«О любом губернаторе ходят слухи, что скоро он перестанет быть губернатором. «О любом губернаторе ходят слухи, что скоро он перестанет быть губернатором Спикер не был договорной фигурой

Вот уже шестой год «Общая газета.РУ» составляет и публикует рейтинги людей, которые являются организаторами политических и избирательных процессов в России.

Речь, как и прежде, идет не об известных политиках и государственных деятелях, а о политтехнологах и политических советниках - людях, которые «делают» политиков такими, какими мы их видим, создают партии и помогают им побеждать на выборах, а также являются идеологами и организаторами политических кампаний и «всенародных» акций. В 2012 году, в преддверии нового избирательного цикла, который обещает быть интересным в силу возврата прямых выборов губернаторов и появления новых партий, мы продолжаем наш проект.

Работа над рейтингом политтехнологов продолжалась в течение всего 2011 и первого квартала 2012 гг., и проводилась силами наших журналистов, экспертов и региональных корреспондентов. Выход нашего рейтинга мы решили приурочить к принятию закона о выборах губернаторов. Сегодня мы представляем результат нашего исследования, исходя из которого, можно понять, кто именно и насколько эффективно «рулит» в России выборами.

Методология исследования: В опросе, по традиции, участвовали 100 действующих политиков, депутатов, политтехнологов, журналистов. Участникам опроса было предложено самим назвать «ведущую двадцатку политтехнологов». Таким образом, в зависимости от частоты упоминания тех или иных фамилий, был составлен данный рейтинг. Опрашиваемые были предупреждены, что они могут называть, только носителей «политтехнологической компетентности», то есть людей, которые реально сами являются специалистами в области формирования общественного мнения, организаторами предвыборных и политических кампаний.

Президент и премьер-министр России

Чистые политики (С. Нарышкин, В. Матвиенко и т.п.)

Политики-идеологи (например, Г.Зюганов, В.Жириновский, С. Миронов, Н. Левичев и проч.)

Политологи-эксперты (например, И. Бунин, Д. Орлов, С.Марков, М.Леонтьев, М.Шевченко и т.п.)

Социологи (например, В.Федоров, А. Ослон и.т.п.)

Чистые чиновники, партийные функционеры, лидеры фракций (например, С. Иванов, И.Сечин, В. Сурков, С. Неверов, А.Воробьев и.т.п.)

Журналисты и руководители СМИ (К.Эрнст, А. Габрелянов, А. Пиманов и т.п.)

Рейтинг

1.Вячеслав Володин

100 упоминаний. «Новичок» в нашем рейтинге, который сразу занял в 1 место. Что закономерно. Будучи Первым заместителем Руководителя Администрации Президента РФ, теперь Володин является куратором и демиургом всей внутренней политики России. Именно ему приписывают идею создания «Общероссийского Народного Фронта», который, несмотря на скептическое к нему отношение части экспертного сообщества и СМИ, продемонстрировал свою эффективность. Доказательство этому - высокий результат В. Путина на выборах Президента в марте этого года.

2.Дмитрий Песков

98 упоминаний. Пресс-секретарь премьер-министра России, который теперь становится пресс-секретарем Президента. С момента предыдущего рейтинга стал публичной фигурой, играющей не последнюю роль в формировании имиджа избранного Президента и удержании высокого рейтинга. Песков не только вдохновитель, организатор и комментатор многочисленных пиар-акций В.Путина, он умелый манипулятор общественным мнением.

3. Наталья Тимакова

95 упоминаний. Пресс-секретарь бывшего Президента России и, по-видимому, следующего Премьер-министра. Ее главная заслуга в том, что Дмитрий Медведев приучил власть присутствовать в интернете. Именно она ответственна за появление новых форматов общения Д.Медведева с народом (блоги, твиттер и проч.), которые уже прочно вошли в моду у всего политического бомонда. Тимакова так же была душой всех «промедведевских сил», идеологом ключевых заявлений и инициатив экс-Президента. «Свобода лучше, чем несвобода» запомнится надолго. В связи с тем, что Д.Медведев возглавит «Единую Россию», можно ожидать, что Н. Тимакова будет в числе авторов идеологии обновленной партии.

4. Константин Костин

90 упоминаний. Начальник Управления внутренней политики Администрации Президента. Человек из команды прежнего куратора и идеолога внутренней политики В. Суркова, сумевший не только сохранить позиции, но и продвинуться по карьерной лестнице.

5. Радий Хабиров

87 упоминаний. Заместитель начальника Управления внутренней политики Администрации президента РФ, куратор всех политических партий России, которому теперь, с появлением нового закона о политических партиях, прибавится работы.

6. Сергей Железняк

79 упоминаний. Первый заместитель секретаря Президиума Генсовета «Единой России». В прошлом генеральный директор News Outdoor Russia, крупнейшего оператора на рынке наружной рекламы страны. Сегодня главный идеолог и пропагандист «Единой России». Человек, благодаря активности которого, партия отбивается от многочисленных критиков. Под его кураторством готовится концепция модернизации партии.

7. Алексей Чеснаков

76 упоминаний. В прошлом руководитель общественного совета при Генсовете «Единой России», бывший высокопоставленный кремлевский куратор всех СМИ. Ныне руководитель научного совета «Центра политической конъюнктуры». Продолжает активно формировать общественное мнение в пользу партии власти в публичном пространстве.

8. Евгений Минченко

75 упоминаний. Значительно вырос за полтора года в рейтинге. Глава «Международного института политической экспертизы». Политтехнолог и лоббист, публикует «Рейтинг политической выживаемости губернаторов». Один из самых цитируемых и востребованных экспертов и практикующих политических консультантов.

9. Илья Митькин (Спокойнов)

72 упоминания. Активно работающий политтехнолог - практик, работающий с руководством партии власти. Автор многих региональных побед «Единой России».

