Как называются коллективы которыми жили древние германцы. Древнегерманские племена. Великое переселение народов и образование варварских королевств

Германцы - древние племена индоевропейской языковой группы, обитавшие к 1 в. до н. э. между Северным и Балтийским морями, Рейном, Дунаем и Вислой и в Южной Скандинавии. В 4-6 вв. германцы сыграли главную роль в великом переселении народов, захватили большую часть Западной Римской империи, образовав ряд королевств - вестготов, вандалов, остготов, бургундов, франков, лангобардов.

Природа

Земли германцев представляли собой бесконечные леса вперемешку с реками, озерами и болотами.

Занятия

Основными занятиями древних германцев были земледелие и скотоводство. Также они занимались охотой, рыбной ловлей и собирательством. Их занятием служила и война, и связанная с ней добыча.

Средства передвижения

У германцев были лошади, однако в небольшом количестве и в их дрессировке германцы не достигли заметных успехов. Также у них имелись повозки. У некоторых германских племен имелся флот - небольшие корабли.

Архитектура

Древние германцы, только перешедшие к оседлости, не создали значительных архитектурных сооружений, у них не было и городов. Даже храмов у германцев не было - религиозные обряды осуществлялись в священных рощах. Жилища германцев делались из необработанного дерева и обмазывались глиной, в них выкапывались подземные кладовые для припасов.

Военное дело

Германцы в основном сражались в пешем строю. Конница имелась в небольших количествах. Их оружием служили короткие копья (фрамеи) и дротики. Для защиты использовались деревянные щиты. Мечи, панцири и шлемы были только у знати.

Спорт

Германцы играли в кости, считая это серьезным занятием, причем так увлеченно что зачастую проигрывали сопернику все вплоть до собственной свободы, поставленной на кон, в случае проигрыша такой игрок становился рабом победителя. Также известно об одном ритуале - юноши на глазах у зрителей прыгали среди врытых в землю мечей и копий, показывая собственную силу и ловкость. У германцев существовало и нечто вроде гладиаторских боев - захваченный в плен враг бился один на один с германцем. Однако это зрелище в основе своей носило характер гадания - победа того или иного соперника рассматривалась как предзнаменование об итогах войны.

Искусство и литература

Письменность была неизвестна германцам. Поэтому литература существовала у них в устной форме. Искусство носило прикладной характер. Религия германцев запрещала придавать богам человеческий облик, поэтому такие области как скульптура и живопись были у них неразвиты.

Наука

Наука у древних германцев не была развита и носила прикладной характер. Бытовой календарь германцев делил год всего на два сезона - зиму и лето. Более точными астрономическими знаниями обладали жрецы, применявшие их для расчета времени праздников. Из - за пристрастия к военному делу у древних германцев, вероятно, была довольно развита медицина - однако не на уровне теории, а исключительно в плане практики.

Религия

Религия древних германцев носила политеистический характер, кроме того, у каждого германского племени, по всей видимости, существовали собственные культы. Религиозные обряды проводились жрецами в священных рощах. Широко использовались различные гадания, особенно гадание на рунах. Имели место жертвоприношения, в том числе человеческие.

 

Древняя Германия

Имя германцев возбуждало в римлянах горькие ощущения, вызывало в их воображении мрачные воспоминания. С той поры, как тевтоны и кимвры перешли Альпы и ринулись опустошительной лавиной на прекрасную Италию, римляне с тревогой смотрели на малоизвестные им народы, волновавшиеся непрерывными передвижениями в Древней Германии за хребтом, ограждающим с севера Италию. Даже храбрые легионы Цезаря были охвачены страхом, когда он повел их против свевов Ариовиста. Боязнь римлян была увеличена ужасным известием опоражении Вара в Тевтобургском лесу, рассказами воинов и пленников о суровости германской страны, о дикости её жителей, высоком росте их, о человеческих жертвоприношениях. Жители юга, римляне имели самые мрачные представления о Древней Германии, о непроходимых лесах, которые тянутся от берегов Рейна на девять дней пути к востоку до верховья Эльбы и центр которых – Герцинский лес, наполненный неведомыми чудовищами- о болотах и пустынных степях, которые простираются на севере до бурного моря, над которыми лежат густые туманы, не пропускающие до земли живительных лучей солнца, на которых болотная и степная трава много месяцев бывает покрыта снегом, по которым нет путей из области одного народа в область другого. Эти представления о суровости, мрачности Древней Германии так глубоко вкоренились в мыслях римлян, что даже беспристрастныйТацит говорит: «Кто покинул бы Азию, Африку или Италию, чтоб идти в Германию, страну сурового климата, лишенную всякой красоты, производящую неприятное впечатление на каждого, живущего в ней или посещающего ее, если она не родина ему?» Предубеждения римлян против Германии укреплялись тем, что они считали варварскими, дикими все те земли, которые лежали за границами их государства. Так, например, Сенекаговорит: «Подумай о тех народах, которые живут за пределами римского государства, о германцах и о племенах, кочующих по низовью Дуная- не тяготеет ли над ними почти непрерывная зима, постоянно пасмурное небо, не скудна ли та пища, какую дает им недоброжелательная бесплодная почва?»

