Миклашевский Игорь Львович - Автобиография. Игорь Миклашевский - разведчик, тот, что мог ликвидировать Фюрера Игорь миклашевский личная жизнь

Миклашевский Игорь Львович - Автобиография. Игорь Миклашевский - разведчик, тот, что мог ликвидировать Фюрера Игорь миклашевский личная жизнь

МИКЛАШЕВСКИЙ ИГОРЬ ЛЬВОВИЧ 30.05.1918-25.09.1990, Ленинград. Родился в семье вестимой драматической артистки АВГУСТЫ ЛЕОНИДОВНЫ МИКЛАШЕВСКОЙ. Боксер, чемпион Ленинграда в среднем весе 1938, 1939. Учился в Москве в ГЦОЛИФКе. Войну встретил заряжающим зенитно-арт. орудия. Командование, зная что Игорь с детства обладает немецким языком, направило его в развед. школу. В 1942 был заброшен в большой тыл недруга для независимого выполнения боевого задания. Для легализации начал выступать на ринге под своей собственной фамилией. Применяя то обстоятельство, что являлся племянником вестимого советского сценического деятеля Блюменталь-Тамарина, добровольно перешедшего к немцам смог добраться до Берлина и войти в доверие к представителям военного спорта. Как отличный боксер пользовался покровительством знаменитого в Германии боксера-специалиста Макса Шмеллинга, входившего в ближайшее окружение Гитлера. Находился во вражеском тылу с конца 1942 по осень 1944. Исполнив задание (срыв покушения на Гитлера дабы Германия не заключила сепаратный мир с Западом), удачно возвратился к своим. Явился прообразом основного героя книги писателя Г. Свиридова Стоять до конца. Награжден орденом Боевого Красного знамени. Позже войны работал тренером и на административно-спортивных должностях. Судья ВК.
Игорь Львович Миклашевский (30 мая 1918, Москва - 25 сентября 1990, Москва) - спортсмен, чемпион Ленинграда по боксу в среднем весе (1941 год), участник Великой Отечественной войны, работник НКВД, тренер, спортивный судья. Двоюродный брат Героя России Натальи Александровны Качуевской (1922-1942).

Биография

1918-1941

Игорь родился и подрос в сценической семье. Его папа, Лев Александрович Лащилин (1888-1955), был вестимым актером балета, хореографом и педагогом Большого театра. Мать, артистка Камерного театра Августа Леонидовна Миклашевская (1891-1977). В официальном браке родители не состояли (к этому времени Лащилин теснее был женат). В восьмилетнем возрасте Игорь познакомился с семьёй сестры Лащилина - Инной Александровной, супругом которой (и, следственно, дядей, хоть и не кровным, Игоря) был блестящий поверенный знаменитой сценической династии Всеволод Александрович Блюменталь-Тамарин. Во время учёбы в школе Игорь добился фуроров в постижении немецкого языка и исключительно в спорте - увлёкся боксом. По окончании школы поступил (но не завершил) в ГЦОЛИФК, получил звание мастера спорта.
В 1938 был призван в армию, служил в Ленинграде в зенитных частях, женился (в браке родился сын Андрей), недолго участвовал в Советско-финской войне, после этого продолжил тренировки, стал чемпионом Ленинградского военного округа по боксу в среднем весе. Весной 1941 года из-за отказа конкурента от финального боя на лидерстве Ленинграда вышел в финал чемпионата СССР (чемпионат не состоялся). Великую Отечественную войну встретил сержантом - заряжающим зенитно-артиллерийского орудия на Ленинградском фронте.

1941-1942

Как спортсмен, отменно обладающий немецким языком, попал в поле зрения разведывательных служб. Его «вербовкой» в конце 1941 года занимались лично офицеры НКВД В. Н. Ильин (комиссар госбезопасности, руководитель 3-го отдела Секретно-политического управления НКВД, пробыл в завершении с 1943 по 1952 годы, с 1955 года - секретарь Московского отделения Союза писателей, генерал-лейтенант КГБ) и П. А. Судоплатов (руководитель 2-го отдела НКВД, позже, позже 15-летнего завершения, - писатель). Согласился на выполнение «особого» (то есть тайного) задания в тылу недруга, суть которого ему не раскрывалась, и в 1942 году прошёл соответствующее обучение, ориентировочно в разведшколе, расположенной в городе Слободском неподалеку от Кирова. В декабре 1942 года были инсценированы его побег через линию фронта и сдача в плен. Прошёл тщательную проверку, в ходе которой выяснилось (как и было предусмотрено его «легендой») его родство с Всеволодом Блюменталь-Тамариным, что явилось дополнительным свидетельством искренности его поступка. Дело в том, что ещё в конце 1941 года мужи Блюменталь-Тамарины, жившие в занятом немцами дачном кооперативе возле посёлка Манихино неподалёку от Истры, добровольно ушли с отступившими от Москвы немецкими войсками. Теснее в феврале 1942 года начались регулярные выступления Блюменталь-Тамарина по радио, ориентировочно из Киева, в которых он со каждым своим актёрским мастерством, вплотную до имитации голоса Сталина, призывал советских солдат сдаваться, а население сотрудничать с захватчиками. Единовременно был назначен немецкими властями основным режиссёром Киевского русского драматического театра, возобновившего работу скоро позже оккупации города. Поставил пьесу А. Корнейчука «Фронт», переделав её в гневную сатиру на Красную армию под наименованием «Так они воюют…», и сыграл в ней ведущую роль - генерала Горлова (в «переделке» - генерал Горлопанов). 27 марта 1942 года Военная коллегия Высокого Суда СССР заочно приговорила его к бренной казни.