10.Константин Калачев

69 упоминаний. В 90-х годах создатель «Партии любителей пива», в дальнейшем один из наиболее известных политконсультантов 90-х, вице- мэр г. Волгограда, как сотрудник Центрального исполнительного комитета «Единой России» был одним из основных политтехнологов партии. Ныне руководитель «Политической экспертной группы», автор «Индекса избираемости губернаторов».

11. Олег Михеев

66 упоминаний. Главный политтехнолог «Справедливой России», чей результат на думских выборах в декабре 2011 года превзошел ожидания. Автор громких кампаний партий в ряде регионов. Уроженец Волгограда. Депутат Государственной Думы.

12. Станислав Белковский

63 упоминания. Президент Института Национальной Стратегии. Уже многие годы - главный идеолог и политтехнолог анти-путинской оппозиции.

13. Глеб Павловский

62 упоминания. Прославился как Президент «Фонда эффективной политики», долгие годы представлявшего интересы Администрации Президента. Автор и исполнитель многих кремлевских проектов, который постепенно утратил свое влияние и перешел в оппозицию.

14. Евгений Сучков

59 упоминаний. Директор Института избирательных технологий, соавтор книги «Политические технологии», ставшей настольной для многих начинающих политтехнологов. Автор громких побед партии власти и ее представителей в Астрахани в последние годы.

15. Модест Колеров

57 упоминаний. Владелец и директор информационного агентства «Регнум». В прошлом начальник управления по межрегиональным и культурным связям Администрации Президента РФ. Оператор российских интересов в странах ближнего зарубежья.

16. Олег Матвейчев

56 упоминаний. Бывший советник управления внутренней политики Администрации Президента РФ, бывший заместитель губернаторов Вологодской и Волгоградской областей. Автор популярных книг по политическому консультированию и политологии. Как популярный блогер прославился на весь интернет призывом «намотать на гусеницы оппозицию». Ныне профессор Высшей школы экономики.

17. Дмитрий Гусев

55 упоминаний. Создатель и руководитель «Бакстер-групп», организации являющейся одним из лидеров рынка по получению заказов на выборы.

18. Григорий Казанков

53 упоминания. Бывший член команды легендарной Ю.Русовой. Бывший советник губернатора Вологодской области, развернувший всероссийскую кампанию по продвижению Деда Мороза из Великого Устюга. Активно-практикующий политтехнолог, в основном работающий с «Единой Россией»

19. Андрей Гнатюк

52 упоминаний. Президент холдинга «Группа-ИМА». Бывший подрядчик большинства пиар-проектов бывшего столичного мэра Юрия Лужкова. Организатор главной общероссийской премии в области пиар - «Серебряный Лучник». Легенда политтехнологий 90-х годов.

20. Андрей Богданов

51 упоминание. Политтехнолог. Был кандидатом в Президенты РФ. «Увел» Правое Дело у Михаила Прохорова. Ныне занят созданием и регистрацией многочисленных партий.

От 40 до 50 упоминаний так же набрали следующие политтехнологи: И. Минтусов, А. Трубецкой-Кошмаров, Е. Малкин, М. Григорьев, О. Пахолков, А. Ситников, А.Баков, В. Полуэктов, А.Чадаев, Е.Островский, С.Маркелов.

Занимается выборами с 1989 года, принимал участие в избирательной кампании Александра Лебедя, работал с губернатором Вологодской области Вячеславом Позгалевым. Внес большой вклад в продвижение города Великого Устюга как туристической точки и «Родины Деда Мороза».

Политические технологии — это самые разнообразные способы влияния на формирование общественного мнения и для достижения различных общественно-политических задач.

Я не думаю, что политические технологии когда-то «приходили» в Россию. Они были всегда, во всяком случае последние лет сто, поскольку в этот период была создана колоссальная машина по влиянию на общественное мнение. Хотя это были безусловно специфические политтехнологические задачи. В современном понимании политические технологии стали развиваться в России вместе с появлением конкурентной политики, примерно с 1988 года. Но опять же они не особенно сюда пришли: политтехнологии специально не экспортировались. Конечно, какой-то мировой опыт был затем воспринят, но это не было принципиальным моментом. В России политические технологии развивались весьма специфическим образом.

Кстати, насколько я знаю само понятие «политические технологии» в мире не очень-то и существует. Его придумали мы сами, потому что не хотели называться политологами, поскольку мы занимаемся несколько иными вещами. Мы не хотели называться и имиджмейкерами — это сужает наш род деятельности до организации предвыборных кампаний. А все, кто этими вещами стал заниматься в конце 1980-х годов, хорошо понимали, что дело не только в выборах — вопрос гораздо более серьезный. Так в России и появился термин «политические технологии».

Этот термин я придумал с моим товарищем Александром Урмановым в 1990 году. Я не убежден, что мы одни были такие, тогда он носился в воздухе. Но если нет других претендентов, то тогда мы будем авторами.

Мне всю жизнь было интересно, как в остальном мире устроены выборы, у нас такого не было. Вот вы не поверите, но с детства хотел этим заниматься. Но поскольку этого не было, то я получил совсем другое образование. Я химик, и прекрасно себя чувствовал. В 1988 - 1989 годах я с командой единомышленников провел замечательную кампанию, хотя мы тогда ничего не знали и не умели. У нас был потрясающий кандидат — Алексей Михайлович Емельянов, на тот момент заведующий кафедрой сельского хозяйства экономического факультета МГУ. Затем он стал президентом Академии госслужбы при президенте РФ. Он прошел в Верховный Совет СССР.

Почему мы достигли тогда успеха? Во многом из-за того, что у нас был очень хороший кандидат и очень хороший оппонент — знаменитый советский юрист, автор передачи «Человек и закон». Оба были демократически настроены. А тогда было просто, если ты кандидат в Москве и демократически настроен, то побеждаешь. Была сильнейшая борьба. В какой-то момент стало ясно, что нужно всегда говорить правду, всё равно выплывет. Наш кандидат и без того был человеком искренним и открытым, блестяще проводил встречи с избирателями. И в отличие от своего оппонента всегда говорил правду — тот часто лукавил.

