Какое из определений точнее описывает цифровое неравенство. Сократит ли интернет неравенство между людьми. Проникновение интернетапо регионам России

Какое из определений точнее описывает цифровое неравенство. Сократит ли интернет неравенство между людьми. Проникновение интернетапо регионам России

Несколько дней по рунету гуляет перевод статьи из одной из влиятельнейших газет мира New York Times о том, что потребление цифровых услуг - это признак бедности.

О том, почему это утверждение не соответствует действительности, очень хорошо написал в ЖЖ популярный блогер Дмитрий Чернышев:

«Я сначала процитирую несколько особенно хлестких абзацев оттуда, а потом объясню, почему на самом деле все гораздо интереснее.

«Вы бедный, если ваш врач консультирует вас по интернету, а не в ходе личной встречи.

Бедный, если ваши дети учатся онлайн, а не у оффлайновых преподавателей.

Бедный, если покупаете товары онлайн, а не в красивом магазине в центре города.

Для бедных существует гигантский рынок сексуальных услуг онлайн, где жители третьего мира продают эротические фантазии бедным гражданам мира первого, которые в состоянии потратить на это лишние десять долларов.

Тот факт, что богатые предпочитают старомодных тьюторов, личных тренеров и поваров, а не Coursera или доставку еды через смартфон, ни для кого не секрет. Но автора статьи Нелли Боулерз идет дальше и заявляет, что происходит люксеризация человеческих отношений.

Если вы по-прежнему получаете услуги от живых людей или имеете возможность общаться с ними, значит скорее всего вы представитель новой элиты, престижное потребление которой заключается в отказе от цифровых услуг в пользу оффлайновых.

Бедные покупают в кредит айфон, богатые отказываются от смартфонов. Бедные стараются сделать так, чтобы их дети умели пользоваться компьютерами, богатые предлагают своим наследникам частные школы, где обучение строится на общении между людьми. Если тридцать лет назад обладание персональным компьютером было признаком роскоши, то сегодня жизнь, проведенная перед экраном - это признак вашей неуспешности в жизни.

Потом Боулерз сбивается на довольно спорные утверждения о том, что взросление с гаджетами вредит когнитивному развитию детей и утверждает, что на стороне IT-корпораций в этой дискуссии выступают многочисленные недобросовестные психологи».

На самом деле перед нами не обличение пороков нового мира, а признание о капитуляции старого – теплого и лампового.

И вот, почему:

Теплый ламповый мир был построен на тщательном соблюдении иерархии. Неважно, какой. В мире тресковой икры будет особо цениться красная и черная икра, а в мире красной и черной икры деликатесом станет «икра заморская (облизывается) баклажанная». При появлении первых электронных часов они становятся показателям статуса, а когда электроники станет много, будут цениться настоящие механические часы. Так алюминий стоил когда-то огромных денег, а потом из него стали штамповать ложки. Интересно, как часто понятия роскошь и богатство пересекаются с понятием бесполезное. Ламборгини в Москве или золотой унитаз – это апофеоз глупости.

Эта иерархия ценностей создает у богатых людей иллюзию того, что уж им то доступно самое лучшее. Это прививает людям глупейшую мысль, что ужин в самом дорогом ресторане с самым дорогим шампанским с самой дорогой проституткой может доставить человеку в сто раз больше удовольствия, чем посиделки с друзьями дома за хорошим разговором и бутылкой простого красного македонского вина.

И вот на наших глазах этот мир начинает разрушаться. Искусственный жемчуг ничем не отличается от настоящего. Эксперты не в состоянии отличить искусственные алмазы от настоящих. Люди начинают получать услуги стоимостью в миллиарды долларов практически бесплатно. Вы хотя бы представляете, какой колоссальный объем работы выполняет в реальном времени ваш навигатор? Сколько технологий работает в вашем мобильном телефоне?

И вот богатые люди пытаются выстроить новую иерархию ценностей, которая отличала бы их от простых смертных. Завтра лучшее в мире мясо будет выращиваться в пробирке, но они будут доказывать всем, что настоящее мясо может быть только натуральным. Только мясо крокодила, которого кормили девственными кроликами, выращенными на лугах Бразилии без ГМО. Хотя на самом деле на слепых тестах никто не сможет отличить настоящую японскую мраморную говядину от синтетической.

Завтра будут сделаны молекулярные копиры, которые смогут делать любому желающему копию Рембрандта, не отличающуюся от оригинала ни единым атомом, но миллиардеры будут уверять всех, что только их оригинал обладает духом и аурой настоящего голландца, а копии – это для нищебродов. Так хреновые верующие стремятся обязательно попасть в особые намоленные места – в Иерусалим, на Афон или в Ватикан, а настоящие верующие могут испытывать религиозный восторг при виде придорожного одуванчика, увидев в нем красоту Господа.

Мы все это уже проходили. Настоящий звук возможен только на виниле и только от колонок с золотыми проводами. Настоящее кино можно снимать только на пленку. Настоящая японская кухня есть только в одном нью-йоркском ресторане.

Элита вчера точно так же защищала необходимость лифтеров в лифте и швейцаров на входе. Теплых и ламповых. А фотоэлемент – это удел нищебродов. Скажите, сильно ли вы тоскуете по отсутствию живого контакта с лифтером?

А завтра их журналисты будут писать статьи доказывающие, что водитель с продавцом и официантом обязательно должны быть живыми, а машины без водителя, магазины без продавцов и рестораны без официантов – удел нищебродов. Вы, правда, будете скучать без контакта со сферой обслуживания?

Завтра искусственный интеллект будет в сто раз лучше, точнее и быстрее живого врача, но элита будет прославлять теплых и ламповых дипломированных врачей.

Кто тут недоволен онлайн-порнографией и считает, что это удел бедняков?

Вот нейросеть , которая генерирует лица людей. Вы не сможете отличить их от настоящих. Завтра нейросеть возьмет на себя генерацию порнографии. На любой вкус, цвет и размер. Но элита будет требовать теплых и ламповых порнозвезд. Якобы, сгенерированные «не вставляют». Странно, что они не требуют, чтобы в кино убивали людей по-настоящему. Иначе «не вставляет».

Не бойтесь цифры, это только носитель. Сильное стихотворение, прочитанное с экрана мобильника, может вставить сильнее, чем отборный кокаин, привезенный прямым дипломатическим рейсом из Венесуэлы. Не верьте колумнисту Нью-Йорк Таймс, она получает много денег и пытается защитить свою иерархию ценностей.

А мы построим на ее обломках новую. С теплыми и ламповыми настоящими друзьями.»

Относится к «Почему нарастает неравенство»

Динамика цифрового неравенства в современном мире.

