Советские тупоголовые боеприпасы времен вов. Обзор боеприпасов к стрелковому оружию, встречаемых на местах прежних боёв европейской части ссср. Мины прежней Немецкой армии

Советские тупоголовые боеприпасы времен вов. Обзор боеприпасов к стрелковому оружию, встречаемых на местах прежних боёв европейской части ссср. Мины прежней Немецкой армии

Любой начинающий, либо теснее бывалый поисковик, знает как зачастую попадаются патроны либо гильзы, времен 2-й мировой. Но помимо гильз, либо патронов, бывает еще больше небезопасные находки. Именно об этом мы и побеседуем и об техники безопасности на копе.
За свои 3 года поисковой деятельности я выкопал, огромнее сотни снарядов разных калибров. Начиная от обыкновенных патронов, заканчивая 250 мм авиабомбами. В моих руках побывали, гранаты F1 с выдернутыми кольцами, не взорвавшиеся минометные мины и т.п. Мои конечности еще целы вследствие тому, что я знаю как себя с ними положительно вести.
Сразу побеседуем об патроне. Патрон самая частая и распространенная находка, попадаются безусловно всюду, на любом поле, хуторе, лесу и т.п. Осеченный либо не стреляный патрон безвреден, до тех пор, пока вы его не бросите в костер. Вот тогда он сработает в любом случае. Следственно этого не стоит делать.


Далее больше небезопасные находки, которые тоже дюже зачастую находятся и подымаются нашими собратьями поисковиками. Это гранаты РГД-33, F1, M-39, M-24 и больше редчайшие разновидности. Безусловно с такими вещами, нужно больше опрятнее. Если чека либо запал гранаты целый, то вы можете ее с легкостью взять в руки и утопить в ближайшем озере. Если же, из гранаты была выдернута чека и она не сработала, что бывает дюже зачастую. И вы нечаянно наткнулись лопатой на такую находку, то отменнее обойти ее стороной и вызвать МЧС. Но, как водится они проигнорируют ваш вызов, и скажут не нужно в таких местах ходить.


Очень зачастую попадаются минометные мины, на местах боевых действий. Они менее опаснее чем гранаты, но с такой находкой надобно быть тоже поосмотрительнее, исключительно если мина не сработала.


Вверх мины, это ее небезопасное место. Там размещен взрыватель, когда миной выстреливали из миномета, вылетая из ствола она летела взрывателем вниз, и ударяясь об землю срабатывал тот самый взрыватель. Но, если мина попадала в болото либо дюже мягкую землю, то могла не сработать. Следственно, если вы обнаружили в земле что-то схожее на данный снаряд, будьте осмотрительны с верхней частью мины.
Конечно вы ее можете транспортировать и донести до ближайшего водоема, дабы утопить. Но необходимо быть осмотрительнее. И не к коем случае не ронять и не бить лопатой по ней.
И безусловно же больше крупные снаряды, это осколочно-фугасные снаряды, которые отличнее не трогать из-за своих размеров и объемов удивляемой площади. Если вы сумеете определить по медному пояску, стреляный он либо нет. Если он не стрелян, то его дозволено отнести в речку и утопить, а если он стрелян и по каким-то причинам не сработал. То его класснее не трогать и не шевелить.
На фото изображен снаряд 125 мм калибра:


Вообще, снаряды не так опасны как о них все рассказывают. Соблюдая элементарную технику безопасности, и те коротенькие правила которые вам повстречались в этой статье, вы обезопасите себя от опасных находок, и можете отважно заниматься раскопками не опасаясь подрывов.
И кстати, не забывайте про закон ст. 263 УК «нелегальное хранение боеприпасов и оружия», к этому дозволено отнести даже небольшой патрон.


В первые недели войны фронты понесли существенные потери и, собранных в войсках приграничных военных округов в предвоенные годы.Огромная часть артиллерийских заводов и предприятий по производству боеприпасов была эвакуирована из угрожаемых районов на восток.
Поставки вооружения и боеприпасов военными заводами юга страны прекратились. Все это гораздо осложнило производство вооружения и боеприпасов и обеспечение ими действующей армии и новых воинских образований. Негативно сказывались на снабжении войск вооружением и боеприпасами также недочеты в работе Основного артиллерийского управления. ГАУ не неизменно верно знало состояние обеспеченности войск фронтов, потому что суровой отчетности по этой службе до войны не было установлено. Табель срочных донесений по боеприпасам был введен в конце ., а по вооружению - в апреле
Вскоре были внесены метаморфозы в организацию Основного артиллерийского управления. В июле 1941 г. было сформировано Управление снабжения наземным артиллерийским вооружением, а 20 сентября этого же года восстановлена должность руководителя артиллерии Советской Армии с подчинением ему ГАУ. Руководитель ГАУ стал первым замом руководителя артиллерии Советской Армии. Принятая конструкция ГАУ не изменялась в течение каждой войны и всецело себя оправдала. С вступлением должности руководителя Тыла Советской Армии установилось узкое взаимодействие между ГАУ, штабом руководителя Тыла Советской Армии и Центральным управлением военных сообщений.
Героический труд рабочего класса, ученых, инженеров и техников на военных предприятиях центральных и восточных районов страны, твердое и умелое начальство Коммунистической партии и ее Центрального Комитета, местных партийных организаций перестройкой каждого народного хозяйства на армейский лад дозволили советской военной промышленности выпустить за второе полугодие 1941 года 30, 2 тыс. орудий, в том числе 9, 9 тыс. 76-мм и больше больших калибров, 42, 3 тыс. минометов (из них 19, 1 тыс. калибром 82 мм и огромней), 106, 2 тыс. пулеметов, 89, 7 тыс. автоматов, 1, 6 млн. винтовок и карабинов и 62, 9 млн. снарядов, бомб и мин 215. Но потому что эти поставки вооружения и боеприпасов лишь отчасти покрыли потери 1941 года, то расположение с обеспечением войск действующей армии вооружением и боеприпасами продолжало оставаться напряженным. Понадобилось большое напряжение военной промышленности, работы центральных органов тыла, службы артиллерийского снабжения ГАУ для того, дабы удовлетворить спросы фронтов в вооружении, и исключительно в боеприпасах.
В период фортификационного сражения под Москвой за счет нынешнего производства, которое постоянно росло в восточных областях страны, в первую очередь обеспечивались вооружением объединения запаса Ставки Высокого Главнокомандования - 1-я ударная, 20-я и 10-я армии, сформированные в глубине страны и переданные к началу контрнаступления под Москвой в состав Западного фронта. За счет нынешнего производства вооружения удовлетворялись также спросы войск и других фронтов, участвовавших в фортификационном сражении и контрнаступлении под Москвой.
Большую работу по изготовлению разных видов вооружения в данный весомый для нашей страны период исполнили московские заводы. В итоге число вооружения в Западном фронте к декабрю 1941 г. по отдельным его видам усилилось от 50-80 до 370-640 процентов. Существенный рост вооружения был и в войсках других фронтов.
В ходе контрнаступления под Москвой был организован массовый ремонт вышедшего из строя оружия и боевой техники в войсковых ремонтных мастерских, на предприятиях Москвы и Московской области. И все же расположение с обеспечением войск в данный период было настоль тяжелым, что Высокий Главнокомандующий И. В. Сталин лично распределял противотанковые ружья, автоматы, противотанковые 76-мм полковые и дивизионные орудия между фронтами.
По мере введения в строй военных заводов, исключительно на Урале, в Западной и Восточной Сибири, в Казахстане, теснее во втором квартале 1942 г. предисловие невидимо улучшаться снабжение войск вооружением и боеприпасами. В 1942 г. военная промышленность поставила фронту десятки тысяч орудий калибра 76 мм и огромней, свыше 100 тыс. минометов (82-120 мм), многие миллионы снарядов и мин.
В 1942 г. стержневой и особенно трудной задачей было обеспечение войск фронтов, действовавших в районе Сталинграда, в огромный излучине Дона и на Кавказе.
Расход боеприпасов в фортификационном сражении под Сталинградом был дюже крупен. Так, скажем, с 12 июля по 18 ноября 1942 г. войсками Донского, Сталинградского и Юго-Западного фронтов израсходовано: 7 610 тыс. снарядов и мин, в том числе около 5 млн. снарядов и мин войсками Сталинградского фронта 216.
Ввиду громадной загруженности железных дорог оперативными перевозками транспорты с боеприпасами продвигались медлительно и разгружались на станциях фронтового железнодорожного участка (Эльтон, Джаныбек, Кайсацкая, Алый Кут). Дабы стремительней доставить боеприпасы в войска, управлению артиллерийского снабжения Сталинградского фронта были выделены два автомобильных батальона, которые в весьма ограниченные сроки смогли перевезти свыше 500 вагонов боеприпасов.
Обеспечение вооружением и боеприпасами войск Сталинградского фронта осложнялось постоянной бомбежкой противником переправ через Волгу. В итоге налетов вражеской авиации и обстрела артиллерийские склады фронта и армий обязаны были зачастую менять дислокацию. Разгрузка эшелонов производилась только ночью. В целях рассредоточения снабженческих железнодорожных поездов боеприпасы отправлялись на военные склады и в их отделения, расположенные у железной дороги, летучками, по 5-10 вагонов в всякой, а после этого - в войска небольшими автомобильными колоннами (по 10-12 машин), которые следовали обыкновенно различными маршрутами. Такой метод подвоза обеспечивал сохранность боеприпасов, но совместно с тем удлинял сроки доставки их в войска.
Подвоз вооружения и боеприпасов войскам других фронтов, действовавшим в районе Волги и Дона, в данный период был менее трудным и трудоемким. За период фортификационного сражения под Сталинградом каждым трем фронтам было подано 5388 вагонов боеприпасов, 123 тыс. винтовок и автоматов, 53 тыс. пулеметов и 8 тыс. орудий 217.
Наряду с нынешним обеспечением войск органы тыла центра, фронтов и армий в ходе фортификационного сражения под Сталинградом осуществляли скапливание вооружения и боеприпасов. В итоге проделанной работы к началу контрнаступления войска были в основном обеспечены боеприпасами (табл. 19).
Таблица 19
Обеспеченность войск 3 фронтов боеприпасами (в боекомплектах) по состоянию на 19 ноября 1942 г. 218

