Отношение историков на тему суверенная демократия. Суверенитет и демократия. Суверенитет в федеративном государстве

В 1990-е г. было общепризнано, что с возникновением других влиятельных институтов де-факто происходит эрозия внутреннего суверенитета государств. Суверенитет многих из них действительно подвергся испытаниям со стороны многих внешних сил. Великие и региональные державы продемонстрировали способность оказывать воздействие на внутреннее развитие других государств, менять их режимы с помощью технологий цветных революций (Сербия, Грузия, Украина), вооружения внутренней оппозиции и оказания ей прямой военной поддержки (Косово, Ливия, Сирия) или прямых военных интервенций (Ирак, Афганистан). Появились и получают все большее распространение концепции «гуманитарных интервенций» или «права на защиту», поддерживаемые преимущественно западными странами. Эти концепции предполагают право международного сообщества на вмешательство во внутренние дела государств, если в них нарушаются фундаментальные права человека, поддерживается международный терроризм.
Но в последние годы идеи государственного суверенитета вновь становятся популярными в мире, но не Западе. Политолог Т. Бор- дачев уверен: «Единственной ценностью, которую разделяют все без исключения государства современного мира (применительно к себе даже Соединенные Штаты), остается суверенитет... Идеи стирания суверенитета, широко обсуждавшиеся 15-20 лет тому назад в период расцвета европейского интеграционного проекта, оказались неспособны захватить “широкие народные массы” именно потому, что были основаны на уникальной близости внутриполитических систем стран - участниц ЕС. Тупик интеграционных инициатив стран АСЕАН является, как и кризис европейской интеграции, подтверждением того, что государетва не могут переступить через некую черту» [Бордачев, с. 26-27]. Законотворчество при признаваемом многими государствами приоритете международного права над национальным законодательством по-прежнему остается прерогативой прежде всего национальных государств.
У современного человека существует множество идентичностей, но он вовсе не спешит избавиться от идентичности государственной. Нобелевский лауреат Амартия Сен говорит о «множественных идентичностях» - религиозных, этнических, национальных, локальных, политических, профессиональных, которые нередко перекрывают границы государств. Но повсеместно, как свидетельствуют глобальные опросы, люди, считающие себя гражданами своих государств, гораздо более многочисленны, чем граждане мира .
Глобализация оказывает противоречивое воздействие на развитие демократических институтов. С одной стороны, она порождает общую тенденцию к децентрализации компетенции по принятию решений внутри государства. Усложнение общественных связей, децентрализация экономической деятельности, информационных потоков приводят к невозможности их регулирования из единого центра. Это подразумевает менее иерархическое управление, порождает тенденцию к выстраиванию общества по типу сети, а не иерархии институтов. Это ускоряет распространение демократических ценностей и институтов, число формально демократических государств на планете растет. Демократические общества способны более гибко и эффективно учитывать культурное многообразие, отвечать на потребности различных категорий населения, разговаривающих на разных языках, исповедующих различные религии.
Даже в Африке демократизация набирает темпы: если в течение первых тридцати лет после обретения независимости (до 1991 г.) ни в одной африканской стране ни разу не произошла передача власти в результате выборов, то сегодня выборы идут по всему континенту и приводят к созданию легитимных правительств. А в тех странах, где выборы были фарсом или не проводились вообще (как в ряде стран Северной Африки), порой вспыхивают революции. Впрочем, степень демократизма новых революционных режимов еще предстоит оценить (к власти пришли исламисты, отдающие дань принципам шариата в большей степени, чем идеалам демократии).
Однако выясняется, что демократия и рыночный либерализм, взятые сами по себе, не создают надежных и устойчивых государств. Демократические Филиппины менее приспособлены к реальностям современного мира, чем квазидемократические «азиатские тигры». Западные демократии демонстрируют в последние десятилетия худшую экономическую динамику, чем совсем недемократический Китай. Чарльз Купчан считает: «В мире, характеризующемся скоростью, прозрачными границами и взаимозависимостью более централизованные государства вполне способны регулярно оставлять позади своих демократических визави, исповедующих принципы laissez-faire. Как ясно показал недавний экономический кризис, регулируемые рынки и плановая экономика могут иметь осязаемые преимущества перед западными альтернативами... Грядущий глобальный поворот... произведет на свет мир не только со множеством центров силы, но и со множеством версий модерна (современности)» .
Возникает новая проблема - обеспечения демократии, организационно оформленной в рамках отдельных государств, при создании системы глобального управления. Все большим влиянием пользуются транснациональные корпорации, неправительственные организации или надгосударственные органы (например, Европейская комиссия, фактическое правительство Европейского союза), руководство которых не формируется с помощью демократических процедур. «Правительства национальных государств, заметно ограниченные в своих возможностях управлять социальными последствиями глобализации, продолжают, тем не менее, нести ответственность за них перед своими народами. Таким образом, под угрозой оказываются не только полномочия, но и легитимность национального государства» , - справедливо подмечает политолог С. Пши- зова. Так, мировой экономический кризис 2007-2009 гг., спровоцированный экономической политикой США, вызвал финансовое и политическое цунами по всему миру, которое характеризовалось повсеместным поражением на выборах правительств, не несших никакой ответственности за возникновение кризиса.
Глобализация сопровождается накоплением информации о гражданах, их поведении, а также созданием электронных баз данных об их телеметрических параметрах, структуре ДНК, отпечатках пальцев, телефонных переговорах и т.д. Тем самым резко возрастают возможности для вмешательства в личную жизнь граждан и даже для глобального контроля над их поведением. Это находится в противоречии с рядом основополагающих демократических принципов и может потребовать дополнительных мер по защите сферы частной жизни.
Серьезный вызов государствам и демократии бросает современное информационное общество. В мире работают более 5 млрд мобильных телефонов, более 2 млрд людей пользуются Интернетом. Создаются трансграничные виртуальные сообщества, способные воздействовать на правительства и даже способствовать их свержению. Профессиональная пресса, традиционно считавшаяся четвертой властью, возможно, теряет эту роль. Число граждан, становящихся де-факто непрофессиональными журналистами, хроникерами, блогерами, растет по экспоненте. Их деятельность способна стать не менее эффективным инструментом продвижения идеалов прав человека, чем усилия любого правительства или зарегистрированных СМИ. Они способны устраивать флешмобы, «революции Твиттера», атаковать серверы не понравившихся госструктур, публиковать секретные материалы, документировать коррупцию. Каждый пользователь Интернета - потенциально глобальный игрок.
Информационный век, ставя иод вопрос многие устоявшиеся способы осуществления государственной власти, расширяет ноле для демократии, но и для авторитаризма тоже. Плодятся сайты, продвигающие идеологию террора и человеконенавистничества, причем часто экстремистские сайты поддерживаются с территории демократических государств. Вопрос о контроле над содержанием Интернета с целью защиты безопасности, культурных и цивилизационных ценностей ставится все шире и в Соединенных Штатах, и в странах Европейского союза, не говоря уже о государствах Азии. Десятки книг написано о кибервойнах и киберпреступности. Появились и первые государственные концепции кибербезопасности, кибернетические команды в вооруженных силах и спецслужбах ведущих государств. Как совместить решение проблемы общественной и государственной безопасности с соблюдением демократических принципов открытости и свободы - задача далеко не тривиальная.
Все острее встает вопрос о праве контроля государств над своим национальным сегментом Интернета, который регулируется из Соединенных Штатов. Internet Corporation for Assigned Names and Numbers (ICANN), которая принимает ключевые решения управления Интернетом, формально является международной независимой организацией, но па деле имеет соответствующий контракт с правительством США, что не устраивает многие страны, включая Россию. Москва и ряд других столиц предлагают передать функции ICANN, имеющие отношение к безопасности, Международному союзу электросвязи, который является организацией ООН. Таким образом, речь идет об интернационализации управления Интернетом с одновременным расширением возможностей правительств влиять на ситуацию в национальных сегментах сети . В ответ звучат обвинения в том, что предлагаемые меры позволят оправдать цензуру и легитимизировать ограничение доступа к Интернету. Тем не менее 42 из 72 государств, политика которых анализировалась в рамках программы Open Net Initiative, так или иначе фильтруют и цензурируют контент .
Если в 1990-х гг. демократия рассматривалась в качестве главной и единственной предпосылки успешного развития, то сейчас к этому добавляется обеспечение управляемости государством и обществом. П. Ханна не без оснований считает, что «понятие “надлежащего управления” быстро вытесняет демократию на глобальном уровне. Руководители разных стран все больше ощущают давление извне, суть которого в том, что они должны предоставить экономические свободы, наладить предоставление услуг и обеспечить политическую транспарентность, но вовсе не обязательно демократию. В сущности, “надлежащее управление” подразумевает предоставление и защиту прав в большей степени, чем одна только демократия» [Ханна, с. 182-183].

