Что такое покаяние. О внутреннем покаянном делании

Что такое покаяние. О внутреннем покаянном делании

1. Что такое покаяние Греческое слово μετάνοια (метанойя - «покаяние») означает «перемена ума», «перемена мыслей». Покаяние, таким образом, это не только сознание своей греховности или простое признание себя недостойным- даже не только сокрушение и сожаление о допущенных падениях и слабостях, и не только раскаяние(хотя все эти моменты должны входить в покаяние), - но оно есть еще и воля к исправлению, желание и твердое намерение, решимость бороться с дурными склонностями, грехом и страстями.
Это состояние души соединяется с прошением помощи Божией для борьбы с грехом. При таком сердечном, искреннем покаянии в раскрытую Богу душу входит благодатное врачевство, не допускающее, чтобы душа снова погрузилась в грязь греха.
Св. Николай Сербский:
Сказал Господь: «покайтесь, и веруйте в Евангелие» (Мк. 1:14). Настоящее покаяние это не просто сожаление о совершенных грехах, но полное обращение своей души от тьмы к свету, от земли к небу, от себя к Богу. (Сто слов о любви к истине)
Св. Иоанн Златоуст объясняет, в чём должно состоять истинное покаяние:
Покаяние имеет великую силу- оно может человека, сильно погрузившегося во грехи, если он захочет, освободить от бремени грехов … хотя бы он достиг самой глубины зла. Это можно видеть из многих мест (Писания). … только мы должны при ступить к покаянию.
В чем же состоят врачество покаяния и как оно употребляется? Во-первых, (оно состоит) из сознания своих грехов и исповедания их. Но я открыл Тебе грех мой, - говорит (пророк), - и не скрыл беззакония моего- и еще: я сказал: исповедаю Господу преступления мои, и Ты снял с меня вину греха моего (Пс. 31:5)- и еще: припомни Мне- станем судиться- говори ты, чтоб оправдаться (Ис. 43:26)- и еще: праведный самого себя обвиняет в первых словах (Притч. 18:17). Во-вторых, (покаяние состоит) из великого смиренномудрия- оно есть как бы золотая цепь, которая, если взять ее за начало, следует вся. Так точно, если ты будешь исповедывать грехи, как должно исповедывать, то душа смирится, потому что совесть, терзая ее, делает смиренною. Со смиренномудрием должно соединять и нечто другое, чтобы оно было таково, о каком молился блаженный Давид, когда говорил: Сердце чистое сотвори во мне, Боже (Пс. 50:12)- и еще: сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже (Пс. 50:19). Сокрушенное сердце не возмущается, не оскорбляет, но всегда готово терпеть страдания, а само не восстает. В том и состоит сокрушение сердца, когда оно, хотя само бывает оскорбляемо, хотя терпит зло, остается спокойным и не возбуждается к мщению. После смиренномудрия нужны напряженные молитвы и обильные слезы днем и ночью. Каждую ночь омываю, - говорит (пророк), - ложе мое, слезами моими омочаю постель мою (Пс. 6:7)- и еще: Я ем пепел, как хлеб, и питье мое растворяю слезами (Пс. 101:10). А после столь усильных молитв нужно великое милосердие. Оно в особенности делает сильным врачество покаяния.
Св. Феофан Затворникобъясняет, почему необходимо нам покаяние:
Что особенно делает необходимым таинство покаяния, так это, с одной стороны, свойство греха, а с другой -свойство нашей совести. Когда мы грешим, то думаем, что не только вненас, но и в нас самих не остается следов греха. Между тем, он оставляетглубокие следы и в нас, и вне нас - на всем, что нас окружает, иособенно на небе, в определениях Божественного правосудия. В час грехарешается там, чем стал согрешивший: в книге живота он внесен в списокосужденных - и стал связан на небе. Божественная благодать не низойдет внего, пока на небе не изгладится он из списка осужденных, пока там неполучит он разрешения. Но Богу угодно было небесное разрешение -небесное изглажение из списка осужденных поставить в зависимость отразрешения связанных грехами на земле. Итак, прими Таинство покаяния,чтобы сподобиться всестороннего разрешения и открыть в себя вход духублагодати. … Поди же исповедуйся - и получишь от Бога объявление опрощении…
Да не смущают же тебя находящие стыд и страх - они твоего ради блага сопряжены с этим таинством. Перегоревши в них, больше окрепнешь нравственно. Горел уже ты не раз в огне раскаяния - погори и еще. Тогда один горел ты пред Богом и совестию, а теперь погори при свидетеле, от Бога поставленном, во свидетельство искренности того уединенного горения, а может быть, в восполнение неполноты его. Будет суд и на нем стыд и страх отчаянные. Стыд и страх на исповеди искупают стыд и страх тогдашние. Не хочешь тех, перейди эти. Притом всегда так бывает, что по мере тревоги, какую проходит исповедающийся, избыточествуют в нем и утешения по исповеди. Вот где Спаситель воистину являет Себя Успокоителем труждающихся и обремененных! Искренно покаявшийся и исповедавшийся опытно сердцем ведает сию истину, а не верою одною приемлет.
В повести о блаженной Феодоре, проходившей мытарства, говорится, что злые обвинители ее не находили в хартиях своих записанными те грехи, в которых она исповедовалась. Ангелы потом объяснили ей, что исповедь изглаждает грех из всех мест, где он обозначается. Ни в книге совестной, ни в книге животной, ни у этих злых губителей не числится уже он за тем человеком - исповедь изгладила эти записи. Извергни же без утайки все, тяготящее тебя. Предел, до которого надо довести открывание своих грехов, тот, чтобы духовный отец возымел о тебе точное понятие, чтобы он представлял тебя таким, каков ты есть, и, разрешая, разрешал именно тебя, а не другого, чтобы, когда скажет он: «Прости и разреши кающегося, о нихже содела согрешениях», - в тебе не оставалось ничего, что не подходило бы под эти слова.
Св. Феофан Затворник пишет о том, как надо каяться, едва мы увидим в себе греховный помысел:
…Мало сказать, надо пожалеть, сокрушиться и со страхом, как на суде, исповедать Господу греховный помысл. Так и во всяком случае. В сем непрестанное раскаяние, которое есть главное дело внимающих себе. Когда нападают недобрые помыслы, надобно отвращать от них око ума и, обращаясь к Господу, именем Его гнать их. Но когда помысл пошевелит сердце, и сие лукавое мало-мало усладится им, тогда надобно бранить себя и умолять Господа о помиловании, и бить себя до тех пор, пока в сердце родится противоположное чувство- например, вместо осуждения возвеличание другого или, по крайней мере, сердечное чувство почтения к нему.
Преподобный Марк Подвижник так учит воспитывать в себе покаянное чувство:
Пусть всякая невольная скорбь научает тебя помнить о Боге, и ты не будешь иметь недостатка в побуждениях к покаянию.
Тот, кто истинно кается, может получить разрешение всех своих грехов, потому что нет такого греха, который превысил бы милосердие Божие.
Покаяние должно быть в нас не только тогда, когда мы готовимся к исповеди или приходим к духовнику, но святые отцы учат, что каяться в грехе надо не откладывая - сразу же, как только мы осознаем свой грех.
Преп. Макарий Оптинский:
Покаяние, говорю, не тогда только, когда придешь к духовнику наисповедь, но имей всегдашний залог оного в сердце своем, памятуя грехисвои, о которых ты кратко воспомянул- чувствуя, кого ты оными оскорбил,удобнее востягнешься <избежишь> от повторения оных.
Старец Иосиф Ватопедский:
«Суть же покаяния и последующего исцеления, которого так жаждет человек – в подъятии на себя многих трудов, духовных и физических.
Исповедь – первый элемент покаяния. Значение ее усматриваем в притче о блудном сыне: «Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! согрешил я против неба и пред тобою. И уже недостоин называться сыном твоим» (Лк. 15, 18).
Словом «встану» он показывает свое исправление прежнего падения, разрыв с беззаконно сделанным им ранее выбором и содеянным грехом. Признанием «согрешил» – просит прощения. Следующий элемент действительного покаяния – смирение, повергающее неразумное начало, в котором находит себе прибежище эгоизм и высокомерие заблудшего. «И уже недостоин называться сыном твоим!» Добровольное признание того, что нет больше этой связи с отцом – необходимое доказательство осознания своего проступка и действенное возвращение человека в его естественное состояние.
Без исповеди покаяние невозможно, как и исповедь без покаяния. Это, безусловно, два нераздельных средства ко спасению».
Старец Паисий Святогорец:
«Настоящее покаяние - осознать свои прегрешения, испытать за них боль, попросить у Бога прощения и после этого поисповедоваться. Таким образом к человеку придет божественное утешение. Поэтому я всегда рекомендую людям покаяние и исповедь. Одну только исповедь я не рекомендую никогда».
Священник Павел Гумеров пишет о покаянии:
Покаяние, без сомнения, является основой духовной жизни. Об этом свидетельствует Евангелие. Предтеча и Креститель Господень Иоанн начал свою проповедь словами: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3, 2). Точно с таким же призывом выходит на общественное служение Господь наш Иисус Христос (см.: Мф. 4, 17). Без покаяния невозможно приблизиться к Богу и победить свои греховные наклонности.Господь дал нам великий дар – исповедь, в которой мы разрешаемся отнаших грехов, ибо священник наделен от Бога властью «вязать и решить»грехи человеческие.
В исповеди кающемуся дается не только прощение грехов, но и подается благодать и помощь Божия на борьбу с грехом. Поэтому исправление своей жизни мы начинаем с исповеди.
Нередкоможно слышать такое утверждение: «Как у вас, верующих, все легко:согрешил, потом покаялся – и Бог все простил». В Пафнутьевом Боровскоммонастыре был в советское время музей, и вот после осмотра посетителямимонастыря и музея экскурсовод ставил пластинку с песней «Жило двенадцатьразбойников» в исполнении Ф.И. Шаляпина. Федор Иванович своим бархатнымбасом выводил:
«Бросил своих он товарищей,
Бросил набеги творить,
Сам Кудеяр в монастырь пошел,
Богу и людям служить».
Послепрослушивания записи экскурсовод говорил примерно следующее: «Вот чемуучит Церковь: греши, воруй, разбойничай – все равно потом можешьпокаяться». Такая вот неожиданная трактовка известной песни. Так ли это?Действительно, есть люди, которые воспринимают таинство исповеди именнотак. Как некую духовную моечную, душевую. Можно жить в грязи и небояться: все равно потом все отмоется в душе. «Грязь не сало: потер – иотстало». Думаю, такая «исповедь» пользы не принесет. Человек будетподходить к таинству не во спасение, а в суд и осуждение. И формально«поисповедавшись», разрешения грехов от Бога он не получит. Не все такпросто. Грех, страсть наносит душе большой вред, и даже принесяпокаяние, человек несет последствия своего греха. Так у больного, переболевшего оспой, остаются на теле шрамы. Недостаточно просто исповедовать грех, нужно приложить усилия к тому, чтобы победить наклонность ко греху в своей душе.Так врач удаляет раковую опухоль и назначает курс химиотерапии, чтобыпобедить болезнь, не допустить рецидива. Конечно, не просто сразуоставить страсть. Но кающийся не должен лицемерить: «Покаюсь, и дальшебуду грешить». Человек должен приложить все силы, чтобы встать на путьисправления, более не возвращаться ко греху. Просить у Бога помощи дляборьбы со страстями: «Помоги мне, Господи, яко немощен есмь». Христианиндолжен сжигать за собой мосты, которые ведут обратно к греховной жизни.Покаяние по-гречески метаноия, что переводится как «изменение».
Для чего мы каемся, если Господь и так знает все наши грехи?Да, знает, но ждет от нас признания их. Приведу пример. Ребенок залез вбуфет и съел все конфеты. Отец прекрасно понимает, кто это сделал, нождет, когда сын сам придет и попросит прощения. И, конечно, в этотмомент также ждет, что сын обещает постараться больше так никогда неделать.
Исповедь, конечно, должна быть частной, а не общей.Я имею в виду практику, когда священник читает список грехов, а потомпросто накрывает исповедника епитрахилью. Слава Богу, храмов, где такделают, осталось очень мало. «Общая исповедь» стала почти повсеместнымявлением в советское время, когда осталось очень мало действующих храмови по воскресным и праздничным дням, а также постами они былипереполнены молящимися. Исповедовать всех желающих тогда было простонереально. Проводить исповедь после вечерней службы тоже почти нигде неразрешалось. Один старый священник, прослуживший в храме более 50 лет,рассказал мне, что Великим постом батюшкам приходилось ходить по рядамисповедующихся, чтобы только успеть накрыть каждого епитрахилью.Конечно, такая «исповедь» – явление ненормальное, и пользы, очищениядуше она не приносит.
Конечно, иногда бывает очень непросто, стыдно открывать свои греховные раны, но именно так мы избавляемся от наших греховных навыков – преодолевая стыд, вырывая их, как сорняк, из своей души.Без исповеди, без очищения от грехов и страстей невозможно с нимибороться. Сначала нужно их увидеть, вырвать, а потом сделать все, чтобыони не выросли вновь в нашей душе.
Невидение своих грехов – признак духовной болезни.Почему подвижники видели грехи свои бесчисленные, как песок морской?Все просто: они приближались к источнику света – к Богу и начинализамечать такие тайные места своей души, которые мы просто не замечаем.Они наблюдали свою душу в ее истинном состоянии. Довольно известныйпример: допустим, в комнате грязно и не убрано, но сейчас ночь, и всескрыто полумраком. Кажется, что все более-менее нормально. Но вотзабрезжил в окошко рассвет, в комнату проник первый лучик солнца,осветил ее половину. И мы начинаем замечать беспорядок. Дальше – больше,и когда солнце освещает уже всю комнату, грязь и разбросанные вещивидны повсюду. Чем ближе к Богу, тем виднее грехи.
К аввеДорофею пришел один знатный горожанин маленького города Газы, и авваспросил его: «Именитый господин, скажи мне, за кого ты считаешь себя всвоем городе?». Тот ответил: «Считаю себя за великого и первого вгороде». Тогда преподобный снова спросил его: «Если же ты пойдешь вКесарию, за кого будешь считать себя там?». Человек тот ответил: «Запоследнего из тамошних вельмож». – «Если же ты отправишься в Антиохию,за кого ты будешь там себя считать?». – «Там буду считать себя за одногоиз простолюдинов». – «Если же пойдешь в Константинополь и приблизишься кцарю, там за кого ты будешь считать себя?» И тот человек ответил:«Почти за нищего». Тогда авва сказал ему: «Вот так и святые: чем болееприближаются к Богу, тем более видят себя грешными».
2. Покаяние имеет начало, но не имеет конца, оно длится всю жизнь

