получали более глубокое образование, чем их более обеспеченные ровесницы, которых ждали брак с достойным джентльменом и наследство.
    Само собой, в юных викторианках стремились воспитать качества, необходимые хорошей жене. А значит, обучение было направлено в первую очередь на то, чтобы привить им главные женские добродетели того времени - скромность, кротость, готовность помогать больным и обездоленным, и в то же время изысканность, утонченность вкуса. Девушек обучали живописи, музицированию, танцам, французскому языку.
    Чтобы воспитать юную леди, девочку могли отдать в частную школу либо пригласить гувернантку для домашнего обучения. Иностранным языкам девочек часто обучали француженки и немки. Для домашних занятий отводили специальную комнату, в которой были парта, грифельная доска, книги и наглядные пособия.

    Гувернантками становились образованные, но бедные девушки - по большей части от нужды, из необходимости помогать семье или накопить на приданое. Из-за этого образ гувернантки выпадал из привычной системы традиционных социальных ролей - незамужняя женщина, которая не является ни леди, ни прислугой, как с ней вообще себя держать?

    «Прислуга считала, что если женщина вынуждена работать, то она приравнена в своем положении к ним, и не желала ухаживать за ней, старательно демонстрируя свое пренебрежение. Если же бедняжка устраивалась в семью, в которой не было аристократических корней, то хозяева, подозревая, что она смотрит на них свысока и презирает за отсутствие надлежащих манер, недолюбливали её и терпели только для того, чтобы их дочери научились держать себя в обществе», пишет Татьяна Диттрич.
    Неудивительно, что девочки, к которым была приставлена гувернантка, тоже часто не слишком жаловали её и редко относились с уважением:
    - Не напоминайте мне, дорогая, о гувернантках, у меня от одного этого слова нервы не выдерживают. Я пережила такие мучения от их неумелости и взбалмошности. Слава Богу, теперь я отделалась от этого!
    Мистер Дент склонился к пылающей благородным возмущением даме и что-то прошептал ей на ухо - по её реакции я поняла: он напомнил ей, что одна из представительниц этого проклятого племени находится среди них.
    (Шарлотта Бронте, «Джейн Эйр»)

    Впрочем, иногда гувернантки, ощущая двойственность своего положения и стресс от необходимости соблюдать достоинство, не отставали, терроризируя своих учениц:
    «В классной комнате была кладовка, где хранились книги для занятий. Мисс Блэкберн клала туда же на тарелке кусок хлеба для своего ланча. Каждый раз, когда я что-то никак не могла запомнить, или не слушалась, или возражала чему-нибудь, она запирала меня в этой кладовке, где я сидела в темноте и дрожала от страха. Особенно я боялась, что туда прибежит мышка есть хлеб мисс Блэкберн. В своем заточении я оставалась до тех пор, пока, подавив рыдания, могла произнести спокойно, что теперь я хорошая. Мисс Блэкберн заставляла меня заучивать наизусть страницы истории или длинные поэмы, и если я ошибалась хоть на слово, она заставляла учить меня в два раза больше!»
    (Свидетельство, приведённое в книге «Повседневная жизнь викторианской Англии»)

    Чему и как учили

    Школы имели стандартизированную программу обучения, а вот содержание учебной программы, которую предлагала гувернантка, сильно зависело от конкретной учительницы.
    Екатерина Коути приводит такой план урока из пособия для учительниц, написанного некоей мисс Джонсон в 1867 году:
    1. Назови основные исторические достопримечательности Англии.
    2. Какая из планет ближе всего к Солнцу, а какая дальше всего? Назови их диаметры и период обращения вокруг Солнца.
    3. Назови главные исторические лица в период правления Октавиана Августа.
    4. Расскажи о преимуществах и недостатках обучения в Спарте.
    5. Назови генералов Наполеона Бонапарта.
    6. Сколько существует типов архитектуры?
    Тема для сочинения: гордыня.
    Викторианские экзаменационные вопросы впечатляют широтой охватываемых тем, но не подразумевают глубокого погружения предмет. Девушкам прививали скорее общую эрудицию, чем серьёзные предметные знания и методологию той или иной науки.

    На «частую смену предметов» жаловалась и Джейн Эйр. Для образования тех времён был характерен не междисциплинарный, а «прыгающий» подход, при котором от Гая Юлия Цезаря учительница могла вдруг перейти к астрономии. Считалось, что это развивает широту знаний (правда, в ущерб системности). Некоторые учительницы ликовали, когда таким образом им удавалось застать врасплох и «срезать» какую-нибудь дерзкую ученицу.
    Главным же методом обучения была зубрёжка, которая предполагала, что девочки должны запоминать большие фрагменты текстов. Нетрудно догадаться, что лучшие оценки получали обладательницы хорошей памяти.