«Особое» задание

Полученное Миклашевским задание заключалось в дальнейшем: в НКВД составили план ликвидации Гитлера, в соответствии с которым жившие в Берлине Януш Радзивилл (авторитетный польский князь и политик, попавший в 1939 году в ходе «раздела» Польши в НКВД и согласившийся на сотрудничество) и Ольга Чехова (любимая артистка фюрера, прежняя жена Михаила Чехова, а по совместительству связная самого Лаврентия Берии), обязаны были при помощи своих друзей среди немецкой аристократии обеспечить доступ к Гитлеру группе шпионов, заброшенных в Германию и находившихся в Берлине в подполье. Начальство группой поручалось Игорю Миклашевскому, тот, что должен был с поддержкой Блюменталь-Тамарина обосноваться в Берлине.
17.10.2017
Несколько слов о герое предла­гаемого наброска «Операция «Ринг» Игоре Миклашевском. Об этом достаточно мощном боксёре знают многие. Знаменит он стал во многом вследствие вестимой книге писателя Г. Свиридова «Стоять до последнего», в которой явился прообра­зом основного героя. Надобно понимать, что это художе­ственное произведение, в котором автор имеет право на вымысел.
Видимо, эта книга и стала основным источником в написании множества статей о мифическом раз­ведчике и боксёре И. Миклашевском. Так, обширно распространено заявление, что основным заданием Миклашевского была истребление в годы войны самого Гитлера, а заодно и своего дяди - изменника Родины. Также говорится о победном выступлении Миклашев­ского в 1943 году на организованном гитлеровцами чемпионате Европы по боксу, о его дружбе с чемпи­оном мира среди специалистов, славой немец­кой нации Максом Шмелингом и т. д.
Так ли это на самом деле? Мы попросили ответить на данный вопрос ведущего специалиста Зала истории внеш­ней разведки России, полковника в отставке Владими­ра Антонова.

ОПЕРАЦИЯ «РИНГ»

В грозные годы Великой Отечественной вой­ны работа советской внешней разведки была всецело подчинена борьбе с фашистской Гер­манией и её союзниками. Разведка смогла в кратчайшие сроки перестроиться в соответ­ствии с требованиями военного времени, со­хранить дорогую агентуру и наладить с ней на­дёжную связь.
Работа внешней разведки в данный период строилась по двум основным направлениям. Первое из них - активация деятельности за рубежом «легальных» и незаконных резиден­тур с целью своевременного приобретения значимой политической и военной информации, а также эффективного проведения энергичных меро­приятий.
Разведывательные агрегаты внешней раз­ведки органов госбезопасности в США, Великобритании, Турции, Швеции, Иране, Афганистане, Китае и ряде других стран (в всеобщей трудности 96 «ле­гальных» и незаконных резидентур) были на­целены на сбор сведений о Германии, Италии, Японии и оккупированных ими странам. Глав­ной задачей ставилось создание агентурных вероятностей в правительственных учрежде­ниях, индустриальных и научных организациях, разведывательных и контрразведывательных службах этих государств.
Вторым основным направлением деятель­ности внешней разведки в период Великой Оте­чественной войны являлось образование и заброска на оккупированную немцами совет­скую территорию разведывательно-диверси­онных отрядов и групп.
Для начальства зафронтовой работой ор­ганов госбезопасности 5 июля 1941 года при наркоме НКВД была сделана Специальная группа, которая в январе 1942 года была преобразо­вана в 4-е Управление НКВД. Его руководитель старший майор госбезопасности (генерал-май­ор Красной Армии) Павел Судоплатов одно­временно являлся замом начальника советской внешней разведки. Костяк управле­ния составили кадровые работники внешней разведки.
В связи с большими сложностями для Крас­ной Армии в первые недели войны и преуспевающим движением вермахта на восток ЦК ВКП(б) 18 июля 1941 года принял особое поста­новление «Об организации борьбы в тылу гер­манских войск». В нём предписывалось партий­ным организациям и органам государственной безопасности «...сотворить непереносимые усло­вия для немецких интервентов...срывать все их мероприятия, уничтожать захватчиков и их пособников...помогать созданию партизан­ских отрядов, диверсионных истребительных групп...».
Чекисты-разведчики сражались с недругами в составе разведывательно-диверсионных групп и партизанских соединений, добывали разведывательную информацию, осуществля­ли акции воздаяния. Именно они подготовили и осуществили ряд грубых боевых операций, в итоге которых понесли снисканную кару больше шестидесяти фашистских пре­ступников и их пособников. При этом следует подметить, что акты воздаяния планировались и проводились силами разведывательно-ди­версионных подразделений 4-го управления не только на временно оккупированной со­ветской территории, но и в самой Германии. Ниже пойдёт речь об одной из таких удачно реализованных акций воздаяния в отношении предателя, прежнего снисканного актера РСФСР, начальника художественного теа­тра имени Мочалова Всеволода Блюменталь- Тамарина.