А между тем подле величественных дубовых и густолиственных липовых лесов уже росли тогда в Древней Германии фруктовые деревья и были там не только степи и покрытые мхом болота, но и нивы, изобильные рожью, пшеницей, овсом, ячменем- древнегерманскими племенами уж добывалось из гор железо для оружия- уже были известны целебные теплые воды в Маттиаке (Висбадене) и в земле тунгров (в Спа или Ахене)- и сами римляне говорили, что в Германии очень много рогатого скота, лошадей, очень много гусей, пух которых германцы употребляют на подушки и перины, что Германия богата рыбой, дикой птицей, дикими животными, пригодными для пищи, что рыболовство и охота доставляют германцам вкусную еду. Не были еще известны только золотые и серебряные руды в германских горах. «В серебре и золоте боги отказали им, – не знаю, как сказать, по милости ли к ним или по неприязни», – говорит Тацит. Торговля в Древней Германии была только меновая, и лишь у соседних с римским государством племен были в употреблении деньги, которых они получали много от римлян за свои товары. У князей древнегерманских племён или у людей, ездивших послами к римлянам, были золотые и серебряные сосуды, полученные в подарок- но, по словам Тацита, они ценили их не выше глиняных. Страх, который первоначально внушали римлянам древние германцы, перешел потом в удивление их высокому росту, физической силе, в уважение к их обычаям- выражением чувств этих служит «Германия» Тацита. По окончаниивойн эпохи Августа и Тиберия сношения римлян с германцами стали тесными- образованные люди ездили в Германию, писали о ней- это сгладило многие из прежних предубеждений, и римляне стали судить о германцах лучше. Понятия о стране и климате остались у них прежние, невыгодные, внушенные рассказами купцов, авантюристов, возвратившихся пленников, преувеличенными жалобами воинов на трудности походов- но сами германцы стали считаться у римлян людьми, имеющими в себе много хорошего- и наконец, явилась у римлян мода делать свою наружность, по возможности, похожей на германскую. Римляне восхищались высоким ростом и стройным крепким телосложением древних германцев и германок, их развевающимися золотистыми волосами, светло-голубыми глазами, во взгляде которых высказывалась гордость и отвага. Знатные римлянки искусственными средствами придавали своим волосам тот цвет, который так нравился им у женщин и девушек Древней Германии.

Семья древних германцев

В мирных сношениях древнегерманские племена внушали римлянам уважение мужеством, силой, воинственностью- те качества, которыми были они страшны в битвах, оказывались почтенными при дружбе с ними. Тацит превозносит чистоту нравов, гостеприимство, прямодушие, верность слову, супружескую верность древних германцев, их уважение к женщинам- он до такой степени хвалит германцев, что его книга об их обычаях и учреждениях кажется многим ученым написанной с той целью, чтобы преданные наслаждениям, порочные соплеменники его стыдились, читая это описание простой, честной жизни- думают, что Тацит хотел ярко характеризовать, испорченность римских нравов изображением быта Древней Германии, представлявшего прямую противоположность им. И действительно, в его похвалах прочности и чистоте супружеских отношений у древнегерманских племён слышится печаль об испорченности римлян. В римском государстве повсюду был виден упадок прежнего прекрасного состояния, видно было, что все склоняется к погибели- тем светлее рисовалась в мыслях Тацита жизнь Древней Германии, еще сохранившей первобытные нравы. Его книга проникнута смутным предчувствием, что Риму грозит великая опасность от народа, войны с которым врезались в память римлян глубже, чем войны с самнитами, карфагенянами и парфянами. Он говорит, что «над германцами больше праздновалось триумфов, чем было одержано побед»- он предчувствовал, что черная туча на северном краю италийского горизонта разразится над римским государством новыми ударами грома, более сильными, чем прежние, потому что «свобода германцев могущественнее силы парфянского царя». Успокоением ему служит только надежда на раздоры древнегерманских племён, на взаимную ненависть между их племенами: «Пусть остается у германских народов если не любовь к нам, то ненависть одних племен к другим- при опасностях, угрожающих нашему государству, судьба не может дать нам ничего лучшего, чем раздор между нашими врагами».