    Женщины в университетах

    Викторианский подход предполагал, что всё мужское является нормой, тогда как женское - отклонением. Женщина, по мнению людей того времени, включая именитых учёных, обладает менее развитым мозгом, чем мужчина. Кроме того, отвлекаясь на образование, женщина поступает эгоистично, отлынивая от своих непосредственных обязанностей. Неудивительно, что при таком подходе женский ум воспринимался как своего рода изъян, болезнь, которую можно исправить супружеством.
    Тем не менее, в английском образовании были свои . Благодаря им женское образование реформировалось. Так появились Челтенхэмский женский колледж и Университетская школа Северного Лондона, основанная Мэри Басс, где девушек готовили к поступлению в университет. Однако, как указывают источники, кройке и шитью там тоже уделялось много времени. Например, одна из учениц рассказывала в своих мемуарах, что на экзамене её попросили обметать петлю для пуговицы (девушка получила хорошее домашнее образование, однако шитьё ей не давалось).
    В 1840-х годах открылись два женских колледжа: Королевский колледж и Женский колледж, в котором обучалась искусству одна из дочерей Чарльза Диккенса. В 70-х годах девушки уже посещали занятия в колледжах Ньюнхэм и Гиртон в окрестностях Кембриджа, а также в двух колледжах Оксфорда (впрочем, викторианцы и тут блюли приличия - во время общих с молодыми людьми занятий с девушками должна была быть компаньонка). В эту же пору открылась Академия изящных искусств Слейда с совместным обучением и появилась Лондонская медицинская школа для женщин.
    Первым высшим учебным заведением Англии, где могли учиться в том числе и женщины, стал Лондонский университет. В Оксфорде и Кембридже женщины учатся с 1884 и 1881 годов.