Я не думаю, что политтехнологи делятся по каким-то специализациям. Люди, которые могут называть себя политтехнологами, как раз понимают какой им нужен инструментарий под конкретную цель. И они должны уметь подобрать уже команду под её выполнение. Один человек, естественно, ничего сделать не может. Поэтому политтехнолог должен понимать, как работает каждый инструмент, и может найти людей, которые умеют с ним работать. Эти люди должны хорошо сочетаться с друг другом. Важно, чтобы была команда. Довольно часто бывает так, что талантливые участники команды начинают гасить друг друга, и всё в результате сводится к взаимным дрязгам. Политтехнолог — человек универсальный: он процесс придумывает, его организовывает и им руководит.

Больше мне нравилось работать при Ельцине. В то время было гораздо больше возможностей для творческой самореализации у всех, в том числе и у политтехнологов. Было больше драйва у людей, которые шли во власть, они понимали, зачем они это делают. У многих были, конечно, финансовые и карьерные интересы, но было и довольно много таких, кто хотел заниматься политикой в чистом виде. Сейчас с этим стало сложнее. Система стала более устоявшейся и жёсткой. Надо сказать, что и возможностей для общения кандидата (я сейчас про выборы говорю) с избирателем стало меньше. Всё жёстко регламентировано законом. Это не плохо, но он так устроен, что затрудняет общение между кандидатом и избирателем.

Я участвовал в избирательной кампании 1996 года в штабе Александра Ивановича Лебедя. Совсем уж спойлером, если мы вспомним Александра Ивановича, в той кампании он быть не мог. Но безусловно существовали определённые договоренности, что нормально. Спойлер — в классическом понимании это кандидат, которого ведут люди другого кандидата, а он — кукла, надетая на руку этих страшных кукловодов. Александр Иванович таким человеком не был. Он объективно политически забирал много от электората, протестного и патриотичного, но не коммунистически настроенного. Была ли вероятность, что этот электорат уйдет к Зюганову? Да, была. Но, если бы Геннадий Андреевич не вел кампанию совсем уж под красным знаменем с портретом Сталина на нем, это могло бы произойти. Но тогда это отпугивало людей.

Про те выборы много говорят, много легенд ходит. Но я считаю, что, прежде всего, их проиграл сам Зюганов, и в каком-то смысле он сделал это еще до выборов. Сразу после парламентских выборов зимы 1995 года мы собрались небольшой компанией действующих на тот момент политтехнологов — это была первая наша корпоративная встреча, на которой мы обсудили, что происходит с политикой и нашей профессией в стране. На ней мы чисто умозрительно попытались решить, как Ельцин со своим тогдашним рейтингом, может выиграть выборы. Все сошлись на том, что Зюганову просто нужно начать вести себя как уже состоявшемуся президенту — люди это увидят и отшатнутся. Он ровно это и сделал. В конце марта - начале апреля 1996 года он стал выступать как президент. Стал говорить вещи, которые очень многим людям не импонировали. У него был свой электорат, который с легкостью принимал Сталина на красном флаге, но для привлечения нового они не сделали ничего.

Насчет фальсификаций я не знаю. В то время ещё не было таких изощренных избирательных технологий. Они в каком-то виде были, конечно. В то время много губернаторов поддерживала Зюганова, и если, используя определенные статистические инструменты, мы посмотрим на некоторые регионы, то увидим некоторые отклонения. Но в значительной степени результаты выборов были честные.

Суммарная роль политтехнологов в победе Ельцина, конечно, была высока. Но высока роль политтехнологов и в поражении Зюганова, потому что они тоже у него были и провели ту кампанию, которую провели. С Борисом Николаевичем работали самые разные люди. И те из них, кто управлял ситуацией, реально сделали очень много для победы. Ельцин тогда, действительно, изменился, буквально восстал. Было впечатление, что он борется с собой прежним. Это производило сильное впечатление, и это явная заслуга политтехнологов.

Мне повезло в своей жизни встретить человека, который работал губернатором, и у нас совпадали взгляды на то, что надо делать. Вячеслав Евгеньевич Позгалёв предпочитал работать исключительно политическими методами. Много он работал и с социальными технологиями. Благодаря этому выборы у него получались сами собой. Он понимал, что нужно работать постоянно, нашёл огромное количество каналов коммуникаций с населением региона и различными его стратами. Позгалёв эту систему выстраивал очень долго. Что-то не удалось сделать. Дело не в том, что я был советником губернатора (корочки могло и не быть), мне было безумно приятно и интересно работать с Позгалёвым. Я рад, что такие люди есть и сейчас.

Собственно, идея объявить Великий Устюг родиной Деда Мороза принадлежала самому Позгалёву. Это классная идея. Можно спорить, что было сделано правильно, а что нет, но проект живет, бренд процветает. Это многое говорит о качестве изначальной идеи. Не всё в нём развивается оптимально, но тот факт, что количество людей, которые не только зимой, но и летом хотят посетить Устюг, стабильно превышает его возможности, демонстрирует силу бренда. И это при том, что деньги, вложенные в него, нельзя назвать большими.

Кстати, Позгалёв также сам придумал выдвинуть Деда Мороза на роль символа Олимпиады в Сочи. А вот «предвыборную кампанию» Деда Мороза на эту роль вёл уже я. Её я считаю в целом удачной. Что может быть более русское и зимнее, чем Дед Мороз?

Многие мои коллеги пошли работать заместителями губернаторов и мэров. У каждого из них были свои мотивы этого решения. Бывают же совершенно разные жизненные обстоятельства. Кому-то интересно попробовать себя в новом качестве, почувствовать себя с той стороны. Кого-то привлекала карьера в государственной службе. Кто-то хотел из этой сферы затем перейти в публичную политику. Это касается и партийных структур. Некоторые мои коллеги предпочитают работать внутри партии, но есть те, кто этого не делает принципиально. У меня никогда не было желания идти во власть. Меня это не привлекает, этот вид деятельности не для меня. Возникают жёсткие ограничения при принятии собственных решений.