  • РодикД. Наступление на суверенность. Ведомости. 2012. 13 марта.
  • Kupchan СИ. No One’s World. The West, the Rising Rest, and the Coming GlobalTurn. Oxford, 2012. P. 89-90.
  • Пшизова С. Государство // Политология. Лексикон / под ред. А. И. Соловьева. М., 2007. С. 102.
  • Черненко Е. Россия выступит за интернационализацию Интернета. Коммерсантъ. 2012. 3 декабря.
  • Серф В. Интернет под угрозой. Ведомости. 2012. 3 декабря.

Суверенная демократия
Пора бы уточнить предмет суверенной демократии. Он имеет прямое отношение к нашей политической системе - к ее безымянности, ее государственному небытию. Где почти ничего нельзя поделать, где можно орудовать так, будто закона нет и не будет.
Суверенная демократияпришла оспорить этот вопрос. Мы хотели покончить с идейной анонимностью государственной схемы Путина, чаще трактуемой негативно. Ведь Россия, как в 1990-х говорили сетевые гики, это клудж - хреновина, которая почему-то действует, хотя теоретически действовать не способна. Государственность, собранная из осколков всех разбитых властей, какие бывали в стране. Европа выносит поспешный вердикт: Россия - декоративное симулятивное государство, прячущее собственную природу. Она задает уточнения целей власти. Мы говорим: демократия сохранится и конституционный строй свят, но мы развиваем его на своей национальной основе. Мы мучаемся ради того, чтобы на этой богоданной земле, с нашим чертовым русским народом создать власть - власть народа и посредством народа. Суверенная демократияобязалась развиваться в этом именно направлении. Но - не вышло. Нарастает неопределенность. Эта неопределенность выражается в чувстве опасности, в чувстве тревоги.
Система ощутимо опасна, и все опаснее для тех, кто в ней живет, поскольку не исключает никакой сценарий своего развития.
А человеку важно знать, что в его стране наихудшие вещи исключены в принципе. Что возможные всегда неприятности принадлежат к числу сносных. Здесь - первое слабое место теории суверенной демократии, ведь та не оговаривает, что именно исключено. Но если Россия - страна, где возможно все, границы личности размываются. Ты вечно должен быть начеку и держать оборону. Никто не может настаивать ни на чем.
Крайне неприятная система послесталинского СССР исключала, однако, наихудшие возможности обращения с гражданином. Человека больше не смели по неизвестной причине арестовать, отправить в лагерь на 20 лет и/или убить. Он не мог вдруг исчезнуть лишь оттого, что соседу нужна его квартира и тот написал донос. Советская система не была безопасной, но правила обращения с опасностями в ней были известны.
Можно ли сказать то же самое о Российской Федерации? Нет, и по нескольким причинам. Во-первых, она уже сгенерировала ряд режимов, изобретательно жестких и опасных для человека. Взять, к примеру, помимо Ичкерии режим, установленный гденибудь в Калмыкии или Ингушетии нулевых. Сложился институт заказных дел, арестов, пыток и осуждений, институт тайных убийств по заказу, неожиданно прижившийся и укоренившийся в русском быту. Возьмем давление силовых структур на бизнес, практику истязаний и угроз близким.
Все это делает нашу систему - демократия она или нет - колдовской и непредсказуемой для живущих. Мы не собирались ограничивать объем гражданских прав и свобод, напротив, мы хотели их расширять. Но при этом мы вечно уходим от вопроса, к кому эти процедуры будут применены, а к кому нет. Внутри системы, которая не смеет описать саму себя, личность беззащитна, если не отступила в тень «путинского большинства».
Надежность - непременный мотив интереса к политической теории. Когда теория проверяема, она нечто гарантирует. А что гарантирует суверенная демократия? Термин, опасно близкий к плеоназму, мантра, состоящая из самоповторов. Суверенная демократиялишена ясной концепции суверенитета, чужда работе с собственными затруднениями. На что она отвечает? На какой запрос человека вообще отвечает построение русского демократического государства?
Гигантский порок понятия - в том, что, сказав: «суверенная демократия- это…», можно говорить что угодно, и почти все будет отчасти верно. Но такими теории не бывают. И надежности такие теории не обещают.
Суверенная демократиямолчит на вопрос о норме. В чем норма суверенной демократии? Ряд неформальных скороговорок, складывающихся в явственную неполноту прав - увертка системы, отступающей перед долгом договориться с гражданами о законной норме.
Сетования Медведева - тема недающейся правовой нормы, с вытекающей из этого небезопасностьювласти для России и для себя самой. Российская демократия не справилась с задачей суверенизации. Государственность есть, а нормального порядка - нет. Суверенитетесть, но гражданин - не его носитель. Добившись лояльности, власть от него отворачивается, и он ей не партнер - она недоговороспособна.
Система не желает ничего гарантировать в отношении своих же точно сформулированных обязательств. Объявив обязательства, власть не гарантирует своего дальнейшего отношения к ним.
В этом смысле мы не суверенны, и наш суверенитет- всего лишь наш деловой дресс-код.
Из книги«О текущем моменте», № 7 (55), 2006 г. автораСССР Внутренний Предиктор«Суверенная демократия» = самодержавие народа: будет осуществлено в

Из книгиТехнологии «Пятой Империи» автораПроханов Александр Андреевич«Суверенная демократия» – оборонная доктрина РоссииКак часто мы слышим от либералов, что у нынешней России нет врагов. Что никто не собирается на нас нападать. Что Запад – благожелательный, старший друг, радеющий о благополучии России. Слава Богу, маска упала, позолота

Из книгиПроблемы международной пролетарской революции. Основные вопросы пролетарской революции автораТроцкий Лев ДавидовичIII. ДЕМОКРАТИЯ«ЛИБО ДЕМОКРАТИЯ, ЛИБО ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА»У Каутского есть ясный и единственный путь спасения: демократия. Нужно только, чтобы все признали ее и обязались подчиняться ей. Правые социалисты должны отказаться от кровавых насилий, которые они производят,

Из книгиСочинения Иосифа Бродского. Том VII автораБродский Иосиф АлександровичДЕМОКРАТИЯ!Действующие лица:Базиль Модестович - Глава государства Петрович - министр внутренних дел и юстиции Густав Адольфович - министр финансов Цецилия - министр культуры Матильда - секретаршаПримечание: реплики не маркированы. Актерам и режиссеру следует самим

Из книгиГазета Завтра 969 (23 2012) автора Завтра Газета

Из книгиОчерк и публицистика автораСычёва Лидия АндреевнаКИРИЛЛ ФРОЛОВ, КИРИЛЛ ЛОГИНОВ«ТРЕТИЙ РИМ». СУВЕРЕННАЯ

Из книгиГениальная власть! Словарь абстракций Кремля автораПавловский Глеб ОлеговичСуверенная демократияПора бы уточнить предмет суверенной демократии. Он имеет прямое отношение к нашей политической системе - к ее безымянности, ее государственному небытию. Где почти ничего нельзя поделать, где можно орудовать так, будто закона нет и не

Из книгиГлянцевая азбука автораСилаев Александр ЮрьевичДемократияНа водительские права сдают специальный экзамен, на управление фирмой учат несколько лет. Но государство устроено проще автомобиля и фирмы, поэтому управлять им может любой по достижению 18 лет. Сунуть свой голос за судьбы нации куда ему вздумается. Таков

Из книгиРусский путь [Вектор, программа, враги] автораКара-Мурза Сергей ГеоргиевичДемократияВысшей ценностью в идеологическом дискурсе перестройки была названа демократия. Общество практически единодушно этот лозунг поддержало, поначалу не вникая в тонкости трактовки этого понятия. Его обыденное представление казалось общепонятным и