    Английские женщины-учёные XIX века

    Несмотря на то, что женских имён в истории науки викторианской эпохи намного меньше, чем мужских, некоторым исследовательницам и изобретательницам удалось войти в историю, а также изменить облик науки своего времени.
    Каролина Гершель, которая приехала в Англию из Гановера, еще в конце XVIII века открыла три новых туманности и комету, а в 1835 году официально стала членом Королевского астрономического общества.
    Традиционно женскими увлечениями в те времена считались энтомология и ботаника. Несмотря на то, что коллекционирование засушенных насекомых и цветов проходило про части хобби, а гербарии рассматривались в первую очередь как предмет эстетической ценности, изучение женщинами природы способствовало развитию зоологии и ботаники, а также естественнонаучной иллюстрации. Тут можно упомянуть имена Сары Боудич Ли и Оливии Тонг, которые создавали удивительные по красоте и натуралистически точные изображения растений и животных.
    ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТАИстория2010Выпуск 2 (14)НОВАЯ И НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ЕВРОПЫУДК 930.85(410)”18/19”ВОСПИТАНИЕ И МАНЕРЫ АНГЛИЙСКИХ ЛЕДИ XVIII–XIX ВВ.Д. Б. ВершининаПредпринимается попытка представить обобщенный нравственно-психологическийпортрет английских леди в контексте их воспитания и манер на основе документальных источников (писем и дневников), а также художественных произведений английской литературы XIX столетия.Ключевые слова: Англия, леди, женское образование, национальный характер.Престижу Англии, согласно шутливому замечанию, больше, чем экспорт английского угля,содействовал образ джентльмена. Действительно, трудно назвать национальный образ, влияниекоторого распространилось бы так широко в мире, причем не только в так называемом «благородном» обществе, где он возник, но и за его пределами. При этом, однако, тип английского джентльмена, первые упоминания о котором относятся к XII в., на протяжении многих столетий своего существования претерпевал различные трансформации, среди которых одной из главных было постепенное расширение понятия и его демократизация. C образом джентльмена оказались неразрывносвязаны представления об английском национальном характере, ставшем объектом изучения многих исследователей и в самой Великобритании, и за ее пределами. Среди тех, кто обращался к проблемам британской национальной идентичности, были как писатели (к примеру Дж. Б. Пристлии Г. К. Честертон [Честертон, 1984]), так и ученые – лингвисты, литературоведы,культурологи, историки [Карасик, Ярмахова, 2006- Павловская, 2005- Проскурнин, 2002- Fox, 2005-Hewitt, 2008- Hewitt, 2009- Houghton, 1985- Paxman, 1999].Великобритания внедрила в культуру тип не только джентльмена, но и леди. Возникнув ещев раннее средневековье (о чем свидетельствуют уже легенды о короле Артуре и его жене леди Гвиневере), распространившись в эпоху куртуазной любви, когда появился культ Прекрасной Дамы,понятие и сам тип «леди» окончательно утвердились в английском обществе начиная с XVI–XVIII вв., достигнув апогея своего развития в XIX столетии.М. Оссовская писала о содержании термина «джентльмен»: «В Оксфордском словаре поначалу главным выступает знатное происхождение, генеалогическое древо, право ношения герба. Вболее поздних определениях подчеркиваются личные достоинства» [Оссовская, 1987, с. 133]- думается, что эти слова можно применить и к наименованию «леди», поскольку история показывает, какоба типа постепенно теряли свое первоначальное специфически классовое содержание и приобретали все более очевидное этическое, культурное значение. В статье предпринимается попыткапредставить обобщенный нравственно-психологический портрет английских леди в контексте ихвоспитания и манер на основе документальных источников (писем и дневников), а также художественных произведений английской литературы XIX столетия.Практически все путешественники, посетившие Англию в XVII–XIX вв., восхищались красотой англичанок. Н. М. Карамзин в «Письмах русского путешественника» писал: «Англичанокнельзя уподобить розам- нет, они почти все бледны – но сия бледность показывает сердечную чувствительность и делается новою приятностию на их лицах» [Карамзин, 1964, с. 430]. Сумароковподтверждал мысль Карамзина по поводу того, что «Англию можно назвать землею красоты» [Тамже, с. 432]: «Лондон есть метрополия прелестей. Не пройдешь и ста саженей и начтешь двадцатькрасавиц» [Ерофеев, 1987, с. 199]. В последние годы XVIII в. немецкий пастор, живший в Лондоне,замечал: «Я действительно полагаю, что ни в какой другой стране невозможно встретить так многопривлекательных женщин, как в Англии» .Однако в вопросе о манерах англичанок наблюдатели расходились во мнениях. По замечанию Карамзина, «женщины и в Лондоне очень хороши, одеваются просто и мило- все без пудры,без румян, в шляпках, выдуманных грациями. Они ходят, как летают...» [Карамзин, 1964, с. 438]._______________Д. Б. Вершинина, 201093]]>www.histvestnik.psu.ru]]>Д. Б. ВершининаДругой русский путешественник, напротив, утверждал, что лондонки «одеваются без вкуса, манеры и походка не так грациозны, как у француженок» [Ерофеев, 1987, с. 199]. При этом упомянутыеавторы, безусловно, апеллировали к манерам и вкусам англичанок из аристократических кругов.Леди и джентльмены всегда очень серьезно относились к воспитанию своих дочерей- особенное внимание к образованию джентльмена (в первую очередь) и леди начало проявляться уже вXVII в. Можно согласиться с В. Мацкевичем, утверждающим, что усиление демократических тенденций в английском обществе второй половины XVII столетия неизбежно должно было вызватьбольшее внимание к проблемам образования и воспитания: «Нарастание демократических тенденций в английском обществе привело к тому, что управление государством было изъято из рук родовой аристократии, и к управлению государством, хозяйством стали приходить демократическиеслои населения... Со времен Локка само по себе понятие элиты или джентльмена начало пониматься как результат культуры, воспитания и образования» [Мацкевич, 1993, с. 96–97].