Преп. Антоний Великий:
КогдаГосподь отпускает нам грехи наши, мы не должны отпускать себе самим- но- всегда помнить о них чрез возобновление раскаяния в них.
Преп. Петр Дамаскин:
Тогда ум начинает видеть свои согрешения – как песок морской, и это естьначало просвещения души и знак ее здоровья. И просто: душа делаетсясокрушенною и сердце смиренным, и считает себя поистине ниже всех…
Старец Паисий Святогорец говорит:
Для человека подвизающегося покаяние - бесконечное рукоделие. Когдакто-то умирает, то его оплакивают, закапывают в землю, а потомзабывают... Но о наших грехах мы будем плакать постоянно - покуда неумрем. Однако будем совершать это делание с рассуждением и надеждой наХриста, Который претерпел Распятие для того, чтобы нас духовновоскресить.
История Церкви знает множество примеров покаяния,среди них благоразумный разбойник, который покаянием и исповеданием накресте первым вошёл в рай, апостол Пётр, всю жизнь при ночном крикепетуха проливавший покаянные слёзы о своём отречении от Христа,преподобная Мария Египетская, которую покаяние превратило из блудницы ввеликую святую.
Если мы снова впали в грех, в котором каялись, надо не отчаиваться, но исправляться и прибегать к Богу с покаянием:
Преп. Иоанн Карпафский:
Всеми силами крепись не падать. Если же случиться пасть, скорее вставай и стой опять в добром подвиге. Хотя бы многократно случилось с тобою первое, - по отступлению благодати, - многократно будет у тебя и второе, то есть восстание. Так до конца жизни твоей.
Древний патерикповествует:
Брат сказал авве Сисою: «Авва! Что делать мне? Я пал». Старец отвечал:«Встань». Брат сказал: «Я встал и опять пал». Старец отвечал: «Сновавстань». Брат: «Доколе же мне вставать и па­дать?» Старец: «До кончинытвоей».
Сказал старец: «Если впадешь в грех и обратишься от него,приступив к плачу и покаянию, смотри не прекращай плакать и стенать коГосподу до самой своей смерти. А иначе вновь попадешь в ту же яму. Ведьдля души скорбь по Богу - это узда: она удерживает от падения».
Преподобный Никодим Святогорецпишет, что помысел памяти о совершённых грехах должен быть не не мучающим, но отрезвляющим и исполненным благодарения Богу:
Не забывать, но всегда помнить содеянные тобою грехи. Так повелевает тебе Бог через Исаию: «Аз есмь заглаждаяй беззакония твоя Мене ради и грехи твоя, и не помяну. Ты же помяни, и да судимся». Делай же это, то есть помни грехи твои не для того, чтобы мучить свой помысл, – говорит тебе божественный Златоуст, – но чтобы учить свою душу не буйствовать в страстях и не впадать вновь в то же самое. Чтобы познавать с помощью воспоминания великую благодать, полученную тобою от Бога, простившего тебе столько грехов. Как и Павел всегда вспоминал о том, что гнал Церковь, для того чтобы показать величие благодати Божией, согласно тому же Златоусту. Чтобы сокрушить сердце свое и привести в умиление душу свою, согласно Златоусту, говорящему: «Вспомни грехи по отдельности: это не малое мучение для души- если кто-то пришёл в умиление, то он знает, что это более всего мучает душу- если у кого-то появилась память о грехах, то он знает происходящую отсюда боль».
Авва Пафнутий даже советует не мучить души терзающими воспоминаниями о смертных грехах, так как воспоминание их,когда душа уже получила от Бога исцеление от них, может нанестичеловеку духовные раны:
«Простительных грехов нельзя нам забывать, а только смертных не вспоминать
Впрочем,таким образом забывать нужно только смертные грехи- расположение к ним ипокаяние за них прекращается добродетельной жизнью. Что же касаетсямалозначительных грехов, в которые и праведник семь раз в день впадает(Притч. 24, 16), то покаяние за них никогда не должно прекращаться- ибомы каждодневно волею или неволею делаем их то по неведению, то позабвению, в мысли и в слове, то по обольщению, то по неизбежномуувлечению или по немощи плоти. О таких грехах говорит Давид, умоляяГоспода очистить и простить: кто усмотрит погрешности свои? От тайныхмоих очисти меня (Пс. 18, 13), и апостол Павел: не то делаю, что хочу, ачто ненавижу, то делаю. Бедный я человек! кто избавит меня от сего теласмерти? (Рим. 7, 15, 24). Мы подвергаемся им с такой легкостью, что,несмотря ни на какую осторожность, не можем совершенно избежать их. Оних любимый ученик Христов так говорит: если говорим, что не имеемгреха, - обманываем самих себя (1 Ин. 1, 8). Поэтому желающемудостигнуть высшего совершенства не много будет пользы довести покаяниедо конца, т. е. удерживаться от непозволенных дел, если не будетнеутомимо упражняться в тех добродетелях, которые служат доказательствомудовлетворения за грехи. Ибо недостаточно воздерживаться от гнусныхпороков, противных Богу, если не будет чистой, совершенной и богоугоднойревности к добродетели».

3. Покаяние может выражаться по-разному

Покаяние может выражаться по-разному, но при этом быть равноценно перед Богом, о чём говорит Древний патерик:
Два брата, будучи побеждены блудной похотью, пошли и взяли с собою женщин. После же стали говорить друг другу: что пользы для нас в том, что мы, оставив ангельский чин, пали в эту нечистоту, и потом должны будем идти в огонь и мучение? Пойдем опять в пустыню. Пришедши в нее, они просили отцов назначить им покаяние, исповедав им то, что они сделали. Старцы заключили их на год, и обоим поровну давались хлеб и вода. Братья были одинаковы по виду. Когда исполнилось время покаяния, они вышли из заключения, - и отцы увидели одного из них печальным и совершенно бледным, а другого - с веселым и светлым лицом, - и подивились сему, ибо братья принимали пищу поровну. Посему спросили они печального брата: какими мыслями ты был занят в келье своей? - Я думал, отвечал он, о том зле, которое я сделал, и о муке, в которую я должен идти, - и от страха «прилепе кость моя плоти моей» (Пс. 101, 6). Спросили и другого: а ты о чем размышлял в келье своей? Он отвечал: я благодарил Бога за то, что Он исторг меня от нечистоты мира сего и от будущего мучения, и возвратил меня к этому ангельскому житию, - и помня о Боге, я радовался. Старцы сказали: покаяние того и другого равно перед Богом.

4. Тот, кто сознательно совершает грех, откладывая исправление и покаяние, грешит против Святого Духа и может умереть без покаяния

Священник Константин Островский пишет, что нельзя «отлагать покаяние, говорить: покаюсь еще? Вместо этого, сказать тогда же, как согрешила: Господи, помилуй мя падшую.
Это общее правило для всех христиан. Как только согрешили, должны сразу каяться. Ни в коем случае нельзя отчаиваться и нельзя легкомысленно откладывать покаяние. В Отечникеесть замечательный, хотя на первый взгляд и странный рассказ. Некий монах пошел на реку за водой и там впал в блуд. Когда возвращался назад, к нему приступили бесы, которые стали внушать ему: Ты согрешил, ты погубил свою душу. А он им ответил: Я не согрешил. Пришел в свою келью и предался обычному молитвенному деланию. Что тут поучительного? Человек впал в тягчайший, смертный грех, но поскольку не позволил себе отчаяться, а сразу покаялся, вернулся к прежним душеспасительным занятиям, то и был прощен.
Очень многие люди, обычно нецерковные, думают, что вот я пока поживу всласть, потешусь, а как-нибудь потом покаюсь. Это враг внушает такие мысли, не дает вспомнить о смерти, что она может прийти в любой момент, даже сейчас, когда вы читаете эти строки. А за гробом покаяние невозможно. А что дальше? Страшный суд и скорее всего, памятуя о наших нераскаянных грехах, вечная мука.
…Мысли отложить покаяние на потом вынуждают Бога наказывать человека, чтобы хоть как-то пробудить его от житейского сна, напомнить о вечности. А иногда случается самое страшное - смерть без покаяния. Так что нужно всегда каяться сразу, как только мы опомнились».
Преп. Никон Оптинский:
Старайтесь иметь душевную и телесную чистоту, старайтесь после исповеди уже не грешить сознательно, произвольно не грешить в надежде на покаяние, так как, по учению Святой Православной Церкви, если кто грешит в надежде на покаяние, тот повинен в хуле на Духа Святого.
К нам, духовникам, приходят люди, больные душою, каяться в своих грехах, но не хотят с ними расстаться, особенно не хотят расстаться с каким-либо любимым своим грехом. Это нежелание оставить грех, эта тайная любовь ко греху и делает то, что не получается у человека искреннего покаяния, а потому и не получается и исцеления души. Каким человек был до исповеди, таким оставался во время исповеди, таким продолжает оставаться и после исповеди. Не должно быть так.

Протоиерей Валентин Мордасов:
Кто грешит в надежде на покаяние, тот виновен в хуле на Духа Святого. Сознательно согрешать с безрассудной надеждой на благодать Божию и думать: «Ничего, покаюсь» - это хула на Духа Святого. Одно дело - грешить бесстрашно, сознательно и не каяться, а другое дело, когда человек не хочет грешить, плачет, кается, просит прощения, но, по немощи человеческой, согрешает. Человеку свойственно согрешать, падать, и не должно унывать и приходить в чрезмерную печаль, если придется согрешить- но бесам свойственно уводить человека от покаяния, поэтому необходимо каяться.
Преп. Иосиф Оптинский:
Покаяние тогда истинно, когда после него все усиленно будешь стараться уже жить как должно, а без этого оно мало действительно, если каешься лишь бы проговорить о грехах, а жить по старому.
Надо всеми силами бегать и удаляться греха, ибо если мы будем сами по своему нерадению впадать в грехи, то заслужим только большее осуждение.А в случающихся невольно или по нашей немощи да будем очищаться покаянием.
Святитель Василий Великий:
Приступи, грешник, проси милости у Бога, прощающего грехи. Не отлагай покаяния, ибо не знаешь, когда настигнет тебя ангел смерти и возьмет у тебя жизнь.

Св. Игнатий (Брянчанинов):
Не будем отлагать врачевания нашего день на день, чтоб не подкралась неожиданно смерть, не восхитила нас внезапно, чтоб мы не оказались неспособными к вступлению в селения некончающегося покоя и праздника, чтоб не были ввергнуты, как непотребные плевелы, в пламень адский, вечно жгущий и никогда несожигающий. Врачевание застарелых недугов совершается не так скоро и не так удобно, как то представляет себе неведение. Не без причины милосердие Божие дарует нам время на покаяние- не без причины все святые умоляли Бога о даровании им времени на покаяние. Нужно время для изглаждения впечатлений греховных- нужно время, чтоб запечатлеться впечатлениями Святого Духа- нужно время для очищения себя от скверны- нужно время, чтоб облечься в ризы добродетелей, украситься боголюбезными качествами, которыми украшены все небожители.
Преп. Варсонофий Оптинский рассказывает о страшной смерти грешника, откладывавшего покаяние до смертного часа:
Вот какой был случай у вас, в Петербурге. Жил на Сергиевской улице очень богатый купец. Вся жизнь его была сплошная свадьба, и, в продолжение 17 лет, не приобщался он Св. Тайнам. Вдруг, он почувствовал приближение смерти, и испугался. Тотчас же, послал своего слугу к священнику сказать, чтобы он пришел приобщить больного. Когда батюшка пришел и позвонил, то открыл ему дверь сам хозяин. Батюшка знал о его безумной жизни, разгневался и сказал, зачем он так насмехается над Св. Дарами, и хотел уходить. Тогда купец со слезами на глазах стал умолять батюшку зайти к нему грешному и исповедать его, т. к. он чувствует приближение смерти. Батюшка, наконец, уступил его просьбе, и он с великим сокрушением в сердце, рассказал ему всю свою жизнь. Батюшка дал ему разрешение грехов и хотел его приобщить, но тут произошло нечто необычайное: вдруг рот у купца сжался, и купец не мог его открыть, как он ни силился. Тогда он схватил долото и молоток и стал выбивать себе зубы, но рот сомкнулся окончательно. Мало по малу силы его ослабели и он скончался. Так Господь дал ему возможность очиститься от грехов, может быть за молитвы матери, но не соединился с ним.
Протоиерей Евгений Попиченко:
Есть такое сравнение: человеческие грехи подобны песчинке в океанеБожественной любви. Но по мысли многих святых, лучше грешить и каяться,чем не грешить и не каяться. Это, конечно, не значит, что есть санкцияна грех: «Грешите сколько угодно, лишь бы вы потом покаялись». Многиекак раз думают, что их время для покаяния пока не наступило, они ещехотят пожить, а уж потом придет время, и можно будет начать церковнуюжизнь. Это очень опасное заблуждение, потому что такое время не придет:если сейчас человек не реагирует на призыв Божий, то с каждым новымгрехом его сердце будет становиться все мертвее и мертвее. Исоответственно, он потеряет способность к сердечному сокрушению.
Священник Павел Гумеров:
Святые отцы называют исповедь вторым крещением – крещением слезами. Как и в крещении, нам дается дар – прощение грехов, и нам нужно ценить этот дар. Не нужно откладывать исповедь на потом. Исповедоваться надо чаще и подробно. Неизвестно, сколько нам Господь дал времени на покаяние.Каждую исповедь нужно воспринимать как последнюю, ибо никто не знает, в какой день и час Бог призовет нас к Себе.

