Морис тийе болезнь. История прообраза Шрека - борца Мориса Тийе. Из юристов в моряки

Морис тийе болезнь. История прообраза Шрека - борца Мориса Тийе. Из юристов в моряки

Через полвека с него снимут мерку мультипликаторы. Кто мог подумать, что Морис Тийе, прозванный некогда Французским Ангелом, опять привлечёт внимание каждого мира, сейчас теснее в качестве сказочного персонажа по имени Шрек, что в переводе с идиша обозначает «ужас».
Великан был среднего роста. И всё равно производил смертоносное ощущение - человек ли это? Когда великан вам улыбался, хотелось отойти на пару шагов, а класснее вовсе. Он был борцом-тяжеловесом, данный Морис Тийе, притом имел наружность, от которой ойкали даже собратья по рингу. Теснее сам вид его был - хук. Родители пугали детей «Тийе-людоедом» и сами опасались - а внезапно проголодается? Таков был его сценический образ.
Человек он был редчайший, легко коллекционный. Сегодня его бюст в естественную величину хранится в 2-х заокеанских музеях - антропологическом и спортивном. А в Интернациональном музее борьбы есть и маленькая, около минуты, видеозапись одного из его выступлений. Говорят, он был классен в «медвежьих объятиях», которые использовал к противникам по рингу, сжимая их до тех пор, пока в лёгких не кончится воздух. Это качество - силища монстра - тоже являлось уникальным, как и его наружность. От того что редкая болезнь, которой с юных лет страдал Морис, по свидетельствам докторов, никогда не меняет человека в лучшую сторону. Здоровья не добавляет, красоты и силы тоже. Тийе же был необычайно силён, даже не с кем сравнить. Глазастые потешники в интернете как-то заметили его сходство с нашим современником, тоже спортсменом и тоже восхитительным на вид. Тийе даже пару раз называли дедушкой нашего Валуева. Бессмысленности, безусловно! Валуев в тезисе не мог породниться с Тийе. У Мориса Тийе не было и не могло быть детей. К сожалению, его непростая наружность была не чем-то обычным, а лишь порождением редчайшей болезни - акромегалии, при которой вообще-то здоровье страдает не поменьше, чем красота и психологическое баланс. Тийе никогда не был женат в различие от своего супер-эго (вот это теснее не про Валуева, нет). Его жизнь, полная внутреннего раздора (он так и не смог привыкнуть к себе в зеркале), могла стать причиной для новеллы, а не для продолжения рода. Ну и примерно стала, если учесть Шрека, сказки о котором полюбили и дети, и взрослые. Правда впрямую с Тийе история сказочного великана не связана. Жизнь нашего героя не была сказкой. И новелла эта несёт непредвиденную этика - не всё то, что выглядит монстром, ревёт монстром и пахнет монстром, на самом деле является монстром. Бывают в жизни исключения.
Шрека придумал писатель Уильям Стейг - по совместительству художник-карикатурист, длинные годы украшавший своими рисунками передовицы самых массовых заокеанских изданий и пополнивший заокеанскую литературу кучей детских книжек, которые в России никто и никогда не думал переводить. Стейг прославился ещё и тем, что смог войти в десятку запрещённых в США писателей. В конце 70-х заокеанское социум ополчилось на невиннейшую книженцию «Сильвестр и магический кристалл» - жизнеописание одного смышлёного осла по имени Сильвестр (ничего святого!). Писателя подставили личные свиньи-персонажи. Повесть прокляли члены ассоциации полицейских, разобидевшиеся на карикатурные изображения полицейских в виде свиней. Метафора их разозлила. Они добились своего, изгнав бесов из библиотек.
Шрек же возник на свет гораздо позднее, никому не перешёл дороги, и это был вовсе маленький рассказик, каждого-то около тридцати страничек, иллюстрированных самим писателем, человеком огромных и различных даров. «Шрек» лёг на полки книжных магазинов в 1990 году. Эпоса не было, масштаб жалкий. Это была байка о приключениях существа, в европейской мифологии именуемого огром - великаном-людоедом. История о том, как живущий на болоте молодой великан, пугающий своим видом окрестных людишек, оказывается настоль добродушен, что легко неспособен причинить никакого гневна, помимо устрашающего рычания. В поисках ощущений великан Шрек отправляется в путешествие, которое заканчивается для него женитьбой на красивой принцессе, такой же великанше, как он сам. «Ужас!» - так переводится с идиша имя, данное писателем своему персонажу. Ничего необычного нет в том, что писатель выбирает это знакомое ему с детства слово - именно так на жизненные коллизии реагировала его родная бабушка. Стейг был выходцем из польско-иудейской эмигрантской среды. Детство его прошло в Бруклине. В начале прошлого столетия там на всяком шагу случался какой-либо шрек.
Но Шрека-огра если он сам и придумал, то как минимум имел для этого очаровательный причина. Шрек существовал! Его вообще не нужно было придумывать, только описать. И уж безусловно задолго до рождения мультика Стейг теснее встречался со своим грядущим литературным чадом. Знакомство с прототипом персонажа по имени «Ужас-ужас» состоялось на почве любви к спорту. Любви не заниматься, а глядеть. Стейг в молодости посещал излюбленные места собрания граждан - борцовские арены. В те времена, когда на них блистал великан-людоед, он же Французский Ангел, именно так Тийе объявляли в различные годы. Реслинг - вид состязаний, в которых он участвовал, больше каждого знаменитый в Америке, только потом стал продажным зрелищем, в котором от начала до конца цирковая составляющая заменила спорт, по сути, не сама единоборство, а её имитация. В бывшие времена достоверная состязательность ещё была не чужда реслингу. Другой раз боролись серьезно. А глазеть на бои ходили и богатые, и бедные, которым нечем было заняться, исключительно во времена Великой депрессии, и длинное время позже неё, когда делать было нечего вовсе, хоть вешайся. Страсть спортивного мира привлекала и заряжала адреналином, делая иные из ощущений незабвенными. Да и ощущения молодости остаются свежими надолго. Грядущий писатель не мог выкинуть из головы чудесного борца -непреодолимого Мориса Тийе. Кстати, по усилюсь Тийе и Стейг были примерно ровесниками. Писатель родился в 1907 году в Нью-Йорке. А Шрек, то есть, безусловно, Тийе - в 1904 году... на Урале. Данный любознательный факт его автобиографии не так давным-давно был открыт докопавшимися до истины корреспондентами позже того, как открылась «тайна рождения» Шрека. В заокеанских журналах 40-х годов нашлись интервью Тийе, в которых он информировал читателям подробности своей автобиографии, нынче давным-давно позабытые. Оказывается, своё детство он провел в Санкт-Петербурге. Правда ли это? Абсолютно допустимо, что и нет. Автобиография Тийе - давным-давно позабытого реслера - полна пробелов. Чай вдалеке не всё, что рассказывают корреспондентам медийные персоны, стоит доверия. И семьдесят лет назад всё было верно так же - звёзды врут, зеваки верят. Изредка врут безвозмездно. Стоит ли пояснять поклонникам, что ты родился в городе N, N-ского уезда, Заэнской волости, если все эти наименования ничего их уму и сердцу не скажут. А вот Петербург - ага, парень из России!
Парень из русской преисподней
