Александр Невзоров: «Я хочу, дабы мой сын знал, что презенты принес отец, а не какой-то косматый дедушка в шубе

Эволюция представлений «педагога атеизма» о своём возрасте и годе введения в 3-й брак. Проводя следующий мониторинг сообщений о основном от России кандидате на Премию Дарвина, подметил в ЖЖ указаниена то обстоятельство, что Невзоров по-различному говорит о том, сколько ему было лет, когда начались их отношения с Лидией Масловой, его грядущей третьей женой. А стартовали они позже распада его второго «семейного союза», случившегося в 1990 г. Решил проверить эту версию и вот что получилось.
Справка № 1:
Александр Глебович Невзоров, д.р. 03.08.1958
Лидия Алексеевна Невзорова (Маслова), д.р. 29.03.1973
Очень сложно лгать дюже длинно.
Да и это нелепо дюже, если мешаешь правду и вымысел. Вначале огромнее вымысла, а потом огромнее правды.
Я не знаю даты третьего бракосочетания Александра Глебовича, как до сего времени его называет «любимая жена» - Лидия Алексеевна. Если кто в курсе - проинформируйте. Но самый беглый просмотр выданных поисковиком публикаций показал - случай дюже необычный. Мужи в различные годы в своих интервью (тексты которых, как это водится, были с ними согласованы перед публикацией) рассказывают различные истории с отличающейся хронологией. Истории различные, но рассказывают мужи их идентично, не поправляя друг друга.
Так, в интервью «Комсомольской правде» в 1998 г. Невзоров говорит, что в год его знакомства с Лидией Масловой ему было 35 лет. До этого интервью девушку, которая занималась конным спортом и с первого взора покорила его сердце, Невзоров скрывал. Да так, что даже пронырливые корреспонденты ничего не знали. И вот он её впервой «вывел в свет» позже 5-ти лет женитьбы. Это указывает на то, что они поженились в 1992 г.
А в интервью журналу «HELLO!» в 2006 г. говорится о том, что их браку 14 лет. Что вновь указывает на год их свадьбы в 1992 г. Но после этого в этой статье, выложенной на официальном сайте Невзоровых, подчёркавается, что разница в возрасте между мужами - 15 лет. Но это теснее значит, что Невзорову в год их знакомства - 33! А не 35. Там же сообщается, что брак они заключили как Лидии «только-только исполнилось 18». Выходит, в брак они вступили в 1991 г. Ну не считать же, что «только-только исполнилось» - это через 9 месяцев позже дня рождения, дабы перевалить в 1992!?
Однако позднее в интервью изданию «7 дней» в 2010 г. Невзоров извещает, что они женаты теснее «около 20 лет», т.е. в 1991 г., что 15 лет разницы между мужами его не смущает, и намеренно подмечает, что, когда он познакомился с Лидией, ей было 18 и то, что «Лида была совершеннолетней». Показательно и то, что, оказывается, Лидия, по её же словам, неизменно говорила подругам, что выйдет замуж только за человека старше себя.
Но ранее, в вышеуказанном интервью журналу «HELLO!» Лидия информировала, что знала Невзорова и до своего совершеннолетия. И тогда же подчеркнула: «Когда мне исполнилось 18, мы, наконец, познакомились». Увлекательное чувствительное выделение - «наконец»! Достижение ею совершеннолетия положило конец чему? Отчего эта граница для девушки была так значима?
Явные нестыковки и в истории о том, когда Невзоров сделал предложение своей грядущей третьей жене. По материалам, на которые тут даны ссылки, получается два варианта.
Первый, больше ранний - от 2006 г., таков: на дальнейший же день позже их первой встречи он сделал девушке предложение и успокоил её папы в серьёзности своих намерений. А первая встреча, по словам мужей, случилась на колхозном поле неподалёку от дачи лидиных родителей, чай девица занималась живописью и писала там этюды. Позже следующий съёмки Глебыча, они просто расписались. Всё прозрачно и никаких душераздирающих деталей.
Второй, позже - от 2010 г., теснее украшен сценой из старинного эпоса: «И раньше, чем жениться, я подверг Лиду достаточно жестким испытаниям. Она была оставлена одна в деревянном разваливающемся доме - за городом, без воды, без газа, да еще должна была ухаживать за двумя крошечными щенками. И Лида все это вынесла с огромным превосходством. Позже чего я стремительно женился на ней, особенно не раздумывая». Данный эпизод был потом значительно изменён в репостах под заголовком «Нежность», скажем.
Почему молодая особа была в полном распоряжении экспериментатора? Того самого человека, тот, что сказал о себе, что в 1990-1992 гг. жип в состоянии энергичного женоненавистничества. Когда проходили эти испытания? Получается, что до того, как девчонке исполнилось 18 и естествоиспытатель - наконец - мог попросить руки избранницы у её родителей? Отчего за тем последовала пятилетняя изоляция? А в 1-й же их объединенный выход Невзоров заявил, что ему было 35 в год их знакомства... Дабы состарить новобрачную?
Если кто-то знает про эту историю, напишите о деталях, расскажите о том, что происходит?!
Справка № 2:
Статья 119 из Уголовного кодекса РСФСР от 1960 г., действовал в России до 1997 г.
Половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости.
Половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, наказывается лишением воли на срок до трёх лет.
Те же действия, сопряжённые с удовлетворением половой страсти в извращённых формах, наказываются лишением воли до шести лет.
P.S. В своём интервью журналу Караван историй в марте 1999 г. Ирина Мишина заявила, что в 1991-1992 гг. Невзоров напористо ухаживал за ней, страстно добивался взаимности.Ухаживал он прекрасно, даже роскошно.Он приезжал к ней в Москву, а она ездила к нему в Питер...

Магия доверия. © Лидия Невзорова
Опыт первых съемок
Фотографировать я начала достаточно поздно, в детстве фотографией не увлекалась, росла в семье художника, где фотография считалась чем-то третьесортным.
Когда у нас возникли лошади и возникла надобность делать иппографические снимки, выяснилось, что фотографов, которые умели бы снимать лошадей, в нашей стране нет. Все, что делали для нас знаменитые фотографы, нам не нравилось, причем абсолютно оправданно.
О себе как о фотографе я не помышляла. Занималась чистой наукой - иппологией.