Из книги4.51 стратагемы для Путина автораВассерман Анатолий АлександровичСуверенная экологияУвы, и в самой России предлагаемое решение удовлетворит далеко не всех. Причём не только среди политиков, влюблённых в собственные заклинания о пяди земли. Их как раз можно убедить, что ограниченный суверенитет - в первую очередь СУВЕРЕНИТЕТ, который

Из книгиОт протеста к сопротивлению [Из литературного наследия городской партизанки] автораМайнхоф УльрикаДЕМОКРАТИЯВсе рассказы о том, что [западным] немцам теперь присуще явно извращенное представление о демократии, - ерунда. Только пятеро из каждых ста опрошенных считают существование оппозиции «совершенно излишним». Более двух третей, напротив, убеждены в ее

Из книгиЗа державу обидно. Вопросы и ответы про СССР автораПучков Дмитрий ЮрьевичДемократия в ЮАР14.05.08С мест сообщают:Черные белых не любят, потому что белые их зажимали в течение многих десятилетий. Белые черных (не все белые, но очень многие) презирают за то, что черные, по их мнению, недалекие и лентяи на работе. Внешне это сразу не заметишь, для этого

Из книгиМудрость Ганди. Мысли и изречения автораГанди Мохандас КарамчандДемократияСуеверием и безбожием является вера в то, что действия и решения большинства обязательны для меньшинства. Можно привести множество примеров, демонстрирующих, что действия большинства часто оказываются неверными, а действия меньшинства – верными. Все

Из книгиЗаписки репортера автораСвинаренко Игорь Николаевич

Из книгиПредвечный трибунал: убийство Советского Союза автораКофанов Алексей НиколаевичДемократия