Расселение древних германцев по Тациту

Соединим те черты, какими, обрисовывает Тацит в своей «Германии» образ жизни, обычаи, учреждения древнегерманских племён- он делает эти заметки отрывочно, без строгого порядка- но, собрав их вместе, мы получим картину, в которой находится много пробелов, неточностей, недоразумений или самого Тацита, или людей, сообщавших ему сведения, многое заимствовано из народного предания, не имеющего достоверности, но которое все-таки показывает нам основные черты жизни Древней Германии, зародыши того, что развилось впоследствии. Те сведения, какие дает нам Тацит, пополненные и разъясненные известиями других древних писателей, преданиями, соображениями о прошлом по позднейшим фактам, служат основанием нашего знания о быте древнегерманских племён в первобытные времена.

Одинаково с Цезарем Тацит говорит, что германцы – многочисленный народ, не имеющий ни городов, ни больших селений, живущий разбросанными поселками и занимающий страну от берегов Рейна и Дуная до северного моря и до неведомых земель за Вислой и за Карпатским хребтом- что они разделены на множество племен и что обычаи у них своеобразны и прочны. Альпийские земли до Дуная, населенныекельтами и уже покоренные римлянами, не причислялись к Германии- не причислялись к древним германцам и племена, жившие на левом берегу Рейна, хотя многие из них, как например, тунгры (по Маасу), тревиры, нервийцы, эбуроны, еще хвалились своим германским происхождением. Древнегерманские племена, которые при Цезаре и после были по разным случаям поселены римлянами на западном берегу Рейна, уже забыли свою национальность, приняли римский язык и культуру. Убии, в земле которых Агриппа основал военную колонию с храмом Марса, получившим большую знаменитость, уже назывались агриппинцами- они приняли это имя с того времени, как Агриппина младшая , жена императора Клавдия , расширила (50 г. по Р. Х.) колонию, основанную Агриппой. Этот город, нынешнее имя которого Кёльн еще свидетельствует о том, что первоначально был римской колонией, стал многолюдным и цветущим. Население его было смешанное, оно состояло из римлян, убиев, галлов. Поселенцев, согласно Тациту, привлекла туда возможность легко приобретать богатство выгодною торговлей и разгульная жизнь укрепленного стана- эти торговцы, содержатели гостиниц, ремесленники и люди, служившие у них, думали только о личных выгодах и об удовольствиях- ни храбрости, ни чистой нравственности у них не было. Другие германские племена презирали и ненавидели их- неприязнь особенно усилилась после того, как в батавскую войну они изменили своим соплеменникам.

Расселение древнегерманских племен в I веке нашей эры. Карта

Римская власть установилась и на правом берегу Рейна в области между реками Майном и Дунаем, границу которой охраняли маркоманы до своего переселения на восток. Этот угол Германии заселился людьми разных древнегерманских племен- они пользовались покровительством императоров взамен дани, которую платили хлебом, плодами садов и скотом- мало-помалу они усвоили себе римские обычаи и язык. Тацит уже называет эту область Agri Decumates, Декуматским Полем, (то есть землей, жители которой платят десятинную подать). Римляне взяли ее под свое управление вероятно при Домициане и Траяне и впоследствии провели по границе её с независимой Германией ров с валом (Limes, «Граница») в защиту её от набегов германцев.