Боеприпасы Фронт
Сталинградский Донской Юго-Западный
Винтовочные патроны 3, 0 1, 8 3, 2
Патроны для пистолетов 2, 4 2, 5 1, 3
Патроны для противотанковых ружей 1, 2 1, 5 1, 6
Ручные и противотанковые гранаты 1, 0 1, 5 2, 9
50-мм мины 1, 3 1, 4 2, 4
82-мм мины 1, 5 0, 7 2, 4
120-мм мины 1, 2 1, 3 2, 7
Выстрелы:
45-мм пушечные 2, 9 2, 9 4, 9
76-мм пушечные полковой артиллерии 2, 1 1, 4 3, 3
76-мм пушечные дивизионной артиллерии 1, 8 2, 8 4, 0
122-мм гаубичные 1, 7 0, 9 3, 3
122-мм пушечные 0, 4 2, 2 -
152-мм гаубичные 1, 2 7, 2 5, 7
152-мм гаубично-пушечные 1, 1 3, 5 3, 6
203-мм гаубичные - - -
37-мм зенитные 2, 4 3, 2 5, 1
76-мм зенитные - 5, 1 4, 5
85-мм зенитные - 3, 0 4, 2

Большую работу по обеспечению войск боеприпасами в данный период проделали руководители служб артиллерийского снабжения фронтов: Сталинградского - полковник А. И. Марков, Донского - полковник Н. М. Бочаров, Юго-Западного - полковник С. Г. Алгасов, а также особая группа ГАУ во главе с замом руководителя ГАУ генерал-лейтенантом артиллерии К. Р. Мышковым, погибшим 10 августа 1942 г. во время налета авиации противника на Сталинград.
Одновременно с боями, развернувшимися на берегах Волги и в степях Дона, на громадном пространстве от Черного моря до Каспийского началась битва за Кавказ. Снабжение войск Закавказского фронта (Северной и Черноморской групп) вооружением и боеприпасами было еще больше сложной задачей, чем под Сталинградом. Подача вооружения и боеприпасов осуществлялась кружным путем, то есть с Урала и из Сибири через Ташкент, Красноводск, Баку. Отдельные транспорты шли через Астрахань, Баку либо Махачкалу. Огромный путь следования транспортов с боеприпасами (5170-5370 км) и надобность неоднократной перевалки грузов с железнодорожного транспорта на водный и обратно либо с железнодорожного на автомобильный и горно-вьючный гораздо увеличивали время доставки их на фронтовые и военные склады. Скажем, транспорт № 83/0418, отправленный 1 сентября 1942 г. с Урала в адрес Закавказского фронта, прибыл к месту назначения только 1 декабря. Транспорт № 83/0334 проделал путь из Восточной Сибири в Закавказье, равный 7027 км. Но, невзирая на такие громадные расстояния, транспорты с боеприпасами регулярно шли на Кавказ. За шесть месяцев боевых действий Закавказскому (Северо-Кавказскому) фронту было подано около 2 тыс. вагонов боеприпасов 219.
Очень трудной была доставка боеприпасов с фронтовых и армейских складов в войска, оборонявшие горные проходы и перевалы Кавказского хребта. Основным средством подвоза тут были военные и войсковые вьючные роты. В 20-ю гвардейскую стрелковую дивизию, оборонявшую белореченское направление, снаряды от Сухуми до Сочи подавались по морю, дальше до дивизионного склада - автомобильным транспортом, а до полковых пунктов боевого питания - вьючным транспортом. Для 394-й стрелковой дивизии боеприпасы подвозились самолетами У-2 с аэропорта Сухуми. Сходственным образом доставлялись боеприпасы примерно для всех дивизий 46-й армии.
Большую подмога фронту оказали трудящиеся Закавказья. До 30 механических заводов и мастерских Грузии, Азербайджана и Армении были привлечены к изготовлению корпусов ручных гранат, мин и снарядов средних калибров. С 1 октября 1942 г. по 1 марта 1943 г. ими было изготовлено 1, 3 млн. корпусов ручных гранат, 1 млн. мин и 226 тыс. корпусов снарядов. Здешняя промышленность Закавказья изготовила в 1942 г. 4294 50-мм минометов, 688 82-мм минометов, 46 492 автомата 220.
Героически работал рабочий класс блокированного Ленинграда. Доставка вооружения и боеприпасов в осажденный город была весьма затруднена, следственно производство их на месте зачастую имело решающее значение. Только с сентября и до конца 1941 г. промышленность города дала фронту 12 085 автоматов и сигнальных пистолетов, 7682 миномета, 2298 артиллерийских орудий и 41 реактивную установку. Помимо того, ленинградцы изготовили 3, 2 млн. снарядов и мин, свыше 5 млн. ручных гранат.
Ленинград поставлял вооружение и иным фронтам. В тяжелые дни ноября 1941 г., когда недруг рвался к Москве, по решению Военного совета Ленинградского фронта в Москву было отправлено 926 минометов и 431 76-мм полковая пушка. Орудия в разобранном виде грузились на самолеты и отправлялись на станцию Череповец, где был оборудован артиллерийский цех для их сборки. После этого вооружение в собранном виде грузили на платформы и по железной дороге доставляли в Москву. В тот же период воздушным транспортом Ленинград отправил в Москву 39 700 76-мм бронебойных снарядов.
Несмотря на сложности первого периода войны, наша промышленность из месяца в месяц неуклонно увеличивала выпуск продукции. В 1942 г. ГАУ получило от военных заводов 125, 6 тыс. минометов (82-120 мм), 33, 1 тыс. орудий калибра 76 мм и огромней без танковых, 127, 4 млн. снарядов без авиационных и мин 221, 2 069 тыс. реактивных снарядов 222. Это дозволило всецело восполнить боевые потери вооружения и расход боеприпасов.
Обеспечение войск действующей армии вооружением и боеприпасами оставалось трудным и во втором периоде войны, тот, что ознаменовался началом сильного контрнаступления советских войск под Сталинградом. К началу контрнаступления Юго-Западный, Донской и Сталинградский фронты имели 30, 4 тыс. орудий и минометов, в том числе 16 755 единиц калибра 76 мм и выше 223, около 6 млн. снарядов и мин, 380 млн. патронов для стрелкового оружия и 1, 2 млн. ручных гранат. Подача боеприпасов с центральных баз и складов ГАУ за все время контрнаступления и ликвидации окруженной группировки противника производилась безостановочно. Сталинградскому фронту с 19 ноября 1942 г. но 1 января 1943 г. было подано 1095 вагонов боеприпасов, Донскому (с 16 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г.) - 1460 вагонов, Юго-Западному (с 19 ноября 1942 г. по 1 января 1942 г.) - 1090 вагонов и Воронежскому фронту (с 15 декабря 1942 г. по 1 января 1943 г.) - 278 вагонов. Каждого четырем фронтам за период ноябрь 1942 г. - январь 1943 г. было подано 3923 вагона боеприпасов.
Общий расход боеприпасов в битве за Сталинград, начиная с 12 июля 1942 г., добился 9539 вагонов 224 и не имел себе равных в истории предшествующих войн. Он составил треть расхода боеприпасов каждой русской армии за четыре года первой мировой войны и в два раза превысил расход боеприпасов обеих воюющих сторон под Верденом.
Огромное число вооружения и боеприпасов нужно было подавать во 2-й период войны Закавказскому и Северо-Кавказскому фронтам, освобождавшим от немецко-фашистских войск Северный Кавказ.
Благодаря действенным мерам Коммунистической партии, Советского правительства, Государственного Комитета Обороны, местных партийных и советских органов, героическому труду рабочего класса в 1942 г. гораздо усилился выпуск вооружения и боеприпасов. Это дало вероятность увеличить их поставки войскам. Рост числа вооружения в войсках фронтов в начале 1943 г. по сопоставлению с 1942 г. показан в табл. 20 225.
Таблица 20
Боевые действия, развернувшиеся в 1943 г., поставили перед службой артиллерийского снабжения Советской Армии новые, еще больше трудные задачи по своевременному накоплению и нынешнему снабжению войск фронтов вооружением и боеприпасами.