Карьеру политтехнолога с нуля можно сделать и сегодня. В силу того, что я до сих пор преподаю химию и у меня в команде много молодых людей, могу сказать, что они во всем отличаются от нас: в образе жизни и во взглядах на мир. Благодаря этому можно найти совершенно иные подходы и инструменты, которых никогда ранее не было. И если понимать, что именно это поколение с каждым годом будет все более значимым, и целенаправленно работать с ним прямо сейчас, то со временем можно достигнуть в сфере политических технологий значительных результатов.

Политтехнолог должен иметь незасорённые мозги. Работать в этой профессии можно, только имея жёсткие внутренние принципы. Они у всех, конечно, разные. Но без этого ничего не получится. Без них тебя просто сломают. Довольно часто возникают жесткие ситуации с клиентами и другими людьми, и если каждый раз исходить из набора каких-то новых установок, то вряд ли у вас что-то получится.

Вопрос денег играет важную роль. Если их много, то деньги заставят меня хорошо работать. Конечно же, есть люди, с которыми я ни за какие деньги не стану работать, думаю, такой список есть у каждого из моих коллег. Но у всех он разный.

Я не очень понимаю, как может происходить лицензирование политтехнологов. На основании чего? Сдачи нормативов и экзаменов? Что в них тогда должно быть? На основании профильного образования? У нас нет профильного образования. Ведь политологическое и социологическое образование принципиально другое. Оно полезно, но не принципиально. На основании какого-то опыта? Но любая кампания носит закрытый характер, туда не пускают посторонних. И это правильно.

Мне повезло работать с Алексеем Леонардовичем Головковым, который предложил через Бурбулиса идею гайдаровского правительства, потом он создал и придумал «Наш дом - Россию» и предложил затем «Единство» Березовскому. Повлиял ли он на историю? Это к вопросу о роли политтехнологов в постсоветской России. При этом он был руководителем аппарата правительства, возглавлял «Росгосстрах», был депутатом Госдумы, у него в карьере были высокие должности. Но всё, чем он в реальности занимался — это были обычные политические технологии.

А химию я преподаю в свободное от политтехнологий время.

В 1985 году 23 апреля в программе «Время» смотрел репортаж об Апрельском пленуме ЦК КПСС. Был студентом в это время, учился.

До конца апреля в каждом регионе, где осенью этого года пройдут выборы губернаторов, будет определен главный политтехнолог кампании. Сейчас по линии Кремля, полпредств, некоторых госкорпораций, экспертных фондов и самих глав субъектов все еще продолжается согласование кандидатур. Собеседники издания, близкие к Кремлю, отмечают, что новый тренд этой кампании - стремление многих губернаторов, идущих на выборы этой осенью, получить политтехнолога, одобренного управлением внутренней политики (УВП) администрации президента. По одной из версий, предполагается, что такая схема позволит региональным кампаниям остаться в рамках единого сценария и стилистики, которые будут разработаны новым прокремлевским фондом.

«Главным игроком на выборах губернаторов будет этот фонд. И все остальные технологи будут на него ориентироваться», - говорит источник агентства, причастный к созданию новой организации. Напомним, ранее СМИ предполагали, что председателем правления создаваемого фонда станет декан факультета политологии МГУ Андрей Шутов. Кроме того, по информации РБК, главой попечительского совета может стать экс-спикер Госдумы Борис Грызлов.

Политтехнолог Андрей Колядин говорит, что процесс согласования политтехнологов - это встречное движение интересов Кремля и губернаторов: «Бесспорно, АП не упускает возможности для того, чтобы влиять на этот процесс, и влиять не только с точки зрения „люблю-не люблю“, но и исходя из того, смогут ли данные товарищи выполнить те задачи, которые поставлены перед АП для продвижения основных кандидатов. И все-таки главным фактором в определении того, кто будет работать на территории, останется желание губернаторов».

Генеральный директор BAIKAL Communications Group Эдуард Войтенко считает, что формат рекомендаций сегодня - это бизнес-инструмент политтехнологов, а не палочка-выручалочка для глав регионов.

Федеральные политтехнологи, уже получившие подряды в регионах, в разговорах с корреспондентом «URA.RU» говорят, что их согласование в Кремле носило скорее символический характер. Но были и конфликтные сценарии, когда в ряде территорий совпадали интересы разных политических групп.

Например, что в Пермском крае при определении консультанта на выборы возникло сразу несколько кандидатур. По версии издания, замглавы УВП Александр Харичев порекомендовал врио губернатора Максиму Решетникову Олега Матвейчева и Дмитрия Орлова. Но вице-мэр Москвы Анастасия Ракова (Решетников считается членом команды Сергея Собянина) пролоббировала кандидатуру руководителя Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) Константина Костина.

По информации «URA.RU», из-за загруженности федеральными проектами Костин не может регулярно бывать в регионе: в связи с этим на некоторые участки работ могут быть привлечены технологи Bakster group, в частности называется фамилия самого руководителя агентства Дмитрия Гусева. В комментарии для издания политтехнолог Гусев сказал, что не может ни подтвердить, ни опровергнуть факт переговоров.

В Новгородской области выбор главного политтехнолога прошел спокойно: им стал глава АПЭК Дмитрий Орлов, эксперт, хорошо известный на федеральной и региональной полянах. По информации «URA.RU», его кандидатура была оперативно согласована: врио губернатора Андрей Никитин сам назвал фамилию политконсультанта, а в Кремле поддержали такой выбор.

В Ярославской области руководитель региона Дмитрий Миронов обратился за помощью в Кремль для определения главного политтехнолога, говорят собеседники агентства. В результате в регион был делегирован политтехнолог Григорий Казанков. Источники «URA.RU» в региональных структурах власти рассказывают: будучи выходцем из правоохранительных органов, Миронов признает у себя отсутствие политического опыта и поэтому надеется на помощь «федеральных товарищей». «Казанков хорошо знает Ярославль, он тут неоднократно работал, у него есть своя профессиональная команда», - говорит осведомленный собеседник издания.