На самом деле Морис Тийе родился не в столице, а на Урале, где по сей день существуют населённые пункты, помнящие французские имена и фамилии. На Урале неизменно было классно с французами. Там даже есть деревушка Париж (говорят, так пошутили казаки, поселившиеся в тех краях по дороге с войны 1812 года). А Тийе совсем не был русским - верно вестимо, что его родители имели французское происхождение. Они были теми самыми зарубежными экспертами, которых так обожали в дореволюционной России, любовно выписывали из-за границы - всех этих «мисюсь», «мосье» и «мусью» - воспитателей к деткам, компаньонов к взрослым. Мать Тийе была учительницей. Видимо, гувернанткой. А папа - железнодорожным инженером. Кстати, Тийе всю жизнь скрупулезно скрывал данные о своих прародителях, но совсем не потому, что относился к ним дрянней, чем следовало. Напротив.
Морис Тийе был чай ангел. И не бесполезно его так называли на ринге - Французский Ангел. Как бы в компенсацию его наружности, он был декорирован чертами нрава самыми прекрасными и красивыми, какими только дозволено обнаружить в человеческом существе. Он был добросердечен, умён, нежен сердцем, классно образован, дюже культурен и нечеловечески добропорядочен. Всякая мать мечтает о таком любящем сыне -рачительность была ещё одним его похвальным качеством. И он дюже не хотел, дабы его бедную мать волновали корреспонденты в связи с его спортивными достижениями либо занятной наружностью. Морис Тийе стеснялся сам себя и намеревался оградить от своей славы семью. Правда, папа его скончался ещё до отъезда семьи из России и до того, как мальчуган нашел, что болен. Отцу повезло, он скончался, не узнав, что породил балаганного огра, так считал Морис.
Мама «огра» родилась в Париже. Быть француженкой в русской глубинки - её индивидуальный чистилище, выбранный добровольно. Мадам изо всех сил усердствовала хоть сколько-нибудь обрусеть. Отправляясь в Россию следом за папой Мориса, едущим по контракту, она не догадывалась, что придётся вписываться в крайне морозные узоры. Молодым французам обещали золотые горы, но позабыли рассказать о той русской реальности, которая не оставит безразличным европейца, будь он хоть Вольтер, хоть Теофиль Готье. Мама Тийе так и не сумела привыкнуть к дорогам, мощёным жидкой глиной, к квасу взамен кофе, к варенью взамен конфитюра, к солёным огурцам, к отсутствию в аптеке жидкости от блох, к пустой пудренице, ну и так дальше. Немного ли чего может не испытать женщина. В 1917 году она подметила, что ей теснее абсолютно негде, а основное, не на что приобрести себе перчатки, подхватилась и совместно с несовершеннолетним сыном оставила Россию. На этом русские корни Мориса Тийе навечно обрубились. Если не считать одной истории, как потом оказалось, намертво привязавшей его к России. Историю эту он как-то рассказал на досуге одному из своих немногих близких друзей, сражаясь с тем в шашки-поддавки. Либо в шахматы - не суть.
Ангелочек
Ангелочек - так называли маленького Мориса все тётушки, его увидевшие. Мама тоже звала его ангелом. «Пойди сюда, ангелочек...» В детстве он и воистину был дюже хороший мальчуган. Сохранилась, кажется, лишь одна его фотография, на которой он запечатлен в матросской курточке - сразу видно, классный мальчуган из порядочной семьи. В России была устойчивая мода на матросские костюмчики, носили все, начиная с преемника престола. В этом-то матросском костюмчике он и уезжал из России летом 1917 года навечно. Ему запомнились берёзовые рощицы, однообразно, в темпе вальса мелькавшие в окне поезда, в котором мать везла его на родину, и придорожные харчевни, в которых путники обязаны были останавливаться, дабы утолить голод. Все эти заведения были схожи одно на другое, в всем из них покупались «пи-ро-ги» с картошкой либо капустой, дабы не отравиться, покупалось самое примитивное блюдо, которое дозволено захватить с собой, завернув в бумажное полотенце. В одном из таких заведений, расплатившись, выходя, мать позабыла зонтик. Следом им заорали, дабы воротить, но мать торопилась - поезд на перроне, не подметила зов. Неизвестная старуха, нечаянно оказавшаяся в зале, шмыгнула догонять. Неся в руках утраченную вещь, в суматохе отъезда старуха совала зонтик в окно, а мать никак не могла взять в толк, для чего скребётся и отчего стучится зонтиком, что пытается прокричать беззубым ртом -самое отталкивающее представление, от которого никак не могли отвести глаз, дабы сообразить - бабка каждого лишь возвращает позабытый зонт. Наконец, разобрались. Поезд ещё стоял на станции, и мать послала Мориса забрать утраченное добродушно - зонтик отменный, даже дорогой, оставили вследствие ливню, переставшему лить. Старуха же очевидно понадеялась на физическую компенсацию своих хлопот. Она протянула костяную ручку зонтика мальчугану, но не отдала, потянула назад, к себе, как бы намекая на то, что вместо требуется... хорошо бы... Но в вокзальной суматохе мать не припомнила о чаевых. Она позабыла дать ему мелочь. В итоге Морис стоял на платформе, как овца, и нелепо тянул зонтик к себе, тогда как старуха не отпускала, что-то бормоча и начиная сердиться. Морис глядел на эту бедно одетую пожилую женщину, не умея спрятать эмоций. Его охватила неприязненность, присущная юности по отношению к сторонней старости. Морис вообще легко переходил от одного настроения к иному, зачастую противоположному, он конфузился, обстановка с зонтиком ввергла его в тревожное стеснение. Справа от него поезд теснее шипел, плюясь на рельсы, секунды бежали, казалось, этому не будет конца. Впрочем осознав, что от подростка она ничего не добьётся, и, выпуская из рук зонтик, старуха крикнула ему обиженно (может, он ненормально ее осознал?): «Отвратно тебе на меня глядеть? Ты будешь таким же, как я, ангелочек!» В данный момент поезд тронулся, грохнув железом, и Морис навечно остался с зонтиком в руке и отпечатком беззубого оскала сторонний старухи в глазах. Ночью, лёжа на качающейся кровати, он так и этак пытался сообразить, что же именно она хотела ему сказать - «Будешь таким, как я». Ветхим, что ли? Её слова стояли у него в ушах, пока мальчуган не уснул. Матери он ничего не стал рассказывать. Она и так разволновалась, когда поезд дёрнуло. Морис позабыл о отвратной старухе -дорожные ощущения на тот момент всецело закрыли от него данный эпизод. Припомнил он о нём лишь через несколько лет, когда...
Париж, Реймс, Нью-Йорк
Маленькой семье, состоящей из матери и сына, дюже повезло, что они своевременно поспели возвратиться на родину. Кто знает, чем бы обернулась для них эта тяжёлая страница в истории России. Оставив так и не ставший родным Урал, они возвратились вначале в Париж, а позднее поселились в Реймсе, где у всякого аптекаря отменнее винные закрома, чем у русского помещика. Но их жизнь не стала от этого богаче. Мать продолжила учительствовать, сын - учиться в католической школе, где она преподавала. Он был чудесно способным ребёнком, данный малыш Тийе. И правда они неизменно находились в стеснённых обстоятельствах, он учился, настойчиво добиваясь самых наилучших умений, собираясь продолжить образование - Морис твердо решил стать юристом. Увы, участь посмеялась над его мечтами.
Началось всё с неудачного прыжка в школе. Морис любил спорт, отличался среди своих сверстников чудесным телосложением. Был шире в плечах, чем всякий из сверстников. Примером для себя считал людей из аристократических кругов, ставивших физическую культуру на один ярус с умственным становлением. Некогда позже насыщенных занятий спортом он подметил неприятные ощущения, которые связал лишь с непомерным усердием на тренировках. Впрочем ни через неделю, ни через месяц дискомфорт его не оставил - сперва опухали конечности, потом он с ужасом подметил, у него предисловие распухать лицо.