Особенно усилился объем поставок вооружения и боеприпасов во время подготовки битвы под Курском. В период март - июль 1943 г. фронтам было отправлено с центральных баз и складов ГАУ свыше полумиллиона винтовок и автоматов, 31, 6 тыс. ручных и станковых пулеметов, 520 крупнокалиберных пулеметов, 21, 8 тыс. противотанковых ружей, 12 326 орудий и минометов, либо каждого 3100 вагонов вооружения 226.
При подготовке к Курской битве органы артиллерийского снабжения центра, фронтов и армий теснее имели определенный навык планирования обеспечения войск действующей армии вооружением и боеприпасами. Оно осуществлялось дальнейшим образом. Ежемесячно Генеральный штаб давал директиву, в которой указывалось, какому фронту, в какую очередь, сколько боеприпасов (в боекомплектах) и к какому сроку нужно отправить. На основании этих указаний, табелей срочных донесений фронтов и их заявок ГАУ планировало отправку войскам действующей армии боеприпасов, исходя из наличия их на базах и складах НКО, вероятностей производства в течение месяца, обеспеченности и надобностей фронтов. Когда ГАУ не располагало нужными источниками, оно по согласованию с Генеральным штабом вносило коррективы в установленный объем отпуска боеприпасов. План рассматривался и подписывался командующим артиллерией Советской Армии генерал-полковником, после этого основным маршалом артиллерии Н. Н. Вороновым, его замом - руководителем ГАУ генералом Н. Д. Яковлевым и представлялся Высокому Главнокомандующему на заявление.
На основании этого плана организационно-плановое управление ГАУ (руководитель генерал П. П. Волкотрубенко) уведомляло данные об отпуске и отправке боеприпасов фронтам и давало разнарядку Управлению снабжения боеприпасами. Последнее коллективно с ЦУПВОСО планировало отправку транспортов по срокам в диапазоне пяти дней и уведомляло фронтам номера транспортов, места и сроки их отправки. Как водится, отправка транспортов с боеприпасами в адрес фронтов начиналась 5-го и заканчивалась 25-го числа всего месяца. Такая методология планирования и отправки боеприпасов фронтам с центральных баз и складов НКО сохранилась до конца войны.
К началу битвы под Курском (на 1 июля 1943 г.) Центральный и Воронежский фронты имели 21 686 орудий и минометов (без 50-мм минометов), 518 установок реактивной артиллерии, 3489 танков и САУ 227.
Большое число вооружения в войсках фронтов, действовавших на Курской дуге, и напряженность боевых действий в планируемых наступательных операциях затребовали увеличения подачи им боеприпасов. В течение апреля - июня 1943 г. Центральному, Воронежскому и Брянскому фронтам было подано свыше 4, 2 млн. снарядов и мин, около 300 млн. боеприпасов стрелкового оружия и примерно 2 млн. ручных гранат (свыше 4 тыс. вагонов). К началу фортификационного сражения фронты были обеспечены: 76-мм выстрелами - 2, 7-4, 3 боекомплекта; 122-мм гаубичными выстрелами - 2, 4-3, 4; 120-мм минами - 2, 4-4; боеприпасами больших калибров - 3-5 боекомплектов 228. Помимо того, в ходе Курской битвы названным фронтам было подано с центральных баз и складов 4781 вагон (свыше 119 полноценных поездов) разных видов боеприпасов. Среднесуточная подача их Центральному фронту составляла 51 вагон, Воронежскому - 72 вагона и Брянскому - 31 вагон 229.
Расход боеприпасов в битве под Курском был исключительно крупен. Только за период 5-12 июля 1943 г. войска Центрального фронта, отражая озлобленные танковые атаки противника, израсходовали 1083 вагона боеприпасов (135 вагонов в сутки). Основная часть падает на 13-ю армию, которая за восемь суток израсходовала 817 вагонов боеприпасов, либо 100 вагонов в сутки. Каждого за 50 суток Курской битвы тремя фронтами было израсходовано около 10 640 вагонов боеприпасов (не считая реактивных снарядов), в том числе 733 вагона патронов к стрелковому оружию, 70 вагонов патронов к противотанковым ружьям, 234 вагона ручных гранат, 3369 вагонов мин, 276 вагонов выстрелов зенитной артиллерии и 5950 вагонов выстрелов наземной артиллерии 230.
Артиллерийским снабжением в битве под Курском руководили руководители службы артиллерийского снабжения фронтов: Центрального - инженер-полковник В. И. Шебанин, Воронежского - полковник Т. М. Москаленко, Брянского - полковник М. В. Кузнецов.
В третьем периоде войны обеспечение войск фронтов вооружением и боеприпасами гораздо улучшилось. Теснее к началу этого периода советская военная промышленность могла бесперебойно снабжать ими войска действующей армии и новые воинские образования Ставки Высокого Главнокомандования. На базах и складах ГАУ были сделаны существенные резервы орудий, минометов и исключительно стрелкового вооружения. В связи с этим в 1944 г. производство стрелкового оружия и орудий наземной артиллерии несколько сократилось. Если в 1943 г. военная промышленность поставила Советской Армии 130, 3 тыс. орудий, то в 1944 г. - 122, 5 тыс. Сократились поставки и реактивных установок (с 3330 в 1943 г. до 2564 в 1944 г.). За счет этого продолжало расти производство танков и самоходных орудий (29 тыс. в 1944 г. супротив 24 тыс. в 1943 г.).
Вместе с тем обеспечение войск действующей армии боеприпасами продолжало оставаться напряженным, исключительно снарядами калибра 122 мм и выше, в связи с их огромным расходом. Всеобщие резервы этих боеприпасов снизились: по 122-мм выстрелам - на 670 тыс., по 152-мм снарядам - на 1, 2 млн. и по 203-мм снарядам - на 172 тыс. 231
Политбюро ЦК ВКП(б), Государственный Комитет Обороны, разглядев расположение, сложившееся с производством остродефицитных снарядов намедни решающих наступательных операций, поставили перед военной промышленностью задачу коренного пересмотра производственных программ на 1944 год в сторону резкого увеличения выпуска всех видов боеприпасов, и исключительно дефицитных.
По решению Политбюро ЦК ВКП(б) и ГКО производство боеприпасов в 1944 г. было гораздо увеличено по сопоставлению с 1943 г.: исключительно 122-мм и 152-мм снарядов, 76-мм - на 3 064 тыс. (9 процентов), М-13 - на 385, 5 тыс. (19 процентов) и снарядов М-31 - на 15, 2 тыс. (4 процента) 232. Это дозволило обеспечить войска фронтов всеми видами боеприпасов в наступательных операциях третьего периода войны.
Накануне Корсунь-Шевченковской наступательной операции 1-й и 2-й Украинские фронты имели около 50 тыс. орудий и минометов, 2 млн. винтовок и автоматов, 10 тыс. пулеметов 233, 12, 2 млн. снарядов и мин, 700 млн. боеприпасов к стрелковому оружию и 5 млн. ручных гранат, что составляло 1-2 фронтовых боекомплекта. В ходе операции этим фронтам было подано больше 1300 вагонов всех видов боеприпасов 234. Перебоев в снабжении ими не было. Впрочем из-за начавшейся ранней весенней распутицы на военно-автомобильных дорогах и войсковых путях подвоза движение автомобильного транспорта стало немыслимым, и фронты стали испытывать крупные сложности в подвозе боеприпасов войскам и на огневые позиции артиллерии. Доводилось применять тракторы, а в ряде случаев привлекать на непроезжих участках дорог солдат и местное население для подноса снарядов, патронов, гранат. Для доставки боеприпасов на передний край применялась также транспортная авиация.
Для обеспечения боеприпасами танковых соединений 1-го Украинского фронта, наступавших в оперативной глубине обороны противника, применялись самолеты По-2. 7 и 8 февраля 1944 г. с аэропорта Фурсы они доставили в населенные пункты Баранье Поле и Дружинцы 4, 5 млн. патронов, 5, 5 тыс. ручных гранат, 15 тыс. 82- и 120-мм мин и 10 тыс. 76- и 122-мм снарядов. Каждодневно 80-85 самолетов доставляли танковым частям боеприпасы, делая по три-четыре рейса в сутки. Каждого самолетами наступавшим войскам 1-го Украинского фронта было доставлено свыше 400 т боеприпасов 235.