Текст научной работына тему Динамика цифрового неравенства в современном мире. Научная статья по>Экономика и экономические науки

ББК 87.6
ДИНАМИКА ЦИФРОВОГО НЕРАВЕНСТВА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
В. В. Вальвачев
DYNAMICS OF THE DIGITAL INEQUALITY IN THE MODERN WORLD
V. V. Valvachev
В статье рассмотрены определение понятия «цифровое неравенство», его соотношение с более широкими по объему понятиями, а также динамика количественно-качественных характеристик инфосферы общества, связанных с ним в общеисторическом плане и на современном этапе развития социума.
In this article the definition of digital inequality and its ratio to more general concepts is considered, and also dynamics of quantitative and qualitative characteristics of infosphere of society related to the historical terms and in development of modern society is presented.
Ключевые слова:
динамика, цифровое, информационное, неравенство, грамотность, образование, Интернет, современное общество.
Key words:
dynamics, digital, informational, inequality, literacy, education, Internet, modern society.
В современном социуме в связи с компьютеризацией и распространением сопутствующих технологий, а так же изменениями социального характера проблемы информатизации являются центром внимания значительного количества философов и ученых. Исследователи отмечают ряд проблем, связанных с динамикой содержания информационной сферы в «постиндустриальном обществе», одной из которых является проблема информационного неравенства.
Цифровое (информационное) неравенство понимается, с одной стороны, как «различие в уровнях развития информационных коммуникаций между различными странами и регионами, внутри страны, возрастными и социальными группами, различными государственными учреждениями, между институтами гражданского общества» - с другой - как разрыв в возможностях доступа к информации между богатыми и бедными (в том числе качественные различия), что характерно и для развитых стран.
Отождествление понятий «информационное» и «цифровое» не совсем верно. Синонимизация обусловлена характером современных средств информационного обмена, алгоритмами («цифровыми») работы ЭВМ и прочей техники, что в историческом плане заужает проблемное поле.
Информационное неравенство существует с момента возникновения цивилизации. Так, несмотря на начавшееся в эпоху возрождения распространение
грамотности и изобретение в середине XV века И. Гутенбергом (Германия) печатного станка, потенциальные потребители представленной технологии были в абсолютном меньшинстве. По историческим свидетельствам, низкий уровень распространения грамотности был характерен и для правящих слоев (административных чинов) европейских государств. Несмотря на сложность проверки достоверности статистических данных касательно грамотности эпохи Возрождения, примерное представление о них мы все же можем получить. Имеются данные о грамотности населения во Франции XVIII века , на основании которых можно заключить, что до середины XVIII века грамотой в европейской стране все еще владело меньшинство.
Современный социум, где до 2015 года ставится задача введения в большинстве стран программы всеобщего обязательного (начального) образования , напротив, является обществом сравнительно более равноправных в информационном плане личностей. Однако в некоторых странах уровень грамотного населения по-прежнему составляет менее 15 %. По данным УИС ЮНЕСКО, уровень распространения грамотности в мире - 83,9 %. Очевидно, существует континентальный дисбаланс. Имеются показатели 62,8 % и 96,1 % грамотного населения для Африки и Северной Америки соответственно . Необходимо заметить, что грамотность, в самом общем смысле понимаемая как умение читать и писать на родном языке, является необходимым, но не достаточным свойством. В сегодняшнем мире, при снижающемся спросе на низко квалифицированную рабочую силу, одной грамотности не достаточно даже для трудоустройства. Основой обеспечения информационного равенства в современных условиях является всеобщее образование. Детально в рамках данной статьи проблемы образования не рассматриваются, нашей основной задачей является освещение динамической стороны проблематики, связанной с количественно-качественными преобразованиями содержания информационного обмена.
Основной интерес вызывает анализ корректив, вносимых инновационными технологиями в информационную проблематику. Главным образом представлена цифровая составляющая информационного неравенства, являющаяся наиболее неоднозначной в силу относительно недавнего манифеста и скорости протекания процессов на современном этапе развития общества. Новизна постановки вопроса связана не с сущностью информационного неравенства (которое представляет собой частный вид социального), но с его качественной определенностью, современной формой и содержанием инфосферы.
Новые качественные стороны этого явления обусловлены двумя взаимосвязанными аспектами: распространением технологии и изменением (ростом) роли информационных ресурсов в обществе. По мере эволюции ценности того или иного объекта, по поводу которого возникают неравновесные социальные отношения, меняется контекстих рассмотрения. Нельзя сказать, что во времена Гуттенберга информация, данные, знания не играли роли в общественной жизни, однако роль эта претерпела колоссальные трансформации. Сама наука, задачей которой в широком смысле всегда являлось приращение знания о человеке и окружающем мире, в XV веке имела структуру и принципы организации, существенным образом отличные от тех, на основании которых Ф. Энгельсом была представлена классификация системы наук. Одновременно с развитием науки менялись и формы производственных отношений, социальные институты, усложнялась общественная жизнь.
Низкий уровень информированности не мог существенно повлиять на быт и уровень жизни крестьянина в традиционном обществе. Пример Фалеса, который, по историческим свидетельствам, будучи обвиненным в непригодности его учености для практических целей, спрогнозировал изменения погоды (урожай маслин) и получил таким образом прибыль, является, скорее, исключением, а не правилом. Достаточно точных методов предсказания погоды не существовало тогда, а на долгосрочные периоды времени не существует и сейчас, посему этот случай, вероятнее, можно классифицировать как незакономерный успех.
Со сменой общественно-экономической формации (способа производства) в социуме начинаются перемены. Конкурентоспособность фабрики требует большего количества учитываемых факторов (обладания полнотой сведений). Более того, востребованность самого работника зависит от образования. Конечно, конвейерная система с четким разграничением функций и выполнением однотипных автоматизированных действий мало способствовала увеличению требований к уровню образования (квалификации) работников, но по сравнению с традиционным обществом они возросли. С ростом городов большие массы людей (до того живущие натуральным хозяйством) меняют свое социальное положение (экономический, культурный статус). Вместо товаров результат их труда превращается в заработную плату в виде универсального менового средства (эквивалента стоимости товаров и услуг) государства. С включением широких масс в монетарную экономику, проживанием в растущих городах и были связаны усложнения общественной системы и культурные изменения, которые также явились одним из факторов эволюции ценности информации. Идеологические аспекты изменения роли инфосферы рассматривает Бехман . По его мнению, ключевые перемены вызваны развитием планирования и оценки рисков (страхового дела)- в массовом сознании эти изменения выражены в виде атрибуции, практики приписывания результата хода событий случайности либо закономерности. Из признания закономерности следует утверждение возможности влияния на «результат по умолчанию», позиционирование человека творцом истории. Со времен свершения таких изменений риск становится неизменным спутником человека. Отказ от принятия решения тоже является результатом выбора, решением. Рациональный прогноз невозможен без получения и оценки данных, информации, знаний. Чем сложнее система, динамичней происходящие в ней процессы, тем большую роль играет актуальная информация в принятии решений. С усложнением социума возрастает значение информации и дезинформации во всех сферах общественной жизни.
Следом за экономической составляющей социума (система обеспечения конкурентного преимущества в принятии решений субъектами материально-производственной сферы, новые формы труда) влияние технологий распространяется и на духовную, политическую, социальную компоненты общественной жизни. Они существенно трансформируют традиционные потребности и интересы членов общества, о чем можно судить по финансовым показателям «сферы электронного досуга» в Сети. «Объем российского рынка онлайн-игр в 2009 году вырос на 51 % и составил 10,5 млрд. рублей ($ 325 млн.)» . По сравнению с традиционными видами досуга, самым влиятельным и финансово емким из которых является мировой кинематограф, эти цифры пока не столь велики- самый дорогой (на момент написания статьи) фильм в истории кинематографа («Аватар») имеет
бюджет 220 млн долларов, кассовые сборы 2,5 млрд (также рекорд кассы) . Однако показатели новой сферы досуга являются значительными, если учесть, что большинство отечественных онлайн-игр заявлены как «условно бесплатные» (не требуют абонентской платы), а единственным источником рентабельности являются клиенты. Принимая во внимание относительно низкую стоимость разработки и технической поддержки подобных проектов, а также сроки и динамику реализации (показ кинофильма занимает несколько недель, ММОЯРО проект способен существовать, приносить прибыль десятки лет) в сравнении с кинолентами, они уже сейчас представляются не менее рентабельными. Если сравнивать мировой рынок компьютерных игр и кинематограф в целом, разница в показателях будет менее значимой. Согласно прогнозу компании ББС, к 2012 году (в сравнении с 2006) произойдет утроение объемов мирового рынка компьютерных видеоигр, в ББС говорят о 13 млрд долларов в год. До 40 % от этой суммы уйдет на онлайновые подписки, покупку игровых артефактов и иные траты, не связанные напрямую с покупкой новых игр (на сетевую составляющую).