Являясь до революции второстепенным ак­тёром захолустного театра, Блюменталь-Тамарин позже Штатской войны, благода­ря связям среди начальников пролетарской культуры и личному знакомству с наркомом просвещения Анатолием Луначарским, стре­мительно влился в ряды новой сценической номенклатуры.
В октябре 1941 года, когда гитлеровские войска рвались к Москве, Блюменталь-Тамарин, кинув свой театр с актёрами, спрятался с женой на даче в посёлке Манихино непода­лёку от Истры. С приходом немцев они сразу же перешли на их сторону. И актер начал ак­тивно отрабатывать «хлеб предателя»: регу­лярно выступал на русскоязычном немецком радио, обличая прежних своих покровителей и начальство Советского Союза и призывая советских солдат сдаваться в плен, а населе­ние - сотрудничать с захватчиками. При этом он энергично применял своё актёрское ма­стерство, имитируя голос Сталина.
Бежав с немцами, отступившими от Мо­сквы, Блюменталь-Тамарин продолжил свои радиопередачи из Киева. Его речи, звучавшие в эфире, значили много для гитлеровцев. Единовременно он энергично сотрудничал с газе­той «Новое слово», выходившей в Германии на русском языке, публикуя статьи, рассказы­вавшие о зверствах большевиков во главе со Сталиным.
27 марта 1942 года Военная коллегия Вер­ховного Суда СССР лишила предателя всех званий и заочно приговорила его к бренной казни.
13 августа 1942 года нарком внутренних дел Берия дал указание руководителю 4-го управ­ления НКВД Судоплатову «начать проведение особого мероприятия в отношении Блю- менталь-Тамарина».
Историк советских подразделений особо­го назначения Николай Абин по этому поводу писал: «Операция по ликвидации предате­ля получила кодовое наименование «Ринг». Столь странное наименование было связано с тем, что выполнение задания поручалось племяннику Блюменталь-Тамарина - чемпиону Ленингра­да по боксу, руководителю прожекторной станции отдельного прожекторного батальона 189-го зенитно-артиллерийского полка Ленинградско­го фронта сержанту Игорю Миклашевскому (оперативный псевдоним - «Ударов»)».
Игорь Львович Миклашевский родился 30 мая 1918 года в Москве в сценической семье. Его папа Лев Александрович Лащилин был вестимым актером балета, хореографом и педагогом Большого театра. Мать - артистка Камерного театра Августа Леонидовна Ми­клашевская. Родная сестра папы - Инна Лащилина - была замужем за поверенным вестимой сценической династии Всеволодом Блюменталь-Тамариным.
Во время учёбы в школе Игорь добился боль­ших триумфов в постижении немецкого языка, а так­же в спорте - увлекался боксом. По окончании школы поступил на учёбу в ГЦОЛИФК, получил звание мастера спорта СССР. Впрочем окон­чить университет перед войной ему не удалось.
В 1938 году он был призван в армию. Служил в Ленинграде в зенитных частях, участвовал в советско-финской войне. Позднее, продолжив энергичные тренировки, стал чемпионом Ленин­градского военного округа по боксу в среднем весе. Весной 1941 года, будучи чемпионом Ле­нинграда, вышел в финал чемпионата СССР, тот, что не состоялся в связи с началом Ве­ликой Отечественной войны. Войну встретил сержантом на Ленинградском фронте. В конце 1941 года как спортсмен, отменно обладавший немецким языком, попал в поле зрения пред­ставителей советской внешней разведки и дал согласие на выполнение «ответственного спе­циального задания» в тылу недруга.
Перед разведчиком была поставлена трудная задача. Гитлеровские спецслужбы скрупулезно оберегали Блюменталь-Тамарина. Доступ в охраняемый особняк пособника фашистов мог получить только человек, ко­торому он всецело доверял. И племянник, «порвавший с Советами», мог стать таким че­ловеком.
На особой базе 4-го управления Ми­клашевский, получивший оперативный псевдо­ним «Ударов», прошёл особую подготов­ку. 22 апреля 1943 года под видом перебежчика он перешёл линию фронта в районе деревни Борисовка Смоленской области. После этого после­довали длинные и утомительные допросы в ге­стапо.
Путь к обозначенной цели был для «Ударова» трудным и опасным. Сначала его совместно с другими перебежчиками и военнопленными отправили в смоленский лагерь. Только в кон­це 1943 года он получил письмо от дяди, ко­торый порекомендовал ему поступить на службу в Русскую освободительную армию (РОА) и по­обещал позднее отозвать его в Берлин для про­пагандистской работы.
В составе 437-го батальона РОА «Ударов» воевал под Варшавой, а после этого во Франции. В начале 1944 года он был отправлен в крат­косрочный отпуск в Германию. 27 января 1944 года, находясь проездом в Кёнигсберге, «Уда­ров» наконец встретился с Блюменталь-Тамариным. Конечный достаточно прохладно и настороженно встретил племянника и не оста­вался с ним один на один. На дальнейший день «Ударов» оставил Кёнигсберг и возвратился в часть. Скоро ему было присвоено офицер­ское звание. В начале июня 1944 года в боях с высадившимися в Нормандии англо-аме­Несколько ме­сяцев провёл на больничной кой­ке.

Продолжая служить в ком­пании с преда­телями Родины, разведчик упор­но ожидал новой встречи с род­ственником. На­конец 23 октя­бря 1944 года он получил письмо от дяди, в котором тот приглашал к себе пле­мянника. Теснее 29 ноября «Ударов» отправился в пригород Берлина, где проживал Блюмен- таль-Тамарин. И опять началась тщательная проверка разведчика со стороны работников гестапо и регулярная слежка за ним. Встреча племянника с дядей состоялась лишь в конце марта 1945 года. А в апреле под усиленной ох­раной работников спецслужб они были пере­везены в маленький город Мюзинген, рас­положенный в юго-западной части Германии неподалеку от границы с Францией.
Лишь 10 мая 1945 года пуля из пистолета, выпущенная «Ударовым», поставила точку в автобиографии предателя.
В июне 1945 года в представительстве СССР в Па­риже возник молодой человек, попросивший у дежурного встречи с поверенным советских спецслужб. Вышедшему к нему насупротив ди­пломату - резиденту НКГБ во Франции - он до­ложил: «Игорь Миклашевский прибыл. Задание исполнено». Его трудная и полная губительного риска миссия была удачно закончена.
Возвратившись в Ссср, Игорь Львович был награждён орденом Красного Знамени. Будучи ещё молодым человеком, он решил возвратиться в спорт. Но полученное в Нормандии тяжёлое ранение не дозволило ему выступать на ринге. Впрочем он добился фуроров как тренер, воспитавший нескольких чемпионов СССР, и судья всесоюзной катего­рии. Много лет Миклашевский работал трене­ром по боксу в спортивном обществе «Трудо­вые запасы». Умер 25 сентября 1990 года.
Рассказ о Миклашевском, советском патриоте, разведчике, изумительном боксере-чемпионе.
Миклашевский был одним из первых тренеров МФТИ по боксу (да0да в том самом зале с рингом, еще не обустроенном в те годы)