Когда в следующий раз на фотосессию приехал знаменитый фотограф, мне дозволили тихо пристроиться в уголочке со своим маленьким пленочным «Кэноном», дабы не мешать мастеру… Было это 15 лет назад.
Фотограф снимал Невзорова и лошадей. Когда проявили пленку (цифровые камеры тогда только зарождались), выяснилось, что мои фотографии значительно отменнее снимков специалиста, - во каждом случае, пресса предпочла именно их. Подумали - случайность. Испробовали еще раз. Вновь мои отличнее.
На самом деле ничего чудесного. Фотография живет по тем же законам, что и живопись, а по первому образованию я художник. И я знаю лошадей.
Тот заслуженный фотограф, как и остальные, не мог осознать сути лошади, ее грации, не мог сориентироваться, что произойдет в дальнейший момент, не ощущал настроения. Снимал в невыгодном ракурсе, со штатива, выбирал не те точки. Элементарно опасался лошади.
Вообще, ужас - самая огромная загвоздка фотографов, пытающихся снимать лошадей. Лошадь кажется им большой и непредсказуемой. Они опасаются подойти поближе и пользуются чуть ли не телевиками, как словно тигров снимают в саванне… А я подлезаю прямо под копыта, не опасаюсь сесть на землю либо лечь на пути мчащейся лошади.

В всеобщем, стало ясно, что нам никто не надобен, и мы разорились на первую профессиональную камеру. С тех пор все планы Nevzorov Haute Ecole - эксперименты, иллюстрации для книг, фоторепортажи со съемок фильмов и портреты лошадей делаю только я.
Трудности, внятно, были. Вначале мне не хватало оперативности и мобильности. Дюже сложно было поспевать за лошадьми, а еще сложнее - за Невзоровым. Он никогда не позирует, никогда не пытается облегчить задачу фотографу. Скорее напротив: завидев камеру, традиционно отворачивается. На все мои просьбы задержаться хоть на долю секунды отвечает: «Лови, что есть, я не буду позировать, и не мешай». А чай лошадь может «позировать» под седлом не больше пятнадцати минут в день.Среди всех моих фотографий Невзорова верхом нет ни одной постановочной!Помимо того, трудно еще и потому, что лошадь может «позировать» под седлом не больше 15 минут в день! Что поспеешь, то поспеешь.
Тяжело было привыкнуть к весу на шее 2-х, а то и 3 камер Сanon с объективами: штатив чай в таких условиях нереален. Рабочий день может длиться по многу часов.
Надо следовать за лошадью, изредка бегом, смочь стремительно соориентироваться, предпочесть дислокацию, добежать на точку, нередко опережая лошадь, своевременно остановиться, присесть либо лечь, настроить камеру (я никогда не пользуюсь функцией механической настройки), выдохнуть, задержать дыхание, прямо как снайпер, и постараться изобразить из себя штатив… То есть сделать все, дабы руки не тряслись. Ну и, если лошадь еще где-то рядом, поспеть сделать пару снимков. Да, и самое основное: своевременно смыться с лошадиной дороги.

Еще одной загвоздкой вначале являлось неимение комфортной студии, где дозволено было бы поместить лошадь в динамике, выставить прекрасный свет и по максимуму применять обычное освещение. Анатомия лошадиного глаза не дозволяет применять типовые способы освещения. Невозможно ставить приборы, направляя их на лошадь! Мы же свихнутые на здоровье лошадей. Ради прекрасных картинок рисковать их зрением не станем.
Задачу решили, возведя громадный, голливудских размеров, съемочный павильон, шикарно декорированный, с классным светом. Иного такого в мире нет. План делали сами. Специальная конструкция окон обеспечивает тот самый теплый колорит наших фотографий. Пришлось самим проектировать новую идеальную систему профессионального света для манежа и съемок лошадей. Используем павильон для кино и фотографии. В кино лошади выглядят еще эффектнее, чем на фото (скоро на Первом канале выйдет фильм Александра Невзорова «Лошадь распятая и воскресшая»).
Я выбираю снимать при обычном свете, но в помещении. Загвоздка России - неимение прекрасного фона, и бороться с этим нереально. Ничтожные пейзажи петербургских окраин меня не вдохновляют, редкая зеленая травка нервирует, а фотошопом пользоваться не хочу. Я люблю добросовестную, сочную, богатую по колориту, колоритную, полную драматизма картинку. Не люблю веселеньких фотографий с голубым небом, травкой и прекрасными лошадками.
Особенности съемки лошадей
Чтобы снимать лошадь, нужно любить и понимать ее. Нужно иметь представление о ее анатомии и физиологии, знать ее повадки, распознавать настроения и намерения. Дело в том, что рядом с лошадью не может быть никакого любительства, - это относится и к фотографированию. Лошади абсолютно безразличны к происхождению своих портретов на журнальных обложках, их не заманишь славой, не принудишь позировать обещанием гонорара. Следственно фотографу нужно ощущать, что произойдет в дальнейший момент, верно предугадывать малейшие движения и намерения своей модели, напротив легко ничего не получится. Скажем, снимая курбет, вы обязаны знать, как высоко лошадь прыгнет, - дабы она каждая попала в кадр, да еще и в отменном ракурсе и в отменном свете; чай для благополучной картинки должна сложиться масса обстоятельств.
А вообще многое зависит от того, какая именно лошадь снимается. Скажем, для наших лошадей я придворный фотограф, и они относятся ко мне соответственно: царственно, не обращая специального внимания, чуть терпимо. Как всякое верно воспитанное существо, наши лошади не требуют никакой подготовки к фотосессии: они обучены по системе Nevzorov Haute Ecole - без насилия, они доверяют человеку, они под седлом талантливого воспитателя и они привыкли сниматься в кино, привыкли к огромному числу камер, людей и света, не опасаются съемочного процесса и каждого, что с ним связано.
Другое дело - снимать монгольские табуны либо лошадей, в полной мере познавших всю подлость и злобу человека. И уж вовсе третье - это «боевая» фотосъемка, которую мы проводим на всех лошадепожирающих потехах - соревнованиях по так называемому конному спорту, прыжках, каждых конных шоу, цирковых выступлениях. Тут, финально, нужно снимать сериями, поливать как из автомата. Если вы были на каком-либо конкуре либо выездке, то понимаете, о чем я говорю: там чай весь кадр - это лошадиная боль. «Урожайность» таких фоторепортажей ошеломляет новичков.