В возрасте семнадцати лет он впервой обратился к врачу, ничем не сумевшему подмогнуть. Его ещё пытались лечить от артрита, когда стало ясно, что суставы не повод, а следствие. И лишь через два года ему окончательно поставили диагноз - акромегалия. Болезнь поразила его в самом опасном возрасте, когда тело юноши растёт с самой насыщенной скоростью. Эти два года, пока он не мог осознать, что происходит с его горемычным телом, он невыразимо страдал. Он стал опасаться зеркал. Ночами ему казалось, что кости его трещат, телескопически раздвигаясь. Через 70 лет в мультике про огра будет истинно показано, как очаровательный принц превращается в Шрека и напротив. Вот только юному Морису Тийе - грядущему Французскому Ангелу - было не до мультиков. Чай не Даки-Дак, не Микки-Маус, а он сам на глазах становился огром. Как словно злая колдунья наложила на него проклятие: «Исполнится тебе совершеннолетний год, ты станешь монстром».
По ночам в слабом свете луны он рассматривал свои запястья, к 20 годам ставшие вдвое шире, чем у обыкновенного человека, и пытался осознать... всё ломал голову, за что же его постигла безжалостная участь. Некогда он даже припомнил «гневную ведьму» с её проклятием. Как словно выскочившую к нему со страниц сказки: «Ты станешь таким же, как я!» Ужасная сказка на глазах обрастала плотью.
Акромегалия и ничего иного! У врача, известившего эту новость молодому человеку, было открытое доброе лицо обывателя, тот, что незадолго пообедал и намеревается, завершив с пациентом, отправиться в клуб. Это был теснее десятый доктор, к которому мать отвела своё дитя. Врач подробнейшим образом рассказал Морису, почему с ним случилось сходственное, открыл ему глаза на механизм «колдовства». Оказывается, болезнь вызывается доброкачественной опухолью на гипофизе, в итоге которой человеческий скелет утолщается, кости больного начинают неудержимо расти, исключительно в черепной части. И никто не может предсказать, когда данный процесс остановится и остановится ли вообще. Акромегалы растут всю жизнь, до самого того момента, когда болезнь одолеет их. Как именно? Врач посмотрел на своего столь ещё юного пациента, раздумывая, стоит ли уведомлять ему правду, лишённую прикрас. Чай акромегалы гибнут, не дожив до пятидесяти лет, как бы раздавленные собственным весом. Почаще каждого у них примитивно отказывает сердце. Славно ли жить, зная, от чего умрёшь?
Можно сказать, что Морис был раздавлен теснее самой этой новостью. Никакой веры врач ему не оставил, известив, что современная медицина ничего не может предложить больному, помимо «пилюли № 7», помогающей от каждого. К слову, примерно на том же месте она остаётся и сегодня - лечение акромегалии, либо гигантизма, как его ещё называют, остаётся недостижимой мечтой медиков. И лучшее, что они могут предложить нынче живущим акромегалам, - это душевные стимуляторы на батарейках, вживлённые вовнутрь тела. Всякие пару лет батарейки доводится менять, разрезая и опять сшивая кожу, продлевая жизнь. И они живут, почаще каждого усердствуя спрятаться от лишних глаз. Между прочим, самым знаменитым великаном в мире является наш прежний соотечественник Леонид Стадник, проживающий в Житомирской области на Украине. Реально это наивысочайший на сегодняшний день человек на планете, рост которого составляет 2 метра 53 сантиметра -примерно, от того что с некоторых пор великан послал куда подальше любителей лазать по нему с линейкой из Книги рекордов Гиннесса, которые повадились посещать Леонида с печальной регулярностью. Так вот, с тех пор как Стадник в духе Шрека закрыл дверь перед носом у поверенных обмерной комиссии, Гиннесс от него отвернулся, заменив китайцем Бао Сишунь, тоже достаточно высоким и тяжёлым, но, безусловно, не то, что наш. Стадник завязал с этим балаганом - чай вдалеке не у всякого великана такой мягкий нрав, как у нашего основного героя Тийе, оказавшегося одним из немногих, сумевших обратить болезнь себе на пользу, ну, насколько вообще дозволено представить пользу болезни, несущей раннюю гибель.
Как теснее упоминалось, великан был среднего роста. При росте 170 см и весе 122 кг. Морис был не столько высок, сколько широк и велик. Слово «громаден», кстати, однокоренное с «огр». Болезнь обрушилась на него со каждой силой, отчего-то обратившись каждая в ширину, а не в длину. Самое страшное во каждой этой истории было то, что вовсе ещё молодому человеку пришлось отказаться от всех жалоб на людскую социализацию. Он мечтал стать юристом и с этой целью поступил в институт. Он изо всех сил постигал знания, нужные, дабы его приняли как равного в этой общественной нише. Не имея никакой финансовой поддержки из семьи, он собирался со временем сам встать на ноги. Вестимо, что Морис был очаровательным математиком и полиглотом и вольно говорил на 14 иностранных языках. И он был дворянином от спорта - играл в регби, в поло, в гольф, но не бесцельно, а понимая, что спортивные площадки представляют комфортное поле для дружбы, для общения и налаживания деловых отношений в мире, в тот, что он собирался войти. За спортивные фуроры в регби ему как-то раз пожал руку сам английский король Георг V. Но юридический факультет в Тулузском институте Тийе пришлось оставить из-за болезни. Юридическая практика невероятна без респектабельности.