Для оценки масштабов цифрового неравенства, построения прогнозов и практической реализации социальных программ, направленных на его сокращение, в том числе с целью недопущения роста социальной напряженности, важен учет специфических факторов и условий, в которых оно имеет место. Среди факторов, влияющих на неравноправность в доступе к информации в различных источниках, отмечаются:
- недостаточный уровень компьютерной грамотности и без того бедных слоев населения (государств)-
- невозможность приобретения современных средств информационного обмена (компьютеры, доступ к Интернету и т. д.)-
- языковой барьер (большинство сайтов Всемирной компьютерной сети англоязычны либо предполагают необходимость знания языков преимущественно развитых стран).
В ходе анализа проблематики нами выделяется несколько плоскостей информационного неравенства с характерными для них факторами. Отмечаются уровни его рассмотрения: индивидуальный (межличностный), государственный (межрегиональный) и межгосударственный. Они тесно взаимосвязаны между собой и могут быть полноценно рассмотрены только в комплексе. Факторы, ограничивающие доступность информационных ресурсов на индивидуальном уровне, носят личностный характер (уровень образования и профессия, возраст, социальное и финансовое благополучие, знание иностранных языков, особенности мотивационной и познавательной сферы личности и др.).
На региональном уровне под цифровым неравенством понимаются объективные ограничения, связанные с локализацией проживания внутри государства. На анализе происходящих здесь изменений хотелось бы остановиться подробней.
Во-первых, на современном этапе развития общества специфическим содержанием информатизации и соответственно важнейшим критерием информационного неравенства выступает Интернет. Прочие технологии являются менее значимыми по характеру их функций в информационном обмене либо в силу своих особенностей менее проблемны. Так, сотовая связь, также по праву считающаяся одним из символов информатизации, в своем развитии была менее ограничена. На данный
момент предложение на рынке сотовой связи полностью покрывает спрос в условиях максимально возможного значения потребительского интереса. Отдельным объектом анализа может явиться качество связи и ценовые показатели, но ряд неоспоримых фактов свидетельствуют о невозможности отнесения мобильной связи к рассматриваемому проблемному полю. Так, число пользователей сотовой связи в РФ в январе 2010 г. выросло на 0,2 % (до 208,33 млн абонентов), проникновение достигло 143,5 % . Это означает, что активных сим-карт в России насчитывается больше, чем составляет население страны.
Во-вторых, в связи с невозможностью детального рассмотрения в одной статье конкретных проявлений и динамики цифрового неравенства в мире, целесообразно главным образом осветить состояние развития компьютерной сети Интернет в России.
В 2009 году число постоянных пользователей Интернета в нашей стране превысило 40 млн жителей (36 % взрослого населения), что является сравнительно высоким показателем. Однако эти данные суть основа для количественного, не структурного представления о наличествующем состоянии проблемы. Наряду с ними существуют качественные, стоимостные, технологические и прочие данные, важные для анализа.
Наиболее актуальный статистический анализ по тематике представлен аналитической группой департамента маркетинга компании «Яндекс» .
Представленные данные свидетельствуют о неравномерности распределения показателей скорости доступа к Глобальной компьютерной сети в регионах РФ. Наиболее неблагополучными являются Южный (ныне Южный и СевероКавказский) и Дальневосточный федеральные округа. Параметры скорости доступа к Сети в этих регионах более чем в пятьдесят раз уступают аналогичным в наиболее развитых.
Не редко аналитики под качеством понимают показатели максимальной скорости соединения, что противоречит категории качества, являясь, скорее, количественно-технологическим показателем. Несмотря на достаточно явную (обусловленную технологией) связь между количеством и качеством, более соотносимые с качественной стороной вопроса сведения: двусторонние задержки между запросом и получением пакета, коэффициент потери пакетов, оперативность и квалифицированность работников службы поддержки абонентов на региональном уровне и так далее - отсутствуют, являются не систематизированными.
Другим видом служат стоимостные показатели. Средняя месячная оплата за «безлимитный» доступ к Сети по регионам соответственно составляет:
Москва - 75, Санкт-Петербург - 94, ЦФО - 743, СЗФО - 988, ЮФО (СКФО) -1 235, ПФО - 850, УрФО - 637, СФО - 911, ДвФО - 1 988 рублей (в рублях РФ, выделено нами. - В. В.).
Очевидно, что Дальневосточный и Южный федеральные округа существенно уступают уровню наиболее благополучных регионов и в стоимостном показателе, который (наряду с уровнем жизни населения) напрямую обусловливает доступность Сети. В среднем по России стоимость доступа к Интернету составляет 1 050 рублей в месяц, тогда как в Москве и Санкт-Петербурге - менее 100 рублей за предоставление канала связи аналогичной скорости. Хотелось бы отметить наличествующий внутри каждого отдельного региона внутренний дисбаланс разви-
тия ИКТ областных центров и прочих городов (населенных пунктов), существует он и в Московской области. Однако как отдельный вид рассматривать его не целесообразно ввиду отсутствия существенных различий с межрегиональным цифровым неравенством.
Для анализа динамики и движущих сил информационного неравенства важно осмысление факторов, мешающих развитию Всемирной сети. Эксперты ФОМ выделяют две группы факторов: общемировые проблемы развития Интернета и специфические для России . В первой группе отмечаются (анализ наш. -В. В.):
1. Вседозволенность - укоренившееся мнение о бесконтрольности Интернета, преобладании в Сети порнографии, призывов к терроризму, свержению власти и др. Проблема большей частью порождена обществом. Технология безотносительно конкретных условий использования не может являться объектом аксиологического анализа, последствия зависят от конкретных условий практической реализации.
2. Низкое качество информации. Зачастую сведения, представленные в Интернете, действительно имеют более низкое качество, по сравнению с традиционными СМИ (могут соответствовать объекту частично, быть ложными, анонимыми и т. д.). Но при достаточном уровне информационной культуры и опыта работы в Сети конкретного человека (в том числе оценки источников) эта проблема уходит на второй план. В газетных изданиях качество (полезность) и тематика информации так же существенно разнятся. Основная сложность состоит не в невозможности получения посредством Интернета качественной информации, но в колоссальной возможности выбора, т. е. в проблеме, обусловленной средой, где каждый щелчок компьютерной мыши требует сознательно принятого решения.
3. Проблема безопасности и защиты данных. Во Всемирной компьютерной сети получили широкое распространение вредоносные программы (вирусы), предназначенные для порчи информации (данных), незаконного получения доступа к ней. Эта проблема является специфической для технологии в целом и вызывает определенные неудобства, связанные с необходимостью обеспечения защиты персональных данных (посредством антивирусных программ, сетевых экранов и т. д.). Компетентно организованная защита компьютера практически полностью исключает возможность проникновения вирусов, учитывая невысокую ценность данных частного лица (по сравнению с данными коммерческих или государственных структур) для компьютерных преступников. По сведениям ФОМ на 2007 год, среди пользователей Интернета, имеющих домашний компьютер, лишь у половины установлены антивирусные программы . Проблема безопасности - следствие нежелания пользователей обеспечить свое рабочее место антивирусными и прочими легальными продуктами (уязвимость компьютера также связана с использованием низкокачественного «пиратского» софта). Причины такого отношения к защите различны: компьютерная (информационная) безграмотность, низкий уровень информационной культуры, желание сэкономить, вызванное недостатком денежных средств, и др.
Наряду с рассмотренными выше общими проблемами, эксперты отмечают «характерные сугубо для российской действительности» :
- проблема определения границ Рунета, язык и языковой барьер (владение ино-
странными языками как фактор неравенства на межличностном уровне, родной язык как фактор межнационального информационного неравенства)-
- региональный дисбаланс (проявление информационного неравенства на уровне государства)-
- низкий уровень жизни населения (взаимосвязь информационного и имущественного неравенства, взаимообусловленности развития информационных технологий и уровня экономического развития)-
- проблема неготовности общества к новым технологиям (недоверие к технологиям, компьютерная безграмотность, недостаточная компетентность людей, связанных с интернет-технологиями)-
- недостатки законодательного регулирования в данной области.
Сложности на пути развития российского сегмента Международной компьютерной сети, упомянутые экспертами, составляют контекстрассмотрения информационного неравенства.
