Как живут в тюрьме женщины. Женские тюрьмы. Чем грозят проблемы с администрацией

Быт и внутренние правила поведения в женских исправительных учреждениях системы УФСИН имеют отличия от особенностей пребывания в колониях для осужденных-мужчин – они менее жесткие, и в женских колониях гораздо меньше проявлений насилия между заключенными.
Однако существуют «трансгендерный», общий поведенческий кодекс жизни в неволе, аксиом которого лучше придерживаться всем попавшим в места не столь отдаленные, вне зависимости от половой принадлежности.

Будь собой, но себе на уме

Опытные женщины, «заезжавшие» на зону неоднократно, знают: лучше вести себя там нормально, естественно, так же, как на воле – не «быковать» и по возможности не провоцировать конфликты. Человечность, умение общаться и выстраивать ровные взаимоотношения ценится везде, в том числе, и в колонии. В конце концов, не конфликтуя, женщинам на зоне гораздо проще решить многие проблемы и добиться желаемого.
Тем не менее, все же лучше спросить, можно ли присесть на «шконку» к незнакомой собеседнице, не говоря уже о том, что без спросу брать чужие вещи тоже нельзя. Тем более – красть: «крыс» презирают и делают изгоями везде.
Не нужно замыкаться в себе и уходить во «внутреннюю эмиграцию», отгораживаясь от коллектива – во-первых, это бессмысленно в условиях заключения, когда люди вокруг 24 часа в сутки, во-вторых, чревато для психики, особенно женской, более восприимчивой к внешним раздражителям, чем мужская – можно легко сломаться и опуститься. Необходимо свыкнуться с мыслью, что срок неминуемо закончится и выход на свободу гарантирован – надежда на освобождение поможет пережить срок заключения.

Не болтай!

Нельзя и впадать в крайности – распахивать душу перед всеми, откровенничая направо и налево. Лучше чаще помалкивать и не распространяться о прошлом, даже той, кого считаешь преданнейшей подругой – масса случаев, когда продают и предают именно близкие. Надо поменьше говорить и больше слушать.
Особенно не стоит делиться секретами прошлой половой жизни – допустим, если новые знакомые узнают о вашем опыте орального секса, вас, по меньшей мере, будут сторониться и не допускать к общему столу. Схожее, только более жесткое отношение в мужских зонах к тем, кто признался в практике куннилингуса с женщиной.
Наркоманкам, особенно героиновым, доверять не следует вовсе – продадут при первой же возможности – либо администрации, либо старшей по отряду: у этих зэчек, как правило, совершенно атрофированы какие-либо нравственные устои, и они за пачку чая или сигарет готовы заложить родную мать.
Не нужно стремиться к сотрудничеству с администрацией колонии – подобное рвение не поощряется ни на женской, ни на мужской зонах. Хотя в действительности стукачей в женских колониях даже больше, чем в мужских – наверное, этот феномен объясняется тем, что женщины в принципе словоохотливее представителей сильного пола. Всегда есть возможность уйти от вербовки оперов и просто делать свою работу – на промзоне или в другом месте, куда тебя определили. Нельзя юлить и хитрить, метаясь между администрацией и соратницами по несчастью – это продлиться недолго, и неминуемо плохо кончится – для той, кто это затеяла.
В Казахстане существует шесть женских колоний, общее количество женщин и девушек, отбывающих наказание на 1 августа этого года – 2901. Женская исправительная колония УГ-157/11 города Атырау открылась три года тому назад, всего в ней 234 заключенных из четырех областей. Корреспонденты Vox Populi посетили женскую колонию, чтобы рассказать и показать читателям, как живут в исправительной колонии и кто они – женщины, которых суд лишил свободы.
1. Все женские колонии в стране - общего режима, кроме колонии в Караганде, где содержатся «ходячки» (тюремный жаргон) — неоднократно судимые женщины

2. Два раза в день осужденные собираются на плацу для проверки. Отсутствие считается грубейшим нарушением, за которое могут посадить в штрафной изолятор. Такая отметка в личном деле нежелательна, так как влияет на условно-досрочное освобождение (УДО) и перевод в колонию-поселение

3. После проверки все женщины расходятся по своим рабочим местам или отрядам. Белые платки являются обязательной частью формы

4. Условия пребывания в УГ-157/11 максимально приближены к стандартному женскому общежитию. Пять отрядов, в которых примерно по 50 женщин, размещаются в своих блоках. В каждом блоке, кроме спальных комнат, общая чайхана, каптерка, гостевая комната. Есть общая баня, постирочная и гладильная

5. В каждой комнате живут четыре женщины. Согласно уставу, они не имеют права сесть или прилечь на кровать с девяти утра до семи вечера. Здесь аскетично и пахнет хлоркой

6. У каждого отряда есть свой бригадир, авторитетная личность, умеющая устранять внутренние конфликтные ситуации и поддерживать мирное сосуществование среди нескольких десятков женщин с непростой судьбой и характером. Бригадиры отрядов или, проще говоря «бугры» — это люди с неприкасаемым авторитетом. У бригадира есть заместитель, сантройка (санитарная тройка), старшина-дневальный, помощники, ответственные за каптерку, за кухню, за чайхану и за секцию досуга и спорта(СДС)

7. В комнате релаксации осужденные могут побыть наедине с собой. Три психолога постоянно следят за самочувствием заключенных. К каждой осужденной индивидуальный подход. На зоне эмоциональное состояние женщин крайне нестабильно

8. По вечерам женщины собираются перед телевизором. Просматривают новости и сериалы, самые популярные – турецкие. Следует отметить, что налаженный быт колонии во многом зависит от отношения самих осужденных женщин. Роспись на стенах сделали сами заключенные

9. Каптерка. Сегодня освободилась одна осужденная. Сотрудницы проводили ее на вокзал. Начальник зоны связалась с Актюбинским Центром адаптации и реабилитации осужденных, попросила помочь с проживанием и трудоустройством. Несмотря на громкий смех и радость, у освобожденной проскальзывает тревога и нотки страха «как на воле все сложится?»

10. Самый востребованный товар на зоне – таксофонные карты. Заключенные могут годами не видеть своих близких, так как семьи многих женщин живут в соседних регионах, и не всегда бывает финансовая возможность приехать на долгосрочное свидание. И поэтому поддерживают связь через телефон. Но и на такие разговоры существует лимит. Каждая осужденная имеет право на 15 минут телефонного разговора в день

11. Осужденные полностью находятся на казенном обеспечении. Кроме того, у них есть передачи от родственников. В местном магазинчике раз в месяц они могут купить себе все необходимое. Сигареты по важности стоят на втором месте. Курят практически все, невзирая на возраст и положение. Здесь не бросают, здесь начинают курить. Другого выхода успокоиться нет

12. Здесь, на зоне, особая атмосфера – искренность или фальшь определяют сразу. Женщины держатся «семьями», членов семьи не дают в обиду. Глава семьи – королева, остальные принцессы

13. Банный блок работает практически каждый день. Администрация пошла навстречу заключенным и разрешила оборудовать также душевую комнату при самих отрядах


15. Хорошо оборудованы постирочные и гладильные блоки

16. Санчасть. Серьезные болезни имеет практически каждая вторая женщина

17. Зал карантинного блока на втором этаже. Сейчас адаптацию проходит только одна женщина. После прибытия в учреждение заключенная проводит 15 дней в карантинном отделении. С ней сразу начинают работать психологи, медики, воспитательный отдел, после чего ее переводят в один из отрядов на обычный режим, на котором она находится в течение шести месяцев. От облегченного он отличается тем, что свидания проходят раз в три месяца. На облегченном режиме привилегий больше — разрешение на ежемесячные передачи, длительность свидания до 3 суток каждые два месяца, есть поощрительные встречи и передачи

18. Несмотря на вместительную столовую, каждый отряд заходит в свое время


20. Когда мы снимали в столовой, одна женщина уходя, выкрикнула: «Почаще приходите, нас будут лучше кормить», а другая добавила: «Кормят нормально, тут всем не угодишь и нам приносят передачи, вы же видели полные холодильники?»

21. Свежим хлебом пахнет далеко за пределами пекарни. В колонии УГ-157/11 пекут самый лучший хлеб среди всех зон страны

22. Главный пекарь Ира на воле также работала в пекарне. Печь хлеб – это ее призвание

23. По мнению пекаря, секрет вкусного хлеба — в хорошей муке первого сорта Костанайской области и в человечном, добросовестном отношении пекарей

24. В смену Ира с шестью помощницами сдают 1000 булок, обеспечивают свою и соседнюю мужскую колонию

25. Пекарь — одна из самых престижных и оплачиваемых работ в колонии. Главный пекарь получает 23 000 тенге

26. У каждой второй женщины есть задолженность перед государством – иски, госпошлины, судебные издержки. Поэтому в получении оплачиваемой работы заинтересованы многие. Администрация постоянно работает над вопросом трудозанятости среди осужденных, из всех заключенных работают лишь 60 женщин. В скором времени в колонии планируют открыть рыбный цех

27. Есть небольшой швейный цех на 34 женщины, в котором шьется одежда для заключенных мужских колоний. Не отказываются здесь и от сторонних заказов: спецодежда для больниц, для нефтяных компаний. Помимо этого, существуют отряды хозяйственной обслуги с окладом в 21 000 тенге - кухонные работники, дворники, бригадиры отрядов, рабочие банно-прачечного комбината, библиотекарь

28. При исправительном учреждении есть колледж, в котором обучают по таким специальностям, как швея-закройщица, кондитер, повар, парикмахер. В этом году вручили дипломы 87 осужденным