Попробуйте легко посетить конноспортивное мероприятие не как зритель, а как специалист, испробуйте проследить камерой не за тем, как лошадка перепрыгивает крашеные палки, а за тем, что происходит с ее ртом, глазами… Испробуйте - и уверяю вас, когда загрузите фотографии в компьютер, вас прошибет холодным потом. Боль, разорванные губы, кровь… Каждого этого не видно зрителям с трибуны, и все это становится явственным на снимках.
Мы были первыми в мире, кто начал фотографировать и публиковать измывательства человека над лошадью. Но ключевая задача фотографа - не пропустить и запечатлеть самый говорящий, самый обличительный момент, обнаружить обстановку, где мучительская суть протекающего раскрывается в полной мере, так дабы донести это до безразличного ко каждому зрителя.
Наверное, стоит пояснить, что такое Nevzorov Haute Ecole и отчего мы противопоставляем себя каждому прочему конному миру.
NHE - это современная школа, сделанная Александром Невзоровым на основе старой Haute Ecole и типичного отношения к лошади не как к транспортному средству либо веселию, а как к равному и ошеломительному существу, способному на самые высокие чувства и требующему к себе почтительного и самого бережного отношения. Мы выступаем супротив боли, супротив конного спорта, боремся с измывательством и насилием над лошадью во всех проявлениях.
Наши лошади воспитываются без принуждения, без железа, без боли. И снимаю я их для того, дабы показать людям, как могут выглядеть слаженные отношения лошади и человека - без боли и насилия, как может выглядеть лошадь, если человек откажется от применения железа (удил во рту, причиняющих дикую боль), хлыстов, шпор и прочих средств принуждения.

Технические особенности съемки
Первое и самое основное: художественные фотографии есть толк делать только с всецело свободными лошадьми, все остальное - фальшивка, и это будет сразу же видно. Принуждение уродует лошадь и саму идею. Лошади NHE свободны от принуждения и насилия. Они мощны, гениальны, в всякой из них культивируется индивидуальность, сила, грация. Это я и пытаюсь показать.
Что касается технических сложностей, их нет, если есть отменная камера. Я пользуюсь теперь Canon Mark III D. На сегодня это лучшая камера для иппологической съемки. Беру на съемку, как водится, две камеры с объективами 50 и 70-200. Стабилизатор непременен, потому что применять штатив немыслимо по ряду причин. Во-первых, нет времени его выставлять - грунт в манеже неровный, даже при наличии яруса штатив-тренога требует времени на установку. Во-вторых, бегать со штативом к камерам дюже трудно. Немыслимо менять расположение камеры по высоте, а при съемке лошадей это неукоснительно.
Я по дремучести, вероятно, не пользуюсь всеми благами нынешней техники, не снимаю в RAW, не обрабатываю снимки в фотошопе, кадрирую весьма редко и даже выдержку выставляю вручную, меняя ее ежеминутно в зависимости от обстоятельств. Снимаю как на пленку: получилось - отменно, не получилось - в ведро. Получится в дальнейший раз.

Не стоит мельчить, оставляя слишком много «воздуха» вокруг лошади, если вокруг не прерия, а чумазые сараи. Не стоит пользоваться вспышкой - отменнее подождать требуемого натурального освещения. Не стоит снимать лошадь широкоугольными объективами, а если уж других нет, то нужно отходить от объекта съемки подальше, дабы избежать искажения пропорций. И еще значимо не лениться, не сожалеть себя и приседать, дабы снимать лошадь не сверху (самая распространенная оплошность начинающих фотографов), а снизу либо удерживать камеру на ярусе живота лошади. Да, это трудно, но напротив вам не удастся избежать диспропорций в фигуре.
Надо ощущать стати лошади и чураться неправильных ракурсов, при которых получается, скажем, огромная голова и маленькое туловище. Помимо того, я не рекомендую применять механическую выдержку в настройках и механический равновесие по белому.
Лошадь класснее фотографировать, делая всякий кадр «на чувстве». Вообще настройки для фотографирования лошадей огромнее каждого схожи на настройки для портретной съемки - да, собственно, съемка лошадей таковой и является.
Ошибкой, на мой взор, является «приклеивание» лошади к фону. Не снимайте лошадь на фоне забора, снимайте ее на открытом пространстве, используйте такую глубину резкости, дабы лошадь была резкой, а фон - размытым.
А тем, кто начинает заниматься фотографированием лошадей, я бы советовала заимствовать идеи у нас: ходить на конные соревнования, в цирк, фиксировать случаи измывательства над лошадьми, вывешивать снимки в сети либо посылать их в журналы - скажем, нам в журнал Nevzorov Haute Ecole, - мы непременно опубликуем лучшие фотографии. У вас есть шанс получить бесценный навык и подмогнуть таким образом делу «лошадиной революции».
Прежде чем фотографировать лошадь, спросите себя, для чего вы это делаете. Что хотите сказать? Если сказать вам о лошади нечего, если нечего вложить в фотографию, то и фотографии, собственно, не получится.
Сегодня, при тотальной «фотографиромании», снимают все и каждая, и даже абсолютно пристойно с технической точки зрения, вот только толк в помещенных на просторах интернета фотоальбомах найти получается нечасто. За такими картинками - ни идей, ни натуры, ни жанра. Примитивно нажимать на кнопочку может обучиться и обезьяна, прочитав пару статей в журнале Digital Photo.

Работа в руках. © Лидия Невзорова
Между тем профессиональное художественное образование непременно для фотографа! Осознавание, что такое композиция, колорит, дюже помогает мне в работе. Я усердствую рисовать весь кадр, отношусь к фото как к живописи.
И еще дюже главна «строевая подготовка». Надобно быть крепким, бесстрашным, искусным, выносливым - прямо как Джеймс Бонд. Если человек, снимающий лошадь, не может пробежать за ней без одышки, он никогда не сумеет сделать типичную фотографию. Больше того, нерасторопность и неимение координации, ненужный вес, рассеянность может сыграть с вами гневную шутку. Довольно зазеваться - и вы можете лишиться камеры… либо носа - кому как повезет. Лошади любят пошалить…
Понимаю, мне легко говорить, имея такой манеж, таких лошадей и Невзорова в качестве объекта съемки. Присутствие натуры дюже главно, но основное - у меня есть идея, ради которой я тружусь. Мы живем во время, когда пересматриваются и ломаются самые упрямые и самые гнусные стереотипы в отношении лошадей, и наша цель - истребить эти стереотипы, освободить лошадь от гнета людей. Вот в чем суть всех наших фотографий. Я душу свою в них вкладываю, жизнь свою этому посвящаю, следственно и итоги такие отменные получаются. Не только у меня - у всех наших! Посмотрите: фотоработы учеников нашей школы теснее выставлялись в ленинградском Манеже, они печатаются в самых знаменитых изданиях, они востребованы. Так как если фотографу есть что сказать, мастерство и ярус техники не столь главны.