Из книгиВся кремлевская рать. Краткая история современной России автораЗыгарь Михаил ВикторовичСуверенная демократияВ своей борьбе против воображаемой «цветной революции» Сурков и его команда держали в голове вполне конкретную дату, на которую эта революция могла быть назначена, - 2008 год, окончание второго президентского срока Владимира Путина.«В 2008 году мы
Активно дискутируемый последние полгода термин суверенная демократия обозначает в первую очередь не что иное, как статус Российской Федерации. Его никоим образом нельзя считать названием новой идеологии. При этом он, однако, обозначает ту политическую константу, ту область консолидации, к которой пришло российское общество в результате переверстки политической системы последнего 15-летия.
Отличие суверенной демократии от множества иных определений особенностей демократического строя - либеральная демократия, социалистическая демократия, охранительная, прямая, плебисцитарная и многие другие демократии - состоит в том, что этот термин в меньшей степени касается внутренних особенностей политического режима. Он характеризует политическую систему в целом как с внутренней, так и с внешней точек зрения.
В отношении внутреннего суверенитета суверенную демократию трудно, наверное, трактовать лучше, чем сказанными четыре столетия назад словами Фрэнсиса Бэкона об английском законодательстве: Суверенитет и свободы парламента - суть два основных элемента этого государства, которые... не перечеркивают и не уничтожают, а усиливают и поддерживают друг друга. А в федеративной России, ищущей баланс прав субъектов и федерации, суверенная демократия подчеркивает значение демократического начала именно в общегосударственном смысле.
Но не менее, если не более, в трактовке суверенной демократии важен аспект внешнего суверенитета. Мы как-то привыкли рассматривать политическую систему как замкнутую. И при таком подходе, конечно, нюансы ее устройства приобретают чрезмерное значение принципиальных вопросов. Речь не о том, что от вникания в эти нюансы надо вообще отказаться, но о том, что принципиальные вопросы - не эти.
Политико-философский смысл термина суверенная демократия основан на современном понимании нации как демократии (которое отмечает американский историк Джон Лукач). Обратите внимание: раньше, имея в виду страны Европы, говорили о европейских нациях, теперь же много чаще говорят о европейских демократиях. Нация - политический этнос, демократия - объединенный идеалами и государственностью народ, в том числе (и в последние десятилетия - как правило) многонациональный.
Надо только оговориться, что демократия, безусловно, не целиком заменила собой многозначное понятие нация, а лишь одно из его значений - так называемую государство-нацию.
Так что, когда мы говорим о суверенной демократии, мы имеем в виду Россию как суверенную демократическую нацию. То есть мы живем не при, а в суверенной демократии. Этот термин тем не менее косвенно определяет и внутренний характер демократии как способа политического устройства общества. Каким образом - станет ясно после того, как будут уточнены смысл и актуальность определения суверенная.
Современное понимание суверенитета демократического государства означает, что государственная власть, основанная на суверенной воле народа, независима от кого бы то ни было во внутренних делах и в международ
Суверенная демократия.
Суверенная демократия является формой прямого демократического правления, в которой свобода действий гражданского общества, демократического большинства и законно избранного правительства ограниченна культурным и историческим наследием. Основным отличием суверенной демократии от либеральной демократической модели является зримая степень влияния культурного и исторического наследия на гражданское общество.
Степень влияния ограничений определяет характер демократической модели с точки зрения соответствия идеалам свободы и демократии. Суверенная демократия может уступать или превосходить либерально демократическую модель по степени соответствия духу формы демократического правления.
Суверенная демократия является зримым достижением социального прогресса в рамках ограничений культурного и исторического наследия. Социальный прогресс невозможно остановить, поэтому суверенная демократия является независимой и самодостаточной формой социальных процессов.
Российская демократия является суверенной вне зависимости от того как современники трактуют тезис «суверенная демократия», по причине того что культурное и историческое наследие России является неоспоримым фактом.
Неоспоримым фактом является длительный период страданий русского народа и других народов будущей Российской Федерации. Мы страдали во время первой мировой войны - лучшие люди погибли на фронте за чуждые гражданскому обществу России идеалы империализма. Мы страдали во время гражданской войны - результатом первой мировой войны стал распад империи, братоубийственная война и вооружённая интервенция западных стран в пределы России. Мы страдали во время военного коммунизма - отражение внешних угроз требовало чрезвычайных мер по отношению к гражданам. Мы страдали во время Великой отечественной войны - лучшие люди снова погибли на фронте в ходе отражения нападения интернационального европейского легиона фашистских завоевателей. Мы страдали в годы холодной войны - отражение внешних угроз снова потребовало чрезвычайных действий в отношении гражданского общества. Катастрофа распада Советского союза и последовавшие за этим события стали драматичным финалом вековой эпохи страданий.
Источником страданий народов будущей Российской Федерации были недостатки форм правления, агрессия иностранных государств и чрезвычайные действия правительства по отношению к гражданам с целью устранения возможности повторения вооружённой интервенции в будущем. В течение всего ХХ века наши сограждане было поражены в правах на простое человеческое счастье из-за агрессии запада и несовершенства форм правления. Характер истории России ХХ века определил порядок эволюции социальных процессов. Многочисленные и продолжительные бедствия ХХ века определили главный приоритет и степень свободы гражданского общества: мы больше не хотим страдать!