29. Тюремная библиотека постоянно обновляется, об этом есть договоренность с государственной библиотекой

30. Спрос на книги высокий – читают практически все, в основном художественную литературу

31. Немного книг на религиозную тематику. В этом году оразу вначале держали 60 женщин, но из-за жаркого лета (кондиционеры и вентиляторы не разрешены) осталось 30 постящихся

32. В колонии существует секция спорта и досуга (ССД), которая включает в себя библиотеку, курсы по акробатике и, конечно же, организацию культурно-массовых мероприятий. В этом учреждении проводятся самые лучшие и самые костюмированные концерты среди всех зон

33. Бригадир первого отряда Бибигуль, куда относится ССД, признается, что много сил было вложено, чтобы добиться такого уровня проведения шоу. Администрация охотно идет навстречу, дает возможность тренироваться, выделяет деньги, предоставляет обучающие видео



36. Костюмы и декорации заключенные делают своими руками, могут из ленточек и кусочков сшить бальные платья

37. По вечерам играют в интеллектуальную игру «Поле чудес»

38. В ССД есть несколько девушек, чьи спортивные и танцевальные данные отвечают требованию секции

39. Ольга — физорг (организатор физкультурной работы) и постановщик танца ССД, возраст — 32 года. Статья 259 – наркотики.
Она отсидела больше семи лет. Осталось до звонка 2 года и 10 месяцев. Про свою личную жизнь не любит рассказывать. В другом учреждении была злостной нарушительницей, поэтому на УДО не прошла. Здесь, в УГ – 166/ 11 – она нужный человек, мастер – золотые руки: электрик, плотник и специалист по сварочно-монтажным работам. Всему этому обучилась на зоне

40. Кроме того, Ольга успешно руководит секцией акробатики

41. Катя занимается акробатикой и танцами в ССД. Возраст 32 года. 259 статья – наркотики. Срок – 11 лет, отсидела 4 года 4 месяца.
В Актау, где она жила, у нее был свой небольшой магазинчик одежды. Она с подругой часто летала в Турцию за товаром. Потом решила привезти таблетки экстази, не для продажи, а для личного пользования. Теперь ее две дочки остались на попечении 63-летней мамы-пенсионерки. В последний раз она видела их два с половиной года тому назад, у мамы нет возможности привозить дочек на долгосрочное свидание. Теперь она видит лишь на фото, как растут ее дочки. Катя точно поняла, что ни одно удовольствие в жизни не стоит того, чтобы променять его на возможность воспитывать самой своих детей. Через три года она надеется на УДО. После того, как закончится срок, она хочет посвятить себя дочкам. В колонии нередки переписки с осужденными мужчинами. Но Катя больше не хочет заводить отношения. Там, на свободе, все проще. Любил тебя человек, любил, а потом разлюбил, но это разочарование даже на воле переносится с трудом. А здесь, на зоне, хоть волчицей вой, нечем закрыть пустоту. Поэтому она задавила в себе все женские чувства и мечтает только о том, чтобы чаще видеть своих детей – хотя бы раз в полгода

42. Примерный возраст сотрудников администрации колони от 20 до 30 лет. На 90% — это женский коллектив, как правило, большинство не замужем. Постоянная занятость на работе многим не позволяет заниматься личной жизнью

43. Начальник отряда Ботагоз Нурханова, 28 лет. Работает со дня открытия колонии.
— Когда я только сюда пришла работать, подумала: “Что я тут делаю?”, было действительно страшно, – говорит Ботагоз. – Перелом случился, когда мне пришлось морально поддержать одну заключенную. После осознаешь, что они обычные женщины, которым просто необходимо понимание

44. Заключенные обращаются к Ботагоз словом «мама», так символично называют всех начальников отрядов. Из всех сотрудников администрации начальники отрядов находятся ближе всего к зэчкам. Вместе с бригадиром он координирует и следит за соблюдением режима. Коммуникации между «мамами» и зэчками в этой зоне прежде всего носят человеческий характер. Поломанная женская судьба некоторых заключенных вызывает сочувствие и понимание у их охранниц. Со временем практически приходится жить проблемами своих подопечных, писать их характеристики, представлять на судах. «Мамы» — связующее звено между осужденными и старшим офицерским составом

45. Администрация ходатайствует, пишет положительные характеристики осужденным с примерным поведением. Но, тем не менее, последнее слово всегда остается за судьей. Через суды не проходят многие, причин для этого достаточно: непогашенные задолженности, отсутствие или наоборот, большое количество поощрений, малый срок отсидки, серьезные судимости. Наиболее часто встречаемая судебная отписка: «Чем отличается от остальных осужденных?»

46. Основные статьи, по которым сюда попадают женщины: 259 – сбыт, хранение и распространение наркотиков, 177 – мошенничество и 96 — убийство на бытовой почве, и намного реже, детоубийство

47. На фотографии копия смс сожителя одной их осужденных, он прислал эти сообщения ей в день суда. Девушка взяла вину своего парня на себя, сначала шла как соучастница. В итоге отбывает 5 лет за квартирное мошенничество. Осужденная признает свою вину, но находясь в стенах колонии добивается, чтобы человека, который толкнул ее на мошенничество, посадили

48. Заключенные имеют право на свидания: краткосрочные по два, четыре часа и долгосрочные — на три дня. Также есть возможность увидеться с осужденными в день открытых дверей

49. Контролер в комнате досмотра и свиданий (КДС) Гулим Кушенова принимает документы от мужчины, который пришел на долгосрочное свидание с женой
— Чаще всего навещают осужденных – казашек, – говорит Гулим. – Приходят с детьми, родственниками. Приносят продукты питания, одежду, моющие средства

50. При входе в женскую колонию висит стенд с фотографиями вещей, запрещенных к передаче

51. Зал места свиданий – комната без оттенка мрачности. Вся мебель – шкафы, столы, делается тут же, не выходя из зоны. Пришедшим и осужденным предоставляются все условия для длительного свидания: отдельная комната, кухня, зал, душ

52. Нина Петровна, возраст 61 год. Статья 259 – наркотики. Срок — 10 лет. Отсидела 1 год и шесть месяцев.
Муж и внучка приехали к ней впервые за полтора года. На зоне зарекомендовала себя исключительно с хорошей стороны. Перенесла несколько операций на сердце. Живой из колонии не надеется выйти. Были попытки суицида

53. — Мой сын отбывает наказание по такой же статье, — рассказывает Нина Петровна. — После того, как его во время следствия стали избивать сотрудники УБН, я начала писать многочисленные жалобы-заявления, чтобы прекратить издевательства. Мне пригрозили, если не остановлюсь, то в скором времени также окажусь за решеткой. Я продолжала писать и вскоре полиция «случайно» нашла несколько граммов героина на моей кровати… Так я оказалась здесь. Пыталась наложить на себя руки, но меня остановили. Нет, вы не подумайте, условия здесь и отношение администрации нормальное, но мне психологически тяжело

54. Раима, возраст 40 лет. Статья 259 — наркотики. Срок 10 лет, отсидела 3 года и 2 месяца.
— Девять лет тому назад умер муж, – рассказывает Раима. – Осталась с тремя маленькими детьми, младшей дочке было 8 месяцев, родители-пенсионеры. Я была единственным кормильцем в семье. Через несколько лет сошлась с мужчиной. Помогал деньгами, по хозяйству – у нас была своя скотина. Потом я решила расширить магазин с бакалейными товарами. Продала магазин и начала строительство, обещанный кредит в банке не получила. Так я осталась без бизнеса и дохода. Стала торговать фруктами во дворе, а сожитель тем временем наладил сбыт героина. Сожителю дали 10 лет строгого режима, меня посадили за соучастие

55. — Смогла навестить маму во второй раз за три года, — говорит Алима, старшая дочь Раимы. — Как только у меня закончился контракт с фирмой, я сразу привезла младших на долгосрочное свидание с мамой

56. Алима работает менеджером по браку в мебельном магазине. С заплатой в 60 000 тенге, Алима теперь единственный кормилец семьи. Недавно она подготовила младшего брата и сестру к школе, купила одежду и канцелярские принадлежности. Она хочет вернуться в Актюбинск, чтобы быть ближе к семье и чаще навещать маму. Алиму беспокоит здоровье матери — на зоне у нее стремительно ухудшилось зрение — стало минус двадцать, также обнаружили туберкулез. На вопросы о личной жизни отвечает уклончиво, решила не дружить и не выходить замуж, пока мама не освободится

57. В этом году отменили перевод в колонии-поселения осужденных по особо тяжким преступлениям. Многодетные матери, совершившие убийство на бытовой почве или женщины, вынужденно связанные с наркотрафиком, отсидят весь свой срок вдалеке от детей, которые зачастую находятся на попечении пожилых бабушек и дедушек или в детских домах.Так что для них наиболее вероятно условно-досрочное освобождение после отбытия 2/3 части срока

58. Вера, возраст 30 лет. Статья 96 – убийство. Срок 6 лет, отсидела 2 года, 9 месяцев.
Вышла замуж, родила дочерей. Жили счастливо и хорошо, но вскоре муж начал рукоприкладствовать, в течение семи лет она терпела его тяжелый характер. Дочки, увидев пьяного отца, сразу ложились спать, так сильно боялись его. Супруг в опьянении был крайне жесток, мог схватить дочек или Веру и головой бить об стенку, ударить любым предметом, который ему попадался под руку. Угрожал топором, бил ногами, выгонял из дома. Даже избивал своих родственников – поднял руку на мать. Закончилось все ударом ножа в сердце. Причем Вера не помнит, как это произошло, хочет вспомнить под гипнозом. Дети остались на попечении больной матери. Потерпевшая сторона претензий не имеет. Вера писала в Верховный суд, генеральному прокурору, подавала прошение президенту – все пока безрезультатно