Необходимо отметить еще один немаловажный аспект цифрового неравенства на региональном уровне, и связан он с реализацией концепции электронного правительства. Логично предположить, что возможность взаимодействия с государственными органами федерального уровня объективно не может существенно отличаться в зависимости от региона обращения. Однако механизмы коммуникации с региональными властями, СМИ и органами местного самоуправления, несмотря на федеральную программу, зачастую имеют свои особенности, что также является важным фактором информационного неравенства на данном уровне.
В целом же, несмотря на видимые различия показателей по регионам, Рунет развивается довольно динамично. Есть данные, свидетельствующие об активном росте интернет-аудитории в последнее время именно за счет регионов, что позволяет говорить о постепенном снижении межрегионального дисбаланса. «В Москве доля интернет-пользователей на протяжении последнего года стабильно держится на уровне 60 %... рост российской интернет-аудитории происходит за счет пользователей из регионов, в первую очередь - жителей областных центров» . В комментариях, представленных в газете «Взгляд», глава ФОМ А. Ослон отмечает: «Неожиданностью оказалось, что рост по Москве замедлился, регионы существенно обгоняют столицу по темпам роста» . Можно утверждать, что при отсутствии существенных бифуркаций информационное неравенство на межрегиональном уровне предпосылок к развитию с течением времени не имеет.
Третьим видом информационного неравенства, как уже было заявлено, полагается наличие существенных различий в распространении информационно-коммуникативных технологий на мировом (межнациональном) уровне.
Как показывает практика анализа источников, зачастую неверные выводы являются результатом использования устаревших данных. Авторы часто оказываются не приспособленными к таким темпам изменений, когда сведения годовалой давности могут быть устаревшими и не соответствовать объекту.
К тому же существуют объективные ограничения (подготовка к публикации завершенной статьи или книги занимает определенное, часто немалое время).
В литературе отмечаются колоссальные показатели разности развития информационно-коммуникативных технологий между регионами мира. Так, в ис-
точнике, датированном 2006 годом, приводится неутешительная статистика пятилетней давности (2001):
«... Интернет охватывает Северную Америку, Ближний Восток, Азиатско-Тихоокеанский регион, Латинскую Америку и Европу. В этих регионах находится 93 % пользователей сети Интернета, в т. ч. на США и Канаду приходится 40 %.
Европа и регион, охватывающий Ближний Восток и Африку, представлены в Интернете примерно равными группами. Их доля в общем количестве пользователей Интернета составляет 27 %. Азиатско-Тихоокеанский регион представлен 22 % от общего числа пользователей, а Латинская Америка - 4 %.
Наименьшее число пользователей Интернета находится в Африке - 2,5 млн., более миллиона из которых проживают в ЮАР.
Около 85,3 % всех центральных компьютерных станций (хостов) находится в странах, большой семерки , в которых проживает 10 % мирового населения. В наиболее густонаселенных государствах,третьего мира - Китае, Индии, Бразилии, Нигерии находится всего 0,75 % центральных компьютерных станций, население этих четырех стран составляет 40 % от мирового. В большинстве развивающихся стран полное подключение к Интернету с полным набором услуг имеется только в столицах. Вся сельская Африка, за исключением ЮАР и Сенегала, не имеет прямого подключения к Интернету. Большинство стран,третьего мира связано с Всемирной паутиной с помощью спутников США.
Пользователями Интернета являются обеспеченные молодые и живущие в городах лица, преимущественно мужского пола. К Интернету подключено только 17 % женщин.
Отсутствие электричества является серьезным тормозом развития сети Интернета. 70 % населения Африки проживает в сельской местности и полностью лишено возможности пользоваться электричеством. На индийском субконтиненте более половины домов не имеют электричества...» .
Имея в наличии такие печатные материалы, сложно остаться убежденным в том, что информационного неравенства как проблемы не существует: становится очевиден его масштаб, угрожающий развитию человечества на принципах гуманизма. Но, как уже отмечалось, важно оперировать актуальными сведениями. Руководствуясь этим принципом, мы проанализировали предоставленные одной из крупнейших компаний, занимающихся мониторингом Интернета, данные .
Эти сведения достаточны для получения наиболее общего представления о динамике изучаемого явления на указанном уровне. По данным начала века, имеется явный континентальный дисбаланс. Так, в Африке с населением 990 миллионов человек насчитывается всего 4,5 миллиона пользователей Сети, или менее 0,5 %. В Северной Америке из 340 миллионов жителей пользователями Интернета являлись более ста миллионов, то есть практически каждый третий. Даже если учесть различия в культуре, благосостоянии и уровне развития средств производства, влияющие на выраженность потребности в использовании Сети, маловероятно, что только один человек из двухсот, населяющих африканский континент, имел желание пользоваться Глобальной технологией, а прочие отказались от нее сознательно. В действительности такое желание не вызвано первостепенной потребностью (биологической), но в современном мире данная потребность имеет место и носит объективный характер. Более наглядно это демонстрируется даль-
нейшим ростом Интернета в развивающихся странах, в том числе в африканском регионе.
Однако с течением времени положение дел меняется. В Африке по сравнению с началом века количество пользователей Сети увеличилось более чем в пятнадцать раз, тогда как в Америке, где развитие Интернета началось раньше и в настоящее время пределы роста потребления достигнуты, количество пользователей увеличилось лишь вдвое. Несмотря на значительное отставание по абсолютным показателям распространения Интернета (6,8 % для Африки и 74 % для Северной Америки), можно констатировать существенное изменение ситуации за прошедшие годы. Наиболее высокие темпы развития Сети отмечаются в Европе (в том числе в России) и на Ближнем Востоке. По данным MMG, число пользователей в России за девять лет увеличилось в 13,5 раза. Учитывая данные, свидетельствующие о выравнивании профиля регионального дисбаланса в России, можно предположить, что такая ситуация характерна для большинства стран, где условия для этого зачастую более благоприятные (плотность населения, территория, расстояние между городами и др.). По крайней мере небезосновательно утверждение о том, что в целом в мире динамика внутригосударственного развития Интернета повторяет описанную ситуацию, однако в конкретных случаях может отличаться.
На основании имеющихся показателей можно сделать выводы о наличествующих предпосылках преодоления проблемной ситуации. С течением времени технологии становятся дешевле и доступней, готовность общества к принятию инноваций информационно-коммуникативного характера возрастает. Распространение грамотности также влияет на возможность приобщения к глобальным информационным ресурсам. При прочих неизменных условиях можно предположить, что нынешние ограничители распространения новых средств ИКТ будут преодолены полностью в течение последующих двух - трех десятилетий. Новое содержание информационного неравенства (цифровое) и связанные с ним особенности не исчезнут, но, перестав играть роль значимого фактора в неравномерности распределения качественных и количественных аспектов информации между членами общества, потеряют актуальность. Сокращение же информационного неравенства до условно допустимых пределов, определяемых уровнем развития социума в целом, всегда будет являться одной из важнейших задач, стоящих перед любым обществом.
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Информатика как наука об информации: информационный, документальный, технологический, экономический, социальный и организационный аспекты / под ред. Р. С. Гиля-ревского. М.: Фаир-Пресс, 2006. С. 466.
2. Literacy // Wikipedia: the Free Encyclopedia. URL: ]]>http://www.en.wikipedia.org/wiki/]]> Literacy.
3. Официальный сайт ЮНЕСКО [Электронный ресурс]. URL: ]]>http://www.unesco.org]]>.
4. Regional literacy rates for youths (15-24) and adults (15+) [Электронный ресурс] // Институт статистики ЮНЕСКО: май 2009 г. URL: ]]>http://www.stats.uis.unesco.org]]>.
5. Бехман Г. Современное общество как общество риска // Вопр. философии. - 2007. -№ 1. - С. 26-46.
6. RUметрика: финансовые трудности увеличивают аудиторию игрового сектора Рунета [Электронный ресурс]. URL: ]]>http://www.rumetrika.rambler.ru]]>. review/2/4211 (дата обращения: 21.01.2010).
7. 1tv.ru: официальный сайт Первого канала. URL: ]]>http://www.1tv.ru/news/culture]]>.
8. СyberSecurity.ru: новости высоких технологий: [новостной портал]. URL: ]]>http://www]]>. cybersecurity.ru/programm/26482.htm.
9. ПРАИМ-ТАСС БИТ: темат. информ. проект агентства эконом. информации ПРАИМ-ТАСС [Электронный ресурс]. URL: ]]>http://www.bit.prime-tass.ru]]>.
10. Развитие Интернета в регионах России: информ. бюл. аналит. группы департамента маркетинга «Яндекс», 2010 г. [Электронный ресурс]. URL: ]]>http://company.yandex.ru/facts/]]> researches/internet_regions_2010.xml.
11. Там же.
12. Лебедев П. Проблемы и барьеры развития Рунета: экспертные мнения [Электронный ресурс] // Социальная реальность. - 2008. - № 7. URL: ]]>http://www.socreal.fom.ru]]>.
13. Там же.
14. Там же.
15. Крецул Р. Рунет растет за счет регионов [Электронный ресурс] // Взгляд. - 2009. -11 нояб. URL: ]]>http://www.vz.ru]]>.
16. Там же.
17. Гостев Р., Гостева С. Глобализация и устойчивое развитие. М.: Еврошкола, 2006. С. 200-213.
18. Miniwatts Marketing Group // Internet World Stats: Usage and Population Statistics. URL: ]]>http://www]]>. internetworldstats.com.