Упоминание имени Локка в контексте воспитания леди совершенно не случайно. Основныемысли выдающегося английского философа и просветителя по поводу воспитания и педагогический опыт, накопленный в работе преподавателя и домашнего воспитателя, наиболее полно представлены в работе «Мысли о воспитании» (1693). Естественно, речь здесь идет о воспитанииджентльмена, а не леди, однако сам философ замечает: «Высказывая изложенное, я имел в видумальчика, потому что главная цель моего рассуждения заключается в выяснении надлежащих методов воспитания молодого джентльмена начиная с детских лет. Эти методы не могут во всем подходить к воспитанию детей- однако нетрудно будет разобрать, в чем различие пола требует применения различных приемов воспитания» [Локк, 1989, с. 147]. В труде Локк предлагал целую программу обучения, главным принципом которой являлись постепенность и взаимосвязанностьпредметов. Педагогические труды Дж. Локка несли одну очень важную мысль: процесс становления и воспитания человека – это единство физического, психического и умственного его развития.Именно эта мысль философа представляется важной при обращении к женскому образованию вАнглии XVIII–XIX вв.: в дома специально нанимались воспитатели и учителя, обучавшие девочекязыкам и другим предметам. Акцент, однако, в отличие от воспитания мальчиков, делался преждевсего на занятиях музыкой, танцами, рисованием, рукоделием. Именно это должна была в первуюочередь знать и уметь английская девушка, чтобы ее назвали образованной в XVIII–XIX вв.Яркие примеры отношения британцев к проблеме женского образования представляет английская женская литература, расцвет которой в XIX столетии, безусловно, демонстрирует процессосмысления британскими интеллектуалками своих прав и привилегий, равно как и ограничений,наложенных на их судьбу принадлежностью к «слабому полу».В романе Джейн Остен «Гордость и предубеждение» между героями возникает спор по поводу определения «образованная леди». Чарльз Бингли утверждает, что все молодые леди «рисуютпейзажи, раскрашивают экраны и вяжут кошельки», в то время как, по мнению его сестры, «понастоящему образованным может считаться лишь тот, кто стоит на голову выше всех окружающих.Женщина, заслуживающая это название, должна быть хорошо обучена музыке, пению, живописи,танцам и иностранным языкам. И кроме всего, она должна обладать каким-то особым своеобразиемвнешности, манер, походки, интонации и языка – иначе это название все-таки будет заслуженнымтолько наполовину». Один из центральных героев романа мистер Дарси, заметивший, что «не могбы похвастаться, что среди знакомых... женщин наберется больше пяти-шести образованных понастоящему», к списку всех качеств, предложенных мисс Бингли, добавил «нечто более существенное – развитый обширным чтением ум», а главная героиня, Элизабет Беннет, резюмироваласпор утверждением, что «никогда не видела, чтобы в одном человеке сочетались все те способности, манеры и вкус, которые были... перечислены» [Остен, 1988а, с. 404–405]. Следует согласитьсяс автором романа и ее героиней в том, что созданный образ является идеалом, к которому стремились все девушки. Уже одно то, что положительными героинями этого романа, торжествующими вего финале, являются старшие сестры Беннет – чрезвычайно начитанные молодые леди, которыхОстен делает по характеру и образу мышления похожими на их отца мистера Беннета, который, каквидно из романа, был действительно образованным человеком, дает основания говорить о комплексности (по Локку) воспитания и образования молодых дам во времена Остен.Многие женщины высших слоев общества могли всю свою жизнь заниматься самообразованием. В домах с хорошей библиотекой они получали возможность узнать много нового для себя и94]]>www.histvestnik.psu.ru]]>Воспитание…часто не пренебрегали этим. В том же романе Джейн Остен показывает, как приехавшая в Незерфилд навестить свою больную сестру Джейн мисс Беннет предпочла играм чтение, чем удивиламногих: «Мистер Херст посмотрел на нее с удивлением: – Вы играм предпочитаете чтение? – спросил он. – Странно!» [Там же, с. 402].Самообразование, а также занятия с домашними учителями, на что делал упор Локк в своихработах, нередко были дополнением к образованию, получаемому в пансионах. Обычно в них обучали тому же комплексу предметов, что девочки могли получить и дома, но там, во-первых, будущие леди погружались в более строгую атмосферу, а во-вторых, в пансионах был сделан гораздобольший акцент на трудовое воспитание. Розамонда Винси из романа Джордж Элиот «Мидлмарч»получила образование в лучшем в графстве пансионе миссис Лемон, где, как пишет автор, «благородных девиц обучали всему, что необходимо знать светской барышне – вплоть до отдельно оплачиваемых уроков, как входить в карету и как выходить из нее» [Элиот, 1988, с. 102]. Розамонду,действительно, многие считали лучшей девушкой в Мидлмарче, однако образ этот, безусловно,иронический. Элиот показывает нам, как девушка из среды не очень крупной буржуазии стремитсястать настоящей леди: она «была прилежна и... с особым усердием писала акварелью пейзажи ипортреты приятельниц, упражнялась на фортепиано и с утра до ночи вела себя в точном согласиисо своими представлениями о том, какой должна быть истинная леди... Она находила время читатьсамые лучшие романы, а также и не самые лучшие, и знать наизусть множество стихов. Любимымсвоим произведением она назвала бы “Лалла-Рук” [Там же, с. 165–166] (романтическая поэма английского поэта Томаса Мура, пользовавшаяся в 1830-е гг. большой популярностью. – Д. В.). Совсем другого рода книги читала героиня этого же романа Доротея Брук, «занятая судьбами родачеловеческого, видевшимися ей в озарении христианской веры...» [Там же, с. 22]: она знала наизусть множество отрывков из «Мыслей о религии и о некоторых других вопросах» французскогофилософа Паскаля Блеза, а также из трудов английского богослова Джереми Тейлора.