Несмотря на огромные сложности с подвозом, подразделения, части и соединения, участвовавшие в Корсунь-Шевченковской операции, были всецело обеспечены боеприпасами. К тому же расход их в этой операции был относительно небольшим. Каждого войска 2-х фронтов израсходовали лишь около 5, 6 млн. выстрелов, в том числе 400 тыс. снарядов зенитной артиллерии, 2, 6 млн. снарядов наземной артиллерии и 2, 56 млн. мин.
Обеспечением войск боеприпасами и вооружением руководили руководители артиллерийского снабжения фронтов: 1-го Украинского - генерал-майор артиллерии Н. Е. Манжурин, 2-го Украинского - генерал-майор артиллерии П. А. Рожков.
Огромное число вооружения и боеприпасов понадобилось в период подготовки и проведения Белорусской наступательной операции, одной из величайших тактических операций Великой Отечественной войны. Для полного укомплектования вооружением войск 1-го Прибалтийского, 3, 2 и 1-го Белорусских фронтов, принимавших в ней участие, в мае - июле 1944 г. было подано: 6370 орудий и минометов, свыше 10 тыс. пулеметов и 260 тыс. винтовок и автоматов 236. К началу операции фронты имели 2-2, 5 боекомплекта к стрелковому оружию, 2, 5-5 боекомплектов мин, 2, 5-4 боекомплекта зенитных выстрелов, 3-4 боекомплекта 76-мм снарядов, 2, 5-5, 3 боекомплекта 122-мм гаубичных снарядов, 3, 0-8, 3 боекомплекта 152-мм снарядов.
Такой высокой обеспеченности боеприпасами войск фронтов еще не было ни в одной из ранее проведенных наступательных операций тактического масштаба. Для отгрузки вооружения и боеприпасов фронтам базы, склады и арсеналы НКО трудились с максимальной нагрузкой. Индивидуальный состав всех звеньев тыла, работники железнодорожного транспорта делали все от них зависящее, дабы своевременно доставить войскам вооружение и боеприпасы.
Однако в ходе Белорусской операции в итоге стремительного отрыва войск от баз, а также из-за неудовлетворительно высоких темпов поправления мощно порушенных противником железнодорожных коммуникаций снабжение фронтов боеприпасами неоднократно осложнялось. Автомобильный транспорт работал с огромным напряжением, но не мог один совладать с громадным объемом подвоза в оперативном и войсковом тылу.
Даже относительно частое выдвижение вперед головных отделений фронтовых и армейских артиллерийских складов не решало задачи своевременной доставки боеприпасов войскам, наступавшим в лесисто-болотистой местности, в условиях бездорожья. Негативно сказывалась также разбросанность резервов боеприпасов по линии фронта и в глубину. Скажем, два склада 5-й армии 3-го Белорусского фронта на 1 августа 1944 г. размещались в шести пунктах на расстоянии от 60 до 650 км от линии фронта. Схожее расположение было в ряде армий 2-го и 1-го Белорусских фронтов. Наступавшие части и соединения не могли поднять все резервы боеприпасов, собранные в них при подготовке операции. Военные советы фронтов и армий обязаны были выделять крупное число автомобильного транспорта для сбора и подвоза войскам оставшихся в тылу боеприпасов. Скажем, Армейский совет 3-го Белорусского фронта выделил для этой цели 150 автомобилей, а руководитель тыла 50-й армии 2-го Белорусского фронта - 60 автомашин и рабочую роту в составе 120 человек. На 2-м Белорусском фронте в районах Кричева и Могилева к концу июля 1944 г. резервы боеприпасов находились в 85 пунктах, а на начальных позициях войск 1-го Белорусского фронта - в 100. Командование вынуждено было перебрасывать их самолетами 237. Оставление боеприпасов на начальных рубежах, огневых позициях артиллерии и в пути движения частей и соединений привело к тому, что войска начали испытывать недочет в них, правда на учете во фронтах и армиях имелось довольное число боеприпасов.
Общий расход боеприпасов всех калибров в ходе Белорусской тактической наступательной операции был существенным. Но если исходить из большого наличия вооружения, то он был в совокупности относительно невелик. В ходе операции было израсходовано 270 млн. (460 вагонов) боеприпасов к стрелковому оружию, 2 832 тыс. (1700 вагонов) мин, 478 тыс. (115 вагонов) выстрелов зенитной артиллерии, около 3434, 6 тыс. (3656 вагонов) выстрелов наземной артиллерии 238.
Снабжением войск боеприпасами в ходе Белорусской наступательной операции руководили руководители артиллерийского снабжения фронтов: 1-го Прибалтийского - генерал-майор артиллерии А. П. Байков, 3-го Белорусского - генерал-майор инженерно-технической службы А. С. Волков, 2-го Белорусского - инженер-полковник Е. Н. Иванов и 1-го Белорусского - генерал-майор инженерно-технической службы В. И. Шебанин.
Значительным был также расход боеприпасов в Львовско-Сандомирской и Брестско-Люблинской наступательных операциях. За июль и август 1-й Украинский фронт израсходовал 4706 вагонов, а 1-й Белорусский фронт - 2372 вагона боеприпасов. Как и в Белорусской операции, подвоз боеприпасов был сопряжен с серьезными сложностями из-за высоких темпов наступления войск и большого отрыва их от артиллерийских складов фронтов и армий, дрянных дорожных условий и большого объема подвоза, тот, что лег на плечи автомобильного транспорта.
Аналогичное расположение сложилось во 2-м и 3-м Украинских фронтах, участвовавших в Ясско-Кишиневской операции. Перед началом наступления непринужденно в войсках было сконцентрировано от 2-х до 3 боекомплектов боеприпасов. Но в ходе прорыва обороны противника они не были всецело израсходованы. Войска стремительно продвигались вперед и взяли с собой лишь те боеприпасы, которые мог поднять их автомобильный транспорт. Существенное число боеприпасов осталось на дивизионных складах на правом и левом берегах Днестра. Из-за крупный растянутости войсковых путей подвоз их прекратился через двое суток, и через пять-шесть дней позже начала наступления войска начали испытывать огромную нужду в боеприпасах, невзирая на маленький их расход. Позже решительного вмешательства военных советов и органов тыла фронтов были мобилизованы все автотранспортные средства, и в скором времени расположение удалось выправить. Это дозволило удачно закончить Ясско-Кишиневскую операцию.
В ходе наступательных операций 1945 г. специальных сложностей в обеспечении войск вооружением и боеприпасами не было. Всеобщие резервы боеприпасов на 1 января 1945 г. супротив 1944 г. увеличились: по минам - на 54 процента, по выстрелам зенитной артиллерии - на 35, по выстрелам наземной артиллерии - на 11 процентов 239. Таким образом, в завершающем периоде войны Советского Союза с фашистской Германией были не только всецело обеспечены надобности войск действующей армии, но и удалось сделать добавочные резервы боеприпасов на фронтовых и армейских складах 1-го и 2-го Дальневосточных и Забайкальского фронтов.
Начало 1945 года ознаменовалось двумя огромными наступательными операциями - Восточно-Прусской и Висло-Одерской. В период их подготовки войска были всецело обеспечены вооружением и боеприпасами. Не представлял серьезных сложностей и их подвоз в ходе операций ввиду наличия отменно развитой сети железных и шоссейных дорог.
Восточно-Прусская операция, длившаяся около 3 месяцев, отличалась самым огромным расходом боеприпасов за всю Великую Отечественную войну. В ходе ее войска 2-го и 3-го Белорусских фронтов израсходовали 15 038 вагонов боеприпасов (в Висло-Одерской операции 5382 вагона).