59. Надежда, возраст 24 года. Статья 96 – убийство. Срок 11 лет, отсидела 3 года, 1 месяц.
Жила и работала нянькой в Астане, училась на бухгалтера. Потом из-за финансовых трудностей переехала в небольшой поселок Актюбинской области. Однажды гуляли с друзьями, решили продолжить веселье и поехали домой к новому знакомому – мужчине пенсионного возраста. Под утро, когда все уснули, он начал приставать к ней и изнасиловал. Находясь в сильнейшем алкогольном опьянении, она сильно испугалась, стала сопротивляться, схватила нож со стола и нанесла десять ударов. Полицию вызвала сама. Вину признала чистосердечно. Во время следствия узнала, что беременна. Решила оставить, теперь ее сыну исполнилось 2 года. Его забрала и воспитывает безработная мама, у которой нет возможности приехать на долгосрочное свидание. По телефону Надежда часто разговаривает с сыном, он обращается к ней по имени, думает, что она его сестра. На зоне работает швеей-закройщицей. Погасив все иски, заработанные деньги отсылает домой. Раскаивается и знает, что заслуживает наказания. Надеется на перевод в колонию-поселение по месту жительства

60. Махаббат, возраст 22 года. Статья 180 – соучастница в изнасиловании. Срок 6 лет строго режима, учитывая возраст осужденой, ее перевели на общий. Отсидела три года.
Гуляла вечером с подружкой в шумной компании. Спустя некоторое время в сильном алкогольном опьянении, она ушла, а подружка осталась – в результате групповое изнасилование. Кроме нее в деле замешано 5 человек. Махаббат обвинили в сводничестве, что она насильно увезла жертву из дома. Потерпевшая потом родила дочь, сдала в детский дом. Махаббат мечтает стать фотографом

61. Марина. 41 год. Статья 96 — бытовое убийство. Срок – 6 лет. Отсидела 3 года, 3 месяца.
Дали небольшой срок, потому что потерпевшая сторона претензий не имела. Со вторым мужем прожили десять лет. Он постоянно выпивал, не работал, избивал ее и детей. И во время очередного скандала, Марина взяла два ножа и нанесла ему одновременные удары в сердце и печень. Скончался на месте. Двое детей Марины – сыну 17 лет, а дочке – 11 лет, живут с ее братом и снохой

62. Тамара, 32 года. Статья 96 – убийство. Срок — 9 лет, Отсидела 7 лет.
Муж пил и издевался в течение семи лет. Однажды пришел пьяный, вспыхнула ссора. Она стояла с годовалым сыном на руках, он ударил ее и попал сыну в ухо. Ушная раковина лопнула, кровь брызнула на стену. Тогда Тамара схватила нож и вонзила его в сердце мужу. Над ее тремя детьми – дочерям 12 и 5 лет, сыну 3 года, оформили опекунство ее родители. Последние два года детей не видела. Ради поощрений работает посудомойкой в столовой, хочет добиться УДО

63. Зарина акробатка ССД. Возраст 25 лет. Статья 96 – убийство. Срок -8 лет. Отсидела – 4 года.
Воспитанница Актюбинского детского дома. Впервые «закрыли» в 17 лет. Захотелось заработать денег при перевозке наркотиков в Россию. Отсидела там три года. Уже на воле влюбилась в парня, стала с ним встречаться. На его дне рождения он в алкогольном подпитии в драке случайно убил соседа. Она вышла из ванной, а в комнате уже лежал труп в луже крови. Парень ей крикнул, чтобы она убежала, но она не стала этого делать, решила быть с ним до конца. Потом приехала полиция, скорая. Она сделала чистосердечное признание. Всю вину взяла на себя, любимый попросил – так и сказал ей, женщинам дают меньше срок, а я тебя подожду…Но в последний раз она видела его в зале суда. В колонии получила навыки швеи-мотористки и слесаря – наладчика. Также танцует в местном клубе, лучшая акробатка. Теперь у нее осталась одна мечта – побывать в Париже и посмотреть на Эйфелеву башню.

Издевательства и пытки сексуального характера в тюремном ведомстве РФ отличаются системным характером. Женщин-заключенных могут унижать, избивать (наносить удары и по половым органам), вступать с ними в изощренные половые акты.
За подобными обычно стоят сотрудники либо руководители колонии. Иногда пытки снимают на телефон, а затем рассылают близким с целью получения взятки. Сегодня численность изнасилований уменьшилась, что свидетельствует о пересмотре системы.
Тема сексуальных издевательств в женских колониях является табу для СМИ. Правозащитники неохотно делятся фактами, а Интернет содержит лишь малый процент подробной информации.

Как живут в местах заключения?

Женщинам-заключенным не зазорно жаловаться и писать доносы на сокамерниц, если над ними издеваются (в дни приема оперативников к сотрудникам колонии выстраиваются очереди). Порядки и правила проживания устанавливает администрация учреждения, тюремщики также самостоятельно назначают старших.
В женских камерах нет общей кассы (общака). Психологические особенности женского характера отличаются более ярким проявлением чувств – конфликты между ними всегда глубже и длительнее, а во время драки в ход идут ногти и зубы.
Статус в камере определяется на основе прошлой жизни. Если женщина практиковала анальный секс, она автоматически попадает в касту «опущенных» (про касту «опущенных» на мужской зоне можно прочитать ). Из-за длительного отсутствия контакта с мужчинами узницы начинают искать суррогат – практиковать лесбийскую любовь.

Виды насилия и пыток

В списке возможного физического насилия – избиение резиновыми дубинками по пяткам (чтобы не оставалось следов). Системная мера за провинность – карцер с холодным полом и отсутствием матрацев.
Сексуальные издевательства приветствовали надзиратели или сотрудники управления колонии. Факт изнасилования в женской колонии редко можно доказать, а еще реже – вынести за пределы зоны. Подобные унижения направлены на уничтожение личности и нанесения психологической травмы.
В числе частых сексуальных пыток:

  1. «полет ласточки» — руки и ноги приковывали наручниками к кровати-
  2. подвешивание и связывание рук за спиной (анальный контакт)-
  3. преднамеренное удушение (БДСМ-элемент).

Ранее узниц насиловали в карцерах, а в случае беременности – самостоятельно делали аборт. Также были распространены групповые оргии, сегодня произвол надзирателей постепенно прекращается.

Порядки в колониях

Среди заключенных-женщин практически нет той категории, которую будут целенаправленно гнобить и прессовать. Отношение зависит только от личностных качеств и силы характера. Изгоев на женской зоне просто сторонятся. Чаще всего презирают героинщиц – наркоманок с большим стажем. Расплачиваются за совершенный проступок также детоубийцы – это изначально изгои, которые подвергаются регулярным избиениям.
В список презираемых также:

  1. осужденные с диагнозом ВИЧ-
  2. женщины с венерическими или онкологическими патологиями.

В камерах поселения женщины стараются жить «семьями» — завести подруг по несчастью и сформировать собственную группировку. Это не является предпосылками лесбиянства – «семьей» легче выживать в условиях зоны.
Если женщина не выполняет план производства (не умеет шить, не успевает выполнить норму), в конце рабочего дня ее ждут побои от сокамерниц и конвоя.
Администрация колоний не вмешивается в дела заключенных и не принимает никаких мер по предотвращению драк между узницами. А женщины, которые совершили экономические преступления, часто пытаются «развести на деньги» сами сотрудники .

Как вести себя в первый раз?

Основное правило поведения – вести себя естественно, «не быковать» и не нарываться на неприятности. В женской колонии особо ценится сила духа, стойкость, умение общаться и строить взаимоотношения.
Если вы не знаете, куда присесть – обязательно спрашивайте. Передвигать или трогать чужие вещи категорически запрещается. Не стоит замыкаться в себе и отгораживаться от коллектива – это грозит драками.
Распахивать душу и делиться со всеми проблемами нельзя. Золотое правило зоны – меньше говори, больше слушай. Темы на сексуальную тематику лучше не затрагивать (оральный секс может стать поводом для изгнания из коллектива). Важно не забывать о гигиене: мыло в женской колонии ценится больше чая и сигарет в мужской (об особенностях выживания новичку в мужской тюрьме рассказывалось ).

Как проходит досмотр?

Досмотр (или шмон) предполагает выявление тюремщиками запрещенных вещей и их дальнейшее изымание. В женских колониях эта процедура происходит со значительной долей унижения: узницу могут заставить раздеться догола, искать во рту и в волосах. Каждый шок одежды прощупывается шмонщиком. Подразделяется досмотр на:

  • легкий (проход через рамку, проверка карманов)-
  • глубокий (полное раздевание)-
  • плановый (2-3 раза в месяц)-
  • внеплановый (в любой момент).

Чаще всего досмотр устраивают по приходу с прогулки (или со смены), перед встречей со следователем или адвокатом.

Условия в камерах

Живут узницы в постоянных камерах – это своеобразный «дом» на весь период отбывания срока. То, как она выглядит внутри, зависит от руководства и его намерения создать минимальные комфортные условия. Пригодной и отвечающей стандартам можно назвать следующую камеру:

  1. спальные места на каждую проживающую узницу-
  2. отдельное место для приема пищи-
  3. действующий санузел (туалет, место для умывания).