Культурное и историческое наследие ХХ века сформировало гражданское общество Российской Федерации и определило требования к демократии в России как к форме правления. Гражданское общество, демократическое большинство и правительство Российской Федерации являются заложниками наследия ХХ века. Чрезвычайная жестокость событий ХХ века перечеркнула остальную историю России как фактор существенного влияния на характер будущей демократической модели.
Недостатки форм правления, агрессия иностранных государств и чрезвычайные действия правительства по отношению к гражданам ограничили степень свободы гражданского общества. Последствия вторжения интернационального европейского легиона фашистских завоевателей предопределили главенство научно технического прогресса над социальными процессами. Необходимость создания зримых гарантов безопасности осложнила социальный прогресс. Ограничения в граждански правах и свободах в сочетании с постоянными страданиями спровоцировали реакцию в гражданском обществе.
Реакцией гражданского общества стал протест против необходимости страдать и первоисточников страданий: недостатков форм правления и агрессии иностранных государств. Результатом протеста стала попытка капитуляции перед иностранными агрессорами, строительства либерально демократической модели формы правления и отказа от собственного наследия в форме отрицания нежелательного факта - боль и страдание не могут быть желанными. Нежелание страдать является первичной реакцией любого гражданского общества. Отрицание нежелательных фактов - естественная и первичная модель психологической защиты человека, выраженная в форме отказа признавать существование чего-то нежелательного. Нежелание принять собственное культурное и историческое наследие состоящие из боли и страданий привело к попытке отрицания истории. Социальный прогресс определил неизбежность протеста против культурного и исторического наследия.
Попытка отрицания истории привела к отрицанию значимых достижений культурного и исторического наследия России. Необходимость отрицания значимых исторических и культурных достижений Российского государства привела к конфликту интересов внутри гражданского общества. Гражданское общество Российской Федерации оказалось неспособным перечеркнуть значимость культурного наследия. Неспособность гражданского общества перечеркнуть степень влияния пережитых страданий и отказаться от исторических достижений определила неудачу строительства либерально демократической модели демократии в России.
Под влиянием культурного и исторического наследия гражданское общество Российской Федерации сформировало демократическое большинство с целью защиты исторических достижений Российского государства. Созданные с западной помощью институты демократии позволили выразить позицию большинства. Необходимость защиты культурного и исторического наследия определила успех строительства суверенно демократической модели в результате социального прогресса.
История России определила успех строительства суверенно демократической формы правления. Под давлением груза истории гражданское общество сформировало демократическое большинство оказавшие давление на правительство Российской Федерации с целью защиты культурного и исторического наследия России в рамках государственной политики. Реализация государственной политики привела к ограничению либерально демократического принципа равенства мнений в вопросах оценки культурного и исторического наследия страны. Ограничение принципа равенства мнений привело к отказу от строительства либерально демократической формы правления.
Принцип равенства мнений либерально демократической модели противоречит основам суверенной демократии в оценке культурного и исторического наследия. Либерально демократическая модель позволяет переписать историю, суверенная нет. Суверенная демократия ограничивает принцип равенства мнений в вопросах оценки культурного и исторического наследия. Длительность ограничений зависит от степени влияния культурного и исторического наследия страны на гражданское общество. Степень влияния ограничивает свободу действий гражданского общества и зависит от характера истории. Характер истории определяет социальный прогресс общества. Социальный прогресс определяет успех или неудачу в строительстве суверенно демократической модели и её соответствие идеалам свободы и демократии.
Следствием социального прогресса стало добровольное ограничение принципа равенства мнений в целях формирования государственности Российской Федерации. Ограничение принципа равенства мнений является необходимым условием для формирования базовых идей и совокупности ценностей. Единство мнений общества является частью совокупности ценностей необходимых для формирования общественного объединения.
Суверенная демократия является следствием формирования государственности Российской Федерации. Соответствие суверенно демократической модели принципам свободы и демократии зависит от влияния ограничения принципа равенства мнений на основы исполнения демократических процедур. Гарантом исполнения демократических процедур являются законы Российской Федерации. Российская Федерация является страной с прямой формой демократического правления. Законы Российской Федерации гарантируют гражданам Российской Федерации права избирать и быть избранными. Институты демократии в России гарантируют гражданскому обществу право формировать демократическое большинство и избирать правительство демократического большинства. Правительство Российской Федерации является правительством демократического большинства, которое действует под давлением демократического большинства во всех случаях проявления власти. Ограничение принципа равенства мнений в ходе государственного строительства не несёт в себе поражения в правах граждан Российской Федерации, доказательством чего служит законодательство Российской Федерации и его надлежащие исполнение.