После удачного заключения Висло-Одерской наступательной операции наши войска вышли на рубеж р. Одер (Одра) и начали подготавливаться к штурму основной крепости нацизма - Берлина. По степени оснащенности войск 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов боевой техникой и вооружением Берлинская наступательная операция превосходит все наступательные операции Великой Отечественной войны. Советский тыл и собственно Тыл Вооруженных Сил отлично обеспечили войска каждому нужным для нанесения последнего сокрушительного удара по фашистской Германии. При подготовке операции 1-му Белорусскому и 1-му Украинскому фронтам было отправлено свыше 2 тыс. орудий и минометов, примерно 11 млн. снарядов и мин, свыше 292, 3 млн. патронов и около 1, 5 млн. ручных гранат. К началу операции они имели свыше 2 млн. винтовок и автоматов, свыше 76 тыс. пулеметов и 48 тыс. орудий и минометов 240. В ходе Берлинской операции (с 16 апреля по 8 мая) 1945 г. фронтам было подано 7, 2 млн. (5924 вагона) снарядов и мин, что (с учетом резервов) всецело обеспечивало расход и дозволило сделать нужный запас их к концу операции.
В заключительной операции Великой Отечественной войны израсходовано свыше 10 млн. снарядов и мин, 392 млн. патронов и примерно 3 млн. ручных гранат - каждого 9715 вагонов боеприпасов. Помимо того, было израсходовано 241, 7 тыс. (1920 вагонов) реактивных снарядов 241. Боеприпасы при подготовке и в ходе операции подвозились по железным дорогам союзной и западноевропейской колеи, а отсель в войска - фронтовым и армейским автомобильным транспортом. На стыках железных дорог союзной и западноевропейской колеи обширно практиковалась перевалка боеприпасов в районах намеренно сделанных перевалочных баз. Это была достаточно трудоемкая и трудная работа.
В целом подача боеприпасов войскам фронтов в 1945 г. гораздо превысила ярус прошлых лет Великой Отечественной войны. Если в четвертом квартале 1944 г. на фронты поступило 31 736 вагонов боеприпасов (793 поезда), то за четыре месяца 1945 г. - 44 041 вагон (1101 поезд). К этой цифре нужно прибавить и подачу боеприпасов войскам ПВО страны, а также частям морской пехоты. С учетом ее всеобщее число боеприпасов, отправленных с центральных баз и складов войскам действующей армии за четыре месяца 1945 г., составило 1327 поездов 242.
Отечественная военная промышленность и органы тыла Советской Армии благополучно совладали с задачей снабжения войск фронтов и новых образований вооружением и боеприпасами в минувшей войне.
Действующая армия израсходовала в ходе войны свыше 10 млн. т боеприпасов. Как вестимо, военная промышленность поставляла на артиллерийские базы отдельные элементы выстрелов. Каждого за войну поставлено около 500 тыс. вагонов этих элементов, которые собирались в готовые снаряды и отправлялись на фронты. Эту грандиозную по объему и трудную работу исполняли на артиллерийских базах ГАУ в основном женщины, старики и подростки. Они стояли у конвейеров по 16-18 часов в сутки, по нескольку дней не выходили из цехов, принимали пищу и отдыхали здесь же, у станков. Их мужественный, самоотверженный труд в годы войны никогда не позабудет признательное социалистическое Отечество.
Подводя выводы работы службы артиллерийского снабжения Советской Армии в годы минувшей войны, следует еще раз подчеркнуть, что основой данного вида физического обеспечения Вооруженных Сил являлась промышленность, которая в годы войны поставила действующей армии несколько миллионов единиц стрелкового оружия, сотни тысяч орудий и минометов, сотни миллионов снарядов и мин, десятки миллиардов патронов. Наравне с неуклонным ростом массового производства вооружения и боеприпасов был сделан целый ряд добротно новых примеров наземной и зенитной артиллерии, разработаны новые примеры стрелкового вооружения, а также подкалиберные и кумулятивные снаряды. Все это вооружение удачно использовалось советскими войсками в операциях Великой Отечественной войны.
Что касается импорта вооружения, то он был дюже незначительным и, по существу, не оказал большого могущества на оснащение советских войск. Помимо того, привозное вооружение по своим тактико-техническим данным уступало советскому вооружению. Полученные по импорту в третьем периоде войны несколько комплексов зенитной артиллерии только отчасти были использованы в войсках ПВО, а 40-мм зенитные пушки так и остались на базах ГАУ до конца войны.
Хорошее качество вооружения и боеприпасов, поставляемых отечественной военной промышленностью Советской Армии в годы войны, в существенной степени обеспечивалось широкой сетью военпредов (военной приемкой) ГАУ.Немаловажное значение в своевременном снабжении войск действующей армии вооружением и боеприпасами имело и то обстоятельство, что оно базировалось на сурово плановом производстве и обеспечении. Налаживая с 1942 г. систему учета и отчетности вооружения и боеприпасов в войсках, армиях и во фронтах, а также проектирование подачи их фронтам, служба артиллерийского снабжения постоянно улучшала и совершенствовала организационные формы, способы и методы работы по обеспечению войск действующей армии. Грубая централизация начальства сверху донизу, узкое и постоянное взаимодействие службы артиллерийского снабжения центра, фронтов и армий, соединений и частей с другими службами тыла, и исключительно со штабами тыла и службой военных сообщений, напряженная работа всех видов транспорта дозволили обеспечить войска фронтов и новых образований Ставки Высокого Главнокомандования вооружением и боеприпасами. В Основном артиллерийском управлении, работавшем под непосредственным начальством Государственного Комитета Обороны и Ставки Высокого Главнокомандования, сложилась стройная система планомерного и целеустремленного обеспечения войск вооружением и боеприпасами, соответствующая нраву войны, ее размаху и методам ведения боевых действий. Эта система целиком и всецело оправдала себя в течение каждой войны. Бесперебойное обеспечение действующей армии вооружением и боеприпасами было достигнуто вследствие громадной организаторской и творческой деятельности Коммунистической партии и ее Центрального Комитета, Советского правительства, Ставки Высокого Главнокомандования, отчетливой работе Госплана СССР, работников оборонных наркоматов и всех звеньев тыла Советской Армии, самоотверженному и героическому труду рабочего класса.
К концу 30-х годов фактически у всех участников предстоящей мировой войны произошли всеобщие направления в становлении стрелкового вооружения. Сокращалась дальность и точность поражения, что компенсировалось большей плотностью огня. Как следствие этого - предисловие массового перевооружения частей механическим стрелковым оружием - пистолет-пулеметами, автоматами, штурмовыми винтовками.
Кучность стрельбы стала отходить на 2-й план, при этом солдат, наступавших цепью, стали обучать стрельбе с хода. С происхождением воздушно-десантных войск появилась надобность создания особого облегченного вооружения.
Маневренная война сказалась и на пулеметах: они стали значительно легче и мобильней. Возникли новые разновидности стрелкового оружия (что продиктовано было, раньше каждого, необходимостью борьбы с танками) - ружейные гранаты, противотанковые ружья и РПГ с кумулятивными гранатами.