Численность проживающих в 1 камере варьируется от 10 до 40 человек (на 1 человека 4 кв.м.). Женские камеры на 40 и больше узниц имеют отдельную душевую и кухню. Дежурства и уборка проводится 2 раза в сутки (не принимают участие те, кто сидит больше года).
Женская тюрьма – особое место, где законы и правила свободной жизни теряют смысл и проявляются в другом контексте. Побои и сексуальные издевательства – девушки чаще подвергаются пыткам со стороны сотрудников лагеря в тюремной жизни в России. Чаще всего сексуальные изощрения остаются безнаказанными.
1974 год. Из окон мужского корпуса видна часть окна корпуса женского. Там в камере выбирают заключенную, раздвигают ей ноги и поднимают на руках так, чтобы было видно столпившимся у окон напротив мужчинам-заключенным.

Как это происходит в «Матросская тишина»

Спустя несколько минут по протянутой между окнами веревке из мужского корпуса в женский передают пакетики со спермой. Беременных тогда выпускали по амнистии, так что женщины стремились забеременеть любыми путями.

Секс в женской колонии.

Лесбийской любовью охвачено больше половины сидящих женщин. Согласно исследованиям психологов Московского научно-исследовательского центра психического здоровья, проводимым в учреждениях российской тюремной системы, женщина в тюрьме по причине отсутствия необходимых тактильных контактов с близкими и эмоциональных связей «ломается» еще гораздо быстрее, чем мужчина.
Психика у женщин не выдерживает уже после 2-х лет принудительного отрыва от дома, родных, семьи, у мужчины же это происходит после 3-5-ти лет. Нередко в таких условиях вместо настоящего чувства женщина, нуждающаяся в нем, начинает искать некий суррогат чувства.
Но по мимо длительного воздержания, секс издевательства в женских тюрьмах имеют быть место.
Как утверждают исследователи, вынужденной лесбийской любовью в России охвачено больше половины женщин в тюрьме. Подобная картина характерна для большинства женских исправительных учреждений, объясняет бывшая осужденная Мария, которая два года отсидела в колонии.

Интимная жизнь в женской зоне: рассказ очевидицы и участницы Марии

«Многие имеют такого рода связи. Особенно среди тех, кто повторно долго сидит. Те, кто имеет короткие сроки, могут только слегка попробовать подобную любовь. Некоторые обходятся и вообще без секса. Однако среди сидящих долгие сроки такие связи имеют больше половины. Все подобные отношения возникают абсолютно добровольно. Никого никто не насилует».
Как рассказывает Мария, в женских тюрьмах распространены 2 вида подобного партнерства.
«1 – это так называемые “половинки”, они себя идентифицируют как женщины и, выглядят соответственно по-женски. 2-й вид связи – когда женщины выполняют уже мужскую и женскую роль. Первые из них похожи очень на мужчин.
Я когда первый раз увидела подобную женщину в СИЗО, подумала, что ошибочно в камеру посадили какого-то парня. Таких женщин называют “коблы” либо “ковырялки”. Лица у них в шрамах, волосы короткие, грубый голос. Не знаю, как получается так, что женщина изменяется полностью. “Коблы” оказывают знаки внимания некой девушке. У них это как на самом деле настоящая семейная пара.
Так называемый мужчина во время секса (в российских женских зонах) будет оберегать свою любовницу, ревновать ее. Причем сцены ревности происходят конкретные, нередки драки-споры.
После освобождения из тюрьмы “коблы” иногда делали все, чтоб обратно вернуться. Ведь там осталась так называемая жена. Настолько сильная любовь была. Если обе женщины на свободе, то очень часто они продолжают и на воле жить вместе. Иногда пара воспитывает ребенка одной из них совместно. Бывает, что даже рожденного в тюрьме».

Дети рожденные в тюрьме: «или откуда берутся дети?”

По словам Марии, характерные для общества демографические проблемы ничуть не коснулись женских зон.
Когда они рожают (зечка родила ребенка в тюрьме) – это совсем нередкое явление. Но откуда в колонии берутся дети, от кого? Как говорит Мария, женщины беременеют еще на свободе, как раз перед СИЗО. Некоторые становятся беременными еще в колонии после длительных свиданий с супругами. Бывают и другие варианты.
Мария: Сексуальные связи с мужчинами также у нас на зоне случались.
Например, с вольнонаемными рабочими. Когда шла где-то стройка. Но, правда, подобные случаи чаще пресекались. В результате тех рабочих увольняли, женщины получали различные штрафные взыскания. Самый последний момент: когда при мне строилась поликлиника, то девушкам запрещалось даже близко подходить к тем рабочим, надевать короткие юбки и таким образом провоцировать мужчин.
Насколько знаю от самих девушек, пытаются вступить в контакт на фабрике с так называемыми “химиками”. Пытаются организовать звонок, чтобы встретиться в каких-то подсобных помещениях. Но в последнее время на фабрику набрали очень молодых и напуганных, которые от этих девушек буквально бегут. Раньше, как мне рассказывали зечки со стажем, в отдельной камере можно было встретиться с мужчиной-узником 50 “у.е.”. Сейчас это практически невозможно – все под видео наблюдением».

Сексуальные издевательства и насилие в тюрьмах.

Издевательства и пытки в тюремном ведомстве России носят системный характер. Заключенных избивали, нанося удары в том числе по половым органам, совершали с ними насильственные акты сексуального характера шваброй, приказывали другим заключенным.
Нередко за этим стояли руководители и сотрудники исправительной колонии. Пытки снимали на видео, а кадры посылали близким, чтобы получить взятки за их условно-досрочное освобождение.
Статус в камере определяет тот секс, которым ты вообще в своей жизни занималась. Если ты занималась анальным, ты автоматически становилась опущенной. Красота нужна женщинам для любви, но сотрудников мужского пола в женских тюрьмах по пальцам пересчитать.

Сексуальные издевательства над женщинами в тюрьмах России.

И любой из них становится объектом обожания нескольких десятков дамочек как минимум. Такое мало кто выдерживает - поэтому их и нет. Получается, что узницы порой годами не видят мужчин вживую. Сотрудники колоний рассказывают, что после длительного воздержания некоторые заключенные женщины начинали испытывать бурный оргазм, только прикоснувшись к руке молодого мужчины или даже просто при виде его.
За отсутствием подлинного чувства человеку свойственно искать суррогат. Надзирательницы утверждают, что «розовой» любовью охвачено не меньше половины обитательниц женских тюрем.
И понятно, что чем длиннее срок, тем больше вероятность, что узница вступит на тропу лесбиянства, сойти с которой потом бывает крайне трудно, а порой и просто невозможно. Но вопреки всем слухам никто никого в женских тюрьмах к сексу не принуждает и не насилует.
Все якобы происходит исключительно добровольно. Несколько раз приходили такие «новенькие», что сразу и не понятно - это женщина или вонючий, небритый мужик. Ноги волосатые, голос грубый. Настоящая коблиха (кобел, коблиха - активная лесбиянка. - Д.К.). Тут же в «хате» начинался флирт, ревность и прочие любовные игры. Ситуация накалялась, и через какое-то время кобла переводили в другую камеру. Так он/она по тюрьме и гулял.
Администрации тюрем, конечно же, не приветствуют такие отношения. Но законом это не запрещено, и ничего поделать с этим не может.

Эротические издевательства в женских тюрьмах: 5 способов.

Кира Сагайдарова отсидела 5 лет и 4 месяца за подделку документов и кражу в особо крупном размере.
Кира Сагайдарова отсидела 5 лет и 4 месяца за подделку документов и кражу в особо крупном размере. Ирина Носкова отсидела 4 года и 6 месяцев за кражу. Ирина Чермошенцева – 3 года за употребление наркотиков и кражу. Все – в ИК-2. Они решились рассказать о том, что творится в женских колониях: издевательства на производстве, избиения заключенных, сексуальное насилие, суицид.
Кира Сагайдарова: Когда я попала на зону, первое впечатоение у меня было, я не могу сказать, что плохое. Люди играют в волейбол, играет музыка – все в принципе нормально. Но когда среди людей, которые идут на промзону, я стала узнавать своих знакомых, с которыми сидела в 6 изоляторе здесь, в Москве, я поняла, что ничего хорошего здесь быть не может, потому что люди уставшие, грязные, серые лица, грязные одежды.
Ирина Носкова: Когда я приехала в колонию, только слезла с автозека, я заулыбалась. Мне администрация сказала: «Сотри с лица улыбку!».
Ирина Чермошенцева: Когда я приехала на ИК-2, я увидела очень много своих знакомых, с которыми сидела на СИЗО. Была серая масса в грязных польтах, потому что это была зима, серые лица… Я кому-то даже пыталась помахать рукой, но в ответ они даже не моргнули глазом, потому что они боялись.

Сексуальные издевательства на производстве.