Социологические исоциокультурные аспекты

В России проблема«цифрового неравенства» обсуждается относительно давно и исследуется рядомспециалистов как технического, так социологического, экономического и другихпрофилей. Проводится ряд научных дискуссий и семинаров, на которых обсуждаютсяте или иные аспекты цифрового неравенства, выдвигаются основные пути решенияэтой серьезной социальной проблемы. Также этот вопрос затрагивается на многихИнтернет-форумах людьми, которым не безразлично внедрение ЭлектронногоПравительства.

Проблемаинформационного неравенства чрезвычайно сложна из-за множества особенностей ипричин и представляет большую угрозу дальнейшему позитивному развитиюроссийского общества. Поэтому главной задачей государственной политики должностать объединение интересов и возможностей всех заинтересованных сторон –представителей исполнительной и законодательной власти, ученых, общественныхдеятелей – в целях создания развитого цивилизованного информационного общества,общества людей с равными возможностями.

Проблема цифровогонеравенства получила достаточно большое распространение в российскойпублицистике и стала предметом обсуждения на самых высоких политическихуровнях. Обсуждение сопровождалось и действиями, направленными как настимулирование конкуренции среди телекоммуникационных провайдеров, так ипринятии специальных программ ликвидации цифрового неравенства. Например, в2002 г. начала реализовываться Федеральная целевая программа ЭлектроннаяРоссия. Президент несколько раз высказывался по этому поводу на различныхзаседаниях и даже в ежегодном послании Федеральному Собранию. В частности,в самом начале своего президентского срока на заседании президиумаГосударственного совета, он заявил, что разница в информационнойподготовке, информационных возможностях, которая существуют между людьми,живущими в нашей стране, и создает так называемый информационный разрыв, илицифровой разрыв, цифровое неравенство.