Марианна Дэшвуд из романа Остен «Чувство и чувствительность» читала Уильяма Каупераи Джеймса Томсона, английских поэтов-сентименталистов, а также Вальтера Скотта. Один из главных героев, Эдвард Феррарз, сказал о ней так: «А книги! Томсон, Каупер, Скотт – она покупала быих без устали, скупила бы все экземпляры, лишь бы они не попали в недостойные руки!» [Остен,1988б, с. 113].Примеры стремления девушек к самообразованию есть и в частных письмах, и в дневниках:к примеру, Сэмюэл Палмер в письме, адресованном мисс Джулии Ричмонд в сентябре 1866 г., рекомендует ей прочитать Торкватто Тассо, достаточно сложного для простого читателя итальянского поэта эпохи позднего Возрождения, но следом, подчеркивая образованность своего адресата,добавляет: «Хотя Вы уже наверняка читали его в оригинале» . ФанниБерни в своем дневнике упоминает, что читала Сервантеса, Шатобриана, Цицерона, Дизраели,Драйдена, Шекспира, Скотта, Свифта, Жермену де Сталь, Вольтера и многих других не менее известных авторов . Не менее длинный список литературных пристрастий можно составить и по дневнику Дороти Вордсворт, где среди прочитанных книг упоминаются «Кентерберийские рассказы» Чосера, «Макбет», «Король Джон», «Тимон Афинского», «Напрасные усилиялюбви» Шекспира, «Потерянный рай» Дж. Мильтона, «Дон Кихот» Сервантеса и т. д. .В Англии XVIII–XIX вв. существовал определенный идеал женского поведения, канон истинной леди, следовать которому девочки должны были с ранних лет: «содержать себя в чистоте,быть утонченными, изящными, элегантными, тихими и спокойными» .В 1616 г. Джервис Маркхем определил по-своему то, к чему должны стремиться англичанки, обозначив тем самым мужскую мечту об истинной женственности: «Наши английские жены должныобладать целомудренными мыслями, решительной храбростью, выдержкой, быть неутомимыми,бдительными, прилежными, остроумными, приятными, постоянными в дружбе, полными привлекательного домоседства, мудрыми в речах» . Дж. Пристли в книге «Англичане»говорит о том, что более соответствуют такому типу женщины тюдоровских и стюартовских времен, когда представительницы высших слоев, безусловно, не были пустышками, а, напротив, обладали собственными суждениями и зачастую получали классическое образование (достаточновспомнить дочерей Томаса Мора, Марию Тюдор и Елизавету I, дочерей Оливера Кромвеля и Джона Мильтона). Несколько иначе обстояло дело в XVIII в., когда все чаще стал возникать образ95]]>www.histvestnik.psu.ru]]>Д. Б. Вершинина«пустышки»- к началу же XIX столетия «английские женщины приобрели то, что можно назватьистинно английским стилем поведения: иррациональное, инстинктивное ушло в сторону, и образованный англичанин стал полагаться спокойным, холодным, полностью рассудительным, как римляне лучших лет (и это перешло к женщинам)» [Там же, с. 48]. По мнению Г. Перкина, викторианство – один из кульминационных моментов «глубоких изменений в национальном характере», когда «англичане перестали быть одной из самых агрессивных, грубых, буйных, прямых, разгульных,жестоких и кровожадных наций в мире и превратились в одну из самых сдержанных, вежливых,опрятных, чувствительных, не в меру щепетильных и лицемерных наций» [Проскурнин, 2004, с. 9].Именно такими спокойными и рассудительными изображены многие героини английскихроманов XIX в.: Джен Эйр из одноименного романа Шарлотты Бронте, сестры Элизабет и ДжейнБеннет из романа Джейн Остен «Гордость и предубеждение», Элинор Дэшвуд из романа «Чувствои чувствительность» той же Остен, Доротея Брук из романа Джордж Элиот «Мидлмарч», ледиДедлок из романа Чарльза Диккенса «Холодный дом», аристократка Эдит Грейнджэр из его же романа «Домби и сын». Несмотря на то что всех их постигают беды и горести, они держат эмоциивнутри и ведут себя очень сдержанно. К примеру, по коллизии романа «Чувство и чувствительность» Элинор Дэшвуд была посвящена в тайну человека, которого любила, и, узнав, что ЭдвардФеррарз уже четыре года помолвлен с мисс Люси Стил, «на несколько мгновений онемела от растерянности, так она была поражена. Но затем, принудив себя заговорить и тщательно выбирая слова, произнесла со спокойствием, которое в достаточной мере скрывало ее изумление и горечь...». Вдальнейшем, глубоко страдая, Элинор четыре месяца хранила в себе эту тайну, объясняя свой поступок, представлявшийся ее сестре Марианне поистине героическим, следующим образом: «Яобещала Люси сохранить ее тайну...» [Остен, 1988б, с. 157]. Именно такое поведение – умениесдерживать свои эмоции – и считалось одним из признаков благородного поведения. ПоэтомуДжен Эйр, Элизабет Беннет и других героинь, в действительности не принадлежащих к высшемуклассу, можно назвать леди за их достойное поведение. Такая трансформация понятия «леди» изпонятия классового и социального в культурное и этическое произошла в Англии как раз в середине XIX в. Викторианская эпоха поставила вопрос о том, можно ли назвать леди любую женщину извысшего класса. К примеру, леди Кэтрин де Бер, представительница крупной аристократии, ведетсебя по отношению к Элизабет Беннет и ее семье, джентри, находящимся ниже на социальной лестнице, не совсем порядочно, обращаясь с ними свысока: «Войдя в комнату с более чем всегда,бесцеремонным видом, леди Кэтрин ничем, кроме легкого кивка, не ответила на приветствие Элизабет и, не говоря ни слова, уселась в кресло» [Остен, 1988а, с. 792].Надо отметить, что в реальности многие аристократы поддерживали в себе такое отношениек средним классам и видели в них порой большую опасность, чем в рабочих. Сэр Генри Булвер писал графине Дерби: «...