Кира Сагайдарова: Основная моя работа должна была заключаться в том, чтобы снимать видеосъемки, производить фотосъемки осужденных, монтировать эти видео и потом показывать по кабельному телевидению.
Кроме этого, в любое вообще время суток они меня могли вызвать по громкой связи, сказать «иди садись, делай, там, на новый этап ориентировки, забивай птк окуз – базу данных осужденных. СКолько времени на часах – неважно. Устала я, спала – не спала – это неважно. Когда в концовке я отказалась от этой работы окончательно, в 2011 году, они меня закрыли в суз, т.е. посадили в отряд строгих условий содержания.
Ирина Носкова: На второй день, когда я приехала в колонию, меня вывели на швейное производство. Не спрашивают – умеешь ты шить, не умеешь ты шить. Видишь ты в первый раз или в последний раз ты эту машинку видишь. Но, чтоб база была. Разумеется, девчонки там не отшиваются, потому что девчонки там ни разу не шили, не видели машинку. За то, что они не отшиваются, остаются на заявках.
Если рабочий день должен быть с 7 утра до 16, как положено по закону, то они работают там с 7 утра до 00 ночи, потому что так постоянные заявки. Оставляют на обеды, если ты не отшиваешься. Разумеется, ты не отшиваешься, потому что тебе надо где-то полгода, чтобы ты как-то схватить эту операцию, уже уметь шить.
Полгода тебя просто убивают: могут бригадиры подойти, потому что с них требует начальник промзоны Рыжов базу, а они базу не дают, потому что шить не умеют девчонки. Бригадир избивает. Он избил тебя, там, раз, может подойти тебя взять за волосы, ударить головой об машинку, либо отвезти в бендежку, там тебя отпинают руками, ногами, либо снять ремень с машинки швейной и отлупить тебя.
Ирина Чермошенцева: Дней 5 подряд меня водили к Рыжову. Т.е. я заходила к нему в кабинет, и он делает такие моменты: вставай к стенке, рки на стенку, смотри на картину. Берет дубину и начинает бить. Начиная от спины, кончая попой. Я ходила черная, у меня было все черное. Она мне говорит: «Будешь шить?», я говорю «Не буду», она мне говорит: «Будешь шить?», я говорю «Не буду». Ну, и так какое-то первое время, потом она от меня отстала, потому что она поняла, что это бесполезно.
Шить у меня не получалось. Они поставили меня на упаковку, упаковывать. У меня все руки опухли от упаковки, потому что там все пропитано ватином, а у меня кожа такая. Я говорю: «Я не буду упаковывать, потому что у меня все руки опухли». Опять я ходила, опять я получала.
Но в итоге попала в художественную мастерскую, так как я умею рисовать. Вот тогда у меня все наладилось в этом лагере, потому что художественная мастерская – это самое, мне кажется, лучшее из того, что есть в этом лагере. Мы там рисовали картины, делали матрешек, т.е. можно сказать, что начальнику колонии мы были нужны, скажем так.
И начальнику колонии, и начальнику производства. Потому что мы делали такие вещи, которые они давали в подарок.

СУИЦИД на зоне.

Ирина Носкова: Вот был у нас случай на швейной фабрике, когда избили девушку одну. Бригада ушла на обед, а ее оставили шить, так как она не успевает. В это время, пока бригада была на обеде, она взяла ножницы и убежала в туалет на улицу, и так вскрыла себе вены.
Так как там дается небольшое количество времени на обед, пол часа, они успели придти, обнаружили ее в туалете, и ее спасли. Это с несколькими людьми такое происходило. Вскрываются там очень часто.
Кира Сагайдарова: Я помню, в 2012 году я сидела в изоляторе уже, это был май месяц. И со мной сидела там, ну не со мной конкретно, она сидела в другой камере – девочка, ну, женщина, ей лет, быть может, за 40 было. До этого у нее были попытки: она пряталась в жилзоне, и избивали ее очень, и издевались. На тот момент, когда она повесилась, она в изоляторе провела, елси я не ошибаюсь, где-то месяцев 5, наверное, безвылазно. Зима – это самое страшное время.
Открыта камера без дверей, зимой – самое большое, градусов 12. Когда огненная батарея, к которой не подойти и не погреться, даже близко. Вот подходишь к ней – мерзнешь, дотрагиваешься до нее – обжигаешься. Платьице вот такое коротенькое с коротким рукавом и градусов 12 температура, на окнах лед.
Т.е. она просто не выдержала% ее избивали при движении «ласточкой», т.е с согнутыми ногами, полусидя, туловище вперед и руки назад – как на пожизненном заключении передвигаются мужчины. Передвигаются, ну, можно сказать, слабее, чем мы.
Мы нагибаемся в три погибели и бегаем по коридору, наверно, метров 15-20, туда-назад. Ответственный колонии, который приходит на отбой, ему пока не надоест смотреть и издеваться, пока ему люди не начнут чуть ли не в ноги падать. Они при этом еще ставят поперек на моим туловищем дубинал, ПР-73 или еще какую-нибудь палку, и если я пробегаю и задеваю эту палку, они бьют мне со всего размаха по спине, по голове, без разницы – куда.
Я сама ни раз, там, падала и плакала, и что там только не было. Т.е. им безразлично. Был период, когда они поливали нас холодной водой в изоляторе. Зимой! Т.е. там и так без того холодно, а они нас из бутылок водой холодной поливают, чтобы нам веселее жилось там.
Они нам говорили: « А не надо было в ШИЗО приходить, надо был сидеть в жилзоне!». Причем в ШИЗО в любой нормальной зоне за такие нарушения не сажают. Дадут выговор за расстегнутую пуговицу, но не посадят на 15 суток.
И вот эта женщина, она просидела там месяцев 5, наверно. Объявляла голодовку, недели две не ела ничего. Она не собиралась покончить жизнь самоубийством, она просто хотела уехать на больницу. Т.е. она до этого, пока была в ШИЗО, пыталась и со второго яруса упасть, че-то себе сломать. Там люди страдали из-за нее, потому что наказывали других, они говорили: «Следи за ней, чтоб она ничего с собой не делала». Потом ее перевели в пкт. Там их всего двое было.
Вторая женщина, которая с ней была, она 11 мая уезжает на больницу, и Сухова Альфия остается одна. Естественно, она придумала выход какой-то из этого положения: пришла пересменка, и получилось так, что возле моей камеры задержались, возле 5-ой, а она сидела в 1-ой. пкт досматривают последней, проводят проверку. И они возле нас задержались, потому что мы стали ругаться, и они опять какие-то нарушения нам хотели повесить.
Пока мы ругались, за вот этот период, т.е. если бы они сразу провели проверку и пришли к ее камере, она бы не успела повеситься. А так как, он пришли в ШИЗО, посмотрели в глазок – она домывала пол, она была жива-здорова. И они, вот, проверили первую камеру, вторую, мою последнюю, у нас задержались минут на 5, наверно – за этот период она перекинула колготки через батарею верхнюю, залезла в петлю и повесилась. Они открыли камеру, после нашей камеры, а они не имеют право открыть полностью камеру, пока не придет оперативный дежурный.
Они открыли камеру, видят, что она весит дергается, и говорят, я, вот, как сейчас, помню эти слова, потому что через кормушку все слышно: «О, повесилась». И дальше продолжает грызть семечки. Естественно, через 5-10 минут туда набежала вся администрация. Самое страшное, что Поршин, такой, стоит и говорит, начальник колонии: «А кто ей вообще разрешил колготки? Как мы сейчас докажем, что она сама повесилась, а не мы ее повесили?».
Т.е. его не волновал факт суицида. Они открыли дверь, они еще могли ее спасти. Они просто не стали этого делать. Они сняли ее с петли, положили на пол и ходили через нее. А нас из камеры выводили доставать этот труп, т.е., ну, из помещения. Естественно, когда мы отказались, они очень жестоко, там, с нами… Т.е., лежит труп на полу, а они… ой, я даже не хочу это вспоминать, т.е, это ужасно.
Такое безразличие: он переступал через этот труп, как через бревно. Ходил, там, ругался, почему у них это в камере было, это. Его не волновало, что человека нет. Приедет сын – забирать мать… короче, все, выключайте, не могу разговаривать.
Ирина Чермошенцева: Со мной в отряде сидела девочка, звали ее Чепырина Татьяна. Она работала на фабрике. Т.е., я работала в художественной мастерской, а она на фабрике. У нее была очень сложная операция, она, естественно, не отшивалась, оан ан фабрике практически жила. Ее не выпускали ни на обед, ни на ужин.
Т.е. ей там, кто мог, приносил кусок хлеба, она постоянна сидела шила-шила. Ее забивали до такой степени. Помимо того, что ее избивал бригадир, ее в отряде избивал дневальный, ее еще и избивала милиция. В один прекрасный день все как бы пошли на развод.
Нет, точнее днем я ее увидела в столовой, на обеде: она стояла с тряпкой и ведром, протирала столы. Я подхожу, говорю: «Тань, ты че опять на хоз.работах?», она мне говорит «Ир, я так уже устала, не могу больше, – говорит. – У меня сил нет. Я не сплю, я на одних хоз.работах и постоянно шью».
Я говорю: «Ну, потерпи чуть-чуть, щас че-нить наладится, может, пошив наладится». В итоге вечером все пошли на ужин, бригадир ее на ужин не выпустил и оставил ее шить. И она подошла к бригадиру, к Бойченко. Подошла и говорит: «Можно я хотя бы в туалет схожу?», та ее отпустила хотя бы в туалет, потому что в туалет тоже не выпускают. Очень редко. И она побежала за бригадой, т.е. она выбежала в жилзону тоже. Отметилась по доске, что как бы она тоже вышла.
Побежала в дежурную часть и сказала, вот, я опаздываю за бригадой на ужин. На тот момент никто не знал. Когда начали ее искать, никто не знал где она есть. Человека не хватает в зоне. Подняли панику. Нашли ее в ДМР, в домике в детском, она на собственном платке удавилась. Я не знаю, как они потом списывали этот труп, потому что тело было все, даже не синего, а фиолетового цвета. Понятно было, что человека сначала били, прежде чем она повесилась. Жалко, конечно, ее.
Потом нашли ее письма от цензора, даже еще не отправленные домой, т.е. цензор еще не успел отправить домой эти письма. Письма были детям. «Дорогие мои, я вас люблю, скоро вернусь домой… Ждите мнея…». У нее двое детей было – два мальчика. Эти письма были детям. С открыткой. Т.е. она отправила это письмо, она еще не успела уйти. Т.е. она не собиралась вешаться. Она походу сделала последний шаг уже, она устала.