5. После смерти нет покаяния

Святые отцы следом за Словом Божиим единогласно учат, что время, данное нам для покаяния и исправления нашей души - эта, временная наша жизнь. После смерти человека ждёт суд Божий и воздаяние за то, что он сделал в этой жизни.
Человекам положено однажды умереть, а потом суд.
(Евр. 9, 27)
Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет:
сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную.
(Гал. 6, 7-8)
Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения.
(2 Кор. 6, 1-2)
Сотворите же достойный плод покаяния.
(Мф. 3, 8)
Если не покаетесь, все также погибнете.
(Лк. 13, 3).
По упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который воздаст каждому по делам его.
(Римл. 2, 5-8)
Св. прав. Иоанн Кронштадтский:
Страшная истина. Нераскаянные грешники после смерти теряют всякуювозможность измениться к лучшему и, значит, неизменно остаютсяпреданными вечным мучениям (грех не может не мучить). Чем доказать это?Это с очевидностью доказывается настоящим состоянием некоторых грешникови свойством самого греха - держать человека в плену своем и заграждатьему все исходы. Кто не знает, как трудно без особенной благодати Божиейобратиться грешнику с любимого им пути греха на путь добродетели! Какглубоко грех пускает в сердце грешника и во всем существе его корнисвои, как он дает грешнику свое зрение, которое видит вещи совсем иначе,чем как они есть в существе своем, представляясь ему в каком-тообаятельном виде. Потому мы видим, что грешники весьма часто и не думаюто своем обращении и не считают себя великими грешниками, потому чтосамолюбие и гордость ослепляют им глаза- если же почитают себягрешниками, то предаются адскому отчаянию, которое разливает глубокиймрак в их уме и сильно ожесточает их сердце. Если бы не благодать Божия,кто бы из грешников обратился к Богу, так как свойство греха - омрачатьнас, связывать нас по рукам и по ногам. Но времяи место для действия благодати - только здесь: после смерти - толькомолитвы Церкви и то на раскаянных грешников могут действовать, на тех, укоторых есть приемлемость в душах, свет добрых дел, унесенный ими изэтой жизни, к которому может привиться благодать Божия или благодатныемолитвы Церкви. Нераскаянные грешники - несомненные сыны погибели.Что говорит мне опыт, когда я бываю в плену греха? Я целый день иногдатолько мучаюсь и не могу обратиться всем сердцем, потому что грехожесточает меня, делая для меня недоступным Божие помилование: я горю вогне и добровольно остаюсь в нем, потому что грех связал мне силы и я -как закованный в цепи внутренно - не могу обратиться к Богу, пока Бог,видя мое бессилие и мое смирение, и мои слезы, не умилосердится надомною и не пошлет мне благодать Свою! Недаром человек, преданный грехам,называется связанным пленицами грехопадений [ср. 2 Пет. 2, 4].
Св. Василий Великий:
Никтоже... да льстит суетными словесы (Еф. 5, 6), ибо внезапу нападетна тебя всегубительство(1Фес.5, 3), и постигнет переворот, подобно буре. Приидет грозный Ангел,насильно поведет и повлечет дýшу твою, связанную грехами, частообращающуюся к тому, что оставляет здесь, и рыдающую безгласно- потомучто уже сомкнулось орудие плача. О, сколько будешь ты терзать сам себя!Как возстенешь, без пользы раскаиваясь в своих начинаниях, когда увидишьсветлость праведников при торжественном раздаянии даров и унылостьгрешных в самой глубокой тьме! Что скажешь тогда в сердечной своей муке?Увы мне, что не сверг я с себя тяжкого бремени греха, когда так легкобыло сложить... Теперь же за временное наслаждение греха бессмертомучусь, за удовольствие плоти предан огню.
Св. Иоанн Златоуст:
Толькоскончавшиеся в вере могут получить помилование у Бога по молитвам илитургийным приношениям Церкви, а что касается не заслуживающихпомилования грешников, а также оглашенных, то они могут получить лишьнекоторое облегчение, по частым, совершаемым в память их, молитвам,более же всего милостыням.
Преподобные Варсануфий и Иоанн:
Не заблуждайся: что здесь посеешь, то там и пожнешь (Гал. 6, 7). По исходе отсюда, никому нельзя уже преуспеть. ...Брат, здесь делание, - там воздаяние, здесь подвиг, - там венцы.
...Слова же: не изыдет оттуду, дондеже воздаст последний кодрант(Мф. 5, 26), сказал Господь, означая, что мучение их будет вечно: ибокак может человек там воздать? Если бедный должник будет заключен втемницу и правитель повелит не освобождать его, пока он не заплатитвсего долга, то можно ли думать, что он непременно освободится? Вовсенет! Не заблуждайся, как безумный. Там никто не преуспевает- но что ктоимеет, то имеет отсюда: доброе ли это будет, или гнилое, илиусладительное. Оставь наконец пустословие и не следуй демонам и ихучению. Ибо они вдруг уловляют и вдруг низлагают. Итак, смирись передБогом, плача о грехах своих и рыдая о страстях.
«Падениедля ангелов то же, что смерть для людей. Ибо после падения для них нетпокаяния, как и для людей оно невозможно после смерти», пишет преп. Иоанн Дамаскин.
Преп. Иоанн Дамаскин пишет о свойстве вечности:
Авечная жизнь и вечное мучение обозначают нескончаемость будущего века.Ибо время по воскресении уже не будет исчисляться днями и ночами, илилучше - тогда будет один невечерний день- так как Солнце правды яснобудет светить праведным, а для грешных настанет глубокая нескончаемаяночь. Поэтому, каким образом будет исчисляться тысячелетнее времяоригеновского восстановления?
Св. Григорий Палама:
Гдеприяла начало истинная смерть - причина и содетель временной и вечнойсмерти для души и тела? Не в месте ли жизни? По этой причине - увы! -человек немедленно был осужден и изгнан из рая Божия, как стяжавшийжизнь, сопряженную смерти, неприличную для Божественного рая. Так инаоборот, истинная жизнь, причина бессмертной истинной жизни для души итела, должна иметь свое начало здесь, в месте смерти. Нестарающийсяздесь стяжать в душе этой жизни да не обольщает себя тщетною надеждой,что получит ее там- да не уповает там на человеколюбие Божие. Там -время воздаяния и отмщения, а не милосердия и человеколюбия, времяоткровения ярости, гнева и правосудия Божия, время показания крепкой ивысокой руки, движимой для мучения непокорных. Горе впадшему в руце БогаЖиваго! (Евр.10:31) Горе узнающему там ярость Господню, не наученномуздесь страхом Божиим познанию державы гнева Его, непредобручившемуделами человеколюбия Его, на что дано настоящее время. Даруя местопокаянию, Бог попустил нам земную жизнь.
Св. Игнатий (Брянчанинов):
Христиане,одни православные христиане, и притом проведшие земную жизньблагочестиво или очистившие себя от грехов искренним раскаянием,исповедью пред отцом духовным и исправлением себя, наследуют вместе ссветлыми Ангелами вечное блаженство. Напротив того, нечестивые, т.е.неверующие во Христа, злочестивые, т.е. еретики, и те из православныххристиан, которые проводили жизнь в грехах или впали в какой-либосмертный грех и не уврачевали себя покаянием, наследуют вечное мучениевместе с падшими ангелами. Патриархи Восточно-Кафолической Церкви впослании своем говорят: Души людей, впавших в смертные грехи, и присмерти не отчаявшихся, но еще до разлучения с настоящею жизньюпокаявшихся, только не успевших принести никаких плодов покаяния,каковы: молитвы, слезы, коленопреклонения при молитвенных бдениях,сокрушение сердечное, утешение бедных и выражение делами любви к Богу иближним, что все Кафолическая Церковь с самого начала признаетбогоугодным и благопотребным, - души таких людей нисходят во ад и терпятза учиненные ими грехи наказания, не лишаясь, впрочем, надеждыоблегчения от них. Облегчение же получают они по бесконечной благости,чрез молитвы священников и благотворения, совершаемые за умерших, аособенно силою Бескровной Жертвы, которую в частности приноситсвященнослужитель для каждого христианина о его присных, вообще же завсех повседневно приносит Кафолическая Апостольская Церковь.
Св. Феофан Затворник:
Вотныне или завтра придет смерть, и покончит все наше и запечатлеет собоюучасть нашу навсегда, ибо после смерти нет покаяния. В чем застанет нассмерть, в том предстанем мы и на суд.
Уж не питаете ли вы такогочаяния, - чтоб Бог державною властию простил грешников и ввел их в рай.Прошу вас рассудить, пригоже ли это и гожи ли такие лица для рая? - Грехведь не есть что-либо внешнее, а внутреннее и внутрь проходящее. Когдагрешит кто, грех весь состав его извращает, оскверняет и омрачает. Еслипростить грешника внешним приговором, а внутри его всё оставить, какбыло, не вычистив, то он и после прощения такого останется весь скверен имрачен. Таков будет и тот, кого бы Бог простил державною Своею властию,без внутреннего его очищения. Вообразите, что входит такой - нечистый имрачный - в рай. Что это будет? Ефиоп среди убелённых. Пристало ли?
Законжизни таков, что коль скоро кто положит здесь семя покаяния, хоть бы топри последнем издыхании, то уж не погибнет. Семя сие возрастёт и плодпринесёт - спасение вечное. А коль скоро кто здесь не положит семенипокаяния и перейдёт туда с духом нераскаянного упорства во грехах, то итам навеки останется с тем же духом, и плод от него вовеки будетпожинать по роду его, Божие вечное отвержение.
Преп. Варсонофий Оптинский:
В настоящее время не только среди мирян, но и среди молодого духовенстваначинает распространяться такое убеждение: будто бы вечные мукинесовместимы с беспредельным милосердием Божиим, следовательно, муки невечны. Такое заблуждение происходит от непонимания дела. Вечные муки ивечное блаженство не есть что-нибудь только извне приходящее. Но все этопрежде всего внутрисамогочеловека. «...Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17, 21). Какиечувства насадит в себе человек при жизни, с тем и отойдет в ЖизньВечную. Больное тело мучается на земле, и чем сильнее болезнь, тембольше мучения. Так и душа, зараженная различными болезнями, начинаетжестоко мучиться при переходе в Вечную Жизнь. Неизлечимая телеснаяболезнь кончается смертью, но как может окончиться душевная болезнь, когдадля души нет смерти? Злоба, гнев, раздражительность, блуд и другиедушевные недуги - это такие гадины, которые ползут за человеком и вВечную Жизнь. Отсюда цель жизни и заключается в том, чтобы здесь, наземле, раздавить этих гадов, чтобы очистить вполне свою душу и передсмертью сказать со Спасителем нашим: ...Грядет сего мира князь и во мнене имать ничесоже (Ин. 14, 30). Душа грешная, не очищенная покаянием,не может быть в сообществе святых. Если бы и поместили ее в рай, то ейсамой нестерпимо было бы там оставаться и она стремилась бы уйти оттуда.
Действительно, каково немилосердной быть среди милостивых, блудной - среди целомудренных, злобной - среди любвеобильных и т.д.
Александр Каломирос:
Все эти наказания действуют и имеют свой смысл лишь в нынешнемизвращенном порядке вещей- они не простираются за пределы этой тленнойжизни. Их цель – исправить то, что можно исправить, изменить нашедуховное состояние к лучшему, пока еще можно что-то изменить в этомизменчивом мире. После всеобщего Воскресения уже не может быть никакихизменений. Вечность и неподверженность порче – состояние неизменныхвещей. Тогда уже не будет никаких изменений, но лишь развитие в томсостоянии, которое было выбрано свободными личностями- вечное ибесконечное развитие, но не изменение. Изменения самого духовногонаправления уже не будет, не будет возврата.
Покая́ние (от греч. μετάνοια (метанойя) - перемена сознания, переосмысление, прозрение) -
1) глубокое раскаяние, сокрушение о , характеризуемое печалью и скорбью, вызванной уязвлением совести, но главное, живым ощущением разлучения с Богом- сопровождаемое твердым желанием очищения, преображения жизни- упованием и надеждой на Господа. В широком смысле под покаянием подразумевается фундаментальная перемена в жизни: от произвольно-греховной, самолюбивой и самодостаточной – к жизни по Божиим, в любви и стремлении к .
2) , в котором, по искреннем исповедании грехов перед лицом священника, грешник по милосердию Божию силой Божественной благодати освобождается от греховной нечистоты.
Покаяние – изменение внутренней и внешней жизни человека, заключающееся в решительном отвержении греха и стремлении проводить жизнь в согласии со всесвятой волей Бога.
Покаяние начинается с изменения человеческого , отвращающегося от и желающего соединиться с Богом. Покаяние всегда есть умоперемена, то есть перемена одного направления ума на другое. За изменением ума следует изменение , которому Бог дает опытно познать Свою благодатную любовь и святость. Познание и Божьей дает силы человеку не повторять грех и противостоять его действиям. В тоже время, вкушение Божественной любви и святости требует от человека немалого подвига для ее удержания в своей душе. В этом подвиге Бог испытывает свободное намерение человека отринуть грех и вечно пребывать с Ним.
Следование Божественным заповедям встречает сопротивление падшего человеческого естества, отчего покаяние неразрывно связано с напряжением воли в движении от греха к Богу или . В подвижничестве от человека требуется искреннее желание преодолеть грех, а от Бога подается благодать для его преодоления. Покаянный подвиг – дело всей жизни человека, поскольку человек всю жизнь должен стремиться к соединению с Богом и освобождению от греха.
Для отпущения содеянных грехов Церковью установлено Таинство Покаяния (Исповедь), требующего искреннего раскаяния человека в совершенном грехе и решимости не повторять его с помощью Бога. Покаяние – это обличение своего греха, это решимость не повторять его в дальнейшем.
Мы грешим против Бога, против ближнего и против самих себя. Грешим делами, словами и даже мыслями. «Нет человека, который поживет на земле и не согрешит», говорится в заупокойной молитве. Но нет и такого греха, который не прощается Богом при нашем покаянии. Ради спасения грешников Бог стал человеком, был распят и воскрес из мертвых.
Явно исповедь принимает священник, а невидимо – Сам Господь, давший пастырям Церкви отпускать грехи. «Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия, да простит тебе вся прегрешения твоя, и я, недостойный иерей, властью Его, мне данною, прощаю и разрешаю тебя от всех грехов твоих», – свидетельствует священник.
Каждая исповедь — ступень
В разрешительной молитве, которую священник читает над каждым человеком индивидуально, есть такие слова: «Примири и соедини его Святей Твоей Церкви… подаждь ему образ покаяния…» То есть время для покаяния вроде уже кончилось, вроде человек исповедался, а просит Господа, чтобы подал ему образ покаяния. А почему? Потому, как говорят святые отцы, что, когда человек входит в темную комнату, он вначале не видит ничего, а потом глаза отдыхают, он начинает различать крупные предметы, потом более мелкие, а если осветить комнату, то он будет еще более подробно всё видеть – от исповеди к исповеди человек духовно прозревает.
Каждая исповедь – есть ступень для следующего этапа. Господь потом ещё открывает, ещё, по частям. Сначала – самое главное, заметное, потом меньше, меньше, меньше, даже до слов иногда вспоминается то, как человек согрешил. Это и есть тот труд покаянный, который совершает человек, старающийся избавиться от грехов.
Чем истинное христианское покаяние отличается от механического перечисления грехов?
Отношение к покаянию как к механическому действию освобождения от гнёта греха строится на ложной, грубо-юридической интерпретации учения о Спасении и подразумевает, в качестве главного условия, необходимость механического перечисления грехов. Сообразно этой идее, самое важное - озвучить грехи перед священником- тот в свою очередь помолится, а Бог, будучи бесконечно милосердным, непременно откликнется и простит.
В действительности же основа покаяния должна лежать не только в осознании вины, но и в твердом желании внутреннего очищения, изменения жизни, искоренения греховных желаний, греховных страстей. Плодом покаяния должны быть не только слёзы сожаления о грехе, но и добрые дела. Без такого стремления невозможно уподобление Богу, соединение с Ним и обожение. Если человек, каясь о грехах, имеет в виду вышесказанное, Бог помогает ему, укрепляет духовные силы, утверждает в добре.
По мере возрастания в праведности человек начинает замечать в себе и сокрушаться даже и о таких помыслах, мыслях, поступках, о которых раньше не задумывался (в плане нравственной оценки) или же вовсе не считал их грехами. Чем чище и совершеннее становится человек, тем выше становится и его способность к должному восприятию благодати, тем выше радость от общения с Богом и выше способность жить по законам Царства святых.
Механическое покаяние свидетельствует о непонимании человеком собственной греховности. И если оно постоянно сопровождается нежеланием кающегося отказываться от греха, нежеланием работать над собой, в этом может усматриваться злое упорство, грубое пренебрежение Божьим законом: мол, понимаю, что согрешаю, но исправляться, увы, не желаю.
По этой причине спутником механического покаяния нередко выступает самооправдание и обвинение ближних. Христианское же покаяние требует признания и осмысления собственной вины и не подразумевает перебрасывания личной ответственности на других.
Чем покаяние отличается от раскаяния?
В обиходе, как правило, отождествляются совместимые, но отнюдь не синонимичные термины - покаяние и раскаяние. Если судить по произошедшему с Иудой (см. ), раскаяние может быть и без покаяния, т. е. бесполезным, а то и погибельным. Несмотря на свое созвучие в русском языке, в тексте Священного Писания этим терминам соответствуют разнокоренные слова μετάνοια (метанойя) и μεταμέλεια (метамелия). Слово μετανοέω (метаноэо) значит «переменять свой образ мыслей», изменять видение, понимание смысла жизни и ее ценностей. А этимология слова μεταμέλεια (метамелия) (μέλομαι, меломэ - заботиться) указывает на изменение предмета заботы, устремлений, попечений. Покаяние в отличие от раскаяния предполагает именно глубинное переосмысление всего в корне, перемену не только предмета стремлений, забот, но качественную перемену самого ума.
Возможно ли покаяние после смерти?
Покаяние как средство очищения человека от скверны , средство восстановления личностных отношений с возможно для человека только в рамках земной жизни. Земная предоставляет ему для этого все необходимые благодатные дары.
Собственно расположенность души к аду или Раю безошибочно выявляется уже и на . Стало быть, невозможность покаяния за гробом нельзя сводить к грубому юридизму, мол грешник и рад бы принести покаяние, да Бог не дозволяет: грешник сам запирает для себя двери к покаянию, двери к , ещё на земле.
Справедливо ли определять для человека участь в вечности на основании краткой земной жизни?
Грехи имеют свойство перерастать в , а добрые дела — в . Времени земной человека вполне достаточно для того, чтобы духовно определиться по отношению к Богу, приобщиться к Его благой или воспротивиться ей, избрать или погибель.
Возможно ли покаяние для неверующих?
Священник Николай Лызлов: Одна прихожанка в некотором недоумении рассказывает: «Я никак не могу бросить курить. И молюсь, и исповедуюсь, и помощи Божией прошу, а никак грех курения победить не могу. А вот мой коллега, человек вообще неверующий, подумал, что курение это плохо, взял и бросил. Значит, он победил грех, а в книгах мы читаем, и в проповедях отцы говорят, что без помощи Божией, без молитвы победить грех невозможно».
Действительно, так бывает, можно привести и множество других примеров, как православный человек не может справиться, например, со злоупотреблением алкоголем, а другой человек, просто желающий вести здоровый образ жизни, и про Бога не думает, на исповеди не кается, а взял и бросил. Но ведь грех — это не просто конкретный поступок или наша привычка, но — это состояние нашей души, это то, что отделяет нас от Бога. В принципе, грех у нас один: он в том, что мы отпали от Бога — и потому, что носим печать первородного греха, и в результате своих собственных грехов. Мы не можем видеть Бога, с Богом общаться, у нас и потребности нет Его видеть, — вот это и есть грех. А все конкретные проявления — курил человек, или еще что-то делал — это только частности. Можно не курить, не грабить банк, не воровать, и при этом быть далеким от Бога.
Исходя из такого понимания, очищение от греха, покаяние — это перемена образа мышления, образа жизни. Это вообще — другая жизнь: человек жил вне Бога, вся жизнь его была без Бога, он не думал о грехах, а сейчас он покаялся, отрекся, переменился, начал жить для Бога, для соединения с Ним.
 