Адвокатура, в которой он так преуспел на факультете, никак не могла стать его жизнью. Если кто-то думает, что основный инструмент юриста - его мозг, то это оплошность. Голос! Вот чем работает юрист, выступая в суде. Тийе утратил то основное, чем ему предстояло зарабатывать себе на хлеб - голос. Болезнь сказалась на голосовых связках. Через двадцать лет позже гибели своих амбиций в интервью одной из нью-йоркских газет он скажет: «Может, с таким лицом я и сумел бы стать юристом, но мой голос, схожий на ослиный рёв, примитивно нереально слушать». Он ещё попытался что-то изменить, пил какие-то порошки, полоскал горло, практиковал ораторские упражнения, но с всяким днём всё отчетливее понимал: ему никогда не стать речистым. Адвокатура шла лесом. Куда было отправляться самому молодому гиганту?
Во французской армии он прослужил около пяти лет, но оставил вооружённые силы по некоторым личным обстоятельствам, вернувшись домой. Впрочем штатская одёжка неожиданно оказалась ему не по росту. Он ещё не знал, что общество не так легко впускает людей, ни на кого не схожих. И он начал долгую череду мытарств, пытаясь трудоустроиться. Он работал и грузчиком, и библиотекарем, и сценическим монтировщиком в театре и даже продавал лекарства в аптеке, усердствуя быть поближе к спасительной медицине. И отовсюду его рано либо поздно просили убраться, от того что не существует такого места в социуме, где не кишели бы нервозные люди, пугающиеся лица и голоса огра - человека, схожего больше на злого великана-людоеда, чем на вашего добродушного дядюшку. Из аптеки его выставили позже случая с крошечной девчонкой, 30 мин подряд кричавшей не умолкая, впавшей в нервозное заикание позже встречи с Морисом. Его угораздило вынырнуть из-под прилавка, под которым он завязывал шнурок. К тридцати годам он смирился с тем, что первая реакция на встречу с ним примерно неизменно обозначает «Ой!».
Зиму 1937 года Тийе встретил в фойе синематографа. Там он стоял, наряженный Франкенштейном, - громадный, смущённый, нагой, в каких-то лохмотьях на волосатом торсе, в гриме и парике. Костюм на нём выглядел живенько, даже отчасти компенсировал его достоверное уродство, от того что было непостижимо, где там грим, а где настоящее бесчинство. Он проверял билеты, зарабатывая свои добросовестные и кровные, довольные, чтоб прожить. В образе средневекового урода он ловил детей-безбилетников. Именно там его увидел человек по имени Карл Поджэлло - высокопрофессиональный реслер, пришедший глядеть довоенную комедию. Он достаточно длинно стоял, любуясь непредвиденным зрелищем, позже чего подошёл к Морису познакомиться. И в тот же вечер участь представила Тийе свой идеально новейший, дружественный интерфейс.
Новые товарищи засели в кафе, где за кружкой пива Поджэлло открыл Тийе самые светлые перспективы. Поджэлло уговорил его заняться ранее не попробованной профессией. Все отговорки, что, мол, всё теснее пробовал, повсеместно провалился, что, стоя на кассе, он зарабатывает свои твёрдые копейки и не намерен бросать с таким трудом обнаруженную работу, откуда его не гонят за наружность, он отмёл одним предложением: «Шестьдесят??? Я же предлагаю вам 1000!» Тийе согласился. В конце концов, он всё ещё был вовсе молодым человеком, не чуждым авантюризма. Утром дальнейшего дня новые друзья выехали в Париж, а через неделю приступили к тренировкам. Морису на тот момент исполнилось тридцать лет. Для карьеры начинающего спортсмена он был, мягко говоря, староват. Но это не остановило его новоявленного продюсера - во Франкенштейне он увидел что-то замечательное, как золотой портсигар в плевательнице. Морису оставалось только подавить в себе тяжёлые мысли о том, что он по добросердечной свободе становится балаганным чучелом. Всё-таки реслинг неизменно был цирком. Вот тогда-то он раз и навечно отрезал все разговоры о своей матери - не хотел объединять её с собой, добровольным компрачикосом ринга.
Через два года Великобритания и Франция теснее очаровательно знали нового борца. И лишь Вторая мировая война ему помешала снискать в Европе мировую славу, поборовши там все живое. Войны не содействуют становлению интереса к спортивным зрелищам. Ему пришлось перебраться в США. Морис настойчиво тренировался, наверстывая навыки, которых был лишён, и не прошло и трёх лет, как ему удалось завоевать титул чемпиона мира по борьбе. Это случилось скоро позже того, как он стал полноправным гражданином Америки - получил гражданство. Однако, мировое чемпионство тогда присваивалось за здорово живёшь в любом городе, где только собиралась арена для реслинга. Полтора года подряд Тийе ездил в турне по Америке, подтверждая свою славу непреодолимого и доподлинно жуткого.