Сексуальное насилие женщин на зоне.

Кира Сагайдарова:
Я когда приехала колонию, тогда на безконвойное сопровождение выводили очень маленькое количество заключенных, примерно, человека 3-4. У них на балансе колонии есть свиноферма, мтф (молочнотоварная ферма), т.е. там работают осужденные. Они должны как следить за крупным рогатым скотом, за свиньями, там, убирать, доить коров и выполнять какие-то там работы. У них там есть работодатель, который когда-то давно отбывал наказание за изнасилование.
Где-то примерно год 2009-2010: начали ходить слухи, что он издевается над женщинами, насилует их. Т.е. человеку, который там не был, которого туда не выводили на безконвой передвижение, никогда в жизни в это не поверит. Я сама очень долго не верила в это, пока в 2012 году к нам в СУЗ буквально в мае 2013 года посадили двух женщин: одна девочка молодая, очень симпатичная, а вторая – уже в возрасте, такая. Они просто-напросто уже пошли на крайний ход.
Их вывели на безконвойку, он над ними издевался, там, насиловал. Вот это молодая которая девочка, она сама лично мне рассказывала, что он не только сам, он уже настолько обнаглел, что он приводил своих друзей, чтоб над ней издеваться.

Сексуальные игры на зоне: женщины и мужчины.

Единственный вариант, который они придумали: просто взяли где-то там, то ли у него в машине, то ли где-то в подсобном помещении у него, нашли спиртные напитки, распили их, т.е. допустили злостное нарушение с той целью, что им было все равно, что с ними сделаю за это, лишь бы их только туда не выводили. Что сделал начальник колонии? Ему кто-то сказал, что они сделали это нарочно, чтобы не работать на мтф.
Он их в одном пальто и в ботинках без колготок выводил на плац. Они целый день копали снег, приносили его с места на место. Вечером он приводил их в ШИЗО, я сама там лично сидела в тот момент. Он приводил их в ШИЗО, ставил в камере вот так вот на растяжку, с вытянутыми руками на целую ночь. Они вот так стояли. Утром он открывал камеру, выводил их опять на снег. Так на протяжении недели. Как только вот это формальные 15 суток закончились, он их опять вывел на безконвойное передвижение.
Ирина Носкова: У меня есть одна знакомая девочка, Наташа Рычагова, она работала на швейной фабрике. Ее забрали на расконвойное передвижение, где она проработала совсем немного, может, месяца 2, может,3, но недолго. Когда она вернулась с расконвойного передвижения, я ее увидела, это было вообще что-то. Она очень сильно изменилась, она очень сильно похудела, она стала замызганной.
Она даже когда ходила, она ж работала в бригаде, она знает эту бригаду, там, осужденных, они ни на кого не смотрела. Она смотрела все время вниз. И когда я с ней пыталась поговорить, «Наташ, ну что ж с тобой произошло?», туда-сюда, она тольок начинала мне рассказывать, у нее накатывались слезы на глаза и она от меня уходила. И, получилось у меня с ней поговорить. Она мне рассказала то, что вот этот вот, кто у них там главный мужчина этот, то, что он их избивает, заставляет их заниматься сексом, и все в таком роде. А если ты отказываешься, он мог избивать их плетками, и, не знаю, всем.

Сексуальная игра в три начальника: или три вида начальника.

Кира Сагайдарова:
Вот совсем недавно был случай. Они, правда не могут знать, что мы об этом знаем, но буквально месяца два назад начальник колонии сменился, у них там новые заморочки: они стали готовить закатки на зиму – огурцы они, там, катают на продажу в магазин. Вот он пришел в колонию, ему че-то там не понравилось, не понравилось то ли качество, то ли че-то еще, он просто вывел ее на плац и еще одну осужденную, которая за это все отвечает. Поставил им банки с огурцами трехлитровые, и при всей колонии заставил это есть. Прям на плацу! И стоял улыбался. Втроем они стояли и улыбались: Кемяев, Рыжов и Поршин.
Ирина Чермошенцева:
В ИК-2 есть такой Кемяев, всем известный. Всем-всем-всем. Да, мне кажется, сейчас назови «Кемяев» – все прям задрожат. Ненормальный чуть с головой человек. Т.е., если попасть к нему в кабинет, у него есть такой шкафчик, он открывает его, достает красные боксерские перчатки, одевает и боксирует на женщинах.
Т.е. он бьет неважно куда. Реально, вот, боксерскими красными перчатками. Женщина упала – он может еще с ноги куда-нибудь ударить, там, в живот, неважно куда, он не смотрит. Я не знаю, к нему даже подойдет беременная женщина, и он не будет знать о том, что она беременна, он может вообще так избить, что может быть какой-нибудь там выкидыш или еще что-нибудь в этом роде.
Т.е. сначала он начинает бить перчатками, а потом бить ногами. Т.е. это у него в порядке вещей, у него такие профилактические беседы и работы. И если ты к нему в кабинет попадешь, ты по-любому оттуда не выйдешь не тронутая. Т.е. обязательно ты получишь у него в кабинете.
Ирина Носкова:
Рыжов – начальник швейного производства. За невыдачу базы, которая дневная должна быть, он наказывает бригадиров бригады. А наказывает как: он может одеть всех в юбки, вывести на плац – с маршем с песнями будут гулять. Может, если определенный бригадир приводит кого-то к нему в кабинет, он разворачивает лицом к стене, руки на стену, достает из шкафа доску, длинную такую, широкую, и начинает избивать осужденную. Говорит: «Если еще раз тебя бригадир приведет ко мне, я тебя буду бить по голове!»
Чтобы сделать жизнь в тюрьме не такой скучной, надзиратели одной из женских тюрем придумали 5 способов:
1) Десять самых красивых девушек-узниц выстраивают в ряд, становят на четвереньки и снимают штаны. Потом им завязывают глаза и вставляют швабры.
Из рассказа санитара:
“Один раз, мне пришлось смотреть за молодой девушкой, в которой был маниакальный синдром и бешенство матки. Как-то она начала кричать, что ей трудно дышать, и когда я вошел, она повалила меня на пол, разорвала штаны и начала домогаться – сунуть руки в штаны, кусать, садиться на меня, пока я не заломил ее, хотя и потом она постоянно подставляла свой зад, стонала, и все такое – короче – и весело, и сложно.
Дело в том, что большинство женщин в нашем отделении, вследствие болезни помешаны на сексе, они дерутся, нападают на врачей, санитаров – и все с попыткой изнасиловать. Был случай – один из санитаров, не брезговал этим делом, мягко говоря, а даже наоборот, использовал такую специфику для удовлетворения собственных, как потом стало ясно – больных фантазий.
Так вот, этот санитар, в свое дежурство, брал пару таких женщин, и устраивал с ними что-то на подобие оргий – вы слышите, с больными, практически бессильными женщинами – я приравниваю это к изнасилованию, если честно! Так вот, один раз, ему попалась немного не та -точнее именно та, в которой похоть достигла пика…
Вы смотрели фильм “Парфюмер”? Помните, что случилось с главным героем в конце фильма? Да, его разодрали на кусочки.
Так вот, наша мадам, так сильно вошла в роль, так сильно хотела санитара, что в порыве страсти оторвала ему одно яичко, и во время оральных ласк откусила часть “этого самого”… Конец истории я уже озвучил, ну а мы, после того случая, начали носить защитные бандажи на паховой области, во избежание подобных случаев прощания со своими гениталиями.”

Насилие в женских тюрьмах страны – не редкий случай

Данная тема, как правило, находится под запретом в средствах массовой информации. И интересно, что даже в Интернете не так легко найти материалы на заданную тему, и правозащитники неохотно говорят о ней.
Объяснить это можно тем, что в женских колониях практически отсутствуют запрещенные средства связи, которых полно в мужских тюрьмах. Там мобильные телефоны есть в каждом бараке и в каждой камере, не смотря на все запреты. А значит, у женщин нет возможности сообщить о случаях насилия.
Другая причина заключается в том, что сообщения подобного характера непременно вызовут конфликт с представителям ФСИН, а это грозит новыми запретами и нежелательными мерами по ужесточению условий отбывания наказаний осужденными. И тогда и у нас отнимут возможность помогать тем, кого мы еще можем спасти.
«Отчего же нет мобильников?» – спросите вы.
Ответ прост. В женских колониях не живут по понятиям, свойственным для мужских. Женщинам не зазорно жаловаться на своих сокамерниц. Это подтверждают очереди, в которые они выстраиваются, в дни приема оперативников.
Кроме того, всем заправляет администрация, не давая возможности криминальному миру руководить какими-либо делами на территории женской тюрьмы. В камерах нет общака, а с согласия администрации назначаются старшие, не делают разделения по камерам между «опущенными» женщинами и теми, к кому судьба была более благосклонна. Опускают на женских зонах, в первую очередь, детоубийц и девочек, занимавшихся прежде оральным или анальным сексом, если об этом становится известно.
Считается, что в мужских колониях жестокость в отношении осужденных исходит, как правило, от сотрудников. В женских учреждениях ситуация иная: насилие чаще всего осуществляется сокамерницами. А во время конфликтов и драк в ход идут зубы и ногти.
Как показывает статистика, исследований, в основе которых лежал бы сравнительный анализ поведенческих стереотипов в мужских и женских колониях, крайне мало. Но заочно известно, что женщины более склонны к проявлению собственных эмоций и гамма их чувств гораздо богаче и сложнее. И потому женские конфликты сами по себе глубже и оттого более жестокие и затяжные.
Как уже было сказано, особо жесткое отношение в местах лишения свободы грозит тем женщинам, которые решились на детоубийство или насилие над детьми. За подобные преступления могут постричь или пописать на сокамерницу. Подобные инициативы в распределении ролей не чужды и женщинам с высшим образованием, что, конечно, сложно представить.
Со своей стороны администрация учреждения не принимает никаких мер для предотвращения аналогичных ситуаций. И такая «опущенная» женщина не сможет даже перейти в другую камеру, у нее попросту нет возможности. В женских колониях не принимают подобные меры в отличие от мужских. Это значит, что до конца своего срока «опущенная» будет терпеть всяческие издевательства и унижения.
Кроме того, нередко встречается ситуация, когда в первые дни пребывания в камере девушек могут расспрашивать о том, каким видам любви они предавались с собственными мужьями. И уточнения об анальном или оральном сексе обязательно сыграет злую шутку, автоматически возведя такую женщину в ранг «опущенных».
Особое отношение к себе отмечают женщины, совершившие экономические преступления. Зачастую их пытаются «развести на деньги» не только сокамерницы. Но и сами сотрудники, которые, казалось бы, наоборот, призваны следить за порядком.
Не секрет, что и физическая сила тоже применяется к арестанткам – согласно своим умыслам, женщин бьют резиновыми дубинками по пяткам, чтобы не оставалось следов. Карцер с холодным полом без матрацев тоже является системной мерой в качестве наказания за провинности.
Всем известно, что в России существуют женские зоны. Это факт ни от кого не скрывается, но и обсуждать его в СМИ как-то не принято. Можно сказать, что этой темы стесняются, она является чем-то условно запретным. Общество не желает знать, что происходит с женщинами, попавшими за решетку. Они являются изгоями этого общества, имеющими шанс вернуться к нормальной жизни только после отбывания наказания. Женская тюрьма - место не для слабых, здесь царят свои законы и порядки. Вот о них мы и расскажем в этой статье.