средний класс не обладает ни энергией, ни духовной высотой, чтобы управлять правительством...» . Подобное восприятие аристократии как исключительного социального слоя постепенно принимало форму снобизма, который становился важнойчертой английской нации и английского образа жизни. В «Книге снобов» Теккерей дает множествопримеров снобизма, процветающего везде: в Сити, в университетах, в литературе, в политике. Снобизм, по утверждению писателя, охватил и сферы личной жизни: семью, клубы. Свое открытиеТеккерей справедливо называет великим, а свой труд «Трудом с прописной буквы» [Теккерей,1975, с. 318], определяя сноба как человека, угодливого по отношению к вышестоящим и высокомерного к стоящим ниже. Немало снобов Теккерей видит и среди английских леди: «...по натуре ниодной женщине это чувство не свойственно, однако привычка всех окружающих раболепствовать изаискивать перед этой прекрасной и величественной дамой – обладательницей такого множествачерных и всяких других брильянтов – и в самом деле заставило ее поверить, что она выше всех насвете и что люди не вправе с ней общаться, разве только с почтительного расстояния» [Там же,с. 330]. Сатирически изображая подобных леди, Теккерей показывает, что все они такие же снобы,как и мужчины: весьма респектабельная и почтенная дама миссис Скряггинс (фамилия далеко неслучайна) «останется снобом, пока так непомерно высоко ценит себя, свое имя, свою внешность инаслаждается этим нестерпимым высокомерием- пока, бывая на людях, чванится, подобно Соломону во всей славе его...» [Там же, с. 341].Этот портрет, несомненно, напоминает описание леди Кэтрин де Бер: «Она ничем к себе нерасполагала, и в ее манерах не чувствовалось желания хозяйки, чтобы ее гости забыли о своем бо-96]]>www.histvestnik.psu.ru]]>Воспитание…лее низком общественном положении. Она не наводила страха молчанием, но все, что она говорила, произносилось не допускающим возражений тоном, подчеркивавшим значительность ее особы...» [Остен, 1988а, с. 529]. У некоторых аристократок снобизм достигал необычайной силы. ЛедиДалхаузи в письме мужу утверждала: «Те, кто не рожден в соответствии с титулом, хороши на своих местах, но не в аристократических салонах и гостиных» .Примечательно, что наиболее заинтересованы в защите привилегий аристократии, которыесуществовали не формально, а на бытовом уровне (в политике, например, министром мог стать и неаристократ: яркий пример тому – Дизраели), были те, чье собственное аристократическое положение было достаточно шатким. Примером может служить высказывание леди Фокс, вышедшей замуж не за лорда: «Мое сердце глубоко опечалено тем, что исчезают привилегии класса» [Там же].Конечно, отнюдь не все леди проявляли такое высокомерное отношение к средним классам,и многие из них стремились к тому идеалу, что существовал в течение многих веков. Однако длявсех из них желательный образец женского поведения в Англии XVIII и XIX вв. был неразрывносвязан с представлением о женщине как о хранительнице домашнего очага, что непосредственнымобразом отражалось на воспитании и манерах английской аристократки. Замужество оставалосьнормативным институтом для женщин, независимо от того, к какому классу они принадлежали, аидея семьи организовывала жизнь большинства людей в английском обществе, поэтому вся система воспитания англичанок была нацелена на воспитание будущей жены и матери. В то же время напротяжении XVIII–XIX вв. стала проявляться заинтересованность английских женщин в событияхжизни социальной, выходящей за рамки только домашних проблем, начался процесс пробужденияженского сознания, что ярко демонстрирует стремление английских леди к самообразованию.Библиографический списокBurney F. Selected Letters and Journals / ed. by J. Hemlow. Oxford, 1986.Davidoff L., Hall C. Family Fortunes. Men and Women of the English Middle Class, 1780–1850. L., 1987.Fox K. Watching the English: The Hidden Rules of English Behaviour. L., 2005.Hewitt K. The English Gentleman: Getting Behind the Stereotype // Hewitt K. Understanding British Literature. Пермь- Oxford, 2008.Hewitt K. Understanding Britain Today. Oxford, 2009.Houghton W. E. The Victorian Frame of Mind, 1830–1870. New Haven- L., 1985.Journals of Dorothy Wordsworth. Oxford- N.-Y.- Toronto- Melbourne, 1980.Paxman J. The English: A Portrait of a People. L., 1999.Priestly B. The English. L., 1974.Raynolds D. Aristocratic Women and Political Society in Victorian Britain. Oxford, 1998.The Oxford Book of Letters / ed. by F. Kermode and A. Kermode. Oxford- N.-Y., 1996.Ерофеев Н. А. Туманный Альбион и англичане глазами русских, 1823–1853. М., 1987.Карамзин Н. М. Письма русского путешественника // Карамзин Н. М. Избранные сочинения: в 2 т.М., 1964. Т. 1.Карасик В. И., Ярмахова Е. А. Лингвокультурный типаж «английский чудак». М., 2006.Локк Дж. Мысли о воспитании // Педагогическое наследие. М., 1989.Мацкевич В. Полемические этюды об образовании. М., 1993.Оссовская М. Рыцарь и буржуа. Исследования по истории морали. М., 1987.Остен Дж. Гордость и предубеждение // Остен Дж. Собрание сочинений. М., 1988а. Т. 1.Остен Дж. Чувство и чувствительность // Остен Дж. Собрание сочинений. М., 1988б. Т. 1.Павловская А. В. Англия и англичане. М., 2005.Проскурнин Б. М. О новых подходах к викторианству как социокультурному прецеденту // Вестн.Перм. ун-та. Вып. 4. Иностранные языки и литературы. Пермь, 2004.Проскурнин Б. М. Викторианский менталитет и английская культура XX века (постановка проблемы) // Национальный менталитет и языковая личность: межвуз. сб. науч. тр. Пермь, 2002.Теккерей У. М. Книга снобов // Теккерей У. М. Собрание сочинений: в 12 т. М., 1975. Т. 3.Честертон Г. К. Об англичанах за границей // Честертон Г. К. Писатель в газете: худож. публицистика. М., 1984.Элиот Дж. Мидлмарч. М., 1988.Дата поступления рукописи в редакцию: 27.10.201097]]>www.histvestnik.psu.ru]]>
    Алина Возная