Его карьера эволюционировала быстро. В годы 2-й мировой войны, в Бостоне (Массачусетс), промоутер Пол Боузер представлял Тийе порядочнейшей публике под псевдонимом Французский Ангел в качестве собственного открытия, суперстар. К этому моменту Тийе теснее освоил все правила игры, в которой ему следовало поддерживать свой образ злобного и хитрого малого, способного, не моргнув глазом, откусить кому-нибудь оба уха совместно с головой до пояса. Он рычал, плевался, издавал нечеловеческий вой, дотоле не слышанный ни от кого на ринге, он вёл себя как подлинный фантастический великан-людоед. Либо как Шрек, когда тому придёт охота напугать людей. Глядеть на Тийе ходили оравы. Весной 1940 года он выиграл бостонский чемпионат мира и удерживал свой титул непреодолимого два года подряд, позже чего верно так же уделал всех конкурентов в Монреале. Как следствие, у Тийе возникли подражатели-ревуны, прихватившие себе и его прозвище ангела, только с модификациями как бы Шведский Ангел либо Берлинский Ангел. Этих он валил одной левой.
Увы, сказочные огры не выдерживают соударения с реальной жизнью. Спортивной карьере Тийе не суждено было длиться длинно. Теснее через несколько лет позже победного шествия по Америке он слёг с навалившимися на него мигренями. Он перестал спать -его мучили ночные кошмары. Карл Паджэлло, его исключительный ближайший друг, не раз выслушивал претензии на сны, во время которых бедняга видел всё новые трансформации своего тела. Потом некогда прямо на ринге он неожиданно перестал видеть. Зрение возвратилось позже отдыха, но стало внятно, что последующее участие в спортивной жизни немыслимо. И правда он всё равно продолжал время от времени веселить публику своими людоедскими шутками, рёвом и враждебными выпадами, выходя на ринг, но это была теснее скорее показуха, нежели серьёзная жалоба на победу. Вот когда он и воистину стал балаганным огром. В конечный раз он вышел на ринг в 1953 году в Сингапуре, проиграв бой не менее известному тогда борцу Берту Ассирати.
И так бы он и канул в небытие, данный «людоед арены», если бы не чикагский скульптор Луис Линк, заинтересовавшийся наружностью Тийе настоль, что налепил с него бюстов. Уцелевшие из них сохранились в истории. Скажем, один хранится в чикагском Интернациональном музее научной хирургии как напоминание об игре природы, некогда посмеявшейся над отличным человеком. Скульптор Линк смог передать в своих произведениях не только известное уродство Тийе, но и его доброту, его обаяние и мягкость, сокрытые в складках его громадного лица - голова Тийе в среднем была раза в три огромнее традиционной, человеческой. Он был вылитый великан из средневекового эпоса.
Он скончался, как и было предсказано добросердечным доктором, едва достигнув пятидесятилетнего возраста, от душевного приступа, настигшего его позже известия о гибели самого дорогого друга - того самого Карла Паджэлло, сделавшего из него реслера, «великана-людоеда» и Французского Ангела. И возродился к жизни в виде смешного и умилительного Шрека -больше чем через полвека позже гибели. Между прочим, студия DreamWorks, некогда представившая миру своего обаятельного Шрека, скрупулезно скрывает происхождение персонажа. Видимо, дабы не повадно было преемникам, буде такие отыщутся, поживиться за счёт добросердечной памяти.
Тийе не оставил наследства, только память о себе -новеллу о том, как самые печальные обстоятельства подвластны силе человеческого духа. Дружеская же память о Морисе Тийе осталась только самая добродушная. Те немногие люди, которых он называл друзьями (вот кто мог быть уверен, что любят его не за красоту), поспели рассказать о нём только самое красивое и даже романтическое. Он любил жизнь, не считал ее безжалостной, даже напротив - приписывал своей судьбе качество «эксклюзивности» и был этим доволен. И друзей своих любил без приукрашивания губительно. Карл Паджэлло, наилучший друг и промоутер Мориса Тийе, умер от рака в 1954 году, в данный же день 4 сентября от душевного приступа скончался и наш герой. Сбылось предсказанное добросердечным доктором «максимум пятьдесят лет, дорогой». Сердце пятидесятилетнего «огра» не вынесло потери друга. «Гибель не в силах разлучить друзей» - написано на надгробии их всеобщей могилы, которую сегодня частенько показывают любознательным как «могилу Шрека». Вот так классный, но уродливый человек стал страшным, но дюже симпатичным великаном. Поистине, в большом уродстве, как в великой красоте, есть что-то колдовское, навечно привлекающее людей.
(с) Ольга Филатова
Мало кто знает, что образ основного героя из одноименного анимационного фильма «Шрек», выпущенного в 2001 году, имеет настоящий прообраз: необычайное физическое сходство объединяет зеленого людоеда с Морисом Тийе, чемпионом по борьбе, страдавшим акромегалией.