Стоит отметить также,что стоимость безлимитного подключения к Интернету во Владивостоке, например,стоит 1300 руб. в месяц при очень низкой скорости Интернет-соединения, а вМоскве за высокоскоростной Интернет в месяц платят лишь 167 руб. (ВУльяновске – около 400 руб.). Такой колоссальный разрыв объясняется тем, чторегиональным провайдером приходится платить Ростелекому за трафик до крупногорегионального узла, где проходит магистральный канал. Другой причиной являетсяотносительно низкая в регионах конкуренция среди провайдеров. К счастью, в последнеевремя эта ситуация стала медленно исправляться с приходом регионы крупныхмежрегиональных и национальных провайдеров и появлением в регионах Wi-Fi точекдоступа.

Однако «информационноенеравенство» не сводится только к отсутствию доступа к компьютерам и Интернету:мало обеспечить доступ - необходимо, чтобы люди могли этим доступомвоспользоваться. Осведомленность и квалификация в сфере современныхинформационных технологий - это социальный навык, который стремительностановится необходимостью для современного человека. Следует учесть, что занеравенством по уровню компьютерной/информационной грамотности населенияскрываются еще как минимум два тесно связанных между собой аспектаинформационного неравенства. Во-первых, это проблема отсутствия мотивации,когда люди не хотят пользоваться информационно-компьютерными технологиями, хотяи имеют такую возможность. Во-вторых, информационное неравенство порождаетсяеще и недостаточностью контента: отсутствие мотивации зачастую объясняетсяименно тем, что люди не могут найти в Интернет-пространстве то, что им нужно,или получить нужные услуги.

Недостаток навыков иливозможности работы с компьютером и интернетом, а также отсутствие такойнеобходимости - основные причины, по которым у многих людей нет желания пользоватьсяэлектронными госуслугами. Подобные мотивы шире распространены среди людейстаршего возраста. По данным фонда Общественное мнение (ФОМ) 10%таких людей, проживающих в городах с населением от 250 тыс.челове до 1 миллионачеловек, не владеют ни компьютером, ни Интернетом, это сложно для них, еще 10%не хотят владеть ими потому, что им это не нужно, 6% не имеют ни компьютера, нивыхода в Интернет, 5% не доверяют Интернету.

До недавних пор на проблему «цифрового неравенства» в России особого внимания не обращали, проблем хватает и без этого. Однако на сегодняшний день, наконец-то, пришло понимание того, что информационные технологии непосредственно влияют на уровень социо-экономического развития региона.

Факт остается фактом: огромный пласт общественный жизни частично, а в некоторых областях и полностью, переместился в цифровой формат. Отсутствие доступа к цифровым услугам оставляет огромное число людей без возможности общения, получения образования, медицинской помощи и необходимых информационных услуг. При этом, как и в случае с экономическими благами, «цифровое неравенство» лишь усугубляется с течением времени: богатые становятся богаче, а бедные – беднее.

В 21 веке человечество официально вступило в эру постиндустриального информационного общества. Это означает, что одной из главных ценностей, определяющих благосостояние как отдельных людей, так и государств в целом, становится доступ к информации. Благодаря этому о «цифровом неравенстве» можно говорить в том же ключе, что и материальном неблагополучии (проще говоря, бедности). Разница между человеком, активно использующим интернет и современные средства связи, и человеком, которому все это не доступно, практически так же ощутима, как разница между богачом и нищим.

В виртуальное пространство переходит все более значительная часть жизни наиболее продвинутой части населения: таким людям проще общаться с другими пользователями сети, как бы далеко они ни находились, легче быть в курсе всего происходящего, легче обеспечивать себя и приспосабливаться к изменчивой окружающей среде. Интернет становится неотъемлемой частью жизни современного информационного общества. Тем сложнее становится людям, которые по различным причинам не имеют возможности получить доступ к сети. Достаточно отметить тот факт, что при поступлении на работу предпочтение отдается именно тем претендентам, кто умеет пользоваться компьютером и интернетом.

Проблема информатизации населения планеты становится по-настоящему глобальной. Государства вынуждены в числе первоочередных задач на первое место ставить повышение уровня образования и профессиональной квалификации своих граждан, ибо уже сегодня конкурентоспособность нации определяется в решающей степени наличием высококвалифицированных человеческих ресурсов. Те страны, которые не смогут повысить уровень развития информационных технологий и максимально эффективно использовать научные достижения в этой сфере, будут неизбежно отставать от своих соседей. Вследствие этого в мире еще больше возрастет экономическое и социальное неравенство наций. Если государство не сумеет вовремя преодолеть «цифровой разрыв», новые технологии, таящие в себе огромные возможности, приведут к еще большей дифференциации общества.

«Неравенство» по-русски

В России проблема неравенства традиционно проявляется резким контрастом между центром и периферией. Беспрецедентный разрыв между самыми богатыми и самыми бедными в экономическом плане не менее заметен и в случае с «цифровым неравенством». «Информационная роскошь» мегаполисов, где доступны все современные средства телекоммуникаций, и российская глубинка, иногда полностью отрезанная от каких бы то ни было средств связи.

Причем неравенство усугубляется не только отсутствием доступа к техническим средствам, но и невозможностью их использовать в силу возрастных и образовательных причин. Ведь информационное неравенство - это не только неравенство в доступе к самой технике, ибо факт ее наличия еще не всегда означает, что вы умеете или готовы пользоваться ею по назначению.

По мнению ведущих сотрудников Российской Академии наук, классификации поддаются и другие признаки «цифрового неравенства» - имущественный, возрастной, образовательный, территориальный, культурный и даже гендерный признаки. Основным из них в России является территориальный фактор: для обитателей сельской глубинки их место проживания волей-неволей во многом предопределяет довольно низкие возможности в сфере информатизации.

Какие же меры необходимо предпринять, чтобы все-таки преодолеть образовавшуюся пропасть, когда лишь часть населения имеет доступ к современным технологиям, умеет ими воспользоваться и получать от этого определенные преимущества?

В качестве возможного варианта, способного повлиять на решение проблемы, предлагается повышать информированность населения о новых возможностях, а также совершенствовать систему обучения и переобучения навыкам владения информационно-коммуникационными технологий (ИКТ). Нужно создавать условия для развития общества знаний, чтобы в России постоянно росло число людей, которые имеют доступ к современным ИКТ, умеют их использовать и получают от этого преимущества.