По материалам газеты Красная Звезда
Cорок лет тому назад, в мае 1963 года, когда в Москве проходил чемпионат Европы по боксу, ко мне обратился тренер из Долгопрудного, которого я видел впервой и которого никогда прежде не встречал. В те дни ко мне, как к председателю Федерации бокса СССР, обращались многие эксперты мужественного вида спорта, исключительно приезжие, с предложениями, вопросами, просьбами. Но данный человек обратился ко мне как к писателю:
- Вы автор романа «Ринг за колючей проволокой», и я хочу с вами встретиться. У меня тоже трудная участь, я вам посылал письма.
Действительно, я получал его письма и не верил написанному: «Меня, сержанта, вывезли из блокадного Ленинграда самолетом особым рейсом и подготовили для работы в глубоком тылу...» За сержантом в блокадный Ленинград через линию фронта зимою 1942-го?.. А в Москве разве нет достойных сержантов? И вот он стоит передо мной. Разумные, проникновенные глаза. Сухощавый, подтянутый, образованный, которому сложно не верить. Так я познакомился с мифическим советским разведчиком Игорем Львовичем Миклашевским.
Лишь относительно незадолго «Русская газета» рассекретила тайную операцию о том, как подготавливалось покушение на Гитлера. В сенсационном материале «Предводители народов - под прицелом», в котором раскрывались тайные документы, написано:
«Свои веры группа генерала Судоплатова возлагала на Игоря Миклашевского. Молодой разведчик в декабре 1941 года (реально в декабре 1942 года) «сдался» немцам и «работал» на них. Его задание состояло в том, дабы ликвидировать в Берлине знаменитого артиста, народного актера СССР Всеволода Блюменталь -Тамарина, тот, что по немецкому радио призывал советских солдат дезертировать из армии.
Он получил новое задание: с подмогой Ольги Константиновны Чеховой (1897-1980 гг.) «выйти» на Гитлера и истребить его. В 1921 году артистка Чехова уехала из России в Германию, где снималась в кино и сделала сверкающую карьеру. Исключительно высоко ее ценил Герман Геринг. По словам Судоплатова, Чехова была «верным работником и главным источником информации» для советской секретной службы, ее лично «вел» сам Берия».
Но и в этой публикации многое осталось «за кадром». И нет результата на основный вопрос: кто такой Миклашевский? Отчего предпочли для выполнения этого непростого задания именно его?
Эти вопросы, но в другой форме встали перед генералом Судоплатовым: кто может войти в «доверие» и, не вызывая сомнения у немцев, исполнить операцию чрезвычайной значимости?
После скрупулезного постижения окружения фюрера, проработки разных вариантов выхода на «самого» при подборе кандидатуры на эту ответственную операцию остановили свой выбор на Миклашевском. Он не был кадровым разведчиком. Но по каждым параметрам подходил на эту роль: мастер спорта по боксу, обладает немецким языком, исполнительный, дисциплинированный.
Миклашевский в то время служил в войсках ПВО под Ленинградом, был чемпионом Ленинграда и Ленинградского военного округа, подготавливался к чемпионату СССР, но война спутала все карты и веры. Гитлеровские войска мертвой хваткой сжали горло Ленинграда. Блокада. Голод и холод. Исключительная вера - Дорога жизни по льду замерзшей Ладоги. Зенитная батарея Миклашевского отражала гневные налеты пикирующих бомбардировщиков, и при всем выстреле зенитки лед ходил под ногами ходуном, грозясь всякую минуту проломиться... В ту ужасную зиму и полетел спецрейсом в осажденный Питер генерал Ильин, прихватив с собой немножко продуктов. Как мне потом рассказывал сам Виктор Николаевич, он впервой в своей жизни увидел массу истощенных людей, увидел ужасную картину голода и немыслимого мужества, как Игорь Миклашевский, неотложно вызванный с фронта в штаб ПВО, все накладывал и накладывал чайной ложкой сахар в свой стакан и никак не мог остановиться.
А сержант Миклашевский в свою очередь был озадачен и поражен тем, что сам командующий войсками ПВО Ленинградского военного округа выражал свое почтение человеку в военной форме без знаков отличия.
Через три дня спецрейсом Игорь Миклашевский был доставлен в Москву. Летели ночью, попали под обстрел немецких зениток, и сержант впервой сам ощутил себя в роли воздушной мишени. Но все обошлось удачно, если не считать нескольких пробоин в фюзеляже.
В Москве началась тщательная и скрупулезная подготовка, отработка легенды, долгие изнуряющие тренировки. Но о определенном задании - ни слова, он знал только о том, что ему предстоит долгое время находиться в глубоком тылу недруга, проявить себя и завоевать доверие, а основное - выступать на ринге на всяких соревнованиях, дабы его фамилия возникла в прессе, хоть в самой захолустной, тогда его обнаружат наши люди и он получит соответствующее указание в своей последующей деятельности. Так, мол, отменнее для самого Миклашевского. Ему предстоит пройти бесчисленные проверки и вынести нелегкие испытания - гитлеровская контрразведка была одна из сильнейших в то время.
…На севере Франции, в портовом городе Булонь-сюр-Мер, расположенном на побережье Ла-Манша, солдат «Ост-легиона» Игорь Миклашевский при первой вероятности вышел на ринг, заявил о себе и стал знаменит в кругу профессиональных боксеров. О его поединке с чемпионом Франции в газетах возникла короткая информация. Из Берлина пришел приказ: откомандировать в столицу.
Когда с ним провели беседу в специальном отделе Основного управления имперской безопасности, он осознал, что его опекают люди, которые в столице рейха занимают высокое расположение и пользуются огромными правами. Он вышел на своих. Исполнил ряд заданий, проявил себя с лучшей стороны.
В 1943 году летом, позже поражения под Сталинградом, в Германии для поднятия духа был проведен формальный чемпионат Европы по боксу. Кстати, Международная федерация боксеров-любителей - ФИБА - за связь с нацистами в 1946 году была распущена и сделана новая: АИБА - Интернациональная ассоциация любительского бокса, которая действует и нынче. На том чемпионате блестяще выступил Миклашевский. В качестве почетного гостя на соревнованиях присутствовал известный боксер Макс Шмелинг - чемпион мира в тяжелом весе, слава нации и любимец самого фюрера. Ему дюже понравился русский боксер, и он приблизил его к себе, стал опекать лично. Перед Миклашевским открывались широкие вероятности для реализации операции чрезвычайной значимости.
Но в ходе войны наступил перелом. Сталин вызвал на дачу в Кунцево генералов Судоплатова и Меркулова и, к изумлению обоих, непредвиденно отменил операцию. Сказав только: «Этого не нужно делать», он раскрыл свои соображения. Пока жив Гитлер, исключены переговоры Берлина с западными столицами о сепаратном мире. А если же Геринг либо военная верхушка Германии позже погибели фюрера возьмут власть в свои руки, тогда за спиной Советского Союза может быть достигнуто сепаратное соглашение между немцами и западными союзниками. Живой Гитлер, таким образом, становился так сказать верным гарантом сохранения антигитлеровской коалиции.