Схожая проблема возникла и в Кировской области, где врио губернатора был назначен бывший руководитель Росреестра Игорь Васильев. «И хотя у Васильева есть политический опыт (с 2004 по 2010 был членом Совета Федерации), рынок политтехнологий остался для него незнакомой сферой», - поясняют собеседники агентства, близкие к команде губернатора. Как уже писал «Коммерсант», проведение предвыборной кампании в этом регионе будет курировать компания «Полилог», которая считается близкой к Кремлю. А главным технологом станет Алексей Обыденков.

В Севастополе сложилась ситуация, при которой вокруг губернатора сконцентрировались несколько групп политтехнологов. В результате у местных элит есть непонимание того, кто должен вести кампанию и отвечать за нее. Представители регионального политического истеблишмента называют двух человек, которых якобы назначили курировать выборы губернатора: руководителя российской консалтинговой компании «Имидж-контакт» Алексея Ситникова и директора департамента общественных коммуникаций Севастополя, экс-помощника уральского полпреда Андрея Перлу.

По версии собеседников агентства, у Ситникова и Перлы расходятся взгляды на проведение кампании, что может привести к конфликту интересов. Но два федеральных чиновника рассказали, что Ситников будет присутствовать в Севастополе исключительно как ведущий эксперт по крауд-технологиям и «фабрикам мысли». Его привлекли в рамках создания стратегии развития региона (программы в сфере туризма, совместные проекты с АСИ, Минздравом). Собеседники агентства в окружении врио Дмитрия Овсянникова говорят, что главным модератором в предвыборной кампании Севастополя будет выступать Ростех (компания имеет свои интересы в регионе).

В процессе согласования политтехнологов в некоторых регионах важную роль также играют полпредства, говорят осведомленные источники.

В Карелии врио губернатора Артура Парфенчикова консультирует сейчас политтехнолог Алексей Васильев, который впоследствии может стать ответственным за всю кампанию в регионе. Местные чиновники говорят, что его кандидатуру пролоббировал один из заместителей полпреда СЗФО Николая Цуканова. В Калининградской области ожидается, что за кампанию врио Антона Алиханова будет отвечать заместитель полпреда СЗФО Михаил Ведерников. Возможно, к работе также будет привлечен местный политтехнолог Алексей Высоцкий, который работал с прежним губернатором Цукановым.

В четырех регионах (это Мордовия, Свердловская, Саратовская и Белгородская области) губернаторы все еще не получили статус врио, а значит, пока еще нельзя говорить наверняка о технологах, которые будут проводить кампании в этих регионах. Но собеседники агентства отмечают, что в Белгородской области Евгений Савченко, скорее всего, захочет работать со своими местными специалистами без «федеральных гостей». А в Свердловской области уже есть потенциальный куратор - известный политолог Глеб Кузнецов. Его кандидатуру в ближайшие дни должны утвердить в УВП.

Политолог Николай Миронов называет главные критерии при подборе политтехнологов: «Ценятся контакты в СМИ, федеральные связи, портфель выигранных кампаний. Хорошо, когда у политкоснультанта есть своя команда из сильных юристов». Эксперт также говорит о возможных форматах первичных переговоров между губернатором и политтехнологами: губернатор обычно собирает экспертное мини-совещание в ресторанном формате, на которое приглашается определенное количество технологов. Он перед ними выступает, там же сидят замы, которые будут вести кампанию. А дальше этих технологов тоже просят высказаться. Потом проводятся индивидуальные встречи».

В ходе переговоров с политтехнологами одним из самых важных моментов считается определение бюджета кампании, который сказывается на стоимости услуг привлекаемых специалистов. На это обращают внимание все собеседники издания. Цена прежде всего определяется с учетом уровня благосостояния и размера самого региона.

«Одно дело - регион с маленьким бюджетом, под названием, скажем, Рязанская область, другое - ХМАО или двухмиллионная Пермь. Тут один и тот же набор услуг может стоить по-разному. А Савченко (губернатор Белгородской области), например, вообще не нужны консультанты со стороны, у него и так все схвачено», - говорит собеседник агентства из числа политтехнологов.

Зарплата политтехнолога формируется с учетом нескольких параметров - это наличие острых межэлитных конфликтов, узнаваемость кандидата, наличие негативных кейсов. Кроме того, отдельно оценивается рабочий график политтехнолога, его медийность, состав команды и фактический объем работ.

«Ежемесячный гонорар технолога в штабе может устанавливаться, начиная с суммы от 300 тысяч до 1 млн рублей. Это без включения проживания, расходов на связь, у некоторых есть еще и суточные», - поясняет эксперт, неоднократно проводивший избирательные кампании в регионах. По его словам, самые высокие гонорары определяются главным идеологам кампании (тем самым федеральным экспертам): тут суммы могут доходить до 8-10 миллионов рублей в месяц. При этом сами политтехнологи могут появляться на территории не чаще 2-3 раз в месяц, говорят собеседники агентства.

Политолог Максим Жаров говорит, что, «чем быстрее кандидат найдет себе спонсоров на кампанию, тем быстрее появится структура, напоминающая штаб». При этом эксперт считает, что весь расклад по политтехнологам еще может измениться накануне выборов: «То, что появились сообщения в СМИ, что кто-то из политтехнологов уже начал получать подряды в тех или иных регионах, не значит ничего. Активная фаза предвыборной борьбы на губернаторских выборах начнется, вероятно, за 1-1,5 месяца до выборов. И уже тогда будет ясно, кто из политтехнологов какие подряды получил».

О прочности позиций сибирских губернаторов, об усугублении внутриэлитных конфликтов в регионах, связи политики с экономической ситуацией и о слушании по делу Василия Юрченко в интервью «Континенту Сибирь» рассказал политтехнолог ГРИГОРИЙ КАЗАНКОВ.