Сразу позже свадьбы с Лидией известный провокатор перевёз к себе тёщу, рядом с которой радостен до сих пор
60 лет исполнилось питерскому тележурналисту Александру Невзорову, автору и ведущему известной постперестроечной программы «600 секунд». Александр Глебович и теперь подтверждает репутацию грубого и наглого циника. Но при этом искусно обходит вопросы частной жизни. Дабы разобраться, каков он в быту, мы позвонили его жене Лидии, которая, кстати, в этом году подметила 45-летие.
-Александр Глебовичнам рассказал, что не любит подмечать свои дни рождения. А вам и 11-летнему сыну Саше тоже воспрещает устраивать праздники?
Муж не считает день варенья своей заслугой и причиной дарить ему презенты. И я с ним солидарна. Мы с Сашей 27 лет совместно, и я привыкла, что ему не надобно искать предлогов для развлеченья. Ему примитивно классно, когда в всякое время года собираются друзья. И приносят ему анатомические книги либо черепа с костями, скульптуры различные. Меня супруг дюже любит и радует без поводов. Что же касается сына, то презенты в день возникновения на свет мы ему преподносим и веселим различно. Правда Саша-младший тоже понимает, что заслуга здесь не его, а моя.
-Кто входит в ближний круг вашего супруга?
- Сергей Шнуров, Александр Сокуров, врач Курпатов. В таком возрасте теснее трудно обнаружить время на новых друзей, следственно их маленький список не расширяется. А с этими людьми Саше увлекательно, на них он может положиться в сложную минуту.
Изображение: Facebook.com
-Что всеобщего у Невзорова и Шнура?!
Дух новаторства и бунтарства, знание донести свои мысли до публики. Оба лидеры. Супругу вообще увлекательны фигуры, которые умеют формировать сознание людей, их взоры на жизнь.
-От первого брака уНевзорова - 37-летняя дочь Полина. У нее с мужем, знаменитым артистом Сергеем Горобченко, пятеро детей.Почему ваш супруг не общается ни с Полей, ни Сергеем, ни с внуками?
Нет никакого значения в плоти и крови. Самое главное - близость духовная. А она появляется между людьми с всеобщими интересами. Отношения складываются либо не складываются самостоятельно от кровных связей. А бывает, в какой-то момент люди расходятся. Не нужно принуждать себя общаться, если не получились отношения.
- Значит, он не вложил чего-то в дочку, раз ему с ней неинтересно.И как он воспитывает сына, дабы через годы оставаться рядом с ним?
Муж для Полины был примитивно красивым отцом. Но когда люди взрослеют, у них складывается своя жизнь и точка зрения на различные вопросы. В этой обстановки ничего отрицательного нет. Никаких ссор и скандалов у нас с Полиной и ее семьей нет. Все очаровательно.