    В старой доброй Англии высшим достижением женщины было создание семьи. Традиционному обществу противостояли изменщицы и «синие чулки».

    «Синие чулки»

    В середине 18 века годах английская писательница Элизабет Монтегю организовала интеллектуальный салон. Среди посетителей ее дома выделялся ботаник Бенджамин Стиллингфлит. Вопреки правилам этикета, вместо черных шелковых чулок он носил синие шерстяные. Со временем «синими чулками» лондонцы стали так называть всех участников таких собраний.
    В начале 19 века «синий чулок» - обидный ярлык для женщины, увлеченных образованием или работой в ущерб личной жизни. Со временем прозвище поменяло оттенок - так называли эрудированных дам, жизнь которых не ограничивалась ролью жены и матери.
    Отношение к образованным и самостоятельным женщинам в Англии 17-18 века не было однозначным. Одни мужчины их боготворили, другие - опасались. «Синие чулки» проводили время в салонах вместе с литераторами, философами и художниками. Многие из этих женщин сами писали книги или открывали школы.

    Слишком умная для брака

    Английская писательница и филантроп Ханна Мор стала «синим чулком» из-за разбитого сердца. Ей было 22 года, когда она согласилась выйти замуж за Уильяма Тернера. Старший на 20 лет жених не спешил назначать дату свадьбы, а через 6 лет разорвал помолвку. По слухам, у отвергнутой невесты случился нервный срыв. Тернер чувствовал свою вину и назначил Ханне Мор годовое содержание в размере 200 фунтов ($43 тысячи на сегодня- дальше все суммы будут указываться в долларах с учетом инфляции). Эти финансы позволили ей уехать в Лондон, стать участницей «Общества синего чулка», заняться литературной деятельностью и открыть школу для бедных. Позже Мор снова звали замуж, но на вторую помолвку она не решилась.
    Ханна Мор - англійська письменниця, поетеса і драматург, член «Товариства синьої панчохи». Портрет роботи Генрі Пікерсгілла. Джерело: Національна портретна галерея в Лондоні / npg.org.uk
    Где-то в середине 19 века в редакцию журналов «Семейный друг» и «Домашний журнал англичанки» пришло письмо с просьбой о совете. Джентльмен боялся играть свадьбу со своей девушкой после того, как ее эссе победило в литературном конкурсе. Мужчина не мог решить: найти безграмотную и заботливую невесту или жениться на «синем чулке», которая за интеллектуальными занятиями может забыть про услужение мужу.
    Издатель и главный редактор журналов Сэмюэль Орчарт Битон написал читателю гневный ответ. Сам он был женат на талантливой колумнистке и писательнице Изабелле Мэри Битон. Она помогала мужу во всех рабочих делах, а в 1861 году написала культовую «Книгу о ведении домашнего хозяйства» .
    К 1868 году было продано 125 тысяч экземпляров.