Перед Миклашевским были поставлены другие, тоже крайне значимые задания, с которыми он благополучно совладал. Короткие сообщения в Центр сказывались на значительных изменениях во фронтовых атмосферах.
В конце 1944 года, когда английская и заокеанская авиация беспощадно бомбила немецкие города, по дороге в Штутгарт разведчику удалось, как было ранее предусмотрено планом, исполнить изначальное задание - во время бомбежки ликвидировать предателя Блюменталь-Тамарина. И здесь гитлеровская контрразведка напала на след советского разведчика. Началась погоня. В Бельгии, под Брюсселем, его настигли в поезде. Игорь соскочил на ходу, кинулся бежать в сторону леса, но гитлеровцы достали его автоматными очередями.
Через три дня бельгийским крестьянам велели захоронить «бандита». Один из них приложил ножик к носу Миклашевского, и лезвие запотело: живой! Стремительно закидали могилу, а раненого переправили в лес к бельгийским партизанам. Те переодели его в форму немецкого капитана, ликвидированного намедни, и подбросили немцам.
Очнулся Миклашевский в Париже, в крупнейшем военном госпитале, где светила немецкой медицины провели ряд трудных операций и спасли жизнь «немецкому капитану». А когда Игорь поправился и сумел самосильно ходить, основный доктор известил «славную» новость:
Миклашевский похолодел - завтра он очутится в руках гестапо. Жена скажет, что это не ее супруг... Он откровенно поблагодарил за проявленную «опеку», и в голове запылала одна мысль: нужно неотложно бежать!
На рассвете ему удалось оставить охраняемый больница на машине по вывозке мусора. Миклашевский присоединился к французским патриотам, участвовал в боевых операциях.
После окончания войны коллеги представительства СССР помогли выехать на родину. В Москву прибыл под вечер, идти на Лубянку было теснее поздно, и Миклашевский на радостях с бутылкой шампанского и цветами пошел к генералу Ильину. Дверь открыла заплаканная мать генерала: Берия расправился с Ильиным и Судоплатовым - оба коротают срок в отдаленном лагере на севере Сибири, и она не знает, живы ли они.
Судьба и на данный раз уберегла Игоря Миклашевского. Он, как сам рассказал, залег «на дно» и примерно двадцать лет работал скромным тренером по боксу. Не знали в Долгопрудном мальчишки из ПТУ, какой тренер их воспитывает!
В годы хрущевской оттепели оба генерала были всецело реабилитированы, восстановлены во всех правах. Я много раз встречался с ними, они подтолкнули меня к написанию романа «Стоять до последнего». Они много помогали и энергично участвовали в судьбе разведчика. А Игорь Миклашевский был награжден орденом Красного Знамени
Чемпион-разведчик
Сорок лет назад, в мае 1963 года, когда в Москве проходил чемпионат Европы по боксу, ко мне обратился не приятель раньше тренер из Долгопрудного:
- Вы автор романа Ринг за колючей проволокой, я хочу с вами встретиться, у меня тоже трудная участь.
Так я познакомился с мифическим советским разведчиком Игорем Леонидовичем Миклашевским. Он стал прототипом основного героя моего романа Стоять до последнего. У романа тоже была непростая история: рукопись вначале несколько лет пролежала на Лубянке, а когда наконец вышла - правда и с купюрами, - была удостоена элитной литературной премии КГБ СССР. Только относительно незадолго - 14 февраля 1997 года - Русская газета в сенсационном материале Предводители народов - под прицелом рассекретила тайную операцию, как подготавливалось покушение на Гитлера.
Свои основные веры группа генерала Судоплатова возлагала на Игоря Миклашевского. Молодой разведчик в декабре 1942 года сдался немцам и работал на них. Его задание состояло в том, дабы с поддержкой Ольги Константиновны Чеховой выйти на Гитлера и истребить его. В 1921 году артистка Чехова уехала из России в Германию, где снималась в кино и сделала сверкающую карьеру. Особенно высоко ее ценил Герман Геринг. По словам Судоплатова, Чехова была верным работником и значимым источником информации для советской секретной службы, ее лично вел сам Берия....
После скрупулезного постижения окружения фюрера, проработки разных вариантов выхода на него при подборе кандидатуры на роль исполнителя этого ответственного задания остановили выбор на Миклашевском. Он не был кадровым разведчиком. Но по каждым параметрам подходил на эту роль: мастер спорта по боксу, один из сильнейших мастеров кожаной перчатки столицы, обладал немецким языком, исполнительный, дисциплинированный. Сын вестимой московской актрисы Августы Миклашевской, той самой, которой посвятил многие стихи Сергей Есенин, он с детских лет был знаком с артистической богемой...
Зима 1942-го. Ленинград в блокаде. Зенитная батарея сержанта Миклашевского день и ночь отражает гневные напоры пикирующих бомбардировщиков.
И вот из Москвы спецрейсом через линию фронта в осажденный Ленинград прилетает генерал Ильин - за сержантом Миклашевским.
Через три дня Игорь Миклашевский был доставлен в Москву. Начались тщательная и скрупулезная подготовка, отработка легенды, долгие изнуряющие тренировки. Но о определенном задании пока ни слова. Он знал только, что ему предстоит долгое время находиться в глубоком тылу недруга, завоевать его доверие, а основное - выступать на ринге. На всяких соревнованиях. Добиться, дабы его фамилия возникла в прессе. Тогда его обнаружат наши люди, и он получит указание о своей последующей деятельности. Настало время, и на севере Франции, в портовом городе Булонь-сюр-Мер, солдат ост-легиона Игорь Миклашевский при первой вероятности вышел на ринг, отлично заявил о себе и стал знаменит в кругу профессиональных боксеров. О его поединке с чемпионом Франции в газетах возникла информация. Из Берлина пришел приказ: откомандировать в столицу. С ним провели беседу в специальном отделе Основного управления имперской безопасности, и он осознал, что его взяли под свою опеку люди, которые в столице рейха занимают высокое расположение и пользуются огромными правами.
Он вышел на своих. Исполнил ряд заданий, проявив себя с лучшей стороны.
В 1943 году, летом, позже поражения под Сталинградом, в Германии для поднятия духа был проведен формальный чемпионат Европы по боксу. На нем блестяще выступил Миклашевский. На соревнованиях присутствовал известный боксер Макс Шмелинг - чемпион мира в тяжелом весе, гордыня нации и любимец фюрера. Ему дюже понравился русский боксер, он приблизил его к себе, стал опекать. Перед Миклашевским открывались широкие вероятности для реализации операции чрезвычайной значимости.