Изображение: Facebook.com- Давайте сейчас про ваши отношения с Александром Глебовичем. Как родители глядели на то, что 18-летняя дочка вышла замуж за хулигана тогдашнего телевидения, который на 15 лет ее старше?
Саше тогда было 33, он как раз развелся (с артисткой Александрой Яковлевой, звездой фильмов «Экипаж» и «Чародеи». -Я.Г.) и был самым завидным женихом в стране. Мне огромно повезло, что он предпочел меня, которую, кстати, безусловно не волновали ровесники. Саша - кладезь познаний, примитивно немыслимо было не влюбиться. И возраст не имел значения. Меня и теперь все устраивает: я неизменно для супруга буду молодой и прекрасной. 15 лет - совершенная разница, если мужчина следит за собой, здоров и мощен. Да, отец был супротив моих отношений с Невзоровым. Но Саша теснее на 2-й день знакомства сделал предложение. Стало сразу внятно, что это мужчина, на которого дозволено положиться. Как только мы обнаружили жилье, он сразу же прописал к себе моих маму и бабульку. Мама, кстати, до сего времени живет с нами, и никаких задач это не вызывает. Саша - восхитительный семьянин, зять, супруг.
- Как все-таки вы познакомились?
Я в школе училась, и некогда мы нечаянно пересеклись на художественной экспозиции. Я обожала рисовать (отец Лидии - знаменитый в Питере художник Алексей Маслов. - Я.Г.). Потом мы столкнулись с Сашей в дверях магазина. Он меня оглядел с ног до головы и пошел дальше. Дальнейшая встреча случилась, когда я рисовала пейзажи за городом, а он объезжал окрестности на своем коне… А когда я стала совершеннолетней, сумела официально выйти за Сашу замуж, и мы теснее навечно встретились.
- У меня дюже много дрянных качеств: я властолюбив, хитер, дерзок, бессердечен, хитроумен. Но исключительное, что у меня есть, - это храбрость. Причем бессмысленная почаще каждого, - любил повторять Невзоров. Изображение: © РИА «Новости»
Жестокие дети
- Сын родился только через 16 лет.Больше о детях не думали? Либо Невзорову эта тема неинтересна?
О втором ребенке не думала: времени ни на что не хватает. Я супротив многодетности: ребенка нужно любить, поспеть вырастить, воспитать. Супруг тоже трезво относится к таким вещам. Были бы у меня до него дети либо я бы не сумела родить, он бы любил меня нисколько не поменьше. А в начале наших отношений я не хотела детей, но сумела окончить несколько учебных заведений, в том числе два колледжа в Великобритании, много работала. И внезапно поняла, что мне теснее 34, возраст подходит, и умом приняла решение родить. Когда ожидала Сашу-младшего, продолжала учиться и писать книгу о лошадях. Теснее схватки начались, три часа ночи, пора ехать в роддом, а я еще что-то дописывала. И только потом разбудила супруга и сказала, что пора меня везти к докторам.
Мы сына дюже любим, Саша в него все силы вкладывает, все свободное время ему отдает. Мы решили, что сын будет получать домашнее образование. Я неизменно знала, что никогда в школу его не отдам. Не хотела, чтоб чужие люди выбили из него желание быть свободным. Мы даем Саше волю творчества, интересов. Ясно, воля - это не «пей пиво и кури», а вероятность прогрессировать без прессинга. Залог интереса к жизни, мечты прогрессировать, гореть своим делом.
- А как же знание общаться в коллективе, друзья наконец?
Я вопреки детской социализации. А друзья у сына есть - дети из нашего круга. И это не те друзья, которых навязывает класс и неестественно сформированное социум. Примитивно на адаптацию в социуме ребенок тратит гораздо огромнее времени, чем на обучение. Дети же дюже жестоки. Саша не встает в семь утра и не плетется сонливый и горемычный в школу, дабы прослушать шесть уроков, которые сразу забудутся. Он не зубрит стихи Пушкина ради оценки, а читает увлекательные книги. Учит итальянский и английский. Мы с супругом можем себе это дозволить, при этом водим сына в спортивные сегменты, кружки. Посмотрите Сашин «Инстаграм». Горемычным ребенком, лишенным общественного общения, он верно не выглядит.
Звезда советского блокбастера «Экипаж» Александра Яковлева была 2-й женой Александра. Изображение: globallookpress.com
Борьба за семью
-Одно время много писали о болезни вашего супруга: он мощно похудел, у него, мол, онкология.
Это сплетни. Саша сам решил сбросить вес. Я же его всю жизнь раскармливала, и он примитивно захотел изменить свой образ - скинул 20 кг. Процесс похудения нелегок для организма, зачастую синяки под глазами возникают. Но итог того стоил. Теперь супруг очаровательно выглядит. У меня многие девушки спрашивают: «Как выйти замуж за такого разумного, прекрасного и известного и, основное, удержать»? А еще многие пишут самому Невзорову: «Если разведетесь, то сразу звоните». Но я веду все его аккаунты в соцсетях, следственно сама получаю эти сообщения. Классно понимаю, что желающих на мое место много. На мой взор, не нужно принуждать его отчитываться, проверять карманы и копаться в телефоне. Я этого никогда не делала, при этом Саша неизменно ночевал дома. А еще надобно непрерывно прогрессировать. Неизменно есть риск, что разумный и образованный мужчина уйдет к иной - юной и прекрасной. Как сложится наша история, трудно сказать. Следственно клясться не могу. Жизнь - это единоборство, и для женщины это единоборство за свою семью.
-Быть женой Невзорова, его тенью для вас легко?
Меня устраивает быть легко женой. Правда есть классная профессия (художник и ипполог - эксперт по лошадям. -Я.Г.), я состоялась, мои работы, книги востребованы, продаются на Западе. Но я понимаю, кто рядом со мною, и соперничать с ним не собираюсь. Теперь я задвинула свои амбиции и трачу все силы на Сашу, помогаю ему как директор, администратор. Я неизменно с ним работала - оператором, фотографом, помощником. Плюс веду общественные сети, снимаю видео, монтирую. Знаменитость у Невзорова теперь не поменьше, чем во времена «600 секунд».
Под высокими сводами готического манежа, в золотистом свете, проникающем через цветные витражи, Мастер и его гордые, неуравновешенные, благородные воспитанники создают новую «лошадиную историю», а одна дюже отважная, дюже прекрасная и крепкая женщина ловит всякое миг этой истории, запечатлевая его в кадре. Эта женщина - Лидия Невзорова, ипполог, корреспондент и фотограф. Участник многих экспозиций, победитель фотоконкурсов, она мастер, чьи работы украшают страницы National Geographic, GEO, Н&М, HELLO!, Harpers Bazaar, Amazone, Cavallo, Natural Horse Magazine, TimeOut и других внушительных изданий по каждому миру. Но все свои фуроры, умения, силы, свою жизнь и свое мастерство она посвящает и отдает лошадям.
…Мне было 18. Я делала эскизы в совхозных полях, мимо проносился наездник. Спешившись и едва взглянув на меня, он произнес: «Девица, у нас с вами будет яростный роман, но жениться я не обещаю». На дальнейший день данный мужчина предложил мне руку и сердце, и его необычные и великие идеи, его лошади стали моей жизнью. Ради этих лошадей я возвела конюшню, ради них отправилась в Великобританию учиться иппологии. Ради них 15 лет назад взяла в руки фотоаппарат… Это вообще вышло нечаянно, я себя и не мыслила фотографом. Я подросла в семье художника, где фотография неизменно считалась чем-то третьесортным: в доме везде краски, по будням художественная школа, по воскресеньям Эрмитаж. Мое грядущее было предопределено - мольберт, портвейн и берет с червячком…
Но достаточно скоро я осознала: живопись - это не мое. Все отличное теснее написано задолго до меня. Дара божьего за годы обучения в университете я в себе так и не нашла, и вовсе не хотела становиться одним из миллиона нерушимо ноющих об отсутствии признания их дара художников.
И я не была готова жить в темпе XIX столетия: чай за время создания какого-либо никому не необходимого шедевра дозволено поспеть сделать столько пригодного людям и лошадям! Следственно, как только возникла вероятность отойти от живописи и окунуться с головой в строительство - я так и поступила, став проектировщиком и дизайнером интерьеров. Стройка и дизайн интерьеров - моя вторая страсть позже лошадей. Я забросила холсты и не думала, что когда-либо серьезно возвращусь в мир искусства. Но вот в следующий раз какой-то знаменитый фотограф приехал снимать моего мужа, и мне дозволили пристроиться в уголочке с маленьким пленочным Canon. Легко так, для души. А потом, когда проявляли пленку, выяснилось, что мои «мыльничные» фотографии оказались значительно класснее фотографий специалиста. То же самое повторилось, когда снимали для дальнейшего материала. И еще раз и еще… Тогда мы перестали приглашать чужих фотографов, и все наши планы, фильмы, книги, журнал, изыскания, сейчас снимаю только я.
На самом деле, мне примитивно фантастически повезло. Я живу и тружусь рядом с человеком, тот, что правильно и неуклонно делает переворот в умах людей, принуждая их изменять свое отношение к лошади. И я, реально, веду фотохронологию того этапа в лошадиной судьбе, когда из транспорта, из веселия, из куска программируемого мяса лошадь в сознании общества становится тем, кем рождена - чудеснейшим существом, выполненным гордого интеллекта и невообразимой доброты. Пятьдесят лет назад я могла бы снимать только взмыленные шеи и кричащие болью глаза ипподромных лошадей; а сегодня мой объектив фиксирует, как чинно и совместно с тем страстно составляет из букв слова наш вороной раскрасавец Каоги. Прежде я обязана была бы протоколировать «достижения народного хозяйства», снимая печальных, опущенных, отупленных лошадей, деградирующих в унавоженных левадах конных заводов - а я снимаю обучение свободных Школьных лошадей, способных без минимального принуждения исполнять труднейшие элементы.
Да, мне повезло. Мне есть, что сказать о лошади. Но и задача у меня неподъемная. Глядя на фотографии лошадей, люди хотят видеть сияние начищенной шерсти, подобранные в цвет вальтрапчики и седла, красные рединготы так называемых спортсменов либо шаблонные кадры бегущих по берега одичавших табунов. А я должна всякой своей работой свидетельствовать о поражающем лошадином разуме. Должна передавать ту красоту, которую способны сберечь и приумножить только свободные от всякого насилия, академично воспитанные лошади. Должна поймать и выразить подготовленность звериного сотрудничать с тем, кто, сняв с него все железки и ремешки, «ухищренным терпением и решительным благоразумием» воспитает настоящую лошадь Высшей школы.
Фотоанатомия
Ни я, ни всякий, кто серьезно занимается лошадьми, никогда не пожертвует ни малейшей частью их здоровья и спокойствия ради самого талантливого кадра. Обучаемая без урона для нее самой лошадь, может «позировать» под седлом не больше 5 минут в день! К тому же ради съемки не будет нарушен «учебный план». На все мои просьбы задержаться хоть на долю секунды, Невзоров неизменно отвечает: «Лови, что есть, я не буду позировать, и не мешай». Среди всех моих фотографий мужа нет ни одной постановочной!
Либо еще. Анатомия лошадиного глаза не разрешает применять вспышку, а направленные на лошадь приборы дюже мощно сушат воздух и нагревают объект, на тот, что светят, что для лошади неизменно дискомфортно. Значит, ни вспышка вообще, ни приборы летом - недопустимы. Доводится искать другие пути. Я люблю снимать при обычном освещении. Люблю мрачную и тяжелую, драматичную погоду, ненастье. Люблю рассветы и закаты. Не люблю фото на зеленой траве при блестящем светило. Изредка снимаю ночью. И фактически неизменно ввожу мой бедный Canon в заблуждение касательно реального режима освещения жутко наглым мухлежом с балансами.
А для манежных съемок мы возвели громадный, голливудского размаха павильон. Я сама проектировала систему освещения окна так, дабы получить тот самый теплый колорит наших фотографий. Мы сделали неповторимую осветительную систему, безвредную для лошадей. Тут мы проводим и учебные, и художественные фотосессии, снимаем наши фильмы. Мы помешаны на лошадином здоровье: звериные снимаются только в удобных для них условиях дома, в манеже, на улице, в их левадах, в их личном маленьком парке. Мы никогда не подвергаем их непотребному стрессу перевозки, и если нам необходимы декорации, мы делаем их сами, а не таскаем лошадей на Ленфильм. Да это вообще какое-то обычное желание окружить лошадей роскошной роскошью. В конце концов, даже безукоризненно исполненный караколь либо тер-а-тер не будет отменно выглядеть на фоне облезлого забора либо мусорного бака. Есть определенные обычии воспринятия красивого - их не стоит нарушать. Расширять - стоит.