Личность

Морис был ребенком с такими щекотливыми чертами, что его прозвали «Анджело» («ангел»). После этого, когда ему было 17 лет, начали проявляться первые признаки болезни, которая изменила его лицо, навечно стирая его ангельские черты. Он не исключительный знаменитый человек с такой болезнью. Скажем, Андре Великан (1946-1993) был еще одним рестлером, тот, что также страдал от этого заболевания. Акромегалия Тийе привела к становлению непропорционально огромный головы, рук и ног.
Студия, снявшая «Шрека», никогда не подтверждала, что была вдохновлена именно им, когда речь заходила об образе зеленого людоеда. Впрочем абсолютно видимо не только физическое сходство: золотое сердце, которое отличает Шрека, было одной из основных черт Тийе.

Биография Мориса Тийе

Морис родился в России на Урале (по иной версии - в Санкт-Петербурге) в 1903 году. Родители его были французами. Его папа был инженером-железнодорожником, тот, что работал на строительстве Транссибирской дороги, в то время как его мать преподавала французский язык в московской школе. Скоро скончался его папа, и когда в 1917 году началась революция, он и его мать возвратились во Францию, в Реймс.
Когда ему было 17 лет, кости мальчугана начали расти. Диагноз - акромегалия, вызванная доброкачественной опухолью гипофиза. При этом заболевании гипофиз вырабатывает избыточное число гормона роста. У него развивающееся заболевание отражалось, в основном, на чертах лица. Морис, впрочем, не скрывался от окружающего мира: он учился в Париже, а после этого окончил юридический факультет в Тулузском институте, но отказался от желания о практике из-за своего образа. Впрочем он пошел на флот и служил там пять лет; в то же время он сумел выделиться даже как игрок в регби, не пренебрегая постижением языков (он говорил на 14). Морис также был одаренным писателем.

Занятия борьбой

В 1937 году состоялась встреча, решившая его грядущее, с профессиональным борцом Карлом Поджелло, тот, что уговорил его посвятить себя этому виду спорта. «Французский ангел», как его прозвали, стал одним из основных героев борьбы в конце 30-х и в 40-х годах, в то время как его наружность дала корреспондентам вероятность заниматься размышлениями не только по поводу спорта, но и его нрава.
В 1940 году, среди комментариев про его победу в St. Louis Post Dispatch дозволено было прочитать: «Правда, его великая страшная голова напугала женщин по краю кольца и, видимо, также впечатлила бы Бориса Карлоффа» (британский артист, сыгравший роль Чудовища в фильме «Франкенштейн»). Впрочем «странное» телосложение Тийе (которого также называли «самым некрасивым человеком в мире» либо «человеком-чудовищем») сделало его одним из самых узнаваемых поверенных профессиональной борьбы, а также чемпионом мирового класса.

Болезнь Мориса Тийе

Правда акромегалия была впервой описана в 1886 году, газеты того времени зачастую описывали его как так сказать примитивного человека. 27 июля 1943 года в журнале регистрации «Юджина» было записано: «Тийе, 280 фунтов, прежде служивший на французском паруснике, которого взяли позже выявления в Монголии, считается самым мощным человеком, живым для его размера - пять футов и восемь дюймов. Ученые из Гарвардского института постигали «Ангела», потому что он вестим в кружках борьбы и объявили его самым близким к неандертальцу». Подлинно, в 1942 году группа ученых из Гарварда описала Тийе как «живую копию известного неандертальца». Они подметили при этом, что это примитивно сходство в измерениях из-за акромегалии. Схоже, что это сопоставление применялось для того, дабы рекламировать выступления Тийе в боях, а некоторые корреспонденты примитивно называли его «неандертальцем».

Последние годы жизни

Рестлер Морис Тийе в начале 2-й мировой войны перебрался в Объединенные Штаты, где он стал звездой на ринге, оставаясь непобежденным в течение 19 месяцев, и чемпионом мира в тяжелом весе с мая 1940 года по май 1942.
Вдали от общего внимания чемпион был застенчив и осторожен, но он неизменно был любопытным, завзятым читателем и полиглотом. В 1953 году в Сингапуре Тийе проиграл свою последнюю схватку.
Он страдал от загвоздок с сердцем из-за своей болезни и скончался в сентябре 1954 года, каждого через 13 часов позже гибели своего давнишнего друга Карла Поджелло, усопшего от рака легких. По словам иного борца, тот, что отменно знал их обоих, «жуткий» Тийе скончался от горя.
Сразу позже того, как его не стало, была сделана так называемая «маска гибели». Согласно одному из слухов, аниматоры DreamWorks применяли ее при создании модели Шрека.

Шрек

Уильям Штайн написал и проиллюстрировал книгу «Шрек» в 1990 году. В ней рассказывается о людоеде, тот, что покидает свой дом на болоте и выручает принцессу. Он был адаптирован Стивеном Спилбергом и Джеффри Катценбергом в одноименном фильме 2001 года от DreamWorks.
Оригинальные иллюстрации Штейна никак невозможно сравнить с Тийе, но в последней версии DreamWorks между образом и прототипом дюже много сходства. До создания окончательного анимированного внешнего образа прошел длинную эволюцию отчасти из-за серьезных изменений в спецтехнологии.

Актер первоначально планировал озвучить Шрека и записал огромную часть диалогов (в разных источниках - от 80 % до 95 %) до своей непредвиденной гибели в конце 1997 года в возрасте 33 лет. Позже этого трагического случая сценарий был переработан, дабы приспособить новую интерпретацию к персонажу Майка Майерса.
Некоторые авторы цитируют неизвестного блогера, тот, что ориентировочно работал в DreamWorks, и заявил, что на стенах студии «для вдохновения» висели фотографии «борцовских чудаков», не только самого Мориса, но и «Шведского ангела» (Тора Джонсона), «Ирландского ангела» (Клайва Уэлша). Никаких документальных подтверждений того, что Тийе вдохновил создателей образа Шрека, нет. В 2014 году The Huffington Post попыталась получить результат от поверенного DreamWorks по этому вопросу, но запрос был проигнорирован.
Maurice Tillet