Но в ходе войны наступил перелом. Сталин вызвал на дачу в Кунцево генералов Судоплатова и Меркулова и, к изумлению обоих, невзначай отменил операцию. Сказав: Этого не нужно делать, он раскрыл свои соображения. Пока жив Гитлер, исключены переговоры Берлина с западными столицами о сепаратном мире. Живой Гитлер в новых условиях становился для нас так сказать гарантом сохранения антигитлеровской коалиции.
Перед Миклашевским позже этого были поставлены другие крайне главные задания, с которыми он удачно совладал.
В конце 1944 года разведчику удалось ликвидировать предателя Блюменталь-Тамарина. Но гитлеровская контрразведка напала на его след. Началась погоня. В Бельгии, под Брюсселем, его настигли в поезде. Игорь соскочил на ходу, кинулся бежать в сторону леса, но его достали автоматными очередями.
Через три дня бельгийским крестьянам велели захоронить убитого. Впрочем один из них приложил лезвие ножика к носу Миклашевского, и оно запотело: живой! Раненого переправили в лес, к бельгийским партизанам. Те переодели его в форму немецкого капитана, ликвидированного намедни, и подбросили тело немцам.
Очнулся Миклашевский в Париже, в крупнейшем военном госпитале, где светила немецкой медицины провели ряд трудных операций и спасли жизнь советскому разведчику. Когда тот поправился и сумел независимо ходить, основной доктор осведомил ему славную новость:
Я отыскал и вызвал из Германии вашу жену. Завтра она приезжает в Париж!
Ему удалось оставить охраняемый больница на машине-мусоровозе. Присоединился к французским патриотам, участвовал с ними в боевых операциях.
После окончания войны работники представительства СССР в Париже помогли Миклашевскому выехать на родину.
В Москву он прибыл под вечер, идти на Лубянку было теснее поздно, и Миклашевский на радостях с бутылкой шампанского и цветами пошел к генералу Ильину. Дверь открыла заплаканная мать генерала: Берия расправился с Ильиным и Судоплатовым: оба коротают срок в Сибири, и она даже не знает, живы ли они.
Судьба и на данный раз уберегла Игоря Миклашевского. Он залег на дно и примерно два десятилетия проработал скромным тренером по боксу.
В годы Хрущевской оттепели оба генерала были всецело реабилитированы, восстановлены во всех правах. Игорь Миклашевский был награжден орденом Боевого Красного Знамени.
К сожалению, до наших дней герой моего рассказа не дожил.
Георгий СВИРИДОВ,
писатель, ветеран
Отечественной войны
материалы газеты Идеально Секретно
Убрать диктатора
27 января исполняется 60 лет со дня полного снятия блокады Ленинграда. Среди защитников города был и человек восхитительной судьбы Игорь Миклашевский.
Некоторые страницы его автобиографии отлично знамениты: сын знаменитой артистки, чемпион по боксу, кадровый разведчик. В детстве с ним играл Сергей Есенин, его боксерское мастерство выделял чемпион мира Макс Шмелинг.
По приказу Сталина он готовил в Берлине покушение на Гитлера. Миклашевский даже стал прототипом для книги Георгия Свиридова Стоять до конца.
Впрочем это лишь верхушка грандиозного айсберга. Огромная часть автобиографии нашего героя спрятана под водой, а на многих архивных папках, хранящих тайны жизни нелегала, до сего времени стоит гриф Идеально секретно.
Длинное время фамилию резидента воспрещали произносить вслух, а подробности операции Убийство фюрера рассекретили лишь в перестройку.
Имя Миклашевского сегодня реально позабыто, а чай он сделал для страны не поменьше, чем мифические разведчики Рихард Зорге либо Николай Кузнецов.
С ним играл Сергей Есенин
Впервой фамилию Миклашевский мне довелось
услышать в начале 90-х годов из уст прославленного ленинградского боксера, пятикратного чемпиона СССР в полулегком весе Ивана Князева. Иван Александрович подготавливался подметить 80-летний юбилей и следственно зачастую выступал перед общественностью. Невзирая на преклонный возраст, титулованный спортсмен сберег ясный ум и хорошую память. Исключительно Князев любил рассказывать о чемпионате Ленинграда, состоявшемся в апреле 1941 года. На этом лидерстве сам боксер завоевал золотую медаль. А вот в финале среднего веса случилась внезапность. Из-за травмы руки на ринг не вышел кумир публики Олег Загоруйченко, и чемпионом объявили Игоря Миклашевского. Вот повезло-то зеленому парнишке, - шутил Князев.
Родился зеленый парнишка в Москве 30 мая 1918 года в семье знаменитых советских деятелей культуры: артистки Камерного театра Августы Миклашевской и хореографа Большого театра Льва Лащилина. Легко представить, в какой атмосфере прошло детство нашего героя. В доме зачастую бывали артисты, художники, писатели. С мальчиком любил поиграть сам Сергей Есенин.
Однако, ни для кого не секрет, что эпохальный русский писатель был страстно влюблен в Августу Леонидовну. Позднее Игорь будет учиться в престижной школе?86 на Красной Пресне совместно с сыном писателя Константином, ставшим позднее вестимым спортивным корреспондентом и футбольным статистиком. Также в этом элитном учебном заведении получал свои пятерки и грядущий чемпион по шахматам Бубнов.
Как знать, может быть, именно школьные товарищи познакомили балетного Игоря с миром большого спорта. Напротив как объяснить, отчего сын служителей театра своей жизненной стезей избрал драку на ринге?
В Ленинграде, куда Миклашевский перебрался в конце 30-х годов, он продолжил занятия боксом, двукратно становился чемпионом Ленинградского военного округа. А первым серьезным испытанием для средневеса оказался чемпионат города 1941 года. Тот самый, о котором так любил припоминать Иван Князев. В итоге боксер получил пропуск на лидерство Советского Союза. Но началась Великая Отечественная:
Охранять Ленинград тогда отправились теснее упоминавшийся Иван Князев, Григорий Кусикьянц (тренер олимпийского чемпиона Валерия Попенченко), Василий Серов (трехкратный чемпион СССР), Евгений Шеронин (чемпион СССР, погибший в 1941 году). Красноармейца Игоря Миклашевского послали служить в войска ПВО. Во время блокады Ленинграда зенитная батарея Миклашевского отражала налеты фашистской авиации, прикрывая Дорогу жизни.
И здесь в судьбе 23-летнего сержанта случился непредвиденный поворот. В декабре 1941 года на передовую прилетел сам командующий войсками ПВО генерал Виктор Ильин, тот, что и вызвал неотложно Миклашевского в штаб. Там Игоря Львовича теснее встретил майор НКВД, длинно расспрашивал боксера о родственниках, друзьях. Наконец чекист предложил спортсмену исполнить особенно значимое задание в тылу недруга.
Штирлиц в боксёрских перчатках
Отчего ради простого сержанта из Москвы в Ленинград был послан особый самолет с высокими военными чинами на борту? Неужто помимо Миклашевского не нашлось спортивного молодого человека, обладающего немецким языком?