 
Покаяние - это начало христианской новой жизни, или христианского нового бытия, бытия во Христе.
 
Так и началось Евангелие словами св. Иоанна Предтечи: Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. И проповедь Христа после Крещения была: Покайтесь и веруйте во Евангелие.
Но в наше время ставится вопрос: почему нужно покаяние? С социальной точки зрения неуместно говорить о покаянии. Есть, конечно, какое-то подобие покаяния, особенно в странах восточного тоталитаризма: когда отступил кто-нибудь от линии партии, то от него требуют покаяния, или когда руководители партии сами отступают от своего первоначального плана - только это называют не покаянием, а какой-то реформой или перестройкой ... Тут действительного покаяния нет. Кто из вас видел фильм Абуладзе Покаяние? Там именно речь о ложном покаянии, и только в конце фильма видно, что такое истинное покаяние. Фильм разоблачает ложное покаяние, как своего рода изменение идеала, или стиля власти, которая остается такой же по существу. И действительно, такое покаяние ничего не имеет общего с истинным покаянием.
В Священном Писании есть (в греческом тексте) два разных выражения для покаяния. Одно выражение - метанойя, а другое - метамелия. Иногда это второе выражение переводится не словом покаяние, а словом раскаяние. Задумал я, к примеру, поехать во Франкфурт и раскаялся, то есть передумал: не поеду. Вот это в Священном Писании называется метамелия, это просто перемена намерения. Это никакого духовного значения не имеет. Есть и в социальном или психологическом смысле нечто вроде раскаяния, то есть перемены. В области психологии есть перестройка своего характера, своего невроза... В глубинной психологии у Адлера, или у Фрейда, и даже у Юнга нет понятия покаяния.
Покаяние - это религиозное понятие. Каяться надо перед кем-то. Это не значит просто изменить стиль жизни или свое внутреннее чувство или свой опыт, как имеется в виду, скажем, в восточных религиях и культурах. Эти религии говорят о том, что человек должен получить свой собственный опыт, должен познать себя, самоосуществиться, чтобы свет, его сознания пробудился. Но для такой перемены не нужно Бога. А христианское покаяние непременно перед кем-то.
И вот вам пример. Один из наших сербов - теперь ему уже 60 лет - был в молодости коммунистом и делал, как и все они, много зла народу. Но потом он обратился к вере, к Богу, к Церкви и говорил, когда ему предлагали причаститься: Нет, я много зла сделал. - Ну пойди, исповедуйся. - Да нет, - говорит, - я пойду исповедоваться у священника, а я перед народом согрешил, мне надо открыто перед народом исповедоваться.
Вот это выражение полного сознания того, что есть покаяние. Здесь вы видите церковное восприятие, древнехристианское и подлинно библейское, что человек никогда не один в мире. Он стоит, прежде всего, перед Богом, но и перед людьми. Поэтому в Библии согрешение человека перед Богом всегда имеет отношение к ближнему, а это значит, что оно имеет социальные, общественные измерение и последствия. И это чувствуется и в нашем народе, и у великих русских писателей. У православного народа есть чувство, что какой-то вор или тиран, или делающий зло ближнему своему - то же, что безбожник. Пусть он верует в Бога, но это ни к чему, он на деле просто похулит на Бога, раз его жизнь расходится с верой.
Отсюда - целостное понимание покаяния, как исправного стояния и перед Богом, и перед людьми. Покаяние не может быть измерено только социальными или психологическими масштабами, а всегда есть богооткровенное, библейское, христианское понятие.
Христос начинает свое Евангелие, свою благую весть, свое поучение человечества с покаяния. Святой Марк Подвижник, ученик святого Иоанна Златоуста, живший в IV-V веке в Малой Азии пустынником, - учит, что Господь наш Иисус Христос, Божия сила и Божия Премудрость, промышляя о спасений всех, из всех своих различных догматов и заповедей оставил один единственный закон - закон свободы, но что к этому закону свободы приходят только через покаяние. Христос заповедал апостолам: Проповедуйте всем народам покаяние, ибо приблизилось Царство Небесное. И Господь этим хотел сказать, что в силе покаяния содержится сила Царствия Небесного так, как в закваске содержится хлеб или в зерне содержится все растение. Так покаяние начало Царствия Небесного. Вспомним Послание св. апостола Павла к евреям: те, кто покаялись, почувствовали силу Царствия Небесного, силу будущего века. Но как только они обратились к греху, они потеряли эту силу, и надо было снова возрождать покаяние.
Итак, покаяние не просто социальная или психологическая способность ужиться с другими людьми без конфликта. Покаяние - онтологическая, то есть бытийная категория христианства. Когда Христос начал Евангелие с покаяния, он имел в виду онтологическую реальность человека. Скажем словами святителя Григория Паламы: данные Господом заповедь покаяния и прочие заповеди полностью соответствуют самой человеческой природе, ибо в начале Он создал эту природу человека. Он знал, что потом придет Сам и даст заповеди, и потому создавал природу согласно заповедям, которые будут даны. И наоборот, Господь дал такие заповеди, какие отвечали природе, которую Он в начале создал. Таким образом, слово Христа о покаянии не клевета на природу человека, это не навязывание природе человека чего-то чуждого ей, а самое естественное, нормальное, соответствующее природе человека. Дело только в том, что природа человека - падшая, а поэтому находится сейчас в ненормальном для себя состоянии. Но именно покаяние и есть тот рычаг, которым человек может исправлять свою природу, возвращать ее в нормальное состояние. Поэтому Спаситель и сказал: Метаноите - то есть перемените свой ум.
Дело в том, что наша мысль ушла от Бога, ушла от себя и других. И в этом - больное, патологическое, состояние человека, которое по-славянски называется словом страсть, а по-гречески словом пафос (патология). Это просто болезнь, извращение, но еще не уничтожение, как болезнь не есть уничтожение организма, а просто порча. Греховное состояние человека - порча его природы, но человек может восстановиться, принять исправление, и поэтому покаяние приходит как здоровье на больное место, на больную природу человека. И раз Спаситель сказал, что надо каяться, даже если мы не чувствуем в себе потребности покаяния, то мы должны Ему верить, что действительно нам надо каяться. И на самом деле, великие святые чем больше приближались к Богу, тем сильнее чувствовали потребность покаяния, поскольку чувствовали глубину падения человека.
Другой пример из современности. Некий перуанский писатель Карлос Кастанеда написал уже 8 книг про какого-то индийского мудреца и мага, Дон Хуана в Мексике, который научил его принимать наркотики, чтобы получить состояние второй, особой реальности, войти в глубину тварного мира и почувствовать ее духовность, встречаться с духовными существами. Кастанеда - антрополог, и возбудил большой интерес среди молодежи. К сожалению, и у нас перевели уже 8 томов. На днях в Белграде было обсуждение: что такое Кастанеда - принять его или отвергнуть. Один психиатр говорил, что принятие наркотиков с целью галлюцинаций - это опасный путь, с которого вряд ли можно вернуться. Один писатель хвалил Кастанеду. Я оказался самым строгим критиком.
В диагнозе Дон Хуана писателя Кастанеды ведь нет ничего нового. Человечество - в трагическом, ненормальном состоянии. Но что предлагает он, чтобы выйти из этого состояния? Почувствовать другую реальность, освободиться немножко от наших ограничений. А что получается? Ничего! Человек остается трагическим существом, не искупленным и даже не выкупленным. Не может он, вроде барона Мюнхаузена, сам себя из болота за волосы поднять. Апостол Павел указывает: ни другие небеса, ни другое творение, ни потусторонний свет, ни седьмое небо не могут человека спасти, ибо человек не безличное существо, нуждающееся лишь в мире и спокойствии. Он - живое лицо, и ищет живого общения с Богом.
Один сербский крестьянин-коммунист довольно грубо сказал: Ну, где Бог, чтобы я Его взял за горло? Он безбожник? Нет, он не безбожник, а живо чувствует Бога, ссорится с Богом, вроде Иакова. Конечно, безобразие со стороны этого серба так говорить, но он чувствует живую жизнь... А считать, что спасение находится в каком-то уравновешенном блаженстве, в нирване, во внутреннем мире концентрации и медитации - никуда не выводит человека. Это даже закрывает возможность его спасения, потому что человек - существо, созданное из небытия в бытие и приглашенное на общение...
В Песни песней или в псалмах мы видим экзистенциальный диалог между Богом и человеком. Они страдают оба. И Богу жалко человека, и человеку жалко. Достоевский особенно ясно показал, что когда человек удаляется от Бога, теряется что-то драгоценнейшее, великое. Такой промах, неприход на встречу с Богом - всегда трагедия. Трагедия - сознание потери того, что мы могли постичь. Когда человек теряет любовь, удаляется от Бога, он трагически это чувствует, потому что создан он - для любви. Покаяние нас возвращает к этому нормальному состоянию, или, по крайней мере, к началу нормального пути. Покаяние, так говорил отец Иустин (Попович), как землетрясение, которое рушит все, что лишь казалось стабильным, а оказывается ложным, и тогда надо все изменить, что было. Затем начинается подлинное, постоянное созидание личности, нового человека.
Покаяние невозможно без встречи с Богом. Поэтому Бог и идет навстречу человеку. Если покаяние было бы просто рассмотрением, раскаянием, расположением по-иному своих сил, оно было бы перестройкой, но не переменой по существу. Заболевший, как говорит святой Кирилл Александрийский, не может исцелить себя, а нужен ему исцелитель - Бог. А в чем болезнь? В порче любви. Не должно быть односторонней любви. Любовь должна быть, по крайней мере, двусторонней. А для полноты любви, собственно, нужны трое: Бог, ближний и я. Я, Бог и ближний. Ближний, Бог и я. Это - перехорисис, взаимопроникновение любви, круговращение любви. Оно-то и есть жизнь вечная. В покаянии человек чувствует, что он больной, и ищет Бога. Поэтому покаяние имеет в себе всегда возродительную силу. Покаяние - не просто жалость к себе, или депрессия, или комплекс неполноценности, а всегда сознание и чувство, что потеряно общение, и сразу поиск и даже начало восстановления этого общения. Вот пришел блудный сын в себя и говорит: Вот в каком я состоянии. Но у меня есть отец, и я пойду к отцу! Если бы он просто осознал себя заблудившимся, это бы еще не было христианским покаянием. А он пошел к отцу! По Священному Писанию можно предположить, что отец уже вышел навстречу ему, что отец как бы сделал первый шаг, и это отразилось на побуждении сына вернуться. Не надо, конечно, анализировать, что первое, что второе: встреча бывает двойная. И Бог, и человек в покаянии вступают в активность любви. Любовь ищет общения. Покаяние и есть сожаление о потерянной любви.
Только когда начинается самое покаяние, тогда человек и чувствует в нем потребность. Казалось бы, что сперва надо человеку почувствовать, что он нуждается в покаянии, что оно для него - спасение. А на деле парадоксально получается, что лишь, когда человек уже испытывает покаяние, тогда и ощущает потребность в нем. Это означает, что бессознательное сердца глубже сознания, что Бог дает хотящему. Христос говорил: Кто может вместить, да вместит. Святой Григорий Богослов спрашивает, а кто может вместить? И отвечает: тот, кто хочет. Конечно, воля не просто сознательное решение, а гороздо глубже. Достоевский тоже почувствовал это, и православное подвижничество знает, что воля гораздо глубже ума человека, она коренится в ядре человека, которое называется сердцем или духом. Как в 50 псалме: Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей. Это параллелизм: сердце чисто - дух прав- создай - обнови- во мне - во утробе моей, то есть только другими словами подтверждается то, что уже в первой части было сказано. Сердце или дух -это существо человека, глубина богообразной личности человека. Можно даже сказать, что любовь и свобода содержатся в самом центре, в ядре человека. Любовь Бога вызвала человека из небытия. Зов Бога осуществился, и получился ответ. Но ответ этот - личный! То есть человек - это ответ на зов Божий.
Св. Василий Великий говорит (и это вошло в службу св.Архангелам), что все ангельские силы стремятся любовью неудержимою ко Христу. Пусть они и ангелы, пусть великие духовные существа, почти боги, но и у них пустота без Христа, без Бога. Достоевский вложил в уста Версилова в Подростке образ, что человечество осуществило социальную правду, любовь, солидарность, альтруизм, но изгнав с земли великую идею Бога и бессмертия. И когда Христос в Своем Втором пришествии явился, то все вдруг почувствовали, - те все счастливые, осуществившие царство земное, рай на земле, - почувствовали, что у них была пустота в душе, пустота отсутствия Божия. Значит, и любви-то не было. И Достоевский с правом сказал, что любовь к человеку невозможна без любви к Богу.