Критика современников.
Суверенная демократия в России является свершившимся фактом независимым от оценки современников. Законодательство Российской Федерации является доказательством соответствия суверенно демократической модели идеалам свободы и демократии. Современники имеют право спорить о степени надлежащего исполнения законов Российской Федерации в части демократических процедур, но не имеют возможности отрицать сам факт их наличия и принципиального соответствия идеалам демократии. Законы Российской Федерации являются результатом социального прогресса, следствием единства мнений гражданского общества в процессе государственного строительства. Правовая система Российской Федерации является зримым воплощением совокупности ценностей гражданского общества сформированных в результате отказа от принципа равенства мнений в процессе государственного строительства. Законодательство Российской Федерации является частью базовой идеи, которая воплощает влияние культурного и исторического наследия на степень свободы гражданского общества.
Российская Федерация стала демократической страной в результате социального прогресса гражданского общества. Институты демократии в России гарантируют гражданскому обществу право переписывать законы Российской Федерации с помощью демократического большинства, демократическое большинство обладает всей полнотой законодательной власти в России. Эволюция законодательства Российской Федерации позволяет оценить длительность ограничений культурного и исторического наследия на гражданское общество Российской Федерации. Законы Российской Федерации - лучшее доказательство характеризующие демократию в России как суверенную. В условиях суверенной демократии гражданское общество, демократическое большинство и правительство Российской Федерации являются агентами обеспечивающими защиту культурного и исторического наследия на законодательном уровне. Защита совокупности принципов и базовых идей вступает в противоречие с необходимостью либерализации законодательных актов под влиянием социального прогресса. Следствием противоречия является ужесточение норм обеспечивающих защиту культурного и исторического наследия значимого для гражданского общества. Самодостаточность агентов обеспечивает длительность процесса. Отказ от принципа равенства мнений в вопросах оценки культурных и исторических достижений осложняет принципиальное изменение законов под влиянием внешних сил или текущего момента. Только длительный социальный прогресс может заставить общество пересмотреть совокупность ценностей базовых идей.
Парадокс суверенной демократии в России состоит в том, что базовые идеи гражданского общества не противоречат принципам либеральной демократии. Нежелание страдать в результате несовершенства форм правления позволяет гражданскому обществу редактировать законодательство в части исполнения демократических процедур без противоречий с совокупностью базовых идей находящихся под защитой.
Принципиальная возможность изменения законодательства Российской Федерации в отношении исполнения демократических процедур, гражданских прав и свобод позволяет утверждать, что суверенно демократическая модель сопоставима с либерально демократической по степени соответствия идеалам свободы и демократии. Суверенная демократия в России является источником защиты значимых культурных и исторических достижений народов Российской Федерации и не является источником поражения в гражданских правах и свободах.
Оценка тезиса «суверенная демократия» современниками не имеет значения. Факт длительного периода страданий ХХ века определивший прогресс гражданского общества является независимым от мнений, по причине того что уже оказал влияния на формирование совокупности базовых идей и ценностей. Сопоставимость либерально демократической и суверенной демократической модели Российской демократии является следствием базовых ценностей.
Суверенная демократия в России является причиной антагонизма между Российской Федерацией и западом. Отказ от принципа равенства мнений в вопросах оценки культурного и исторического наследия Российской Федерации является причиной конфликта интересов с иностранными государствами - странами агрессорами. Страны агрессоры заинтересованы в возможности переоценки позиций Российской Федерации зависимых от значимых исторических достижений. Суверенная демократия как источник политики защиты культурных и исторических достижений России противоречит амбициям иностранных государств. Главенство базовых принципов суверенной демократии в России является причиной геополитического конфликта, который правильнее было бы назвать идеологическим: амбиции иностранных государств подчинены идеологической логике, в соответствии с которой субъективное восприятие совокупности базовых идей гражданского общества Российской Федерации считается источником угрозы и вражды.
Российская Федерация не является страной агрессором, не имеет и не может иметь планов по ведению вооружённой экспансии за пределы культурных и исторических границ народов Российской Федерации. Любые амбиции связанные с инициативой по ведению военных действий за пределами культурных и исторических границ народов Российской Федерации вступают в конфликт с совокупностью базовых идей, вооруженные конфликты ведут к страданиям народов Российской Федерации. Попытки вооружённой экспансии за пределы культурных и исторических границ России вступают в противоречие с базовым принципом формирования гражданского общества Российской Федерации заложенным в период осознания последствий катастрофы ХХ века. Мы больше не хотим страдать и участвовать в войнах, принципы суверенной демократии противоречат стремлению пересмотра исторических фактов. Суверенная демократия в России не является формой реваншизма. Защита культурного и исторического наследия внутри культурных и исторических границ Российской Федерации является совокупностью ценностей и базовых идей гражданского общества и не является мотивацией для агрессии за пределами России.