Она из допустимых версий, такова. До войны родная сестра Льва Лащилина, Инна, вышла замуж за знаменитого актера Всеволода Блюменталь-Тамарина, тот, что был фигурой неординарной и одиозной. Любящий пожить на широкую ногу харьковский трагик недолюбливал советскую власть и следственно в первые дни войны с радостью перешел на сторону немцев. Работу для Всеволода Александровича обнаружили подходящую - вести пропагандистские радиорепортажи из Варшавы на русском языке. Гениальный диктор отменно поставленным голосом вещал: Преступник Сталин бежал на Урал, прихватив с собой из Мавзолея останки ветхого плута Ленина.
Нужно ли говорить, что, прослушивая в Кремле эти новости, Иосиф Виссарионович был вне себя от гнева. На радиоперехвате он написал красным карандашом: Тов. Берия! Принять меры к глушению и последующей ликвидации радиоцентра. Ну а кто сумеет отменнее убрать Блюменталь-Тамарина, как не его родной племянник?
Достаточно длинно в Москве Миклашевский проходил спецподготовку, тренировался, отрабатывал легенду. В НКВД решили особенно не мудрствовать - пускай боксер в Германии как дозволено огромнее выступает на ринге, а его фамилия должна мелькать на страницах немецких газет.
Чудесно, но в годы войны в Берлине и других городах Третьего рейха проходило дюже много боксерских турниров. Только в 1943 году состоялось около тридцати матчей, причем алый угол обычно представляли немцы, а синий - французы, бельгийцы, венгры. Преимущество арийской расы утверждалось и в спорте.
Но возвратимся к Миклашевскому. Летом 1942 года во время ночного боя он сдался фашистам в плен, мотивируя поступок тем, что неизменно ненавидел коммунистов.
Финально, перебежчику сразу не поверили. В лагере проходили бесчисленные проверки, долгие допросы, а некогда Гестапо даже инсценировало расстрел пленного. Помог дядя Сева, тот, что теснее вошел в доверие к нацистам и под свою ответственность забрал Игоря из лагеря. Окончательно утвердиться разведчику в сложной обстановки помог бокс. Позже поражения под Сталинградом нужно было как-то поднять дух немцев. Пропагандистская машина Геббельса устроила весной 1943 года огромный интернациональный турнир, и для синего угла вновь понадобились лица славянской национальности. К тому времени Миклашевский теснее провел несколько спаррингов в Берлине, и был приглашен на турнир.
На этом соревновании присутствовал чемпион мира среди тяжеловесов, кумир нации Макс Шмелинг, которому дюже понравилась техника русского средневеса. Позже боя Шмелинг поздравил Миклашевского и подарил ему свою фотографию с автографом. Это стало так сказать признанием благонадежности перебежчика.
Против распространенным заблуждениям, Шмелинг никогда не был нацистом, во время погромов чемпион мира даже прятал у себя иудейских детей. При этом он подлинно, начиная с Олимпийских игр 1936 года, близко общался с Гитлером, мог спокойно поиграть с фюрером в карты.
В своих мемуарах руководитель четвертого управления НКВД генерал-лейтенант Павел Судоплатов припоминал, что в Кремле стремительно сориентировались в сложившейся обстановки. Сейчас не имело смысла говорить о ликвидации какого-то дяди. Применяя заступничество Шмелинга, наш разведчик должен был подготовить покушение на самого Гитлера.
Началась новая операция. В поддержка к Миклашевскому направили из Югославии группу опытных нелегалов, дали вероятность установить контакт со известной артисткой, возлюбленной Гитлера, еще одним агентом нашей разведки Ольгой Чеховой.
Наконец все было готово к покушению, бомба должна была взорваться во время посещения Гитлером театра:
И здесь из Кремля поступил непредвиденный приказ - отставить ликвидацию фюрера. Как? Отчего? Судоплатов заявляет, словно Сталин легко напугался, что позже устранения Гитлера новые немецкие начальники заключат сепаратный мир с союзниками без участия СССР.
Последние раунды
Миклашевский бежал во Францию, где совершил несколько диверсионных актов. Позже войны возвратился в Москву. Правительство наградило его орденом Боевого Красного знамени. Громких побед на ринге из-за тяжелого ранения в шею он огромнее не добивался, стал судьей всесоюзной категории, тренировал мальчишек в одной из школ Долгопрудненского района.
Говорят, изредка, встречаясь с корреспондентами, Игорь Львович хотел рассказать всю правду о тех событиях, но не мог из-за повышенной секретности.
Готовил ли он подлинно покушение на Гитлера либо эта история оказалась лишь очередным мифом сталинской популяризации, сегодня сказать фактически немыслимо - 25 сентября 1990 года Миклашевский умер. Захоронили его тихо, без громких речей и артиллерийских залпов. Как и положено настоящему разведчику.
Константин Осипов
Сын театралов, боксер-чемпион, мастер спорта, тренер, офицер НКВД со спецзаданием - убить Адольфа Гитлера. Все это про Игоря Львовича Миклашевского, в нашем материале о том, какой была участь человека, ставшего острием копья советской разведки.Намедни Великой Отечественной, НКВД поставили себе задачу выявить и завербовать особенно перспективных работников, обладающих немецким языком и способных проводить спецоперации в тылу противника. Многие высокопрофессиональные оперативники теснее трудились в Берлине к тому времени, но на 1-й план вышла надобность иметь сходственного спеца в высших аристократических нацистских кругах. И его обнаружили.В пользу кандидатуры Миклашевского говорило уйма фактов: высокопрофессиональный спортсмен - а значит человек с теснее имеющимся великолепным прикрытием, оправдывающим частые переезды; классный ярус владения немецким языком; патриот и гражданин.
Игорь Миклашевский, 1940 г.Его вербовкой ближе к концу 1941-го года лично занялись комиссар госбезопасности, руководитель 3-го отдела Секретно-политического управления НКВД Виктор Николаевич Ильин (позднее генерал-лейтенант КГБ) и Павел Анатольевич Судоплатов - руководитель 2-го отдела НКВД - исключительно важная фамилия в истории советской разведки (позднее ставший писателем, вследствие которому, мы в деталях сумели узнать историю описываемого нами покушения).