Стрелковое оружие СССР 2-й мировой войны


Стрелковая дивизия Красной Армии в канун Великой Отечественной войны представляла собой крайне суровую силу - около 14, 5 тыс. человек. Стержневой вид стрелкового вооружения составляли винтовки и карабины - 10420 штук. Доля пистолет-пулеметов была незначительной - 1204. Станковых, ручных и зенитных пулеметов было соответственно 166, 392 и 33 единицы.
Дивизия имела свою артиллерию из 144 орудий и 66 минометов. Огневую мощь дополняли 16 танков, 13 бронемашин и внушительный парк вспомогательной автотракторной техники.

Винтовки и карабины

Основным стрелковым оружием пехотных частей СССР первого периода войны безоговорочно была прославленная трехлинейка - 7, 62 мм винтовка С. И. Мосина примера 1891 г. модернизированная в 1930 г. Ее превосходства классно вестимы - крепкость, безопасность, неприхотливость в обслуживании в сочетании с отличными баллистическими качествами, в частности, с прицельной дальностью - 2 км.

Трехлинейка - безупречное оружие для опять призванных солдат, а простота конструкции создавала большие вероятности для ее массового производства. Но как всякое оружие, трехлинейка имела недочеты. Непрерывно примкнутый штык в сочетании с длинным стволом (1670 мм) создавали неудобства при передвижении, исключительно в лесистой местности. Важные нарекания вызывала рукоятка затвора при перезарядке.


На ее базе была сделана снайперская винтовка и серия карабинов примера 1938 и 1944 года. Участь отмерила трехлинейке длинный век (последняя трехлинейка была выпущена в 1965 г.), участие во многих войнах и астрономический «тираж» в 37 млн. экземпляров.

Снайпер с винтовкой Мосина (c оптическим прицелом ПЕ примера 1931 года)
В конце 30-х годов феноменальный советский конструктор-оружейник Ф.В. Токарев разработал 10-зарядную самозарядную винтовку кал. 7, 62 мм СВТ-38, получившую позже усовершенствования наименование СВТ-40. Она «похудела» на 600 г и стала короче за счет внедрения больше тонких деталей из дерева, дополнительных отверстий в кожухе и уменьшения длины штыка. Чуть позднее на ее базе возникла снайперская винтовка. Механическая стрельба обеспечивалась отводом пороховых газов. Боекомплект помещался в коробчатом, отъемном магазине.

Прицельная дальность СВТ-40 - до 1 км. СВТ-40 с честью отвоевала на фронтах Великой Отечественной. Ее по превосходству оценили и наши противники. Исторический факт: захватив в начале войны богатые трофеи, среди которых было много СВТ-40, немецкая армия… приняла ее на вооружение, а финны сотворили на базе СВТ-40 свою винтовку - ТаРаКо.


Творческим становлением идей, реализованных в СВТ-40, стала механическая винтовка АВТ-40. От своей предшественницы она отличалась вероятностью вести механическую стрельбу с темпом до 25 выстрелов в минуту. Недостатка АВТ-40 - низкая кучность стрельбы, крепкое демаскирующее пламя и громкий звук в момент выстрела. В будущем по мере массового поступления в войска механического оружия ее сняли с вооружения.

Пистолет-пулеметы

Великая Отечественная война стала временем окончательного перехода от винтовок к механическому оружию. Красная Армия начинала воевать, имея на вооружении малое число ППД-40 - пистолет пулеметов конструкции выдающегося советского конструктора Василия Алексеевича Дегтярева. По тем временам ППД-40 ничем не уступал своим отечественным и зарубежным аналогам.

Рассчитанный на пистолетный патрон кал. 7, 62 х 25 мм, ППД-40 имел значительный боекомплект из 71 патрона, помещенном в магазине барабанного типа. Имея вес около 4 кг, он обеспечивал стрельбу со скоростью 800 выстрелов в минуту с результативной дальностью до 200 метров. Впрочем теснее через несколько месяцев позже начала войны его сменил мифический ППШ-40 кал. 7, 62 х 25 мм.
Перед создателем ППШ-40 - конструктором Георгием Семеновичем Шпагиным стояла задача разработать предельно примитивное в эксплуатации, верное, технологичное, недорогое в производстве массовое оружие.


От своего предшественника - ППД-40, ППШ унаследовал барабанный магазин на 71 патрон. Чуть позднее для него был разработан больше примитивный и верный секторный рожковый магазин на 35 патронов. Масса снаряженных автоматов (оба варианта) составляла соответственно 5, 3 и 4, 15 кг. Скорострельность ППШ-40 достигала 900 выстрелов в минуту с прицельной дальностью до 300 метров и с вероятностью вести одиночную стрельбу.

Для освоения ППШ-40 довольно было нескольких занятий. Он легко разбирался на 5 частей, изготовленных способом штамповочно-сварной спецтехнологии, вследствие чему за годы войны советская оборонка выпустила около 5, 5 млн. автоматов.
Летом 1942 года молодой конструктор Алексей Судаев представил свое детище - пистолет-пулемет калибра 7, 62 мм. Он поразительно отличался от своих «старших собратьев» ППД и ППШ-40 разумной компоновкой, больше высокой технологичностью и простотой изготовления деталей способом дуговой сварки.


ППС-42 был на 3, 5 кг легче и требовал в три раза поменьше времени на производство. Впрочем, невзирая на абсолютно явственные превосходства, массовым оружием он так и не стал, оставив пальму лидерства ППШ-40.