Субъективное восприятие совокупности базовых идей гражданского общества Российской Федерации в качестве угрозы является следствием политических амбиций стран агрессоров. Оценка результатов социального прогресса гражданского общества Российской Федерации в качестве источника опасности политическим амбициям стран агрессоров не зависима от действий. Конфликт интересов является следствием суждений о противоречии совокупности ценностей и базовых идей гражданского общества Российской Федерации сформированных ранее. Источником противоречия является разница мнений различных социальных групп и необходимость предпринимать совместные действия в рамках единого социума. Взаимная борьба интересов является следствием вынужденного взаимодействия различных частей мирового сообщества.
Антагонистические противоречия представляют собой историческое явление и существуют до тех пор, пока существует общество, социальный прогресс которого вступает в непримиримые противоречия с другой частью общества. Неантагонистические противоречия отличаются тем, что это противоречия такого общества, в котором базовые интересы, социальных групп совпадают. Поэтому разрешение таких противоречий происходит не путем борьбы, а путём совместных усилий дружественных сил. В борьбе за разрешение противоречий люди ломают устаревшие порядки и отношения, преодолевают косность и рутину, поднимаются к новым, более сложным задачам и более совершенным формам общества. Современники имеют право спорить о методах и формах борьбы, но не имеют возможности отказаться от борьбы как таковой: взаимная борьба интересов является двигателем прогресса и основой любого общества. Социальный прогресс невозможно остановить.
Политически амбиции не являются набором базовых идей и совокупностью ценностей социальной группы, которые определяют характер непримиримости сторон. Заблуждения современников не определяют базовые интересы общества сформировавшиеся ранее. Характер противоречия социальных групп не является непримиримым и предполагает необходимость совместных действия для его разрешения.
Политические амбиции не имеют возможности противостоять социальному прогрессу общества. Верховенство социального прогресса зависимого от интересов большинства над амбициями меньшинства определяет слабость позиций стран агрессоров и господство позиции Российской Федерации в процессе разрешения противоречия. Господство позиции Российской Федерации и непримиримость гражданского общества Российской Федерации в вопросах защиты культурного и исторического наследия предопределяют разрешение конфликта в пользу Российской Федерации по причине того, что: политические амбиции не являются частью совокупности ценностей и не могут служить достаточной мотивацией для непримиримого противоречия с целью разрушения мирового сообщества. Вне зависимости от критики современников суверенная демократия в России будет длительное время являться инструментом для защиты совокупности интересов гражданского общества, государственности и значимых достижений Российской Федерации в процессе взаимной борьбы интересов и мнений.
Послесловие.
эпиграф
Мир изменился. Свобода мнений позволяет отвергать свою эпоху.
Нам ещё только предстоит принять его и смысл этих слов.
Попробуйте прочесть стихотворенье и сделать выводы.
Они вас поразят - беги прочь или читайте снова.
В моей эпохе нет другой идеи: мир нам не мил!
Но мы всего лишь люди, россияне.
________________________
Сожалея о прошлом, видишь будущее,
И этот бег эпохи уходящей вдаль не остановишь,
Не остановишь! не остановить его слезами океана ужаса,
Скорби и забвения просто человеческого счастья, что было,
И грядёт. Средь белокаменных объятий на просторах Родины.
Моей, твоей и многих после нас, что помнят о былом и видят сон,
Сны о далёких и прекрасных днях, в которых места нет былому горю.
Врагам и распрям, чрезвычайным действия и людям способным преломить дух господа,
Под гнётом страха смерти и бытия во имя цели с флагом на руках во имя Родины и счастья!
Неся друг другу смерть и видят лишь врагов повсюду и в самих себя не сомневаясь продолжать,
Ход времени и той былой эпохи, что наполняет океан безмолвия и скорби слезами прошлого,
С улыбкой на устах и чередой сомнений в сердце побеждать и быть убитым вновь!
Всё помнить, но не имея мужества прощать - вновь пополнять ряды несчастных,
Счастливых! мимолётным сном о будущем чужих и незнакомых, но близких.
Отчизна позвала нас в Рай, забыв про каждого из нас, но помнят нас другие,
Другие, не успевшие принять всю тяжесть ноши патриота, жертвы.
Родина моя, таков тяжел твой шаг среди морей и океанов.
Судьбами людей ты выстилаешь путь, для тех других,
Кто помнит и боится стать ушедшими вперёд.
Не угасая средь народа славой.
Понять нельзя, нельзя принять.
Скорее частью стать безликой,
Безымянной.
И она, скорее всего, еще нигде не написана, а пока лишь существует в умах некоторых людей.
Здравствуйте, под влиянием событий последних 2х лет я стал вас читать и узнал много нового.
Наверное, я принадлежу к числу реакционеров и вы, наверное, часто читаете подобные письма.
Я хочу предложить вам материал, это фактический результат влияния событий последних лет.
Вначале я не понимал что делаю, но неожиданно для меня это стало зримой частью моей жизни.
Это результат 2х летнего исследования, которое стало частью реакции.Я просто хотел написать.
Оказалось что стать героем очень сложно, желание сделать что-нибудь заставило меня начать.
Результаты оказались непредсказуемыми. Я закончил свой труд и мне нужно двигаться дальше.
Меня не хотят печатать в Москве - я никто, редакции МК и Российской газеты играют в молчанку.
Мои собственные мысли и желание выразить их письменно за 2 года привели меня к теме, которую заказали другим: фонду института социально- экономических исследований Rethinking Russia
Я даже не знал, что у нас есть такой фонд, до тех пор пока не захотел опубликоваться, Меня не опубликуют, мысли безработного москвича никому не интересны, особенно в порядке конкуренции.