Две заповеди любви - соединены. Любовь к Богу полностью, бытием своим, и любовь к ближнему полностью, как себя любишь. Не могут они существовать одна без другой, и вместе только создают христианский крест: вертикаль и горизонталь. Если отнимешь одну, то не получается больше креста, и нет христианства. Любовь к Богу - не довольно, и любовь к ближнему - не довольно.
Покаяние же сразу возбуждает человека и на любовь к Богу, и на любовь к ближнему.
Феофан Затворник в Пути ко спасению говорит (но это и опыт всех Отцов), что когда человек пробуждается к покаянию, то сразу чувствует, что любит ближнего. Уже не гордится, не считает себя большим. Всем желает спасения. Это уже знак подлинной христианской жизни. Значит, покаяние открывает нам в ненормальном состоянии, в греховном, в отчужденном состоянии путь, поворот к нормальному состоянию, поворот к Богу и исправление перед Богом. Оно раскрывает полную истину о состоянии человека. И покаяние сразу переходит в исповедь. Исповедь - раскрытие истинного человека. Иногда даже нам. православным христианам, кажется, что покаяние - некий долг человека, который нам следует исполнять. Но нет, это слишком низкое понимание исповеди. А исповедь подобна тому, о чем рассказывала мне одна русская старушка, которая стерегла маленького внука. За какие-то проделки, она его отшлепала по рукам- он ушел в угол и с обидой плакал. Она на него больше внимания не обращала, а работала дальше. Но, наконец, внук приходит к ней: Бабушка, меня вот тут побили и у меня здесь- болит. Бабушка так этим обращением растрогалась, что сама заплакала. Детский подход победил бабушку.
Он открылся ей. Итак, исповедь-покаяние - некое раскрытие себя перед Богом. Как те слова из псалма, которые перешли и в ирмос: Молитву пролию ко Господу... вроде бы имеешь кувшин грязной воды и просто выливаешь его пред Богом... И Тому скажу печали моя, ибо душа моя исполнися зол и жизнь моя дошла до дна ада. Он просто чувствует, что провалился до глубины ада, как Иона в ките, и теперь открывает себя пред Богом.
Исповедь как продолжение покаяния есть истинное самораскрытие человека. Да, мы грешные, поэтому-то мы раскрываем раны свои, болезни, грехи. Человек видит себя в отчаянном, безвыходном положении. Но подлинно то, что он смотрит не только на себя, а как говорил св. Антоний Великий: ставь свой грех перед собой и смотри на Бога по ту сторону грехов. Через грехи смотри на Бога! Но тогда грех не выдержит конкуренцию встречи с Богом. Бог все побеждает: что такое грех? Ничего! Чепуха пред Богом. Но это - пред Богом! А сам по себе он для меня - пропасть, погибель, ад. Как говорит Давид Псалмопевец: Из глубины воззвах к Тебе - из пропасти возведи живот мой!. Душа наша жаждет Бога, как олень в пустыне жаждет текущей воды.
Как св. Августин почувствовал: нигде сердце человека не успокоится - только в Боге. Как когда что-то случается с ребенком, он бежит и ищет мать, и никого другого, и больше ничего он не хочет, кроме матери, а как падет в объятия своей матери, он успокаивается.
Поэтому Евангелие именно книга основных отношений: там говорится про дитя, про отца, про сына, про дом, про семью. Евангелие - не теория, не философия, а выражение экзистенциальных отношений - наших между собой, и наших с Богом.
Итак, исповедь - раскрытие истины о себе. Не надо на себя клеветать, то есть ругать больше, чем действительно грешен, но и не надо скрывать. Если мы скрываемся, мы этим показываем, что нет в нас искренней любви к Богу. Библия - это записанный живой опыт, взятый из реальности. Много в Библии показано, много грехов есть, и богоотступничество, и богоборчество, но во всем этом вы не найдете одного, это - неискренности. Там нет области в жизни, где бы не присутствовал Бог. Надо знать, говорил отец Иустин, как знали святые пророки, что много зла в человеке, и мир пропадает во зле, но что есть спасение такому именно миру и такому именно человеку. В этом наша радость! Есть возможность спасения, и есть реальный Спаситель.
Отец Иустин показал это однажды таким примером (очень он любил пророка Илию и Иоанна Крестителя!). По его словам, Предтеча был самый несчастный человек в мире, ведь он еще ребенком ушел с матерью в пустыню, а когда мать умерла, он там остался, и Бог его защищал Ангелами. Итак, он жил в чистой пустыне, с чистым небом, чистыми камнями, чистым дождем и не знал греха, жил, как Ангел Божий в теле. Но вот, когда ему исполнилось 30 лет, Бог ему говорит: иди на Иордан и крести людей. И тогда приходят люди к нему и начинают исповедоваться... они выливают на Предтечу грехи, которые становятся холмом... горой... И не может выдержать Предтеча этих грехов. Знаете, какие грехи люди имеют и носят в себе! И Предтеча начинает отчаиваться: Господи, и это человек, которого Ты создал? Это плод Руки Твоей? Предтеча начал утопать. А массы идут исповедоваться - сколько же еще грехов должно нагромоздиться? И когда Предтеча уже больше не может выдержать, вдруг Бог ему говорит: Вот Агнец Божий, между этими грешными Один, вземляй (берущий) грехи всех этих и всего мира. И тут самый несчастный человек становится самым счастливым. Слава Тебе, Господи! Значит, есть спасение от этих грехов и от всех грехов.
Есть Спаситель! Это отец Иустин выражает уже, конечно, из своего опыта, что за покаяние там Предтеча пережил. И действительно, скажу из своего маленького опыта возле отца Иустина. Он был человеком, жившим вроде Предтечи: чистый, большой подвижник, и он сострадал, вроде митрополита Атония (Храповицкого), сострадал грешным, сострадал всякому человеку, всей твари, и Бог ему дал за это сострадание великий дар слез. И это не было чем-то чуждым нам. Слезы человеческие всегда близки каждому из нас. Возле человека, искренне кающегося, можно почувствовать, что покаяние и нам нужно, что слезы - это натуральная вода, драгоценная, как кровь, это новая кровь христианская, это новое крещение, как говорили отцы. Через слезы мы возобновляем крещальную воду, которая становится теплой и полной благодати.
И к такому покаянию присоединяется пост.
Святой Иоанн Кронштадский в Моей жизни во Христе пишет, что когда человек ненавидит, взор его мешает другому даже ходить. Грехом человек не только сам страдает, но страдает все вокруг него, вплоть до природы, и когда человек начинает каяться и поститься, то и это отражается на всем вокруг него.
Разрешите такое отступление: если бы современное человечество больше постилось, не было бы столько экологических проблем. Отношение человека к природе совсем не постническое, не подвижническое. Оно брутальное, насильническое. Человек уже - эксплуататор, или оккупатор. Маркс так и учил: надо просто наброситься на природу и использовать ее, овладеть законами и репродуцировать. Это и будет история и так далее. Такое отношение все другое, только не человеческое, не гуманное.
Святые отцы подвижники говорили, что мы не плотоубийцы, а страстоубийцы. Пост не борьба против плоти, как создания Божия. И Христос плоть, и Причащение Его тоже плоть. Но борьба должна идти с извращенностью плоти. Каждый из нас может осознать и почувствовать, что если человек не владеет собой, своим телом, то он становится уже рабом пищи, или пития, или других удовольствий. Начинает вещь владеть человеком, а не человек вещью.
Падение Адама в том и было, что он не захотел сдержать себя: когда он съел плод, он ничего не получил нового. Заповедь была не в том, чтоб запретить ему есть этот плод, будто в нем что-то было опасное, а чтобы научить дисциплинировать себя, чтобы поставить на путь подвига. В этом подвиг свободы и подвиг любви. Никто, кроме человека, не может это сделать, и поэтому он призван это сделать. Чтобы участвовать в свободе и любви Божией, человек должен быть подвижником.
К примеру, спортсмен, футболист, должен быть подвижником. Он не может пить и есть, и делать, что хочет, и быть хорошим спортсменом. Не может. Это ясно, как день, как солнце.
Христианин же еще больше должен укротить свое тело, чтобы оно служило (по-гречески литургисало), то есть чтобы было в литургии. А литургия значит: полная, нормальная общая функция, общая деятельность. Когда мы говорим о святой Литургии, то это служение людей Богу, но общий смысл этого слова - нормальное функционирование всего, что дано человеку.
Поэтому христианин, который идет каяться, также употребляет и пост. Надо ради этого поститься, а не для того, чтобы просто исполнить долг или даже, как некоторые думают, заслужить от Бога награду, венец. Никакая жертва, которая ищет награды, не есть жертва, а просто работа, ждущая оплаты. Наемники могут так думать, а не сыновья. Христос, когда пошел на жертву ради нас, не искал от Бога Отца награды за это, а пошел из любви. Как говорит митрополит Филарет, из любви к Богу Отцу распялся Сын- из любви Сына к нам Он распялся и из любви Духа Святого победил смерть Своим распятием. Только любовью можно это понять.
В этом и заключается правильное понимание поста.
Кроме того, пост помогает нам исправить испорченную человеческую природу, внести нужный порядок, который Бог дал. Это питаться прежде всего словом Божьим, а потом - хлебом. Хлеб, безусловно, необходим. Без хлеба мы не можем жить. Но хлеб - на втором месте. Как Христос ответил диаволу, искушавшему Его в пустыне: Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. Словом Божиим, это значит - общением с Богом.
Помню одного русского страдальца, бывшего библиотекарем у нас на факультете. Он сидел четыре года в Дахау. Он принял и воспитал одного сербского сироту, потом женил его. А жена эта выгнала старика из дома. Старик потом умер очень бедным. Он рассказывал, что в Дахау по лицу можно было видеть, кто имеет живое общение с Богом. Там лицемерия не было. Он сказал мне, между прочим, что, по его мнению, Бердяев никогда живого контакта с Богом не имел. Конечно, Бердяев - трагическая фигура, страдалец, своего рода мученик, и нельзя просто отвергать его. Но слишком он претенциозный, он не знал смирения, даже ругал смирение.
А перед Богом нужно смиряться, но совсем не из комплекса неполноценности. Иов был больной, многостраждущий, но не был инфериорный перед Богом. Он был смиренный, и это смирение давало ему дерзновение. Сойди с небес, говорил Богу Иов, и Бог сошел. Не нужно нам принимать психологические или социальные категории: смирение - не бессилие, а именно дерзновение. Например, я приехал к владыке Марку, у меня нет денег, я бы тут умер, но я уповаю, что владыка меня будет питать и меня не оставит. Это - дерзновение. В обратном случае я буду недооценивать не только себя, но и владыку.
А вот как христиане древние молились. Один египетский монах говорил: Я как человек согрешил. Ты же, как Бог, помилуй. Смирение и дерзновение идут рядом, вместе.
Все вместе, начиная с покаяния, - предполагает ли покаяние веру или же рождается в вере - все равно, они идут вместе. Вера в Бога включает покаяние сразу в мою трагедию, в мою проблему, в мою жизнь. Я никак не соглашаюсь решать свою проблему без Бога. Ищу, значит, общения. А Бог показал через Христа, что Он хочет общения с нами. Сына Своего дал! Возлюбил нас прежде, чем мы возлюбили Его. Значит, Он тоже ищет общения. Это Бог действительно человеколюбивый, Бог активный, Бог, Который называется у некоторых отцов предваряющий эрос. Чтобы войти в свое всемогущество, Он выходит навстречу нам, и этим Он ограничивает Себя в нашу меру, чтобы принять нас. Это называется кенозис. Если бы Он шел прямо к нам, то... как если бы нас обожгло солнце, мы бы просто исчезли. А Он умалил Себя из любви, ища нашего общения не принудительно, просто - Он Сам так хочет. И это нам дает сразу достоинство. Поэтому в нашей православной христианской традиции есть большое основание для дерзновения, для надежды на Бога. Человек грешен, но все равно: Бог больше, чем грех! В Бесах Достоевского старец Тихон так сказал Ставрогину: У вас только один шаг до святых. И действительно, этот один шаг человек может сделать и встретит Бога. Никогда нет невозможного. Человеку невозможно, но Богу возможно. А Бог вошел в эту связь с нами и не хочет, чтобы мы решали свои проблемы без Него. И мы не имеем основания сомневаться в этом, раз Он дал Сына Своего.
Вот какие у нас мощные причины для покаяния. Это не какое-то только моральное поучение человека, что надо-де быть хорошим, и поэтому надо каяться. Нет, покаяние возобновляет в нас самые основы христианской веры. Бог хочет нашего спасения, ищет его и жаждет его, и ждет его. С нашей стороны надо только, чтобы мы хотели, и тогда мы сможем, не собой, но Богом.
Покаяние со всеми сопровождающими его христианскими добродетелями, как исповедь, смирение, дерзновение, надежда, пост, молитва... покаяние уже есть предвкушение воскресения, даже начало воскресения. Это первое воскресение человека. Второе будет результатом, завершением во время Второго пришествия Христова.