К началу войны ручной пулемет ДП-27 (Дегтярев пехотный, кал 7.62мм) стоял на вооружении Красной Армии примерно 15 лет, имея ранг основного ручного пулемета пехотных частей. Его автоматика приводилась в действие энергией пороховых газов. Газовый регулятор верно предохранял механизм от засорений и высоких температур.
ДП-27 мог вести только механический огонь, но даже новичку довольно было нескольких дней для того, дабы освоить стрельбу короткими очередями по 3-5 выстрелов. Боекомплект из 47 патронов размещался в дисковом магазине пулей к центру в один ряд. Сам магазин крепился сверху ствольной коробки. Масса неснаряженного пулемета составляла 8, 5 кг. Снаряженный магазин увеличивал ее еще примерно на 3 кг.


Это было сильное оружие с прицельной дальностью 1, 5 км и боевой скорострельностью до 150 выстрелов в минуту. В боевом расположении пулемет опирался на сошки. На конце ствола навинчивался пламегаситель, гораздо сокращающий его демаскирующее действие. ДП-27 обслуживался стрелком и его помощником. Каждого было выпущено около 800 тыс. пулеметов.

Стрелковое оружие Вермахта 2-й мировой войны


Основная тактика немецкой армии - наступательная либо блицкриг (blitzkrieg - моментальная война). Решающая роль в ней отводилась огромным танковым соединениям, осуществляющим большие прорывы обороны противника во взаимодействии с артиллерией и авиацией.
Танковые части обходили сильные укрепрайоны, уничтожая центры управления и тыловые коммуникации, без чего противник стремительно утрачивал боеспособность. Разгром завершали моторизованные части сухопутных войск.

Стрелковое вооружение пехотной дивизии вермахта

Штат немецкой пехотной дивизии примера 1940 года полагал присутствие 12609 винтовок и карабинов, 312 пистолет-пулеметов (автоматов), ручных и станковых пулеметов - соответственно 425 и 110 штук, 90 противотанковых ружей и 3600 пистолетов.Стрелковое оружие Вермахта в совокупности соответствовало высоким требованиям военного времени. Оно было верным, безотказным, простым, комфортным в производстве и обслуживании, что содействовало его серийному выпуску.

Винтовки, карабины, автоматы

Mauser 98K

Mauser 98K - улучшенный вариант винтовки Mauser 98, разработанной в конце XIX столетия братьями Паулем и Вильгельмом Маузерами, основателями глобально знаменитой оружейной компании. Оснащение им немецкой армии началось в 1935 году.
Mauser 98K
Снаряжалось оружие обоймой с пятью 7, 92 мм патронами. Подготовленный солдат мог прицельно выстрелить 15 раз в течение минуты на дальность до 1, 5 км. Mauser 98K была дюже суперкомпактна. Ее основные колляции: масса, длина, длина ствола - 4, 1 кг х 1250 х 740 мм. О неоспоримых превосходствах винтовки говорят бесчисленные раздоры с ее участием, долгожительство и поистине возвышенный «тираж» - больше 15 млн. единиц.


Самозарядная десятизарядная винтовка G-41 стала немецким результатом на массовое оснащение Красной Армии винтовками - СВТ-38, 40 и АВС-36. Ее прицельная дальность достигала 1200 метров. Допускалась только одиночная стрельба. Ее значительные недочеты - существенный вес, невысокая безопасность и повышенная уязвимость от засорения были позднее устранены. Боевой «тираж» составил несколько сот тысяч примеров винтовок.

Автомат MP-40 «Шмайссер»

Пожалуй, самым знаменитым стрелковым оружием Вермахта времен 2-й мировой войны стал известный пистолет-пулемет МР-40, модификация его предшественника - МР-36, сделанного Генрихом Фольмером. Впрочем свободою судеб он огромнее вестим под именем «шмайссер», полученным, вследствие штампу на магазине - «PATENT SCHMEISSER». Клеймо легко обозначало, что помимо Г. Фольмера в создании МР-40 участвовал и Хуго Шмайссер, но только как создатель магазина.
Автомат MP-40 «Шмайссер»
Изначально МР-40 предназначался для вооружения командного состава пехотных частей, впрочем позднее его передали в распоряжение танкистов, водителей бронемашин, парашютистов-десантников и воинов спецподразделений.


Однако для пехотных частей МР-40 безусловно не годился, от того что был оружием экстраординарно ближнего боя. В озлобленном сражении на открытой местности иметь оружие с дальностью стрельбы от 70 до 150 метров обозначало для немецкого солдата быть фактически безоружным перед своим противником, вооруженным винтовками Мосина и Токарева с дальностью стрельбы от 400 до 800 метров.

Штурмовая винтовка StG-44

Штурмовая винтовка StG-44 (sturmgewehr) кал. 7.92мм - еще одна предание Третьего Рейха. Это абсолютно выдающееся творение Хуго Шмайссера - прообраз многих послевоенных штурмовых винтовок и автоматов, включая известный АК-47.

StG-44 могла вести одиночный и механический огонь. Ее вес с полным магазином составлял 5, 22 кг. В прицельной дальности - 800 метров - «штурмгевер» ни в чем не уступал своими основным соперникам. Предусмотрено было три версии магазина - на 15, 20 и 30 выстрелов с темпом до 500 выстрелов в минуту. Рассматривался вариант применения винтовки с подствольным гранатометом и инфракрасным прицелом.