Женские зоны России: общая характеристика

По последним данным, в нашей стране находится тридцать пять колоний и тюрем для женщин. В них содержится около шестидесяти тысяч представительниц прекрасного пола, что составляет приблизительно пять процентов от всех осужденных России. Если сопоставить все эти цифры с общим количеством жителей страны, то получится, что приблизительно на сто тысяч россиян приходится сорок осужденных женщин.
Несовершеннолетние девочки, попавшие за решетку, составляют довольно серьезный процент заключенных. Их в России, по данным ФСИН, на сегодняшний момент около тринадцати тысяч.
Женские колонии существуют трех видов:

  • общего режима-
  • строгого-
  • колония-поселение.

Чаще всего женщин определяют в колонии общего режима и поселения. Для несовершеннолетних существует воспитательная женская зона. Строгий режим предусмотрен только для рецидивисток, таких исправительных учреждений в России два. Они расположены по следующим адресам:

  • город Березняки-
  • поселок Шахово.

Обычно в такие зоны попадают женщины-убийцы, повторно или неоднократно совершившие данное преступное деяние. За воровство или грабеж на строгий режим попадают довольно редко.
Женские зоны - не единственное место, где содержатся женщины. В следственных изоляторах приблизительно двадцать тысяч представительниц прекрасного пола. Они находятся в ожидании суда и оглашения приговора. В случае признания вины женщина по этапу отправляется в исправительное учреждение. Стоит отметить, что СИЗО в нашей стране являются смешанными, но в последнее время наметилась тенденция к реформированию системы отбывания наказания. В связи с этим в стране появилось три женских СИЗО, расположенных в следующих городах:

  • Москва.
  • Екатеринбург.


За что в тюрьму попадают женщины?

Самая распространенная статья, по которой россиянки оказываются за колючей проволокой - это хранение и распространение наркотических веществ. Такие осужденные женщины составляют более шестидесяти процентов от общего числа. Попадаются воровки, таких не очень любят на зоне. Они способны воровать у своих же, что жестко пресекается остальными осужденными. Женщины-убийцы составляют не более шести процентов от всех попавших в заключение. Чаще всего их статья классифицируется как убийство по неосторожности или превышение уровня допустимой самообороны. Такие случаи весьма распространены.
Особый контингент на зоне составляют заключенные женщины, отбывающие наказание за мошенничество, иногда в особо крупных размерах. Эти дамы обычно достаточно ухожены и выходят по УДО, отсидев чуть более половины назначенного судом срока.

Россия: в каком регионе расположено больше всего женских колоний?

Традиционно лагерным краем называют Мордовию. Здесь расположено двадцать исправительные учреждений, из них три - это женские зоны. Мордовия является достаточно тяжелым местом для отбывания наказания, бывшие осужденные рассказывают о сложных бытовых условиях, случаях издевательства администрации, скудном питании и отсутствии элементарных гигиенических принадлежностей. Даже форменная одежда выдается здесь не всегда или не в полном комплекте.
Список женских исправительных учреждений Мордовии выглядит следующим образом:

  • ИК-2 (поселок Явас).
  • ИК-13 (поселок Парца).
  • ИК-14 (поселок Парца).

В каждой из колоний существует промышленная зона, в некоторых выстроены собственные подсобные хозяйства.


Пожизненное отбывание наказания: есть ли такие колонии в России?

Какой бы ни была по условиям содержания женская зона, пожизненно отбывать наказание дамам не придется. Дело в том, что, согласно российскому законодательству, женщинам не назначается подобная мера наказания. Ни одно совершенное преступление не приведет представительницу прекрасного пола к пожизненному сроку. Данное правило касается также лиц, не достигших на момент преступления восемнадцати лет, и мужчин, достигших шестидесятилетнего возраста.

СИЗО: особенности ожидания суда

Единственно женское СИЗО в Москве имеет дурную славу среди подобных учреждений. Попасть сюда - это значит приоткрыть для себя ворота ада и, возможно, остаться в нем навсегда. Заключенные называют данное учреждение весьма красноречиво - СИЗО 666. И это вполне справедливо, ведь таких нечеловеческих условий нет даже в колониях строгого режима. Судите сами: общественники приезжают сюда практически еженедельно и бьют тревогу, но ситуация до сих пор не изменилась - условия содержания женщин остаются невероятно чудовищными. Выйти из СИЗО здоровым человеком просто не представляется возможным.
По данным за прошлый год, в следственном изоляторе Москвы содержится 1357 человек, а верхняя граница наполняемости учреждения колеблется в пределах 892 женщин. Представляете, что при такой переполненности творится в камерах, где находятся заключенные? Если нет, то мы вам расскажем.
В каждой камере содержится по семьдесят-восемьдесят человек при норме пятьдесят. Коек на всех не хватает, поэтому привычной картиной в данном СИЗО стали женщины, спящие под кроватями и на полу камер. Это уже давно никого не смущает, надзирательницы тоже привыкли, что заключенные лежат на полу, прикрывшись тоненьким одеялом. Решить ситуацию никто не может, ведь даже раскладушки не приведут к кардинальному решению проблемы. Никто не представляет, как их поместить в камеры, где даже развернуться невозможно.
Добавьте к этому положению вещей жуткую антисанитарию. Женщины не имеют нормального туалета, а душ в подобных камерах вообще не предусмотрен. Если заключенным повезет, то они смогут сполоснуть руки и лицо водой, нагретой в чайнике. Он есть далеко не во всех камерах. По спящим под кроватями женщинам ползают полчища тараканов. Здесь их становится все больше с каждым годом. Трудно найти квадратный метр пространства, где не сидело бы несколько десятков этих усатых насекомых.
Особой проблемой женщин в СИЗО является медицинское обслуживание. Можно сказать, что его вовсе нет, на все просьбы о помощи вам ответят одним - выдадут аспирин. Многие женщины попадают в учреждение абсолютно здоровыми, а выходят с туберкулезом или сифилисом. Подхватить его в камере проще простого, ведь вновь прибывшие даже не выдерживают положенного карантина. У них никто не берет анализ крови и не делает флюорографию. В экстренных случаях дождаться врачебной помощи невозможно, даже беременные могут не осматриваться на протяжении всего срока. Такая халатность приводит к высокому уровню смертности среди заключенных, подобных условий не выдерживают даже молодые и крепкие женщины.

Питание тоже оставляет желать лучшего. Как говорят сами заключенные, они питаются просроченными продуктами, а передачи от родственников доставляются далеко не в полном объеме.
Конечно, данная информация - это всего лишь легкий набросок к будням заключенных московского СИЗО, но даже он уже внушает ужас от того положения, в котором находятся, возможно, даже невиновные женщины.