Такого опыта покаяния не существует ни в какой религии, ни в каком духовном опыте, ни в какой мистике. Даже, к сожалению, и в западном христианстве почти потерялось это чувство, это переживание, это событие.
Нам рассказывал отец Иустин, что он был с начала 1917 по 1919 гг. в Оксфорде, он там учился. И вот один англиканский монах после двух лет дружбы сказал ему: Все вы молодые, веселые, как и мы, но одно у вас есть, чего у нас, как церкви, нет - это покаяние, мы этого не знаем.... Дело в том, - говорил отец Иустин, - что мы с ним однажды поссорились по-настоящему. А потом я уже не мог выдержать и пошел к нему просить прощения, бросился ему в ноги, плакал, и человек это принял... Вот он и увидел покаяние.
У отцов есть указания, что не надо страсти раздувать, не надо даже никому на тень наступать... но для того, чтобы это было действительным смирением, это должно исполняться с любовью, то есть не должно быть просто безразличием к состоянию брата. Иначе это не смирение и не бесстрастие, а просто какое-то конвенциональное отношение, хороший тон, то есть лицемерие, официально установленное: не надо-де вмешиваться в чужие дела. (Пускай во Вьетнаме, в Югославии или на Кубе народ умирает). Все сводится к внешним приличиям... Как отец Иустин любил говорить: культура очень часто политура, а внутри - червь. Конечно, не надо быть и агрессивными. Но нас, православных, Бог через историю так водил, мы так открывались Ему, что без проблем мы никогда не могли. Но признание статуса кво, признание режима ненормального нормальным - это не христианство. Покаяние же, это именно протест против ненормального состояния. В семье бывают трудности, в приходе, в епархии, в государстве, в мире - христианин не может с этим примириться. Он непременно борется. Но начинает он с себя, поэтому покаяние - это самоосуждение, самоограничение или, как говорил Солженицын, или что Тарковский говорил - стыд, стыд как религиозное понятие, в смысле того, что человек возвращается в себя и начинает стыдиться. В конце фильма Покаяние Абуладзе видно, что такое истинное человеческое покаяние. Человек начинает стыдиться своих дел и сразу появляется решимость изменить это. Можно сказать, что только в православных странах, в России, в Сербии, в Греции существует покаяние как тема (и даже в литературе). У нас вышел недавно роман Лубардо Покаяние - об отношениях сербов, мусульман и католиков в Боснии. И в его романе только сербы каются. И сербы не только говорят, но и творят покаяние.
Слава Богу, это значит, что мы - грешные. И тут не гордость, мы не хвалим сами себя, но именно не можем примириться с таким положением, ни нашим, ни других. Отец Иустин это назвал подлинной революционностью христиан против греха, против зла, против диавола, против смерти. Это бунт человека против ложного себя, и бунт против ложного в другом человеке, а в религии - бунт против ложных богов и борьба за истинного Бога. Покаяние ищет подлинного видения мира, Бога, человека, ищет правую веру.
Меня лично потрясает, что в России сейчас массами молодые люди возвращаются к Богу, к Православию. У нас это тоже так. Это не просто найти веру в какого-то бога, отбросить атеизм и найти какую-нибудь мистику, а найти живого Бога, включиться в подлинную жизнь Церкви. На днях я читал хорошую статью Владимира Зелинского Время Церкви. Видно, как человек нашел Бога, нашел Христа, нашел Церковь. Если человек просто как-нибудь покаялся и хочет жить, все равно к какой церкви принадлежа, тогда я сомневаюсь в подлинности даже этого его изначального покаяния. Это какая-то метамелия, а не метания. Это не подлинное восстановление жизни. Поэтому отцы так ревностно стояли за веру.
Но нельзя забывать за этим и то, что любовь - первый догмат нашей веры. Любовь - это подлинный крест, но не бойтесь любви, если она ведет на крест. Не забывайте никогда, что когда любовь находится на кресте, она остается все равно любовью. Если бы Христос не сказал: Отче, прости им!, то не был Христом, поверьте мне. Он был бы героем, идеальным человеком, но не истинным Христом Спасителем. И у Достоевского в Великом инквизиторе Христос целует даже инквизитора. Это не сентиментальность, не романтизм, это - подлинная любовь, которая не боится. Поэтому мы, православные, чувствуем всегда, что наша сила и непобедимость не в нас самих, а в подлинности того, что мы ищем, желаем, во что мы веруем и для чего мы живем.
В покаянии надо понимать, что Бог по Ту сторону нашего добра и нашего зла. Не надо отождествлять себя ни со своими злыми, ни со своими добрыми делами. Не надо думать, что можно обеспечить себя путем делания добра. Надеяться надо только на Бога. Но также надо верить, что и злые дела, хоть я их и осуждаю и отвергаю, не могут отделить меня от Бога моего. У русских есть склонность преувеличивать свои грехи, и задыхаться, и тонуть в них, как в бездне. Это уже своего рода недоверие к Богу. Такое восприятие, преувеличение своих грехов есть вместе с тем и умаление Бога. Но обратный подход представляет Бога лжецом. Он прислал Сына Своего, чтобы спасать нас, а мы скажем: Нет, не надо, у меня нет грехов...
Христос спасает даром! Тут нет с нашей стороны никакого возмездия или восполнения. Но надо подлинно осознать, что грех есть грех, и что грех - зло, и что грех - ложь, и что грех - враг человека. Полное покаяние в православии становится мужественным, а не сентиментальным. Человек поднимается на борьбу. Святые отцы говорят, что у человека есть дар ярости, гнева, и что это - дар Божий. Как дар способности принимать пищу. Но из дара питания может сразу вырасти страсть к еде. Так же и с гневом, за которым стоит движение - динамика. Надо, чтобы добродетель была наступательная - активная, а не пассивная. Но если она деформируется, она может стать тиранией для других, превратиться в агрессию.
Но быть динамичным надо! Надо бороться со злом. Православное покаяние имеет эту ярость.
Мне рассказывали, что у одного из старших монахов в монастыре Метеоры, отца Варлаама, случился удар, кровоизлияние в мозг. Произошло это во время послеобеденного отдыха. Лежит он и вдруг видит, что все кругом становится красным. Пытается встать с кровати, но не может. И внезапно у него вырывается из глубины души мысль: Умираю, а не исповедовался, не причастился! Разве я, столько лет монах, и умру без причащения? И волевым усилием поднялся, не знает даже, как нашел дверь. Бог помог: игумен как раз выходил из келии и видит, что он в таком виде. А монах кричит: Что смотришь? Причащение! Игумен сразу понял... Монах принял причащение. Потом он еще жил. Но вот сила ярости!
Умираешь? Ну и что же? Разве из-за этого оставишь себя без причащения?
Св. Димитрий поднял Нестора, молодого христианина, благословил на убийство гладиатора Лия, страшно жестокого злодея. Об этом Церковь поет в тропаре св. Димитрию Солунскому. Вот это подлинно спасоносная ярость. Сила стать на ноги. Когда Иов жаловался, и имел причины жаловаться, Бог не стал его утешать, а потребовал, чтобы он встал на ноги и покорился. Но это и восстановило Иова.
Только православие сохранило подвижнический этос. Мы терпим падения и в терпении не озлобляемся, но и не остаемся равнодушны к другим. Я не могу быть равнодушен. И не могу, как христианин, позволить себе ненавидеть, потому что ненависть - это бегство от ответственности христианской.
Бывает и на приходах. Человек считает, что другой его ненавидит и этим создает себе алиби не общаться с ним. Но надо пробовать вступать в общение, поставить проблему своего ближнего, как свою проблему. И жалеть надо не с гордостью какой-то, а действительно сострадать.
Христианство динамично, а не пассивно. Христианство - это не такая апатия, как ее понимали древние стоики. Дело не в том, чтобы умертвить себя, а надо в себе умертвить свое служение злу, греху и сделать себя работающими Богу. Жизнь - не нирвана. Жизнь - это причащение, Богу слава, поднятие, возрастание. Поэтому покаяние действительно, если оно происходит подлинно и активно, если оно сразу возбуждает человека, если он сразу чувствует себя званным.
Если провести сравнение между святыми - св. Исаак Сирин и св. Симеон Новый Богослов. Исаак Сирин гораздо более угрюмый, печальный. А св. Симеон Новый Богослов - это радость, динамика, он весь в радости.
Так вот, эта более печальная, более угрюмая сторона скорее выражает Запад, например, св. Клара. Когда благодать Божия их покидает, они теряются в отчаянии. В Православии - нет! Здесь человек говорит: Бог меня посетил, дал мне Свою благодать, но этим Он хочет меня поднять.
У меня на Афоне всегда оставалось такое впечатление от монахов: афонцы - большие подвижники, лишенные многих удовольствий жизни, но все время их лицо радостно. И все они оригинальны, потому что каждый живет живой жизнью.
Покаяние возбуждает хорошую такую амбициозность в человеке. Вспомним блудного сына: разве я, сын такого отца, создан для того, чтобы свиней пасти на чужбине? Нет! Я пойду к моему отцу...
Покаяние, молитва, пост, исповедование - все идет спонтанно. Надо так расположить себя, чтобы иметь эту свежесть христианской жизни, и стремиться к ней. И как говорили древние отцы, надо каждый день начинать все снова.
Выступление на молодежном съезде в Мюнхене в декабре 1988 г. Опубликовано в Вестнике Германской епархии Русской Православной Церкви Заграницей. Публикуется по брошюре: Еп. Афанасий (Евтич). Покаяние, исповедь, пост. - Фрязино: Содружество Православный Паломник, 1995.
Имеется ввиду Богословский факультет Сербской Православной Церкви в Белграде.
Дьявол имеет в мире великую власть. Мы дали ему много прав. Во что же превратился сегодняшний человек! Зло в том, что он, не имея покаяния, препятствует Богу вмешиваться и помогать ему. Если бы было покаяние, то все бы наладилось.
Покаяние и исповедь – вот что нужно сегодня. Мой неизменный совет людям: кайтесь и исповедуйтесь, чтобы дьявол был лишен прав, а вы прекратили подвергаться внешним бесовским воздействиям…
Удалившись от Таинства Исповеди, люди задыхаются в помыслах и страстях…»
Старец Паисий Святогорец
Старцы Паисий Святогорец, Иосиф Ватопедский, Христофор Тульский, Николай Гурьянов, Виталий Сидоренко, Анатолий Киевский, Гавриил (Ургебадзе) и др.
Старец Христофор Тульский (1905-1996) на исповеди… требовал конкретно называть грехи – не оправдывая себя, не обвиняя других… Если…
Пойдя в церковь с покаянием Вы создадите себе только проблемы. Механизм нашей писхики таков, что если человек считает себя в чем-то виновым, то он сам генерирует для себя наказание: вот «согрешил», виноват, значит надо заболеть. А церковь — это коммерческая организация для выкачивания денег из людей. Поэтому церковь заинтересована в том, чтобы навязать человеку чувство вины, убедить его в том, что он вечный грешник и всегда в чем-то виноват — чтобы ходил к ним постоянно, каялся и плакал, а заодно и деньги приносил, да еще и детей с собой приводил, тоже приучал попов кормить.
В вашем случае просто началась небольшая полоса неудач, которая скоро пройдет. Чтобы это произошло как можно быстрее, Вам надо в первую очередь разобраться, что к примеру, стало причиной болезни. Прочитайте про психосоматические заболевания. Возможно это стресс, какие-то психологические проблемы. Выделяйте себе ежедневно час времени, чтобы в тихой обстановке расслабиться, заняться медитацией, сделать…
Одной из важнейших сторон духовной жизни является покаяние. Не всегда, однако, оно понимается православными христианами как должно. Мы попытаемся рассмотреть связанные с этим Таинством вопросы, с которыми приходится наиболее часто сталкиваться в пастырской практике.
Что такое Покаяние?
Покаяние есть Таинство, в котором христианин, раскаиваясь в своих грехах и исповедуя их перед священником, получает через него от Бога прощение и разрешение грехов. Для совершения Таинства нужны два действия: 1) раскаяние и исповедь, и 2) прощение и разрешение грехов священнослужителем, имеющим от Бога власть прощать грехи. О первом, т. е. о необходимости исповеди, мы читаем в Первом послании апостола Иоанна Богослова: “Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды” (1 Ин. 1: 9)- о втором - в Евангелии от Иоанна: “Примите Духа Святаго, - сказал Господь апостолам. - Кому простите грехи, тому простятся- на ком…
Исповедь перед Богом! Как правильно исповедоваться?
Вопрос от Елены: Скажите пожалуйста, когда и как правильно исповедоваться? Иногда я чувствую потребность в исповеди, в покаянии, но при этом я не нахожусь в церкви, а нахожусь дома или на прогулке в лесу. Можно ли исповедоваться дома? Обязательно ли для этого нужен Священник? Могу ли я просто обратиться к Богу и исповедоваться так?…
Исповедь, по сути, - это покаяние за грехи и покаяние именно перед Богом. Но давайте вначале разберёмся в терминах и понимании, потом уже во внешних формах, как лучше проводить этот ритуал.