Не обошлось и без недостатков. Штурмовая винтовка была тяжелее Mauser-98K на целый килограмм. Ее деревянный приклад не выдерживал изредка рукопашного боя и легко ломался. Вырывающееся из ствола пламя выдавало место нахождения стрелка, а длинный магазин и прицельные устройства принуждали его высоко приподнимать голову в расположении лежа.
MG-42 калибра 7.92 мм абсолютно объективно называют одним из наилучших пулеметов 2-й мировой войны. Он был разработан в компании «Гроссфус» инженерами Вернером Грунером и Куртом Хорном. Те, кто испытал на себе его огневую мощь, были дюже откровенны. Наши солдаты называли его «газонокосилкой», а союзники - «циркулярной пилой Гитлера».
В зависимости от типа затвора пулемет прицельно стрелял со скоростью до 1500 в/мин на дальность до 1 км. Боепитание осуществлялось с подмогой пулеметной ленты на 50 - 250 патронов. Уникальность MG-42 дополнялась касательно небольшим числом деталей - 200 и высокой технологичностью их производства способом штамповки и точечной сварки.
Раскаленный от стрельбы ствол заменялся запасным за несколько секунд с подмогой особого зажима. Каждого было выпущено около 450 тыс. пулеметов. Уникальные технические наработки, воплощенные в MG-42, были заимствованы оружейниками многих стран мира при создании своих пулеметов.
Вот крошечная иллюстрация:
Допустим я читаю в 12-томнике (тот, что обыкновенно преувеличивает силу противостоящих нам немцев и саттелитов), что к началу 1944 года на советско-немецком фронте соотношение сил по артиллерийским орудиям и миномётам составляло 1, 7:1 (95, 604 советских супротив 54, 570 противника). Больше чем полуторное всеобщее преимущество. То есть на энергичных участках могло приходится до трёхкратного (скажем в Белорусской операции 29, 000 советских супротив 10, 000 противника) Обозначает ли это, что противник голову поднять не мог под ураганным огнём советской артиллерии? Нет, артиллерийское орудие это каждого лишь инструмент для расхода снарядов. Нет снарядов - и орудие непотребная игрушка. А обеспечение снарядами как раз задача логистики.
В 2009 на ВИФе Исаев выложил сопоставление расхода боеприпасов советской и немецкой артиллерий (1942: ]]>http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/archive/1718/1718985.htm]]>, 1943: ]]>http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/archive/1706/1706490.htm]]>, 1944: ]]>http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/archive/1733/1733134.htm]]>, 1945: ]]>http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/archive/1733/1733171.htm]]>). Я собрал всё в табличку, дополнил реактивной артиллерией, по немцам добавил из Ханна расход трофейных калибров (нередко он даёт непренебрежимую добавку) и расход танковых калибров для сравнимости - в советских цифрах танковые калибры (20-мм ШВАК и 85-мм не-зенитная) присутствуют. ВыложилНу и сгруппировал немножко по-иному. Выходит достаточно занятно. Невзирая на преимущество советской артиллерии в числе стволов, настрел снарядов в штуках, если брать артиллерийские калибры (т.е. орудия 75-мм и выше, без зенитных) у немцев огромнее:
СССР Германия1942 37, 983, 800 45, 261, 8221943 82, 125, 480 69, 928, 4961944 98, 564, 568 113, 663, 900
Если перевести в тонны то преимущество ещё невидимее:
СССР Германия1942 446, 113 709, 9571943 828, 193 1, 121, 5451944 1, 000, 962 1, 540, 933
Тонны тут берутся по весу снаряда, не выстрела. То есть вес металла и взрывчатки, обрушивающийся непринужденно на голову отвратной стороны. Подмечу, что за немцев я не стал считать бронебойные снаряды танковых и противотанковых пушек (верю ясно отчего). За советскую сторону их исключить не представляется допустимым, но, судя по немцам, поправка выйдет незначительной. По Германии расход приводится по каждому фронтам, что начинает играть роль в 1944.
В советской армии в среднем на ствол орудия от 76, 2-мм и выше действующей армии (без РГК) настреливалось в день 3, 6-3, 8 снарядов. Цифра достаточно стабильна как по годам так и по калибрам: в 1944 средний дневной настрел по каждому калибрам - 3, 6 на ствол, на 122-мм гаубицу - 3, 0, на 76, 2 мм стволы (полковые, дивизионные, танковые) - 3, 7. Средний дневной настрел на ствол миномёта наоборот растёт год от года: с 2, 0 в 1942 до 4, 1 в 1944.
По немцам я не располагаю наличием орудий в действующей армии. Но если брать всеобщее присутствие орудий, то средний дневной настрел на ствол калибра 75-мм и выше в 1944 будет около 8, 5. При этом основная рабочая лошадка дивизионной артиллерии (105-мм гаубицы - примерно треть всеобщего тоннажа снарядов) расстреливала в день в среднем 14, 5 снарядов на ствол, а 2-й стержневой калибр (150-мм дивизионные гаубицы - 20% всеобщего тоннажа) приблизительно 10, 7. Миномёты применялись гораздо менее насыщенно - 81-мм миномёты настреливали в день по 4, 4 снаряда на ствол, а 120-мм только 2, 3. Орудия полковой артиллерии давали расход ближе к среднему (75-мм пехотное орудие 7 снарядов на ствол, 150-мм пехотное орудие - 8, 3).
Ещё одна поучительная метрика это расход снарядов на дивизию.
Дивизия была основным организационным кирпичиком, но нормально дивизии добивались частями усиления. Увлекательно посмотреть, чем же поддерживалась средняя дивизия в разрезе огневой мощи. В 1942-44 СССР имел в действующей армии (без РГК) приблизительно 500 расчётных дивизий (средневзвешенная количество: 1942 - 425 дивизий, 1943 - 494 дивизии, 1944 - 510 дивизий). В сухопутных войсках действующей армии было приблизительно 5, 5 млн., то есть на дивизию доводилось приблизительно 11 тыс.человек. Доводилось это безусловно с учётом как собственно состава дивизии, так и всех частей усиления и обеспечения, которые на неё трудились как непринужденно, так и в глубоком тылу.
У немцев средняя количество войск доводящихся на дивизию Восточного фронта, посчитанная таким же образом убывала с 16, 000 в 1943 до 13, 800 в 1944, приблизительно в 1, 45-1, 25 раза толще советской. При этом средний дневной настрел на советскую дивизию в 1944 был около 5, 4 тонны (1942 - 2, 9; 1943 - 4, 6), а на немецкую - в три раза огромнее (16, 2 тонны). Если посчитать на 10, 000 человек действующей армии, то с советской стороны на поддержку их действий в 1944 тратилось в день 5 тонн боеприпасов, а с немецкой 13, 8 тонн.
Американская дивизия на Европейском ТВД в этом смысле выдается ещё крепче. На неё доводилось втрое огромнее народу чем на советскую: 34, 000 (это без войск Supply Command), а дневной расход боеприпасов был примерно в десять раз огромнее (52, 3 тонны). Либо 15, 4 тонны в день на 10, 000 человек, то есть больше чем втрое огромнее чем в Красной армии.
В этом смысле, именно американцы осуществили рекомендацию Иосифа Виссарионовича воевать малой кровью но огромным расходом снарядов. Дозволено сравнить - в июне 1944 года расстояние до Эльбы было приблизительно идентичным от Омахи бич и от Витебска. Вышли к Эльбе русские и американцы тоже приблизительно единовременно. То есть скорость движения они себе обеспечили идентичную. Впрочем, американцы на этом пути расходовали по 15 тонн в день на 10, 000 человек личного состава и теряли в среднем 3, 8% войск в месяц убитыми, ранеными, пленными и пропавшими без вести. Советские войска продвигаясь с той же скоростью расходовали (удельно) втрое поменьше снарядов, но но и теряли по 8, 5% в месяц. Т.е. скорость обеспечивалась расходом живой силы.
Небезынтересно посмотреть и разделение весового расхода боеприпасов по типам орудий:


Напоминаю, что все цифры тут для артиллерии 75-мм и выше, то есть без зенитных орудий, без 50-мм миномётов, без батальонных/противотанковых орудий калибром от 28 до 57 мм. В пехотные орудия попадают немецкие орудия с этим наименованием, советские 76-мм полковушки и заокеанская 75-мм гаубица. Остальные орудия с весом в боевом расположении менее 8 тонн засчитываются как полевые. Сюда на верхнем пределе попадают такие системы как советская 152-мм гаубица-пушка МЛ-20 и немецкая s.FH 18. Больше тяжёлые орудия, такие как советская 203-мм гаубица Б-4, заокеанская 203-мм гаубица М1 либо немецкая 210-мм мортира, равно как и 152-155-170-мм дальнобойные пушки на их лафетах попадают теснее в дальнейший класс - тяжёлой и дальнобойной артиллерии.
Видно, что в Красной армии львиная доля огня доводится на миномёты и полковые орудия, т.е. на огонь по ближней стратегической зоне. Тяжёлая артиллерия играет вовсе незначительную роль (в 1945 побольше, но не гораздо). В полевой артиллерии усилия (по весу выпущенных снарядов) приблизительно равномерно распределены между 76-мм пушкой, 122-мм гаубицей и 152-мм гаубицей/гаубицей-пушкой. Что приводит к тому, что средний вес советского снаряда получается в полтора раза поменьше немецкого.
Кроме того, следует подметить, что чем дальше цель, тем (в среднем) она менее укрыта. В ближней стратегической зоне множество целей так либо напротив окопано / укрыто, в глубине же возникают такие неукрытые цели как выдвигающиеся запасы, войска противника в местах собрания, расположения штабов и т.п. Напротив говоря, попавший в цель снаряд в глубине в среднем наносит огромнее урона, чем снаряд выпущеный по переднему краю (с иной стороны, рассеяние снарядов на дальних дистанциях - выше).
Затем, если противник имеет паритет по весу выпущеных снарядов снарядов, но при этом держит на фронте вдвое поменьше людей, тем самым он даёт вдвое поменьше целей нашей артиллерии.
Всё это работает на наблюдающееся соотношение потерь.
(Как развёрнутый коментарий к

Категория: 

Оценить: 

4
Средняя: 4 (1 оценка)

Добавить комментарий

 __        __ __     __  _   _   _____  __  __ __        __
\ \ / / \ \ / / | \ | | | ___| \ \/ / \ \ / /
\ \ /\ / / \ \ / / | \| | | |_ \ / \ \ /\ / /
\ V V / \ V / | |\ | | _| / \ \ V V /
\_/\_/ \_/ |_| \_| |_| /_/\_\ \_/\_/
Enter the code depicted in ASCII art style.

Похожие публикации по теме