Лошади и их люди
Фотографы «широкого профиля» обыкновенно либо опасаются лошадей, либо примитивно не умеют предвидеть дальнейший лошадиный жест, обнаружить необходимый ракурс, не искажающий идеальнейшее тело. А я могу лечь на пути бегущей лошади, если это необходимо, и в конечный момент поспеть откатиться в сторону. И я знаю лошадей. Я знаю, что ни одна лошадь не оценит того, что ее портрет красуется на обложке Cavallo либо Cheval Attitude, и если ей нужно будет уйти по своим делам - она примитивно уйдет. Я знаю, что весь элемент имеет сурово определенную биомеханику, и я могу рассчитать, как высоко сделает курбет та либо другая лошадь, знаю, как будут контурировать мышцы при том либо другом движении. Это элементарный профессионализм, тот, что требуется от всякого, кто оказывается рядом с лошадью: в роли воспитателя, доктора, ученого либо фотографа.
Я вообще верю в профессионализм. Считаю, что нет таких пророческой как настрой либо самочувствие. Нужно идти снимать - иду и снимаю. Если нам требуются фотографии для журнала, для хроники, для фильма, то вопрос будет решаться только погодой, а никак не моими вдохновениями. И потом, я чай снимаю не чумазые подворотни Петербурга в белую ночь. Я снимаю лошадей и супруга - то есть тех, кого люблю, тех, кто неизменно меня вдохновляет.
Муж вообще, по сути, мой исключительный педагог - ему доверяю, его слушаю. Он же меня может пожурить, но все сурово по существу. Его критика для меня - на вес золота. Даже если он говорит, что все очаровательно, я умоляю его указать на недочеты. Притом, его никогда не беспокоит, как получается он сам - ему значимо, как выглядят лошади. Если мне не удалось показать красоту и эффектность лошади - фото летит в корзину, как бы отменно ни выглядел на ней Невзоров. Его вообще нервируют фотографии, на которых он изображен. Его любимые - это фотографии лошадей и любимых людей. Каоги с мячиком. Сын, я. А все его «праздничные» портреты сделаны мною по моему желанию и ощущению. Я люблю этого мужчину, я восхищаюсь им и хочу запечатлеть его таким, каким он мне кажется и нравится... Он теснее смирился.
Я никогда не пользуюсь фотошопом. Тружусь по старинке, как на пленке, что сейчас огромная редкость, а, допустимо, и бессмысленность. Все что не вышло - сразу в корзину. У меня нет ни одной подправленной фотографии. Даже линию горизонта твердо не трогаю. Отбором фотографий для книг и журналов занимается наш дизайнер. У него изумительное чутье и вкус, он и сам гениальный фотограф.