    Где искать жениха

    Прозвище «старой девы» было получить намного легче, чем стать «синим чулком». Достаточно было не выйти замуж к 30 годам.
    В 1850-х годах в Англии было на 650 тысяч меньше мужчин, чем женщин. Женихов на всех не хватало. Более того, в надежде сколотить состояние джентльмены массово уезжали покорять колонии: Индию, Канаду, Австралию и Новую Зеландию. Леди отправлялись вслед за любовью. Одни самостоятельно покупали билет в Австралию за $3500. Другие пользовались услугами «Общества эмиграции женщин среднего класса», основанного Марией Рай в 1862 году. Общество помогало женщинам переехать на новое место, найти жилье и работу: гувернанткой, учительницей, служанкой.
    Впрочем, большинство англичанок выходило замуж на родине. Идеальный возраст для брака: 23-25 лет. Шансы найти жениха были велики весной и летом во время лондонского сезона. В случае удачи начинались ухаживания, за которыми следовала помолвка. Она длилась от полугода и в редких случаях превышала два года.
    Аристократы съезжались в столицу для участия в заседаниях парламента. С ними приезжали и неженатые сыновья. В это время чаще устраивались скачки, спектакли, балы и приемы.
    «Прощальный взгляд на Англию», Форд Мэдокс Браун, 1855 год. Источник: Бирмингемского музей и художественная галерея / artchive.com

    Отпусти, но не прости: как наказать обманщика

    Обе стороны могли разорвать помолвку. Но если решение исходило от одного только жениха, он должен был проявить такт, иначе брошенная невеста могла подать в суд. Девушки предоставляли доказательства ухаживаний: письма, подарки, иногда совместного ребенка. Суд не способен был заставить мужчину жениться, но мог назначить финансовую компенсацию.
    В 1824 году Мария Фут отсудила $405 600 у бывшего жениха, который несколько раз переносил свадьбу, но в церковь так и не явился. Другая брошенная невеста, Эдит Уильямс, получила $22 300 у Эдварда Хьюза, будучи от него беременной.
    Обычно, мужчины не избегали женитьбы. Общество осуждало не только «старых дев», но и одиноких джентльменов. Если обеспеченный здоровый человек не имел жены, у него подозревали наличие тайных изъянов.
    «Подружка невесты». Джеймс Тиссо, 1883-1885 гг. Источник: Wikipedia

    Как правильно выбирать любовника

    Как помолвку и разрыв, в Англии 18 и 19 веков развод тоже почти всегда инициировал мужчина. Веской причиной развестись общество и суд признавали измену жены. Более того, супруг мог потребовать у ее любовника денежную компенсацию.
    Так сделал баронет Ричард Уорсли в 1782 году. Супружеская жизнь с Сеймур Дороти Флеминг не ладилась. Но девушка не унывала и заводила любовников, от одного из которых родила ребенка. Ричард принял дочь как свою, чтобы избежать позора. Но вскоре жена бросила его окончательно и укатила с другом семьи, капитаном Джорджем Биссеттом.
    Ричард Уорсли оценил ущерб в $4,3 миллиона. Но капитан имел талантливого адвоката. Тот подал встречный иск и обвинил самого баронета в аморальном поведении. Якобы однажды муж лично предложил Биссетту взобраться к себе на спину, чтобы рассмотреть, как выглядит его обнаженная жена во время плавания. Учитывая новые обстоятельства, суд присудил Уорсли символическую компенсацию в 1 шиллинг.
    Баронет так и не дал официального развода жене, поэтому ей пришлось жить за счет любовников. Повторно выйти замуж она смогла 12 сентября 1805 года, через месяц после смерти нелюбимого мужа. В качестве приданого у 46-летней новобрачной было наследство в $8 миллионов.
    Леди Уорсли (Сеймур Дороти Флеминг), картина Джошуа Рейнольдса, 1776 год.

    Категория: 

    Оценить: 

    Голосов пока нет

    Добавить комментарий

      _   _   _____  _____      _  __  __ __        __
    | | | | |__ / |__ / | | \ \/ / \ \ / /
    | |_| | / / / / _ | | \ / \ \ /\ / /
    | _ | / /_ / /_ | |_| | / \ \ V V /
    |_| |_| /____| /____| \___/ /_/\_\ \_/\_/
    Enter the code depicted in ASCII art style.

    Похожие публикации по теме