Виктор Николаевич ИльинКак и ожидалось, Игорь Львович дал свое согласие на выполнение тайного задания в тылу недруга, при этом, не имея ни минимального представления о плане, цели и сути операции.В то время, в различных частях территории СССР были сделаны разведшколы и тренировочные базы. На одной из них, ориентировочно на территории Слободского Христорождественского монастыря возле города Киров в 1942-ом году прошел обучение Миклашевский. Школа была вестима и тем, что на ее территории ориентировочно проходил обучение грядущий разведчик-нелегал, эпохальный Николай Кузнецов.И теснее в декабре 1942 года в соответствии с заблаговременно продуманной «легендой» был инсценирован побег Игоря Львовича через линию фронта и сдача в плен. Как и было рассчитано на Лубянке, немцы скрупулезно проверили досье Миклашевского и откопали его родную связь с Всеволодом Блюменталь-Тамариным, тот, что во время оккупации немцами Истры добровольно перешел на их сторону и стал редактором русской версии Немецкого радио.Имитируя голос Сталина, Блюменталь-Тамарин озвучивал фальсифицированные указы советского правительства, призывал к сдаче в плен и вел популяризацию супротив Красной армии. Позже отступления немцев от Москвы, Блюменталь-Тамарин с супругой ушли совместно с ними на запад. Скоро его передачи из Киева стали регулярными на оккупированных территориях.
В. А. Блюменталь-Тамарин в начале 1940-х.Немцы, по превосходству оценив дары артиста Блюменталь-Тамарина, назначили его основным режиссёром Киевского русского драматического театра, возобновившего работу скоро позже оккупации города.Сценический сезон он открыл сатирической пьесой, порочащей Красную армию под наименованием «Так они воюют…», где лично сыграл ведущую роль. В 1942 году Военная коллегия Высокого Суда СССР заочно приговорила его к бренной казни.Безоговорочно, факт родства укрепил расположение засланного разведчика и уверил немцев в искренности своих мотивов, и побега.Применяя прикрытие своего дяди-предателя, Миклашевскому предстояло обосноваться в Берлине и подготовить группу для внедрения в окружение фюрера, дабы в комфортный момент нанести губительный удар.Среди знаменитых личностей, привлеченных к данной операции, был польский князь Януш Радзивилл, а также вестимая немецкая артистка, любимица фюрера и по совместительству связная Лаврентия Берии - Ольга Чехова. Именно они обязаны были провести Миклашевского в аристократические круги Берлина и познакомить его с высшим светом.Свою дорогу в Германию Игорь Львович начал в 1943 году, заблаговременно проведя несколько месяцев в лагерях для военнопленных и вступив в «Русскую освободительную армию» (РОА) генерала Власова, в целях укрепления «легенды» и доверия к себе. Скоро его отправили в Берлин, где он поселился в квартире, принадлежавшей мужам Блюменталь-Тамариным. Начался этап подготовки.Осваиваясь в Берлине, Миклашевский посещал боксерские матчи и сценические представления, на одном из которых его представили Ольге Чеховой. Именно через нее Москва получила весть о удачном прибытии Игоря Львовича в Берлин.Пытаясь стать невидимым и без помощи коллег-дворян, Миклашевский принимал участие в показательных любительских боях, где знакомился с вестимыми немецкими спортсменами, в числе которых - Макс Шмеллинг, чемпион Германии по боксу 1936-го года в тяжелом весе, вхожий в высшие нацистские круги.
Возможно, именно эту фотографию подарил Миклашевскому любимый боксёр Германии Макс Шмелинг.Понемножку сблизившись с Ольгой Чеховой и ее окружением, Миклашевский стал частым посетителем театра, и многократно имел вероятность лично контактировать с Адольфом Гитлером и Германом Герингом. Из донесений Миклашевского следовало, что он имеет частый доступ к высшим чинам Рейха на бесчисленных приемах и представлениях, и готов провести ликвидацию в всякий момент не только Гитлера, но и его ближайших подчиненных. Игорь Львович ожидал одного только приказа, все было готово.
Адольф Гитлер и Ольга ЧеховаНо с триумфами Красной Армии в боях на западном фронте, начальство НКВД и Сталин начали сомневаться в рациональности убийства Гитлера.Советские разведчики стали засекать контакты нацистов с представителями разведок США и Великобритании. Речь во многом шла о послевоенном устройстве и безопасности важных людей Рейха, видных ученых и деятелей. Исключительно искренне это проявилось к концу войны позже открытия «Второго фронта» в границах так называемой операции «Санрайз» и деятельности организации «ODESSA».Гитлер в то время был непредсказуемой и экспрессивной фигурой для западных спецслужб, и его истребление могла гораздо ускорить процесс завершения сепаратного (одностороннего и без участия СССР) мира Германии с союзниками, в обмен на, скажем возвращение Британии ее владений до 39-го года, что дозволило бы новому главе Рейха, пришедшему на смену Гитлеру сконцентрировать все свои усилия на Восточном фронте и оставить СССР в одиночестве в этой войне.Позже победы на Курской Дуге 23 августа 1943-го, советские войска перешли в решительное наступление, и это стало переломным моментом в войне. Тогда сомнений огромнее не осталось. Приказ о ликвидации Гитлера был хорош на самом высшем ярусе, лично Иосифом Сталиным.В будущем, в целях сохранения прикрытия он посещал «власовский» центр на Викториенштрассе, где собирались добровольцы для пополнения РОА, а летом 1944-го принял участие в сражениях вопреки десанта союзников, высадившегося в Нормандии 6 июня.Письма его дяди Блюменталь-Тамарина к художнику Михаилу Ивановичу Черкашенинову, немножко проливают свет на доля Игоря Львовича по заключении Нормандской операции: - «Участь продолжает искушать меня: трудно, примерно губительно ранен наша последняя вера, наш приёмный сын, (родной племянник моей жены, сын её брата Льва Лащилина) Игорь. Он по собственному почину пошёл в добровольческую армию, принимал участие в боях за Карантен в Нормандии и тяжко, примерно губительно ранен, но, кажетс Ошя, выживет».Позже этого ранения Миклашевский был доставлен в Германию, где проходил лечение в госпитале.Встретившись с дядей, отставной «власовец» Миклашевский перебирается с ним в маленький город на юге Германии - Мюзинген. Данный город стал последним местом нахождения Блюменталь-Тамарина. Диктор радиостанции и предатель, приговоренный к казни НКВД был убит своим племянником Миклашевским, тот, что мечтал об этом еще до начала своей командировки в Берлин.О дате убийства вестимо немножко. Из мемуаров Павла Анатольевича Судоплатова следует, что Блюменталь-Тамарин был убит еще в 1944 году, а Миклашевский позже этого скрылся во Франции, где оставался еще два года позже подписания капитуляции. Имевший связи в РОА, он, пользуясь внедрением в организацию, целых два года выслеживал перебежчиков на Запад из армии генерала Власова.Так закончилась военная часть истории человека, находившегося в шаге от титула - «убийца Гитлера».По возращении в СССР в 1947-ом он возвратился в спорт в качестве тренера, поспел подготовить многих грядущих чемпионов СССР.

Категория: 

Оценить: 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

  ____     ___    ____   __   __   ____   ____  
| _ \ / _ \ | _ \ \ \ / / / ___| | __ )
| |_) | | | | | | |_) | \ V / | | | _ \
| _ < | |_| | | __/ | | | |___ | |_) |
|_| \_\ \__\_\ |_| |_| \____| |____/
Enter the code depicted in ASCII art style.

Похожие публикации по теме