В перечень приоритетов, направленных на снижение неравенства, специалисты настоятельно рекомендуют включить, во-первых, формирование общественного мнения (в частности, это может быть проведение соцопросов и открытых обсуждений либо анализ публичных докладов). Во-вторых, расширения требует культурно-информационная сфера (подразумевается, что с увеличением количества культурно-информационных центров автоматически повысится и доступ общественности к ИКТ). В-третьих, нужен мониторинг готовности жителей к жизни и работе в информационном сообществе. В-четвертых, приветствуется разработка и внедрение в электронном виде системы социальной помощи для представителей различных категорий граждан (будь то инвалиды, пенсионеры, безработные, мигранты или беременные).

Словом, в качестве выхода из ситуации предлагается создавать в современном обществе такие условия, которые бы максимально способствовали распространению среди людей соответствующих знаний, что, в свою очередь, в достаточной степени повысило бы уровень их информационной культуры. Кстати, именно от этой культурной планки напрямую и зависит, как скоро будет стерта грань цифрового неравенства, когда балластом для развития информационного общества становится неготовность самих граждан к использованию ИКТ или их нежелание учиться использовать эти технологии в принципе.

Конкретные шаги

Важным шагом на пути преодоления неравенства, которое испытывают россияне в плане доступа к коммуникационной инфраструктуре, стали определенные гарантии со стороны государства, благодаря которым в сельских школах появился выход во всемирную «паутину», а в любой затерявшейся деревушке – свой таксофон.

Был одобрен рабочей группой при президентской комиссии по модернизации и проект отечественной системы спутникового доступа в интернет, разработанный московским НИИ «Радио» (НИИР). Целью этого проекта, призванного обеспечить высокоскоростной доступ к информационным сетям с помощью систем спутниковой связи, также стало устранение цифрового неравенства между россиянами, которые должны иметь равные возможности для того, чтобы воспользоваться информацией и государственными услугами в электронном виде.

Напомним, что старт разработке данного проекта был дан в 2009 году, начало предоставления услуг в рамках его реализации на практике намечено на 2013 год, для чего даже предусмотрен запуск на геостационарную орбиту четырех космических аппаратов. Но как бы там ни было, главным аспектом создания подобной системы является социальная направленность проекта. Прежде всего, это предоставление социальных тарифов и обеспечение льготных условий продажи терминалов, которые будут реализовываться в рассрочку на срок не менее двух лет.

По данным (НИИР), благодаря проекту в России появится свыше 5000 новых рабочих мест. Также на территории всей страны планируется открыть центры технической поддержки и сервисного обслуживания пользователей. Согласно оценкам разработчиков проекта, в результате его реализации в субъектах будут созданы условия для ведения деятельности примерно 150 тысячам предприятий малого бизнеса. Иными словами, помимо устранения цифрового неравенства, проект реально поможет развитию бизнеса в удаленных районах страны.

Позвони мне, позвони

Пока же космические спутники еще не выведены на орбиту, обратимся еще к одному примеру, позволяющему сократить цифровое неравенство. Речь идет о мобильной связи, распространение которой вкупе со снижением стоимости оборудования и аксессуаров, а также постоянным удешевлением услуг, сделало ее вполне доступной едва ли не для абсолютного большинства жителей земного шара. Достаточно сказать, что в целом ряде стран, так называемого, «третьего мира» данный вид связи является единственным доступным населению.

Уникальность сотовой связи заключается еще и в том, что ее успешно осваивают даже представители старших поколений. Пусть они не выходят через мобильный телефон в интернет, не используют мобильники в качестве фотоаппарата и избегают пересылки SMS, но все же осваивают элементарные функции.

Если же брать во внимание менее консервативно настроенные слои населения, которые широко и активно используют весь спектр возможностей, предлагаемых им сотовыми операторами, то следует признать, что доступ к интернету посредством сотовых сетей по праву считается одним из основных способов минимизировать цифровое неравенство.

Почти повсеместное распространение сотовых сетей третьего поколения (3G), а также грядущее в ближайшей перспективе появление сетей следующего, четвертого, поколения вполне способно решить проблему доступа в интернет практически на всей территории России. А мобильный интернет для многих уже успел стать такой же привычной и доступной вещью, как и мобильная связь.

А что в регионах?

Как же преодолевается барьер цифрового неравенства в субъектах РФ? Решению проблемы в градах и весях в немалой степени способствует высокая конкуренция на телекоммуникационных рынках регионов. Во-первых, она на руку конечным потребителям. Во-вторых, позитивно действует на операторов, которые стараются привлечь новые технологии, установить современное оборудование, максимально расширить спектр предоставляемых услуг, а заодно учесть наработки конкурентов и переложить в свою корзину положительный опыт «коллег по цеху».

Однако вместе с положительными факторами существует и множество препятствий. Пожалуй, самое существенное из них заключается в слабо развитой инфраструктуре связи, без методичного развития которой в провинции попросту невозможно выстроить единое инфокоммуникационное пространство. Между тем, именно от него зависит реализация многих масштабных проектов (в том числе, и национального уровня).

Несмотря на это, операторы зачастую предпочитают инвестировать финансовые средства исключительно в сверхприбыльные проекты. Логика здесь проста: максимальная финансовая отдача плюс минимальные сроки окупаемости. Дело доходит до того, что в крупных городах работают провайдеры, обслуживающие даже не всю городскую черту, а лишь наиболее густонаселенные районы. Что уж здесь говорить про периферийные города, райцентры и сельскую местность с деревнями, селами и поселками, где днем с огнем не сыскать операторов, которые бы с готовностью инвестировали средства на долгосрочную перспективу. Впрочем, понять их тоже можно: развитая инфраструктура связи отсутствует, прокладка новых сетей требует высоких затрат, а и уровень спроса оставляет желать лучшего.

На все 100

Специалисты давно пришли к выводу: для преодоления цифрового неравенства необходимо 100-процентное обеспечение образовательных учреждений, учреждений здравоохранения, органов государственной власти и местного самоуправления современными услугами цифровой связи. И многие российские регионы с подачи собственного правительства уже начали такие работы.

«На инфраструктурном уровне создана межведомственная сеть передачи данных, которая сейчас расширяется на муниципальные образования. Решается вопрос с обеспечением доступа к сети передачи данных и сети интернет удаленных поселений, а это большая проблема для республики, в которой расстояние между населенными пунктами может превышать 200 километров», - рассказывает Александр Селютин, референт главы и главный конструктор электронного правительства Республики Коми.

«Сегодня в республике Татарстан до каждого районного центра проведен оптический канал связи с пропускной способностью не менее 1 Гбит/с, а для крупных городов это 10 Гбит/с. Кроме того, нам удалось подключить по оптоволоконным каналам связи уже более 1000 государственных учреждений», - продолжает Николай Никифоров, заместитель премьер-министра - министр информатизации и связи республики Татарстан.

Приоритетным направлением социальной политики государства должен стать ориентир на создание для каждого человека таких условий, находясь в которых он вполне мог бы овладеть навыками и знаниями, необходимыми для жизни и работы в информационном обществе.