Школьная жизнь
Мы живем как средневековые крестьяне. Рано встаем, много трудимся, редко куда-то выбираемся. Наша жизнь - жизнь нашей школы, Nevzorov Haute Ecole, наше дело, наши ученики, наши лошади. Все они восхитительно воспитаны, все доверяют тем людям, которые живут с ними, и никаких специальных задач в работе не появляется. Я для них - придворный фотограф, и воспринимают они меня соответствующе. Нравы, безусловно, различные. Перст шутит - любит пробежаться в миллиметре от оператора, так дабы хвостом хлестнуть по лицу и навести ужасу. Он хам и хулиган, но хулиган с золотым сердцем. Ташунко легко отличница, ни к чему не придерешься. Липисина - огонь, а не кобыла. Видела в журнале приглашение принять участие в экспозиции на тему «Ваше видение огня» - так вот ее фото может претендовать на первое место. Каоги слишком прекрасен, слишком мудр и дисциплинирован, впрочем разбалован, как любой любимчик: на занятиях паинька, но когда занятия заканчиваются - сразу хулиганит.
Периодично снимаю на съемочных площадках, в павильонах Ленфильма. Фотосъемка на съемках фильма - а это неизменно трудно, потому как все лучшие точки заняты операторами, а когда сцену либо эпизод сняли, и я умоляю актеров задержаться на минуту и повторить то, что они делали для кино, для меня, все, даже самые знаменитые, начинают трудиться на камеру, поворачиваться, улыбаться и красоваться. Вот это самое трудное в работе на съемочной площадке. К тому же все неизменно дюже длинно. Три часа грим, потом репетиция, потом сама съемка, где я могу сделать несколько кадров, потом вновь грим, репетиция, дубли и еще несколько кадров. И так с раннего утра и до поздней ночи. Дабы не тосковать, я фотографирую все и всех вокруг: гримеров, костюмеров и каждые таинства нанесения грима. Каждому делаю портреты в прекрасном свете, потом отдаю на диске, дабы люди отпечатали, что им нравится. Артисты дюже любят фотографироваться на память в костюмах, и я заодно развлекаюсь. Изредка доводится вставать за видеокамеру - тогда делаю и фото и видео.
Но это все тоже, безусловно, «лошадиные» фильмы. Ребенка я с лошадьми не снимаю, только если рядом и сурово у отца на руках. Что бы ни говорили, но дети и лошади несовместимы: только дюже больная лошадь может быть довольно «тихой и смирной», то есть безвредной для ребенка. Подходить к лошади может только зрелый человек, обладающий теоретическими и утилитарным познаниями.
Нелошадиную домашнюю хронику ведет мама. Мама любитель, но дюже одарена, и ее работы теснее обошли все русские СМИ. А я сама за малышом неизменно не поспеваю. Постановочной детской фотографии я не люблю, да и времени на это нет. Правда, если застаю ребенка у отца на коленях и свет отменен, первая мысль, безусловно, - нужно поспеть снять! И бегу за камерой.
И правда мне доводилось в жизни снимать каждое - помню, даже какие-то монументы на Смоленском кладбище для «Огонька» делала - теперь у меня нет времени на факультативные съемки. Я основной редактор журнала Nevzorov Haute Ecole, президент Лошадиной Революции, Член ученого совета Заокеанской Академии Лошадиных Наук, у меня статьи, книги, ученики, колледж. Мне легко некогда ходить по ночному городу с камерой на груди в поисках увлекательных кадров. Даже мыслей таких не появляется. Все самое значимое в моей жизни - у меня рядом. Дома. Любимые люди. И любимые лошади. Все.
Для наших сегодняшних читателей, мы подготовили автобиографию увлекательной фигуры, действие которой знаменита во многих уголках мира. Представляем вашему вниманию Александра Невзорова - режиссера-постановщика, публициста, видеоблогера и ученого-ипполога.
До недавних пор, он занимался репортерской деятельностью, а также вел известную передачу на телевидении, которая стала самой рейтинговой. Вдобавок ко каждому, стоит подметить, что Александр является участником военных действий, а позже занял места депутата Государственной Думы.
Многие, кто следят за его деятельностью, подмечают, что он блестящий пример нонконформиста, тот, что не поддерживает государственный правопорядок.
Прежде чем говорить о достижениях определенного человека, некоторым людям будет увлекательно узнать внешние данные кумира. Следственно, если вы являетесь именно таким, предположим вам рост, вес, возраст. Сколько лет Александру Невзорову - именно такой вопрос могут задать разные почитатели его трудов. Выходит, приблизительный рост составляет чуть больше 180 сантиметров, а вес - 78 килограмм.

Летом 2018 года, будет подмечать свой юбилейный, 60-тый День варенья Александр Невзоров. Фото в молодости и теперь легко разыскать в Интернете и сравнить, какие возрастные метаморфозы коснулись корреспондента за все время.
Биография и личная жизнь Александра Невзорова
Биография и личная жизнь Александра Невзорова - это именно то, чем интересуются новые поклонники перед постижением трудов. Родился он в августе 1958 года, в городе Ленинград. Знаменательно, что свою грядущую действие, мальчуган «подсмотрел» в своей семье. Мать Галина работала журналисткой. Об отце, Александр никогда не рассказывает - он его не помнит.
В школе, помимо основных предметов, мальчуган добавочно постигал французский язык. Также, будучи юношей, начал петь в православном храме. Позже школы, он обучается в литературном университете. В то же время, ему удалось избежать армии, притворившись психически больным. В период 80-90-х годов, сменил большое число профессий, среди которых был и грузчик, и секретарь, и сценарист, и даже каскадер.
Карьере на телевидении дан был старт в 1983 году. Первая работа - журналист выпусков новостей, а теснее через 4 года, Александр начинает вести передачу «600 секунд». Чуть позднее, его фотографии украшали советские календари, наравне с другими вестимыми обитателями Ленинграда.
Популярность приносит и отрицательные итоги - в 90-х, на корреспондента напали - он получил огнестрельное ранение. В 1991 году была снята первая документальная лента - «Наши». Тут рассказывалось о Литовском правительстве, которое поддерживало отделение от СССР.