Григорий Казанков - политолог, доцент МГУ, владелец компании «Социальное управление», которая специализируется на проектах в области социальных технологий. Один из первых российских политтехнологов, с 1988-го по 2015 год провел около 200 избирательных кампаний. Входил в Топ-20 лучших политтехнологов России.

Ощущение неопределенности

По вашим ощущениям, в какой мере кампания в Государственную думу РФ уже началась? Или пока еще процесс находится в спящем режиме?

Думаю, спящий режим еще не выключился. Для обычных граждан выборы в Госдуму не входят ни в десятку, ни даже в двадцатку актуальных тем или интересных для обсуждения.

А если смотреть не с обывательской точки зрения, а с точки зрения активных участников политических процессов?

С одной стороны, участники политических процессов включились в кампанию, но пока это внутренняя работа, которая никак непосредственно избирателя не затрагивает. Все сводится к рассуждениям, кто по какому округу пойдет, к внутрипартийной борьбе, договоренностям. Пока никто не озвучивает предвыборные идеи, не предлагает свои программы. Это ведь самое главное в парламентской кампании, всех интересует, что будет дальше, после единого дня голосования. Пока предвыборная атмосфера сосредоточена исключительно внутри партийных кабинетов. Но еще рано - до сентября больше девяти месяцев.

- Не видны акценты, как будет формироваться предвыборная повестка?

-Никто не знает повестки. Это очень сильно зависит от того, что будет со страной. Сейчас она находится в динамичной фазе, кардинальные изменения происходят быстро, иногда в течение нескольких дней. Есть внутренняя повестка дня - ее диктует тяжелая экономическая ситуация, которая продолжает ухудшаться. Многое зависит от материального положения людей - наличия, отсутствия работы. Ситуация сложная, что неизбежно усиливает протестные настроения. С другой стороны, существует внешнеполитическая повестка. Есть общая тенденция к усилению международной роли России. Достаточно важный фактор, так как многие граждане ощущают ностальгию по великой державе.

Как две такие разнонаправленные повестки будут сосуществовать в ближайшие девять месяцев, сказать трудно. Это специфика не нынешнего электорального цикла, а исторического момента.

- Здесь кроется одно из отличий будущей кампании от парламентских выборов пятилетней давности.

-Тогда внешнеполитическая повестка практически отсутствовала. А внутриполитическая была далеко не протестной.

- А как же митинги за честные выборы и так далее?

-Протесты начались уже после выборов в Госдуму, если вы помните. Протестные настроения тогда возникли можно сказать на ровном месте. Власть их сама спровоцировала не очень грамотно, на мой взгляд, выстроенной «рокировкой» перед президентскими выборами. На самом деле история была не особенно важной для страны, но люди на нее очень болезненно отреагировали.

- Насколько протестные настроения могут быть значимы в новом электоральном цикле, по вашему мнению?

-Сложно сказать. В первую очередь потому, что в данный момент никто не дает внятных прогнозов по поводу состояния экономики через полгода. Непонятно, в какой стране люди будут жить, в какой финансовой, социальной ситуации.

Как же послания президента, обращения его к гражданам в различных прямых линиях и так далее? От главы государства не слышно мрачных речей, максимум через пару лет все более или менее устаканится…

-Что касается послания президента Федеральному Собранию, есть много толкователей, я бы не хотел в эту очередь вставать. Но с моей точки зрения, ничего особенного в президентской речи не прозвучало, по крайней мере, не было слов о том, что будет через полгода. А это очень важно: какие ценники люди увидят в магазинах, что они смогут себе позволить или не позволить, насколько это их расстроит и кого они будут винить - Обаму, губернатора, президента, пятую колонну или ИГИЛ. Я не знаю.

- Многие политические эксперты строят прогнозы…

-Для адекватного прогноза нет достаточной фактуры. Вернее, факторов, которые необходимо учитывать, слишком много. В таких условиях прогнозировать может кто угодно и что угодно, но это лишь попытка ткнуть пальцем в небо и попасть в цель. Возможно, в будущей парламентской кампании существенную роль сыграет именно это ощущение неопределенности.

Сейчас протесты идут из-за системы «Платон». Предвыборный год - хорошая почва для обращений к властям, то есть для расширения категории протестующих.

- «Платон» - очень частный случай, объединивший дальнобойщиков, потому что система бьет по карману и многим закрывает возможность зарабатывать привычным способом.

- Политические силы пытаются воспользоваться этим «частным случаем».

-Было бы странно, если бы не пытались. Конечно, на любой протест найдется сила, которая им воспользуется, иначе сам протест оформится в политическую силу. Помните, с чего начался крах советской системы? С локальных забастовок шахтеров. Факт в том, что они даже не выдвигали особых политических требований.

Я не хочу, чтобы у нас в стране наступил хаос, чтобы революция завтра началась. Я говорю о том, что многое зависит от реакции и действия властей и различных политических сил на ту или иную ситуацию. И боюсь, что системой «Платон» все не ограничится. Даже если изучить статистику: за последние год-полтора количество людей, которые относились к среднему классу, сократилось на четверть. Их выбили из категории среднего класса.

- Может, было бы лучше, если бы протесты не совпали с предвыборным годом?

-Политические силы пытаются воспользоваться ситуацией не из-за того, что год предвыборный. Политические силы отражают то, что происходит в обществе, они для этого и нужны. В последние годы было такое: политика - где-то далеко, в Москве, на жизни обычных людей не особо отражается. Но я думаю, что выборы это изменят.

Кстати, о разных странах. Вы выше упомянули о том, что многие люди испытывают ностальгию по сильной державе. Насколько эти настроения придают энергии какой-то из политических сил? Например, КПРФ, которая помогает двигать страну к двухпартийной системе?