Это очень неприятно:пройти длинный путь самостоятельно и стать заложником положения в конце. У меня нет физической возможности отстаивать своё право быть услышанным - здоровья не хватит.
Поэтому я хочу передать материалы вам и попросить вас найти способ их опубликовать.
Люди вряд ли примут написанное, но когда.. но когда господа из фонда и институтов, которым я так понимаю заплатили не маленькие деньги, за то что бы они за несколько месяцев родили новую идею...
...вот когда они опубликуют свою длинную писанину о неизбежности бытья вот тогда пускай у людей будет возможность сравнить и почувствовать разницу между политическим заказом и моей работой.
Я прощу вас опубликовать мою работу от моего имени - там, где вы сможете это сделать.
2 недели назад я надеялся, что имеют право на то, что бы меня напечатали на бумаге.
А теперь мне уже всё равно, обидно, что одни имеют право на идеи, а другие нет.
Вам не понравиться название, надеюсь, стихи на последней странице это исправят.
если каким то чудом издания будут давать гонорар - берите.решим.чем чёрт не шутит.
но это не самоцель. я просто хочу оставить что то после себя пока такая возможность есть.
Доктрина народногосуверенитета была разработана в XVIII в.французским мыслителем Руссо,называвшим суверена ни чем иным, какколлективным существом, образуемым изчастныхлиц,в совокупности получивших имя народа.Сутьнародного суверенитета заключается вверховенстве народа в государстве. Приэтом народ рассматривается какединственный законный и правомерныйноситель верховной власти иликак источник государственногосуверенитета.
Народныйсуверенитет является антагонистом суверенитета монарха,при котором монарх рассматривается некак член народа, а как индивидуальнаяличность - носитель суверенной(абсолютистской, самодержавной)государственной власти. Понятия народногосуверенитета и государственногосуверенитета также различны, но непротивопоставлены друг другу, посколькув первом случае раскрывается вопрос овысшей власти в государстве, а во втором -вопрос о верховности власти самогогосударства
Народныйсуверенитет, или народовластие, означаетпринцип конституционного строя,характеризующий полновластиемногонационального народа, признаниеего единственным источником власти, атакже свободное осуществление им этойвласти в соответствии с его сувереннойволей и коренными интересами. Суверенитетили полновластие народа есть обладаниеим политическими и социально-экономическимисредствами, всесторонне и полнообеспечивающими реальное участие народав управлении делами общества и государства.Суверенитет народа есть выражениеюридической и фактической принадлежностивсей власти народу. Народ - единственныйисточник власти и обладает исключительнымправом распоряжения ею. Народ наопределенных условиях передает полномочияпо распоряжению властью (но не самувласть) и на определенное время (до новыхвыборов) своим представителям.
Властьнарода обладает и другими, наряду сотмеченными, особыми свойствами: этопрежде всего публичная власть. Ее цель- достижение общего блага или общегоинтереса- публично-правовой характервласти указывает на то, что она имеетобщесоциальный характер, обращена ковсему обществу и каждому индивиду.Индивид (личность) самостоятельно иличерез институты гражданского обществаможет в той или иной мере влиять наосуществление такой власти. Народовластиепредполагает, что общество в целом(народ) или его часть реализует власть,т.е. осуществляет непосредственно иличерез своих представителей управлениеделами общества и государства, добиваясьтаким образом удовлетворения общих ине противоречащих им частных интересов.
Н.с.имеет различные формы проявления: черезпредставительную и прямую демократию,непосредственное осуществление прави свобод. Свойства Н.с. проявляются наразличных уровнях.
Институтыпредставительной и непосредственнойдемократии - действенные государственно-правовыеканалы осуществления народовластия.При этом сочетание представительной инепосредственной демократии являетсявысшим проявлением полновластия народа.
Непосредственная(прямая) демократия - это осуществлениенародом власти через формы непосредственногоили прямого волеизъявления.
Непосредственнаядемократия обеспечивает наиболее полноеучастие масс в управлении страной,дополняет постоянно действующуюцентрализованную (институционную)представительную систему.
Взависимости от юридического значения(последствий) институты непосредственнойдемократии могут быть подразделены надве группы: императивного и консультативногохарактера. Особенность императивныхформ: принимаемые народом решенияпризнаются окончательными, обязательнымии не требуют последующего юридическогоутверждения государственными органамиили органами местного самоуправления.Пример этого - принятое на референдумерешение. Консультативная форманепосредственных форм демократиипозволяет выявить волю народа илинаселения определенной территории потому или иному вопросу, которая затемнаходит отражение в акте (решении)государственного органа или органаместного самоуправления.
Свободныевыборы представляют собой институтнепосредственной демократии, обеспечивающийучастие народа, граждан в формированиипредставительных органов государственнойвласти и местного самоуправления изамещение некоторых должностей вгосударстве. Выборы остаются наиболеераспространенным институтом прямогонародовластия, они представляют собойакт волеизъявления (самоуправления)народа, посредством которого формируютсяколлегиальные органы публичной власти- государственные институции (парламент,глава государства, высшие должностныелица исполнительных органов государственнойвласти субъектов федерации, ихзаконодательные органы) и органы местногосамоуправления (представительные, главыместного самоуправления и др.).

Категория: 

Оценить: 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

  _____  ____    _____   _____   _____   _  __
|__ / | _ \ |_ _| |_ _| |_ _| | |/ /
/ / | |_) | | | | | | | | ' /
/ /_ | _ < | | | | | | | . \
/____| |_| \_\ |_| |_| |_| |_|\_\
Enter the code depicted in ASCII art style.

Похожие публикации по теме