Биография

Морис Тийе был дюже набожным католиком в 1947 году он удостоился аудиенции Отца Римского, и был исключительным рестлером за всю историю, которому вывалилась такая честь. Во многом вследствие матери, которая всю жизнь преподавала зарубежные языки в католической школе, куда ходил и Морис, к середине 1942 года Тийе вольно говорил на русском, французском, болгарском, английском и литовском языках. По некоторым данным за всю жизнь он выучил около 14 языков.
Морис несколько раз упоминал, что провел детство в Санкт-Петербурге. Ориентировочно, делал он это только потому, что американцам так было проще осознать откуда он родом и где провел огромную часть своего детства. Карл Поджэлло как-то сказал, что пока папа Мориса был жив, по долгу службы он зачастую ездил в командировки, а совместно с ним путешествовала и его семья, видимо, именно следственно Тийе много времени и провел в Петербурге.
К своей наружности Тийе относился философски и с юмором. В юности ему было значительно труднее приспособиться в социуме, но с возрастом он осознал, как превратить свои недочеты в превосходства.
«Сверстники обзывали меня обезьяной, и я дюже расстраивался. Кому понравится такое? Дабы скрыться от насмешек, я зачастую уходил на пристань и все свободное время проводил вблизи воды. Людям, которые жили там, было идеально равнодушно, как я выгляжу», написали в журнале Look Magazine 25 Апреля 1950 года.
Однажды он даже позировал для палеонтологического музея рядом с экспонатами неандертальцев, внешнее сходство с которыми его дюже забавляло.

Профессиональная карьера

В итоге фурора, у него возникли подражатели-ангелы, такие как Тони Энжело («Русский ангел»), «Шведский супер ангел», Джек Раш («Канадский Ангел»), Владислав Тулин («Польский ангел»), Стэн Пинто («Чешский ангел»), Клайв Уэлш («Ирландский ангел»), Джек Фолк («Золотой ангел»), Джил Гуэрро («Черный ангел») и Джин Ноубл («Дама ангел»). Тийе несколько раз соперничал с Тор Джонсоном, которого рекламировали под псевдонимом «Шведский ангел».
К 1945 году у Тийе предисловие ухудшаться здоровье, и он огромнее не выступал в роли «непреодолимого», непрерывные головные боли, непомерная утомляемость, ослабление зрения и - это лишь то немногое, что свойственно для акромегалии, и, финально, высокопрофессиональный рестлинг внес свои коррективы - у Мориса возникли важные загвоздки с сердцем. В своем последнем матче, прошедшем 14 февраля 1953 года в Сингапуре, он проиграл Берту Ассирати.
В 1950 году чикагский скульптор Луис Линк подружился с Тийе и сделал ряд гипсовых бюстов в качестве напоминания о его рестлерской карьере. Один из бюстов хранится в чикагском Интернациональном музее научной хирургии.
Другой бюст под наименованием «Ангел» выставлен в музее York Barbell. Два других бюста хранились в частной коллекции, но в 2006 году были переданы в дар музею.

Смерть

Каролис Пожела, наилучший друг и промоутер Мориса Тийе, умер от рака 4 сентября 1954, в данный же день 4 сентября 1954 года Тийе скончался от душевного приступа, не смогши испытать потерю близкого товарища. На их всеобщей могиле установлен монумент: «И гибель не в силах разлучить друзей». Они оба захоронены на Литовском национальном кладбище в городе Джастис, округ Кук, штат Иллинойс, в двадцати милях от
Челябинские мужики настоль грозные, что один из них стал прототипом Шрека. Звание родины этого выдающегося человека приписывают себе и Франция, и Сша, но всё-таки родился Морис Тийе у нас.
Все наперебой желают им гордиться, что и неудивительно - Морис Тийе был чемпионом мира по борьбе, имел очаровательное инженерное образование, говорил на 14 языках и владел восхитительной харизмой.

Морис Тийе - фигура историческая. Нет сомнений, что его современник Уильям Стейг, автор Шрека, рисовал своего обаятельного огра именно с него.

Шрек и Морис Тийе - обнаружьте различие.

Подсказка: у мультипликационного Шрека уши трубочкой, а у Тиллета обычные, хоть и поломанные, человеческие уши. В остальном всё один в один.

Maurice Tillet родился на Урале в семье этнических французов. Папа его был железнодорожным инженером, мать - учительницей. В 1917-м году семья Тийе, спасаясь от большевиков, репатриировалась во Францию. Морису было в данный момент 14 лет.

Трудно уверовать, но в детстве Морис имел такое хорошенькое кукольное личико, что друзья-гимназисты даже прозвали его Ангелом. Впрочем в 17 лет у него начали внезапно опухать руки, ноги и голова. Врач оглядел юношу и известил, что это признаки акромегалии - нарушения работы гипофиза, которое проявляется традиционно позже заключения роста организма.

Морис поспел послужить во французских военно-морских силах и поработать инженером, пока в возрасте 34-х лет не познакомился с профессиональным борцом Карлом Пожеллой. Карл при первом же взоре на Тийе осознал, что нужно привлечь этого живописного человека в свой бизнес. Что он с блеском и проделал - не прошло и трёх лет, как Морис Тийе стал чемпионом мира по борьбе.

Был ли Морис Тийе на самом деле выдающимся борцом либо его чемпионство стало благополучной проделкой антрепренёров - вопрос непростой, но это и не значимо. Теперь бы данный вид спорта скорее назвали рестлингом.
Интересно, что он стал чемпионом незамедлительно позже того, как получил заокеанское гражданство. Вот Шрек присягает на верность народу США.

На протяжении 19-месяцев подряд Тийе ездил в турне по каждому миру, как непреодолимый и жуткий чемпион борцовского ковра. У него были эффектные прозвища - Людоед Арены и Французский Ангел.

Он был дюже знаменит, и у него неотлагательно возникли эпигоны - борцы с прозвищами Русский Ангел, Шведский Ангел и так дальше. Всеобщим счётом Ангелов на цирковом борцовском ковре стало десять. Но сравниться с Тийе ни в звероподобии, ни в обаянии они не могли.

Друг Мориса, скульптор Луи Линк, сделал его огромный скульптурный портрет, и данный бюст до сего времени украшает холл Интернационального университета хирургии в Чикаго.

Обаяние Тийе так огромно, что даже теперь, больше, чем через полвека позже того, как он оставил наш мир, люди его любят и помнят, и его образ кого-то вдохновляет настоль, что люди делают татуировки в виде его портрета.