-С одной стороны, ностальгия сильна. Но это не значит, что люди готовы к активным действиям, направленным на построение великой державы. Даже в прошедшей избирательной кампании 2015 года было понятно, что люди уже не хотят говорить про Донбасс, про Украину. Потому что глубоко в подкорке сидит страх войны. Есть страны, для которых война - это гордость за государство, победы, которые одерживаются где-то очень далеко. Для русского человека военные кампании - это трагедия, затрагивающая дом, семью.

-Я вас уверяю, большинство людей - нормальные. В какой-то момент мозги немного уходят в сторону под влиянием пропаганды или каких-то идей. Но история с Донбассом показала, что мозги встают на место.

- Пропаганда никуда не делась. Пока она еще не настолько мирная…

Советская пропаганда тоже не была мирной. Но любая пропаганда ограничена. В советские времена она распространялась в пределах «Голоса Америки», который глушили. Сейчас совершенно другие времена: Интернет, другие альтернативные источники информации влияют на мировосприятие. Конечно, телевидение тотально довлеет. Но если надо, можно войти в Интернет, он работает очень эффективно.

Включит ли власть сегодняшнюю тематику в будущую избирательную кампанию, не понятно. Это зависит, например, от того, насколько успешной будет сирийская кампания. А пока и власти, и оппозиции предстоит определяться с предвыборной тактикой. На том, сколько у каждой партии в конечном счете окажется избирателей, отразится международная и внутренняя ситуация в стране. Сейчас не предсказать.

Но можно посмотреть, как партии работают сейчас. Некоторые политические эксперты охотно строят прогнозы насчет того, изменится ли расклад в Госдуме.

-Расклад в Госдуме, безусловно, изменится. Но как - предполагать трудно. Я думаю, что в парламенте появится еще хотя бы одна партия. Потому что на самом деле все три силы системной оппозиции в значительной степени исчерпали свой ресурс. Прежде всего его исчерпали их лидеры.

- Попытаются перестроиться… Найти смену.

-Времени достаточно, чтобы перестроиться. Но позволят ли внутренние резервы это сделать?

- «Единая Россия» постулирует курс на обновление. Позволит ли это сохранить партии свою силу?

Для «ЕР» кампания будет сложной. Хотя бы потому, что она никак не сможет дистанцироваться от действий правительства. Ее формальный лидер - премьер-министр. Так что говорить о том, что правительство плохое, члены «ЕР» не смогут. Все что делает правительство, отражается на рейтинге «ЕР». Плюсы, минусы ведомства Дмитрия Медведева - это достижения и неудачи «ЕР» во внутриполитической повестке. Что касается внешнеполитического курса, за него отвечает Владимир Путин. А «ЕР» - это не его партия, в этом пространстве «Единая Россия» - в одном ряду со всеми оппозиционными силами.

Я не говорю, что «ЕР» потерпит крах в выборной кампании - в партии много квалифицированных, первоклассных специалистов, политиков. Но точно будет непросто.

- Непросто не допустить значительного сокращения большинства?

-У «ЕР» большинство относительное. «ЕР» на парламентских выборах 2011 года получила 48%. За счет успеха в одномандатных округах она, может быть, что-то удержит. Но опыт законодательных органов, прошедших через выборы по партийным спискам и по одномандатным округам, демонстрирует: одномандатники в меньшей степени готовы соблюдать фракционную дисциплину. Они больше ориентируются на мнение собственных избирателей. Лидерам фракций управлять ими будет сложно. Это чревато определенными проблемами по ряду вопросов.

С учетом того, что «Единую Россию» и так лихорадило из-за праймериз этого года. В Новосибирской области точно…

-Да везде лихорадит…

Теперь в Госдуму нового созыва пойдут не только списочники, но и одномандатники. Внутрипартийный раскол может усугубиться.

-Я не уверен, что это чревато расколом. Скорее - внутрипартийной жизнью. Но в разных регионах ситуация особая. Есть территории, где не видно желающих идти по одномандатным округам. Но в ряде областей число потенциальных одномандатников сильно превышает количество округов. Праймериз - довольно рискованная штука. Они не должны превращаться в формальность. Это конфликтно, очень дорого и хлопотно. К тому же от августа к сентябрю повестка может сильно измениться. Кандидаты много чего наговорят во время предварительного голосования, а все сказанное и все сделанное может стать мишенью для их оппонентов.

Почвы для межэлитного консенсуса больше нет

Если говорить об оппонентах, какие регионы в этом смысле выделяются? Где оппозиция может больше усложнить положение «партии власти»?

-Все крупные промышленные регионы ждет сложная кампания. Как обычно, в Сибири. Думаю, что в Новосибирске все будет очень живо и непросто. И в Красноярске тоже. Очень возможно, в Томске. Особенно в Иркутске после прошедших губернаторских выборов. На Урале - в Челябинске, в Перми. Тотально проблемный регион для власти - все субъекты Северо-Запада.

Практически во всех перечисленных регионах наблюдается усугубление внутриэлитных конфликтов. Консенсус, о достижении которого было столько сказано, исчерпан. Он был основан на договоренности о том, как делить большой бюджетный или околобюджетный пирог. Каждый получил свои стройки, дороги и так далее, губернаторы более или менее это дело разрулили. А сейчас пирог настолько сильно уменьшился, а в некоторых случаях почти исчез, что почва для консенсуса просто перестала существовать.

В Новосибирской области наблюдаются, по крайней мере во внешнем пространстве, попытки поддержания мира между разными уровнями власти. После скандальных выборов спикера ЗС Новосибирской области недовольство больше транслировалось со стороны федерального партийного руководства «Единой России».

-Достаточно здравые прагматичные люди понимают, что, помимо распрей, есть текущая работа. Ситуация сложная, нужно выживать, для этого необходимо идти на компромиссы. Но время столкновения все равно настанет - не обязательно между городом и областью или исполнительной и законодательной властью. В регионе много акторов политического процесса, которые не дадут пройти кампании тихо, гладко и скучно.