Несомненно, что повышение той же компьютерной грамотности чрезвычайно важно для всего населения. Но в первую очередь ею должны быть обеспечены учащиеся средних общеобразовательных школ, учебных заведений среднего звена (профессиональных лицеев, колледжей, училищ) и студенты вузов: институтов, университетов, академий. Поэтому решать эти глобальные проблемы можно и нужно, лишь заручившись поддержкой со стороны государства. И уже при условии, что такая поддержка получена, в качестве основной цели государственной информационной политики должно быть определено развитие правового информационного общества, всецело ориентированного на интересы людей, которые имели бы не только открытый доступ к информации и знаниям, но и возможность создавать и то, и другое.

Как результат, уже на следующем этапе информационный потенциал можно использовать для соцэкономического и культурного развития страны, повышения качества жизни россиян, укрепления самого информационного пространства, дальнейшей минимизации цифрового неравенства в масштабах регионов, преодоления «цифровой разницы» между различными группами и слоями населения.

Сохранение и приумножение разнообразия информационного сектора, будь то официальная или деловая, справочная или образовательная, научная, спортивная или культурная информация либо информация развлекательного характера, является краеугольным камнем преодоления цифрового неравенства. Преимущества такого подхода очевидны: информация доступна кругу пользователей на всей планете, на разных языках и в различных форматах, а ее разнообразие только содействует конструктивному диалогу между отдельными людьми, слоями общества и даже целыми народностями.

Максим Никитин

 

 

Дипломатия – сфера вековых традиций

На вопросы CNews ответил Михаил Афанасьев, директор департамента информационного обеспечения МИД России.

CNews: Какие основные задачи были решены в ходе информатизации Министерства иностранных дел?

Информатизация МИД России – это целенаправленный многовекторный процесс, призванный обеспечить максимально эффективное исполнение министерством своих государственных функций по осуществлению внешней политики страны на основе современных методов и механизмов принятия решений, а также реализацию значительного числа прикладных задач, в том числе административных, кадровых, хозяйственных и т.д.

В плане практических результатов можно говорить о поэтапном формировании единого информационного пространства, охватывающего центральный аппарат МИД России, его территориальные органы и российские загранучреждения (посольства, представительства, консульства). Введены в эксплуатацию несколько специализированных информационных систем- созданы многочисленные базы данных, необходимые для работы дипломатов и других специалистов. Подразделения министерства оснащены автоматизированными рабочими местами для всех без исключения сотрудников.

В самостоятельное направление информатизации следует выделить создание современных консульских систем, которые позволили автоматизировать практически все возложенные на МИД функции в этой сфере, предоставляемые российским и иностранным гражданам и организациям.

Большое внимание на всех этапах процесса информатизации руководство МИД России уделяло и продолжает уделять вопросам информационной безопасности. Нет нужды объяснять, насколько чувствительными бывают сведения политического, экономического, военно-стратегического и т.п. характера, обрабатываемые внешнеполитическим ведомством. Скандал вокруг WikiLeaks подтверждает тот факт, что их утечка может привести к самым негативным последствиям для международной обстановки и двусторонних отношений государств. Защита информации - один из приоритетов министерства, в том числе применительно и к собственным информационным системам.

Введение

Развитие информационных технологий становится сегодня важнейшим фактором в жизни общества. Их широкое распространение преобразует общественную жизнь и приводит к революционным сдвигам в экономической, социальной, культурной и других сферах. За последние 5-7 лет к традиционным СМИ и СМК добавились сотовая связь, Интернет, спутниковое и кабельное телевидение, в ближайшем будущем ожидается приход интерактивного цифрового телевидения, что уже сейчас постепенно внедряется в жизнь современного человека.

Проблема устранения ограничений доступа к информационным ресурсам, уменьшения неравномерности охвата населения услугами современных информационных сетей (информационного неравенства) коснулась современной России в полной мере, особенно с началом разработки и практического внедрения Электронного Правительства в Интернете. Россия за последние 2 года существенно поднялась в рейтинге сетевой готовности стран мира 2012 с 77 на 56 место. Низок уровень использования технологий населением (52 место), бизнесом (83 место) и органами власти (71 место). По данным ВЦИОМ, за 2011 год доля пользователей сети Интернет среди россиян выросла более чем на треть: если в 2010 году Интернет посещали 39% россиян, то в 2011 году - 53%. При этом также выросло количество регулярных пользователей Интернета - с 38 до 49%. Это совсем немного, чтобы говорить о всеобщности Электронного Правительства. Причем это средние показатели по стране! Исследование, проведенное Институтом развития информационного общества по всем регионам России, показало, что на 2010 год наименьшая доля домохозяйств, имеющих ПК, составляет 7,3%, максимальная - 81,68%. При этом с доступом в Интернет, что важнее, - минимальный процент - ничтожные 0,83%, максимальный - 62,93%.

Осознать, к чему может привести технологическое отставание и информационное неравенство, важно в России именно сегодня, когда развитие информационного общества активно протекает в высокоразвитых государствах. Уровень информационного неравенства стремительно возрастает вместе с развитием самих информационных и коммуникационных технологий. Складывается ситуация, когда быстрый прогресс в области информатизации углубляет информационное неравенство, и в этом состоит одна из серьезных трудностей его преодоления. Сразу следует отметить, что проблема информационного неравенства (в контексте Электронного правительства) в современной отечественной литературе пока не получила должного отражения, хотя и обсуждается широким кругом специалистов в этой области.

Понятие «Информационное неравенство» в узком смысле. Общая

характеристика

«Информационное неравенство» может рассматриваться как социальная проблема, нуждающаяся в решении через расширение возможностей доступа населения к информационно-коммуникационным технологиям (например, создание «центров общественного доступа»), т. е. через включение такого доступа в набор социальных благ, услуг, которые государство обязано предоставить гражданам.

Главным образом «Информационное неравенство» в данном докладе следует понимать как «цифровое неравенство» («цифровая бедность»). Существует большое число определений «цифрового неравенства». Определение научного коллектива Института развития информационного общества наиболее точно, по моему мнению, описывает смысл этих слов: под «цифровым неравенством» понимается «новый вид социальной дифференциации, вытекающий из разных возможностей использования новейших ИКТ» .

В самом общем представлении термин цифровое неравенство описывает ситуацию, которая возникает, когда в обществе существуют социальные группы, которые имеют доступ к современным цифровым технологиям коммуникации (прежде всего, к Интернету), и теми, кто не имеет. Данное определение, связанное с наличием или отсутствием доступа к технологиям, может быть применено как к обществу одной страны (внутреннее цифровое неравенство), так и к нескольким странам или регионам (международное цифровое неравенство).

Категория: 

Оценить: 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

  _       _   _  __     __  _   _   _       _____
| | | | | | \ \ / / | | | | | | |__ /
| | | |_| | \ \ / / | |_| | | | / /
| |___ | _ | \ V / | _ | | |___ / /_
|_____| |_| |_| \_/ |_| |_| |_____| /____|
Enter the code depicted in ASCII art style.

Похожие публикации по теме