Примерно в тот же период, работал в жюри Каннского фестиваля. Был принят в государственную думу, впрочем примерно не возникал в ней и не голосовал за принятие законов.
В 1995 году выходит документальный фильм «Преступная Россия» - тут, Александр сыграл самого себя. Также, вышла картина «Чистилище», в которой рассказывалось об ужасах чеченских войн. «Чистилище» под авторством Невзорова также придерживает этих рамок.
В начале тысячелетия, увлекся лошадьми. Основал свою школу, где обучал людей иппологии - сюда входило и обращение с звериными, и история и другое. В 2004 году, по данной тематике вышел художественный фильм. Через два года была снята документальная картина, которая помогает в воспитании лошадей.
В 2012 году, Невзоров становится доверенным лицом главы государства. Сам он подмечает, что его религиозные взоры не мешали этому. С начала 2000-х, корреспондент занимает отчетливую позицию, где выступает вопреки православия и повсеместного его насаждения.
Первые романтические отношения Александра начались в 80-х годах. Тогда, избранницей стала Наталья, на которой позднее женился корреспондент. Родилась дочка, впрочем скоро, брак распался. Дальнейшей избранницей стала Лидия, через некоторое время, они сыграли свадьбу и до сего времени живут радостной семьей. Также, ходили сплетни об еще одном браке, впрочем артистка, которой это приписывали, заявила - это выдумка.
Семья и дети Александра Невзорова
Семья и дети Александра Невзорова также волнует поклонников, и не ошеломительно - тут есть что рассказать. Сам грядущий корреспондент воспитывался в неполной семье - бабушка и мама. Мама, к слову, была корреспондентом. Её папа работал в МГБ и боролся с террористическими организациями в Литве, которая в тот момент входила в состав СССР. Невзоров рассказывает, что папы своего не видел, следственно информации о нем нет.

Сейчас, у корреспондента двое детей. Впрочем, когда он расстался со своей первой супругой - перестал помогать дочке, и в её воспитании примерно не участвовал. Подробнее о детях мы расскажем ниже.
Сын Александра Невзорова - Александр
Сын Александра Невзорова - Александр родился в 2007 году. На тот момент, корреспондент был женат на Лидии. К слову, именно в этом браке, по-бывшему состоит Александр. Теперь мальчугану теснее 11 лет, и родители всецело привлечены в воспитание своего сына.

Те, кто следят за персоной Александра, теснее начали гадать - окажет ли могущество семья на выбор последующей профессии. Сами родители говорят, что какой бы путь не предпочел сын - они его поддержат. Их дело - помогать и подсказывать ему. Вестимо, что Невзоров младший получает классное школьное образование, и заодно начинает постигать зарубежные языки.
Дочь Александра Невзорова - Полина
Дочь Александра Невзорова - Полина является первенцем в семье корреспондента. Родилась она в то время, когда он состоял в первом браке. Впрочем позже развода, он прекратил всякое общение со своей супругой и дочкой.

На данный момент вестимо, что Полина вышла замуж за русского артиста Сергея Горобченко. Свадьба состоялась в 2007 году. О внуках вестимого корреспондента говорить трудно, т.к. немного информации, касательно дочке. Некоторые издания говорят о пяти детях - судить трудно. Да и сам Александр вряд ли узнает о пополнении одним из первых - дочка и папа не поддерживают даже дружеских отношений.
Бывшая жена Александра Невзорова - Наталья Невзорова
Бывшая жена Александра Невзорова - Наталья Невзорова познакомилась со своим грядущим супругом, когда они оба попали в церковный хор. Заодно с этим, женщина является научным работником в рукописном отделе Русской национальной библиотеки. Симпатия появилась примерно единовременно, и у обоих сразу.
В середине 80-х, молодые люди сыграли свадьбу, и чуть позднее, родилась дочка Полина. Но брак не был длинным - знакомые говорят, что он первоначально был неудовлетворительно прочным. Некоторые объединяют это с непрерывными командировками супруга. Некогда, он примитивно подал на развод и прекратил всякое общение с родными людьми.
Жена Александра Невзорова - Лидия Невзорова
Жена Александра Невзорова - Лидия Невзорова родилась в 1973 году, и как вы теснее посчитали, она младше мужа на 16 лет. Но разница в возрасте никак не повлияла на отношения либо формальный брак. В то время, Лидия рисовала картины и так же, как и грядущий муж, увлекалась лошадьми. Финально же, всеобщие интересы привлекли молодых людей, и появилась любовь с первого взора.

Журналист рассказывает, что он рад встрече с женой. Также, по многочисленным фотографиям дозволено сказать, что оба мужа радостны, воспитывают сына Сашу. Помимо семейных дел, супружеская пара продолжает заниматься иппологией, и ведут свою школу.
Александр Невзоров болен раком легких
Несколько лет назад, вестимый публицист изменился наружно, причем, это было невидимо даже в жанре одежде. Многие начали говорить о болезни, в частности, что Александр Невзоров болен раком легких.

Журналисты начали создавать двойственные статьи, где сопоставляли внешний вид мужчины и приводить разные аргументы. Сам публицист не комментировал разные заявления. Со временем, разные заголовки, как бы «Невзоров Александр Глебович болен раком» сошли на «нет» и огромнее не публиковались. Теперь дозволено сказать, что корреспондент не собственное здоровье, и продолжает заниматься своей деятельностью.
Инстаграм и Википедия Александра Невзорова
Многие вестимые люди заводят страницы в общественных сетях, дабы общаться с фанатами, рекламировать собственную действие и другое. Наш сегодняшний герой - не исключение, и его формальные страницы легко разыскать при помощи интернета.

Наряду с этим, Инстаграм и Википедия Александра Невзорова становятся все знаменитее. В общественной сети собрано огромное число подписчиков, которые следят за жизнью корреспондента - там зачастую публикуются фотографии в кругу семьи. В Википедии, всякий желающий сумеет разыскать основную информацию о жизни, деятельности и творчестве Невзорова.

Категория: 

Оценить: 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

  _  __  _   _   ____    ____     ___    ____  
| |/ / | | | | | __ ) | __ ) / _ \ | __ )
| ' / | | | | | _ \ | _ \ | | | | | _ \
| . \ | |_| | | |_) | | |_) | | |_| | | |_) |
|_|\_\ \___/ |____/ |____/ \__\_\ |____/
Enter the code depicted in ASCII art style.

Похожие публикации по теме