В 2014 году Василий Юрченко был снят с поста губернатора Новосибирской области в связи с утратой доверия президента. На этой неделе начнутся слушания по его делу. Мы помним, как «дело Солодкиных» било, например, по имени губернатора Красноярского края Виктора Толоконского. Неизвестно, какие имена и истории будут упоминаться по делу Юрченко.

-Безусловно, это отразится на политической ситуации в регионе. Но, например, слушание дела тульского губернатора Дудки не особенно повлияло на политический климат. То же самое можно говорить о Твери. А вот в Томске на дело экс-мэра Александра Макарова серьезно реагировали разные политические силы, граждане за ним внимательно наблюдали. Многое зависит от атмосферы в области, от фактуры, которая всплывет.

С этим пока не так все очевидно. Юрченко и под арестом не находится. В общем, исход дела непонятен, но «утрата доверия» уже произошла.

-Утрата доверия - это не уголовно наказуемое деяние. Можно быть очень плохим губернатором и управленцем, но не совершить преступлений. Ничего ужасного нет в формулировке «за утрату доверия». Юрченко же отправили не в тюрьму, а в отставку. С точки зрения президента, плохо работал. Может быть, на процессе объяснится, в чем это выражалось. Если Юрченко по уголовному кодексу окажется чист, граждане зададут вопрос: и что это такое было?

Как показывает практика, некоторых губернаторов клеймят в медийном пространстве и без уголовных дел. Глава Красноярского края в последнее время попал под огонь СМИ.

-Он занимает должность в регионе, в котором сталкиваются масса разных интересов. Группы влияния борются друг с другом экономически и политически. Они всегда использовали для этого различный арсенал, с привлечением криминалитета, силовиков и так далее. Чего только не было за последние 25 лет. Толоконский в этом регионе не свой, он не всем нравится. Думаю, что интересанты медийных атак находятся внутри Красноярского края. Кому это нужно в федеральном центре?

Кому-то же в Москве нужна была кампания против новосибирских политиков, против нового спикера ЗС Новосибирской области Андрея Шимкива? Некоторые эксперты считают, что передачи на ВГТРК - сигнал от федерального руководства «Единой России».

-Федеральный центр - довольно абстрактное понятие. У федерального центра в таких историях обычно не бывает консолидированной позиции. Возможно, кто-то из политиков на федеральном уровне проявляет к этому какой-то интерес, но очень сомнительно, чтобы медийные атаки на спикера ЗС организовывали близкие к президенту люди. Может быть, есть поддержка на федеральном уровне, но инициирован процесс должен быть изнутри. Ищите у себя.

О чем свидетельствует, с вашей точки зрения, включение губернатора Красноярского края Виктора Толоконского в состав президиума Госсовета?

-Эта структура постоянно ротируется. Одни губернаторы поработают, потом на их смену приходят другие.

- Не все же губернаторы там побывали?

-Постепенно все побывают, если успеют. Каждые полгода меняется состав. За пять лет почти все успевают поработать. Я не утверждаю безапелляционно, но по моим ощущениям, это так. Просто подошло время Толоконского. Другое дело, если бы был настоящий компромат, может быть, его бы и не ввели в президиум. Значит, скорее всего, ничего особенного на Толоконского нет.

Вообще не только о Викторе Толоконском говорили, что под ним шатается губернаторское кресло. Это очень распространенная история. Имя главы Новосибирской области Владимира Городецкого тоже фигурирует в подобных слухах.

-Я много лет взаимодействую с различными губернаторами. Если он хороший, значит, его заберут в Москву, если не местный - тем более скоро уйдет. О любом главе региона ходят слухи, что скоро он перестанет быть главой региона. К этому нужно относиться проще.

- От прочности политических позиций распространение этих слухов не зависит?

-Прочно или не прочно сидит губернатор, хороший он или плохой, популярный или нет - не важно. Везде, насколько я знаю, так.

Новосибирская область и Красноярский край - очень серьезные регионы. И вряд ли их могли бы возглавить слабые управленцы. И у Городецкого, и у Толоконского - очень большой политический опыт. Мне кажется, что губернатор Новосибирской области вполне справляется с основной задачей, которая перед ним ставилась: если не консолидация, то поиск консенсуса между политическими и экономическими акторами региона.

- А история со спикером Законодательного собрания?

-Мне кажется, что в последнее время в Новосибирской области все пытаются друг с другом договориться. И по-моему, большую инициативу в этом проявляет губернатор.

- Спикер не был договорной фигурой.

-Если все пытаются договориться, но возникают внедоговорные фигуры, то они в итоге и страдают.

- Политическая нестабильность не подрывает позиции губернатора?

-Нет, не подрывает. Политическая стабильность не то же самое, что политическая тишина. Просто есть люди, которые не готовы договариваться. В Красноярске тоже заметны попытки связать интересы разных групп. У Толоконского это получается хуже, на мой взгляд, чем у Городецкого.

В Новосибирской области выборы в ЗС прошли в сентябре. Но депутаты не выбирали сенатора от законодательного органа три месяца.

-И как? Сильно это отразилось на жителях Новосибирской области? Кто из новосибирцев заметил, что ему сенатора в жизни не хватает?

А вдруг какое-нибудь судьбоносное решение нужно принимать, а от Новосибирской области в Совете Федерации только один человек?

-Кошмар. Если серьезно, то ситуация с членом СФ - отражение непростой политической ситуации в регионе. Но ничего катастрофического в этом нет. Все равно какой-нибудь сенатор да будет. Новосибирская область - не первая столкнувшаяся с проблемой.

Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram , чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+ Enter

Категория: 

Оценить: 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

  _____   ___      _       ____   _   _  __        __
| ___| |_ _| / \ / ___| | | | | \ \ / /
| |_ | | / _ \ | | _ | |_| | \ \ /\ / /
| _| | | / ___ \ | |_| | | _ | \ V V /
|_| |___| /_/ \_\ \____| |_| |_| \_/\_/
Enter the code depicted in ASCII art style.

Похожие публикации по теме