Порядки на женской зоне

Судя по отзывам бывших осужденных, зоны радикально отличаются друг от друга. Одни из них напоминают ад, а в других жизнь может быть вполне сносной и терпимой. Конечно, если у тебя есть деньги и возможность постоянно получать посылки. Жизнь на женских зонах напрямую зависит от количества денег, за них можно купить себе послабление режима, вкусную еду и относительно спокойное существование без дежурств и притеснений со стороны сокамерниц. Но давайте расскажем обо всем по порядку.
Проживают женщины в казармах, рассчитанных приблизительно на сорок человек. Обычно такие камеры отличаются большими размерами, в них есть душ, отведенный закуток под туалет и отгороженная небольшая зона кухни. В условиях, когда уединиться практически невозможно, такая планировка позволяет хотя бы иногда находиться вдали от шумной толпы людей. В меньших камерах находиться гораздо труднее, в них нет выделенной кухни, а телевизор всегда включается по желанию старшей.
В каждом отряде - четыре отдельно стоящие кровати. Спят на них только избранные. Обычно это старшая и те, кого она сама назначит. Спальное место можно выкупить за деньги или сигареты. Такса зависит от ответственной по отряду, она устанавливает тарифы и количество дней, когда можно пользоваться особенным положением.
Старшая всегда выбирается путем общего голосования женщин, но ее кандидатура должна быть согласована с администрацией колонии. Вообще ответственная может быть назначена и непосредственно администрацией, она отвечает за все, что происходит в отряде. Малейшее нарушение режима, беспорядок или драки сразу становятся поводом для наказания старшей, а она, в свою очередь, начнет жестко спрашивать с сокамерниц.
Для того чтобы поддерживать чистоту, старшая составляет графики дежурств. Этим женские зоны существенно отличаются от мужских - здесь практически каждое действие регламентируется графиком. Даже стирка и сушка белья происходит у каждой женщины в свой день. Дежурство не считается чем-то постыдным, но в одиночку довольно тяжело трижды в день убирать всю территорию камеры. Многие женщины, имеющие деньги, передают свое дежурство сокамерницам за сигареты. Они вместе с чаем являются самым ходовым товаром.
Драки и разборки в камерах, конечно, случаются. Но все же они не столь часты, как показывают в кинофильмах. Многие женщины живут семьями, но такие группы не имеют под собой сексуального подтекста. Просто несколько человек ведут совместное хозяйство и общаются, обычно весь отряд со временем разбивается на такие группы. Люди общаются только внутри семьи, одиночки могут общаться с кем угодно.
Случаи изнасилований, которыми, по мнению журналистов, изобилуют женские колонии, на самом деле крайне редки. Лесбийские пары обычно складываются среди женщин, которые находятся в заключении более десяти лет. Это не особо приветствуется и афишируется, но принуждать к сожительству никто не станет.


Распорядок жизни в колониях

Естественно, женская тюрьма - это не санаторий. Здесь необходимо работать, и работать много. Чем занимаются на зоне? В основном женщины шьют спецодежду, этим занимаются даже те, кто никогда не сидел за швейной машинкой и не брал в руки иглу.
Согласно распорядку, подъем в зоне начинается в шесть утра. Час дается осужденным на гигиенические процедуры, в семь часов они должны стоять у входа в промзону. Рабочий день длится в каждой зоне по-разному, так же как и рабочий график. В одних зонах женщины работают по двенадцать часов с часовым перерывом на обед и одним выходным днем в неделю. В других существует график два через два, но он довольно редко встречается в исправительных учреждениях. У осужденных существует дневная норма выработки, за невыполнение которой может быть наказан весь отряд, поэтому стараются хорошо и быстро работать абсолютно все.
Помимо шитья, существует работа уборщиц, поварих и посудомойщиц. В некоторых колониях построены свои пекарни, где тоже работают женщины. Во многих исправительных учреждениях существуют клубы, они поднимают статус учреждения в глазах проверяющего начальства. Женщины обычно сами устраивают конкурсы, ставят спектакли и проводят праздники. Никто не заставляет их этим заниматься, но от отсутствия эмоций и ярких впечатлений они сами готовы хоть как-то скрасить свои серые будни.

Форменная одежда осужденных

С этим в колониях тоже не существует единых стандартов. Согласно законодательству, каждой женщине должен выдаваться комплект одежды и белья сроком на один год. Но в реальности данное правило практически нигде не соблюдается.
По рассказам осужденных можно судить о положении дел с обеспечением одеждой в колониях. К примеру, в Мордовии довольно часто осужденным выдают следующий комплект формы:

  • рубашка-
  • юбка или брюки-
  • платок-
  • телогрейка-
  • один комплект нижнего белья.

Обычно подобный комплект носится около трех лет, а то и более долгое время. К тому же в условиях зимних морозов женщины не имеют возможности пододеть под тонкую рубашку кофту или футболку. Женщины мерзнут в холодных швейных цехах, а платок они вообще не имеют возможности снимать до самого отбоя. Он должен находиться на голове постоянно, что крайне неудобно.
В других колониях дамы получают только одни брюки и телогрейку в зимнее время, это существенно осложняет жизнь женщин, которые не имеют возможности получать передачи с вещами из дома. Им приходится выкупать одежду у сокамерниц или ходить в обносках. Это приводит к антисанитарии и большому количеству простудных заболеваний.


Рождение ребенка в тюрьме

Эта тема является, пожалуй, самой болезненной и непростой. Ведь чудо появления на свет новой жизни омрачено нахождением в мрачных застенках и отсутствием возможности видеться со своим чадом. Выносить ребенка в колонии удается далеко не всем женщинам. Многие беременности заканчиваются выкидышами, это связано с тяжелыми бытовыми условиями и плохим медицинским обслуживанием. Тюремные больницы не имеют необходимого оборудования и медикаментов. Даже при наличии профессиональных и добросердечных врачей в экстренном случае они не смогут оказать необходимую помощь, чтобы сохранить беременность. К тому же многие врачи не утруждают себя осмотром будущих мам, они в течение всего срока могут находиться вне врачебного наблюдения.
Не каждая колония дает возможность матери находиться рядом с ребенком до трех лет. Чаще всего мать может и не увидеть малыша после рождения - он сразу же переправляется в детское отделение больницы, а потом в дом малютки. В других случаях малыш содержится в соседнем здании, а мама имеет возможность видеть его всего лишь несколько часов в день во время прогулки. После трех лет ребенок отправляется в детский дом или на воспитание к родственникам, если они согласны принять малыша.

Женская зона: отзывы бывших осужденных

Трудно резюмировать отзывы заключенных о своей жизни в колониях, ведь они очень разнятся. Но благодаря данным отзывам можно выявить общие проблемы женских колоний, с которыми пришлось столкнуться практически всем заключенным. Список проблем выглядит следующим образом:
1. Антисанитарные условия
Каждая женщина упоминала о жутких антисанитарных условиях, ведь многие осужденные не имеют возможности получить средства гигиены и даже обычное мыло. К тому же заключенные не всегда могут помыться и уединиться в туалете. Все интимные процедуры проходят на виду у коллектива, что существенно ломает психику и превращает женщину в безвольное и подчиняющееся существо.
К сожалению, не во всех колониях заключенные имеют возможность гулять и даже дышать свежим воздухом, что создает дополнительные трудности и служит источником инфекции.
2. Бесчеловечное отношение надзирательниц
Конечно, среди надзирательниц существуют и отличные сотрудники, которые относятся к осужденным с большим вниманием и видят в них людей. Но, к сожалению, процент подобных сотрудников колонии крайне мал. В основном надзирательницы (сами женщины, между прочим) стараются всячески унизить осужденных и практикуют различные издевательства.
3. Скудное питание
Несмотря на то что рацион питания заключенных достаточно сбалансирован, в реальности он выглядит очень скудным и бедным. К тому же многие колонии закупают продукты не лучшего качества, что сказывается на здоровье женщин. Если у кого-то есть деньги, то тюремной едой они не питаются, а готовят себе самостоятельно из продуктов, присланных из дома родственниками.
4. Отсутствие медицинского обслуживания
В российских женских колониях, как и в мужских, высоки случаи заболевания туберкулезом и инфицирование ВИЧ. Таких осужденных около пятидесяти процентов. Женщинам вовремя не оказывается медицинская помощь, многих вообще не лечат, пока ситуация еще подлежит исправлению.
5. Товарно-денежные отношения среди заключенных и администрации
Практически все осужденные отмечают, что существовать в колонии без денег невозможно. За них можно купить себе телефон, дополнительные свидания с родственниками и послабления режима. К тому же в некоторых колониях ходят слухи о возможности выйти по УДО за фиксированную денежную сумму. Конечно, официального подтверждения данным слухам нет, но все же дыма без огня не бывает. К тому же всем известно, что за определенную плату осужденные могут попасть в тюремные салоны красоты, сделать маникюр и педикюр и даже ходить целый день с макияжем. Некоторые заключенные рассказывали в интервью, что в их отряде находилась девушка-визажист, которая ежедневно приводила в порядок барышень с хорошим финансовым положением.

Все вышеперечисленные проблемы максимально обобщены и не раскрывают полного положения вещей во всех женских колониях. Но, как утверждают сами бывшие осужденные, выйдя из зоны, трудно снова ощутить себя полноценным человеком. Ведь бесчеловечное отношение убивает и калечит душу, что приводит к случаям рецидива и возвращению в колонию по уже новым статьям.

Заключение

Тюрьма является для многих женщин страшным опытом, который не хочется повторять. Она буквально за несколько месяцев превращает самодостаточного человека в нечто абсолютно иное, готовое подчиняться и предавать. Ведь сами осужденные рассказывают, что в колониях существуют только два вида людей - те, кто стучит, и те, на кого стучат.
Нельзя скрывать, что система исполнения наказания в России нуждается в серьезной реорганизации. Она должна быть изменена в корне, ведь только в этом случае женщины не потеряют в этих исправительных учреждениях свое лицо и очарование, а деньги перестанут играть столь значимую роль, и все осужденные будут уравнены. Но, к сожалению, на сегодняшний день ситуация в данной сфере остается очень и очень плачевной. И мы считаем, что об этом необходимо говорить как можно чаще.

Категория: 

Оценить: 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

  _____   ___    ___    ____    ___   ___ 
|_ _| |_ _| / _ \ | _ \ |_ _| |_ _|
| | | | | | | | | |_) | | | | |
| | | | | |_| | | _ < | | | |
|_| |___| \__\_\ |_| \_\ |___| |___|
Enter the code depicted in ASCII art style.

Похожие публикации по теме