Что такое Исповедь?

Определения Исповеди:
Исповедь - в авраамических религиях (иудаизме, христианстве и в исламе) признание в своих совершённых грехах перед Богом. Исповедь подразумевает раскаяние и решение в дальнейшем не грешить.
В Новом Завете, Исповедь - это выражение (публичное или наедине) Богу своего раскаяния в грехах, в котором важна не форма, а содержание - покаяния,…
Что такое покаяние и необходимо ли оно для спасения?
Вопрос: Что такое покаяние и необходимо ли оно для спасения?
Ответ: Многие истолковывают значение термина «покаяние» как «отказ от греха». Это является не совсем библейским определением покаяния. В Библии слово «покаяться» значит «изменить способ мышления». Библия также говорит нам, что истинное покаяние приводит к изменению поступков (Лука 3:8-14- Деяния 3:19). В книге Деяний Апостолов 26:20 говорится: «Проповедывал, чтобы они покаялись и обратились к Богу, делая дела, достойные покаяния». Полное библейское определение покаяния – это изменение мышления, которое выливается в изменение поступков.
Какая тогда связь между покаянием и спасением? В Деяниях Апостолов в особенной степени акцентируется на покаянии в связи со спасением (Деяния 2:38- 3:19- 11:18- 17:30- 20:21- 26:20). Покаяться, в свете спасения, значит изменить свое мнение об Иисусе Христе. Свою проповедь в день Пятидесятницы (Деяния 2…
Потап сказал(а): …
Проконсультируйтесь со своим духовным наставником. Ваш духовный наставник, будь то пастор, священник, имам или раввин, сможет помочь вам исповедаться и примириться с Богом. Помните, их работа заключается в том, чтобы помогать вам на пути следования за Богом! Они рады помочь и прекрасно понимают человеческое несовершенство: они не осудят вас! Даже если вы официально не состоите в их общине, у них всегда можно спросить совета, договориться о встрече, так что не беспокойтесь о необходимости просить совета у незнакомого вам наставника. Не думайте, что ради покаяния вам обязательно нужно пойти в храм или синагогу или что обязательно разговаривать с наставником, чтобы Бог услышал вас. Бог слышит вас не хуже, чем религиозного представителя. Если вы хотите, можно совершить покаяние и в одиночестве.
Измените свое поведение. Главное в покаянии – это изменение поведения. Вам нужно оставить грехи, в которых вы хотите раскаяться. Это сложно, мы знаем, но вы можете это…
Вопросы:
Что такое покаяние?
Как узнать, есть ли у тебя покаянное чувство?
Как готовиться к исповеди?
Как подготовиться к первой исповеди?
Записывать ли грехи?
Надо ли исповедовать помыслы?
Что делать, когда исповедь становится холодной?
Что делать, если повторяешь грехи, в которых уже каялся?
Обязательно ли иметь духовника?
Что такое генеральная исповедь?
Когда и как приучать ребенка к исповеди?
Как часто необходимо исповедоваться?

Что такое покаяние?