Выпустив несколько частей анимационной картины «Шрек», киностудия DreamWorks, отчего-то, спрятала тот факт, что прототипом зеленого болотного великана был настоящий человек. Одного взора на фото рестлера Мориса Тийе (Maurice Tillet) довольно, дабы осознать, что именно он вдохновил художников при работе над образом основного героя.
Морис Тийе родился в России, неподалеку от Челябинска, в 1903 году. Французская семья оказалась на Южном Урале не нечаянно - папа Мориса работал по контракту на строительстве Транссибирской дороги инженером. Мать мальчугана преподавала детям железнодорожников французский язык, что было дюже востребовано в то время.
Отец Мориса скончался дюже рано, и его матери доводилось самой заниматься воспитанием мальчугана. Видимо именно вследствие усилиям матери Тийе на лету постигал языки и в зрелом возрасте, помимо французского и русского, мог вольно говорить на английском и немецком.
Морис в возрасте 13-ти лет Позже Октябрьской революции мать с сыном возвратились во Францию, где Морис завершил элитный колледж в Реймсе и поступил в институт. Предисловие студенческой жизни у юного Тийе совпало с ухудшением здоровья - Морису поставили диагноз акромегалия (тяжелое расстройство нейроэндокринной системы, обусловленное гиперсекрецией т.н. гормона роста).
Заболевание, при котором происходит непомерный рост костей, не мешало юноше учиться и даже мастерски играть в регби в университетской команде. Но, к сожалению, из-за метаморфозы наружности о карьере юриста, которой грезил молодой человек, пришлось позабыть.
Когда образ Мориса изменился до неузнаваемости, он с сожалением оставил учебу и стал искать место в жизни, где значимы поступки, а не наружность. Выходом для Тийе стала служба на военном флоте - молодой мужчина устроился механиком на армейский корабль, на котором провел следующие пять лет своей жизни.
Именно на флоте Морис Тийе увлекся борьбой - во время длинных морских переходов команда поддерживала физическую форму именно этим видом спорта. За время скитаний по миру, мужчина смирился со своей наружностью и даже стал относиться к ней с вестимой долей юмора. Следственно, когда позже увольнения из флота Тийе получил приглашение испробовать себя в кинематографе, он с радостью согласился.
Со своими данными Морис имел вероятность сниматься лишь в комических картинах, причем играя второстепенные роли. Позже съемок в десятке не слишком умственных фильмов, Тийе осознал о бесперспективности такой карьеры и перешел в охрану киностудии.

Скорее каждого, мужчина так бы и работал до конца своей жизни сторожем, охраняя съемочный реквизит, если бы не судьбоносная встреча с Карлом Поджелло, профессиональным рестлером. Карл, а вернее Каролис Пожела, родился и подрос в Литве, но карьера борца дала ему вероятность объехать каждый мир. Поджелло выступал в Европе, странах Северной и Южной Америки, в Китае и Японии. На момент встречи с Тийе, спортсмен теснее закончил свою карьеру и занимался тренерской и продюссерской деятельностью.
Карл увидел Мориса на одном из французских бульваров - молодого великана трудно было не подметить в ораве. Поджелло сразу же осознал, что перед ним подлинный бриллиант реслинга, которому необходимо лишь дать достойную огранку.
У молодого француза было все, что необходимо для фурора у зрителей спортивных шоу: физическая сила, странная наружность, обаяние и, что немаловажно, актерский навык. Морис, позже некоторых колебаний, согласился испробовать себя в рестлинге - помимо зыбкого стула в будке сторожа терять ему было нечего.
Под начальством опытного Поджелло, Тийе стремительно стал делать триумфы в рестлинге. Карл занимался созданием образа спортсмена, постановкой трюков, разрабатывал программы тренировок и заключал контракты по каждому миру. Морис был послушным учеником и, как оказалось, гениальным борцом, следственно дела пары стремительно пошли в гору.

Харизматичный борец с странной наружностью стремительно стал любимцем зрителей. Тийе имел сногсшибательный триумф в Европе, а после этого стал одним из фаворитов публики в США. Вследствие этому Морису удалось без специальных загвоздок получить заокеанское гражданство. В США борец стал знаменит как Французский Ангел, а его коронным приемом стал «медвежий завладение», от которого конкуренту было не спастись.
Карьера Тийе в реслинге продолжалась длинных двадцать лет, в течение которых Морис многократно становился чемпионом. Но, невзирая на грозную профессию, в душе мужчина оставался бывшим. Атлет был велико верующим человеком, а о его отзывчивости к чужим несчастьям ходили легенды. Спортсмен провел уйма филантропических шоу, средства от которых перечислялись сиротам и клиникам, при этом Карл поддерживал подопечного во всех его делах.
За годы совместной работы Тией и Поджелло стали близкими друзьями, и Морис являлся фактически членом семьи своего тренера. Так совпало, что задачи со здоровьем начались у борца и его наставника фактически единовременно - у Карла нашли рак легких, а у Мориса начались обострения хронических заболеваний, связанных с акромегалией. Поджелло умер 4 сентября 1954 года, а его друг Тийе - каждого через несколько часов позже приобретения грустной новости, от душевного приступа.
Было решено не разлучать друзей позже гибели, следственно Карла и Мориса захоронили в одной могиле на литовском кладбище в Джастисе, округ Кук, штат Иллинойс. На их всеобщем надгробии высечена короткая, но емкая эпитафия: «И гибель не в силах разлучить друзей».
Замечательного спортсмена и очаровательного человека не стало, но герой, сделанный аниматорами студии DreamWorks, помог растиражировать его образ по каждому миру в миллионах игрушек и изображений. Всякий раз, когда увидите зеленого добряка Шрека, припоминайте приятного Мориса Тийе - он это, вне каждого сомнения, снискал.

Категория: 

Оценить: 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

  ____   __   __  _   _  __   __ __        __  ____  
| _ \ \ \ / / | | | | \ \ / / \ \ / / / ___|
| |_) | \ V / | |_| | \ V / \ \ /\ / / \___ \
| __/ | | | _ | | | \ V V / ___) |
|_| |_| |_| |_| |_| \_/\_/ |____/
Enter the code depicted in ASCII art style.

Похожие публикации по теме