Покаяние — это осознание своей вины пред Богом. Покаяние подразумевает раскаяние в своих грехах. Если говорить о грехе, то грех есть нарушение Закона. Закон дан нам в Евангелии. Если мы нарушаем евангельские заповеди, то тем самым мы переступаем эту черту. Мы нарушаем Закон Божий, и через это совершается грех.
Грех, совершенный делом, имеет разные степени. Это плод, но плод чего? Как говорят святые отцы,…
Покаяния отверзи ми двери…
Покаяние – это величайший дар Бога человеку. Это второе крещение, в котором мы омываемся от содеянных грехов и снова одеваемся в чистые белые одежды, получаем благодать, потерянную после грехопадения. Были грешными – становимся святыми. Покаяние отверзает нам небо, вводит в рай. Без покаяния нет спасения.
Покаяться – значит изменить образ жизни, прежде всего – «прийти в себя», т.е. увидеть в себе грех, осознать его, возненавидеть, затем покаяться Богу в присутствии священника и дать обещание больше не грешить.
Больной никогда не получит исцеления, если не откроет врачу свою болезнь. Так и мы, пока не осознаем грех, не можем получить прощения у Бога. «Сознание греха есть начало спасения, – говорит блаженный Августин. – Если человек скрывает, Господь открывает- если человек таит, Бог явным делает- если человек сознает, Бог прощает».
Очень часто люди приходят на исповедь и не знают, что сказать. О их покаянии и говорить нечего!…
Семь смертных грехов
ОЧЕНЬ — ВАЖНО!!!
КАК ПРАВИЛЬНО ГОТОВИТЬСЯ — К ИСПОВЕДИ И К ПРИЧАСТИЮ.
Многие люди – НЕ ЗНАЮТ и не умеют ПРАВИЛЬНО готовиться к Исповеди и исповедоваться. Ходят годами, ходят на Исповедь и Причастие, а всё никак – НЕ МЕНЯЮТСЯ и не исправляются, и потому в жизни у них всё — по прежнему, никаких перемен — к лучшему:
Как ругались муж с женой – так и ПРОДОЛЖАЮТ ссориться.
Как пил муж – так и ПРОДОЛЖАЕТ — пить и гулять.
Как были дети непослушны – так они ещё грубей и наглей — стали и перестали учиться.
Как был человек одиноким в жизни, без семьи и детей – так и по прежнему остаётся одиноким и несчастливым.
А причины этому такие: либо человек – НЕ КАЕТСЯ в своих Грехах и живёт — Греховной жизнью и ему — НРАВИТСЯ так жить.
Либо он – НЕ УМЕЕТ каяться, НЕ ЗНАЕТ и не видит — своих Грехов, да и молиться по настоящему — не умеет.
Либо человек — ХИТРИТ перед Богом и обманывает Его, не считает себя…
«Исповедь - ключ от Царства Небесного», сказал один современный афонский подвижник. Нет других средств, кроме исповеди, чтобы избавиться от уже совершенных грехов. В ней же мы черпаем духовные силы, чтобы бороться с грехами и в будущем. Грех - это все, в чем мы разошлись с волей Божией в своих поступках, в словах и в мыслях. «Все мы, человеки, - пишет святитель Игнатий, - находимся больше или меньше в самообольщении, все обмануты, все носим обман в себе». Все мы, следовательно, должны измениться, - покаяться. «Покаяние» в буквальном смысле означает «изменение» души или, точнее, ума. Неверность Богу начинается в мыслях, и каждый наш грех в конечном итоге еще больше извращает наш ум. Но для того Бог и стал Человеком, чтобы спасти и обновить всего человека в каждом из нас - и ум, и душу, и тело. Когда мы каемся, наши усилия соединяются с Божией силой, - мы и сами стараемся быть Ему верными, и просим с полной верой о помощи, и получаем ее. Все решает не то, кем мы были до встречи с…
Инструкция
Преподобный Иоанн Лествичник писал: «Покаяние есть завет с Богом об исправлении жизни. Покаяние есть примирение с Господом. Покаяние есть очищение совести». Задача, над которой приходится постоянно работать современному христианину, — жить в миру и оставаться чистым, неоскверненным миром. Плодом этой работы являются покаяние и исповедь.
Исповедь и покаяние не являются синонимами. Исповедь – это одно из семи христианских таинств, в котором кающийся, исповедующий свои грехи перед священником, невидимо разрешается от них Самим Господом. Таинство было установлено Спасителем, сказавшим своим Апостолам: «Примите Духа Святого: кому простите грехи, тому простятся- кому оставите, на том останутся» (Ин20:22-23).
На деле Таинство исповеди должно завершать процесс покаяния. Покаяние – это именно процесс, не эпизод в жизни человека. Православный христианин постоянно находится в состоянии покаяния. Таинству исповеди должна предшествовать внутренняя работа. Если…
ак в разговорной и письменной речи, так и в Библии эти два похожие одно на другое слова встречаются часто, и для исследующих Слово Божие интересно и важно знать, есть ли разница в смысле и значении этих слов или нет? Разница есть, но к сожалению, языковеды ей внимания мало уделяют, видимо, не придавая этому значения.
Слова «покаяние» и «раскаяние» вытекают из одного слова «каяться», но различие в том, что «покаяться» означает: 1). признаться в совершенном поступке, 2). осознать, сознательно понять неправильность одного или нескольких поступков и даже целой жизни. Каяться во всех прегрешениях — таков смысл в объяснениях языковеда Ожегова.
Языковед В. Даль слово «покаяние» объясняет так: «Отречься от прежней греховной жизни, сознательно начать лучшую жизнь. Исповедываться в грехах».
Раскаяться — тоже каяться, но в более глубокой форме: «Каяться — сожалеть о своем поступке, сознавать, что следовало бы сделать не то, не говорить или не делать…
Покаяние — евангельская добродетель, дар Божий бесценный…
Свт. Игнатий
Руководя духовной жизнью своих пасомых, владыка прежде всего старался возбудить в них чувство покаяния. Покаяние он считал основой всех видов христианского подвига. Учение о покаянии неотъемлемо от всего учения святителя Игнатия.
Во время земной жизни владыки были люди, которые по зависти распространяли слух, что он находится в прелести. Опровергая эту клевету, подвижник Никифоровской пустыни монах Исайя говорил, что этого не может быть, потому что архимандрит Игнатий учит покаянию.
Святитель Игнатий учил, что первая заповедь, данная Христом Спасителем человечеству, есть заповедь о покаянии. «Покайтеся: приближися бо Царствие Небесное, — такими словами начал Свою проповедь вочеловечившийся Господь» (Мф. 4, 17). Эти же слова и поныне Христос возвещает всем в Своем Евангелии.
Покаяние есть познание своего падения, необходимости Искупителя и пребывание в исповедании Искупителя.
Покаяние — великий дар всеблагого Бога грешному человечеству, который усвояется людям верою в Искупителя — Иисуса Христа. «Покаяние — вера, — пишет святитель Игнатий, — покаяние — признание искупления и Искупителя! Покаяние — усвоение себе заслуг Искупителя верою в Искупителя! Покаяние — самоотвержение! Покаяние — признание падения и погибели, объявших весь род человеческий!..»
Покаяние неразрывно сопутствует вере во Христа: оно должно предшествовать вере в Господа, а после крещения покаяние врачует те грехи, в которые впадает человек по своей немощи. Христос Спаситель, зная, что люди будут и после крещения грехами удаляться от Него, установил в Своей Церкви таинство покаяния, которое является как бы вторым крещением. На трудном поприще борьбы с грехом каждый христианин, прибегая к покаянию, получает не только прощение в сделанных грехах, но и силы для борьбы с ними. Одно уже сознание, что в грехе придется приносить покая¬ние, по словам св. Иоанна Лествичника, является как бы «уздою», которая удерживает от совершения или от повторения греха.Святитель Игнатий говорит, что для того, кто постоянно предает своих друзей, они становятся ему врагами, они отступают от него, как от предателя, а «кто исповедует грехи свои, от того отступают они, потому что грехи, основываясь и крепясь на гордости падшего естества, не терпят обличения и позора».
Покаяние должно совершаться не одними устами, не кратковременными слезами, не одним наружным участием в исповеди, но во внутреннем сокрушении — раскаянии в соделанных грехах, в искреннем исповедании их духовнику и, самое главное, в твердой решимости оставить греховную жизнь и жить, как учит Евангелие.Святитель Игнатий напоминает каждому христианину, что Бог дал покаяние в помощь человеку в борьбе с грехом, а не для «потачки» греху, дар Божий не должно употреблять во зло. Вслед за св. Исааком Сирским, владыка свидетельствует, что все те, кто в надежде на покаяние грешат произвольно и намеренно, поступают «коварно» по отношению к Богу. Их поразит внезапная смерть, и не дано им будет время на покаяние и приобретение добродетели.
Каково должно быть покаяние мирянина?
Неоднократно в письмах святитель Игнатий говорит, что мирянин не должен заниматься тонким и подробным анализом своих грехов. От этого может возникнуть уныние, смущение и недоумение. Бог знает все грехи человека, поэтому нужно собрать «их все в один сосуд покаяния и ввергнуть в бездну милосердия Божия». «Грехи, соделанные словом, делом, сложением помышлений должно сказать на исповеди отцу духовному, а в тонкое разбирательство греховных качеств… не должно светскому человеку пускаться: это ловушка, ставимая ловителями душ наших. Познается же она по производимому в нас смущению и унынию, хотя по наружности и облечена в благовидное добро».
Обсуждая вопрос об исповеди с братом Петром Александровичем, владыка однажды употребил следующее сравнение. Он сказал, что когда подметают комнату, то не рассматривают сор, а, собрав все в одну кучу, выбрасывают вон, так и при исповеди нужно открыть духовнику свои грехи, а в подробное рассмотрение их не входить, «тонкое рассматривание сбивает с толку, приводит в расслабление и расстройство».
Если христианин имеет греховный навык, то святитель Игнатий советует ему чаще прибегать к исповеди, особенно это необходимо при восстании плотских страстей, потому что покаяние умерщвляет пагубное влияние телесных чувств.
Правильное покаяние должно иметь последовательность: первоначально нужно исповедовать тяжкие грехи, а затем уже грехи легкие. Согласно с учением Православной Церкви, преосвященный Игнатий считает, что нет грехов, превышающих милосердие Божие. Как бы велик ни был грех и сколько бы раз он ни повторялся, покаяние может уврачевать его…
«…Нет греха человеческого, которого не могла бы омыть Кровь Господа Бога Спасителя нашего Иисуса Христа, Богочеловек может омыть его. Грехи всего мира ничего не значат пред всесвятою Кровию вочеловечившегося Господа, пролитою за нас», — пишет святитель Игнатий.
Во всех тягчайших — смертных грехах человек может принести покаяние и получить прощение от Самого Господа чрез духовника при таинстве исповеди. Только самоубийство, при котором человек лишает себя возможности покаяния, не может быть уврачевано им (покаянием). «Самоубийство — тягчайший грех! Совершивший его лишил себя покаяния и всякой надежды спасения».
Покаяние человека, пребывающего в смертном грехе, может быть признано только тогда истинным, когда человек перестал совершать этот грех. Из практики своей духовной деятельности святитель Игнатий знал, что встречаются люди, которые ненавидят всей душой грех, но так привыкли к нему, что становятся бессильны в борьбе с ним. Многолетний греховный навык обладает ими, и они творят ненавидимый ими мерзостный грех. И для таких людей не закрыт путь покаяния. «Несчастному рабу греха, — говорит владыка, — пристанище — покаяние! Сколько бы раз не случилось ему подвергнуться нравственному бедствию — он может войти в это пристанище, починить в нем сокрушенную ладью душевную».
Люди, стяжавшие непреодолимый навык ко греху, не должны отчаиваться, но твердо помнить, что пока человек находится в теле, для него не закрыт путь покаяния.
Спаситель, видя искреннее раскаяние человека во грехе, может претворить сердце грехолюбивое в боголюбивое, и человека чувственного, сладострастного, плотского сделать духовным, чистым, святым. «От лица покаяния бежит всякий грех, никакой грех не может устоять пред всемогущим покаянием».В одной из своих проповедей святитель сказал о силе покаяния: «Покаяние подает свою могущественную десницу человеку, находящемуся в глубокой пропасти, во аде грехопадения, — извлекает его оттуда, возносит превыше земли- оставляет только тогда, когда введет спасенным во врата вечности».
К сожалению, в жизни очень часто бывает, что люди помнят и каются только в тяжелых грехах, грехи же, совершаемые почти ежедневно, предают забвению. Грехи словом, мыслью, ощущениями сердца и движениями тела, по убеждению владыки Игнатия, не должно считать маловажными. Все они оскверняют душу человека и отдаляют ее от Бога. Открытием на исповеди перечисленных грехов человек пресекает развитие греха и не дает ему осуществиться самим делом.
Во всех грехах — как тяжких, так и повседневных — словом и помышлением, христианину нужно приносить покаяние.
Как же практически осуществить мирянину покаяние в повседневных грехах, когда с духовником своим он встречается, может быть, несколько раз в год?
Владыка Игнатий советует в грехах, совершенных по человеческим немощам словом, помышлением и всеми чувствами, приносить раскаяние ежедневно пред Богом. Лучше всего это делать после вечернего правила перед сном. Прочитав вечерние молитвы и собрав чтением их свои непрестанно мятущиеся мысли, нужно вспомнить все греховное, что было совершено за день, осулить себя за это и искренне испросить в этом у Бога прощения. Приносить подобное покаяние можно и нужно лишь в грехах повседневных, если же случилось впасть в грех смертный, то немедля необходимо спешить к духовнику и пред ним исповедать свой грех.
Очень часто человек, увлеченный мирской суетой, совершенно забывает о своих грехах и о покаянии. Чтобы возбудить в себе чувство покаяния, нужно воздержание от всех страстей и частое чтение Евангелия. Сравнивая свою жизнь с евангельскими заповедями, принуждая себя к исполнению этих святейших заповедей, христианин будет постигать, насколько он слаб, поврежден падением и уязвлен грехами. От зрения своих немощей в душе постепенно появится желание очистить свою душу покаянием.До конца познать свою немощь и принести полное покаяние может только тот, кто в уединении достиг полного безмолвия. Об этом владыка писал: «Воздыхает душа моя, жаждет глубокого, ненарушаемого безмолвия, вне которого невозможно найти обильного, полного покаяния».
Естественно, что полное уединение невозможно для человека, живущего в миру, но необходимо, чтобы каждый христианин умел уединяться хотя бы на малое время в клеть души своей, там видел свои немощи и приносил в них покаяние.
В Святой Церкви установлены особые периоды, в которые каждый христианин должен позаботиться об очищении себя покаянием. Это четыре поста. В эти периоды Церковь неустанно богослужением и проповедью священнослужителей призывает своих чад оставить земные попечения и встать на путь покаяния и исправления своей жизни. Особенно благоприятным временем для покаяния является поприще Великого поста.
«В чем заключается подвиг святой Четыредесятницы? — спрашивает святитель Игнатий в одной из своих проповедей и сам же отвечает: — это подвиг покаяния. В настоящие дни мы стоим пред временем, преимущественно посвященным для покаяния, как бы пред вратами его, и воспеваем исполненную умиления песнь: «Покаяния отверзи нам двери, Живодавче!»
Сознавая себя всегда, а особенно в периоды св. постов, великим грешником, христианин не должен, однако, вспоминать те из своих грехов, в которых он уже принес покаяние на исповеди. Нужно твердо помнить и верить, что Господь уже простил их. Постоянное же воспроизведение в памяти прежних грехов может возбудить в душе сочувствие к ним и привести к повторным падениям. «Воспоминание прежних телесных грехов, — пишет святитель Игнатий, — очень вредно и воспрещается святыми отцами. Тут действует неверие, недостаток уважения к Таинству исповеди, фальшивое понятие о добродетели, обманчивое разгорячение и мечтательность».
Труден путь покаяния, но без него христианин не может преуспеть ни в одной добродетели. Многочисленные и самые возвышенные подвиги, не растворенные чувством покаяния, становятся бесплодными и даже душевредными. Покаяние есть единственный истинный путь, следуя которому, можно перейти из состояния душевного в состояние духовное. Покаяние для земного странника не имеет предела, оно сопровождает его до гроба и отверзает ему врата рая.
Истинное покаяние уже здесь, на земле, приносит дивные плоды. Оно вселяет в сердце христианина успокоение и услаждение, восстанавливает между людьми нарушенный мир, разрешает недоумения, врачует душу от вражды и памятозлобия. По словам святителя Игнатия, «покаяние вводит в сердце ощущения благодатные, чуждые падшему естеству, научает ум и сердце истинному Богослужению, научает приносить Богу единую при¬емлемую Им жертву от падшего человеческого естества: сокрушение и смирение духа. Дух человеческий, пришедший в это состояние, вступает в общение с Духом Божиим, в чем и заключается обновление и спасение человека»
Все святые шли путем постоянного покаянного подвига, и чем больше они преуспевали в нем, тем более чувствовали необходимость покаяния. В подтверждение этой истины святитель Игнатий приводит житие преподобного Сисоя Великого. Преподобный Сисой Великий проводил подвижническую жизнь в египетской пустыне и был преисполнен многих даров Святого Духа- однако когда наступила его кончина, он выразил желание остаться еще на некоторое время в земной жизни, чтобы усовершенствоваться в покаянии.У христианина, духовная жизнь которого основана на покаянии, жажда покаяния к концу жизни поглощает все другие пожелания и стремления.
Читая письма святителя Игнатия в хронологическом порядке, невольно замечаем, что желание предаться покаянию в уединении было в его душе на протяжении всей жизни. Еще будучи послушником и живя в Площанской пустыни (1829 г.), он ищет уединения и с этой целью поселяется вместе с Михаилом Чихачевым отдельно от монастырской братии в монастырском саду. Но с непреодолимой силой жажда покаяния побуждает его искать уединения к концу жизни. В 1860 году преосвященный пишет: «Я молю Бога, чтоб даровал мне поприще покаяния. По моему мнению, я еще не начал покаяния и вполне разделяю мнение преподобного Исаи Отшельника, что доколе человек находится в развлечении и попечении, дотоле он не может стяжать покаяния».
В 1862 году, удалившись от бурь житейского моря в пристань покаяния — обитель, владыка писал своему брату Петру Александровичу, пожелавшему оставить губернаторство в Ставрополе и удалиться в монастырь к брату-святителю, следующее: «Нам обоим уже недолго странствовать на земле. Моли Бога, чтоб даровал остаток земной жизни провести в покаянии, это великий дар Божий, дар вечный, как имеющий решительное влияние на нашу судьбу в вечности. Св. Тихон Воронежский перед кончиною своею особенно благодарил Бога за то, что ему дан был этот дар. Точно: при кончине именно окажется вся драгоценность этого дара».
В своей жизни святитель Игнатий нашел бесценный дар — «село покаяния»- найдя его, он стремился поде¬ литься им с людьми, жаждущими обновить свою духовную жизнь. Тех людей, которые были близки к нему, он поучал покаянию словом и примером своей жизни, для последующих же поколений истинных богоискателей он оставил свои произведения, которые исполнены духом покаяния, и на основе этой добродетели научает чи¬тателей всех времен совершать подвиг своего спасения.
Свое стремление Не только самому быть обладателем дара покаяния, но и сообщать его другим святитель Игнатий прекрасно выразил в одном из своих писем: «…Милосердный Господь, дарующий рабам Своим… приют покаяния. Да дарует Он мне этот драгоценный дар! И поделюсь я сокровищами, поставляемыми покаянием, с друзьями моими о Господе. Дар покаяния — залог вечного блаженства. Убеленный покаянием, да вниду в рай, куда не будут впущены те, которых ризы не убелены покаянием. Да узрю там любящих меня о Господе, да припаду вместе с ними к стопам Господа, не скрывшего от нас село покаяния, на котором сокровен драгоценный бисер спасения. Но купец, желающий купить это село, должен продать все имение свое, чтобы купить село покаяния. Пусть буду этим купцом! Пусть буду обладать этим духовным даром во спасение мое и ближних!»
Из работы иг. Марка (Лозинского) «Духовная жизнь мирянина и монаха по творениям и письмам еп. Игнатия (Брянчанинова)».

Категория: 

Оценить: 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

  _   _   _____   ____    ____    ____    ____  
| | | | | ____| / ___| | _ \ | _ \ | __ )
| |_| | | _| \___ \ | | | | | | | | | _ \
| _ | | |___ ___) | | |_| | | |_| | | |_) |
|_| |_| |_____| |____/ |____/ |____/ |____/
Enter the code depicted in ASCII art style.

Похожие публикации по теме