Линия укреплений, защищавшая Декуматскую область от древнегерманских племён, неподвластных Риму, шла от Майна через Кохер и Якст до Дуная, к которому примыкала в нынешней Баварии- это был вал со рвом, укрепленным сторожевыми башнями и крепостями, в некоторых местах соединенными между собою стеной. Остатки этих укреплений очень заметны до сих пор, народ в той местности называет их чертовой стеною. Два века легионы защищали население Декуматской области от неприятельских набегов, и оно отвыкло от военного дела, утратило любовь к независимости и мужество своих предков. Под римскою охраной развивалось в Декуматской области земледелие, установился цивилизованный образ жизни, которому оставались чужды другие германские племена целую тысячу лет после того. Римляне сумели превратить в цветущую провинцию землю, которая была почти безлюдною пустыней, пока находилась во власти варваров. Римляне сумели сделать это быстро, хотя германские племена сначала мешали им своими нападениями. Прежде всего они озаботились построить укрепления, под защитой которых основали муниципальные города с храмами, театрами, зданиями трибуналов, водопроводами, банями, со всею роскошью италийских городов- они соединили эти новые поселения превосходными дорогами, построили мосты через реки- в короткое время германцы приняли здесь римские обычаи, язык, понятия. Римляне умели зорко находить естественные богатства новой провинции и превосходно пользоваться ими. Они пересадили в Декуматскую землю свои фруктовые деревья, свои овощи, свои сорта хлеба, и скоро стали вывозить оттуда в Рим продукты сельского хозяйства, даже спаржу и репу. Они устроили на этих ранее принадлежавших древнегерманским племенам землях искусственное орошение лугов и нив, заставили быть плодородной землю, которая до них казалась ни к чему не пригодной. Они ловили в реках вкусную рыбу, улучшили породы домашнего скота, нашли металлы, нашли соляные источники, повсюду находили для своих построек очень прочный камень. Они уже употребляли на свои жернова те крепчайшие сорта лавы, которые до сих пор считаются дающими самые лучшие жернова- они нашли для выделки кирпича превосходную глину, провели каналы, регулировали течение рек- в местностях, богатых мрамором, как например на берегах Мозеля, они построили мельницы на которых резали в плиты этот камень- от них не укрылся ни один целебный источник- на всех теплых водах от Ахена до Висбадена, от Баден-Бадена до швейцарского Вадена, от Партенкирха (Parthanum) в ретийских Альпах до венского Бадена они устроили бассейны, залы, колоннады, украсили их статуями, надписями, и потомство дивится остаткам этих сооружений, находимым под землею, так великолепны были они. Римляне не пренебрегали и бедной туземной промышленностью, заметили трудолюбие и ловкость германских туземцев, воспользовались их талантами. Остатки широких вымощенных камнем дорог, находимые под землею развалины зданий, статуи, жертвенники, оружие, монеты, вазы, всяческие уборы свидетельствуют о высоком развитии культуры в Декуматской земле под властью римлян. Аугсбург был центром торговли, складочным местом товаров, которыми Восток и Юг обменивались с Севером и Западом. Живое участие в выгодах цивилизованной жизни принимали и другие города, например, те города на Боденском озере, которые теперь называются Констанцем и Брегенцем, Aduae Aureliae (Баден-Баден) на предгорье Шварцвальда, тот город на Неккаре, который теперь называется Ладенбургом. – Римская культура охватила при Траяне и Антонинах и землю на юге-востоке от Декуматской области, по течению Дуная. Там возникли богатые города, как например Виндобона (Вена), Карнунт (Петропель), Мурса (или Мурсия, Эссек), Таврун (Землин) и в особенности Сирмий (несколько на запад от Белграда), более к востоку Наисс (Нисса), Сардика (София), Никополь у Гемуса. Римский Итинерарий («Дорожник») перечисляет на Дунае столько городов, что, быть может, эта граница не уступала рейнской высоким развитием культурной жизни.

Племена маттиаков и батавов

Недалеко от той местности, где пограничный вал Декуматской земли сходился с окопами, раньше того возведенными по хребту Тауна, то есть на север от Декуматской земли, расселялись по берегу Рейна древнегерманские племена маттиаков, составлявшие южный отдел воинственного народа хаттов- они и соплеменные им батавы были верными друзьями римлян. Тацит называет оба эти племени союзниками римского народа, говорит, что они были свободны от всякой дани, были обязаны только посылать свои отряды в римское войско и давать лошадей на войну. Когда римляне отступили от благоразумной кротости относительно племени батавов, стали притеснять их, они подняли войну, принявшую широкий размер. Это восстание усмирил в начале своего царствования император Веспасиан .

Племя хаттов

Земли на северо-восток от маттиаков населяло древнегерманское племя хаттов (Chazzi, Hazzi, гессы – гессенцы), страна которых шла до границ Герцинского леса. Тацит говорит, что хатты были плотного, крепкого телосложения, что взгляд у них был отважный, ум более деятельный, чем у других германцев- если судить по германской мерке, то у хаттов много рассудительности и сообразительности, говорит он. У них юноша, достигнув совершеннолетия, не стриг волос, не брил бороды, пока не убьет врага: «только тогда считает он себя уплатившим долг за свое рождение и воспитание, достойным отечества и родителей», – говорит Тацит.

При Клавдии отряд германцев-хаттов сделал хищнический набег на Рейн, в провинцию Верхнюю Германию. Легат Луций Помпоний послал вангионов, неметов и отряд конницы под начальством Плиния Старшего отрезать этим грабителям путь отступления. Воины пошли очень усердно, разделившись на два отряда- один из них застиг возвращавшихся с грабежа хаттов, когда они стали на отдых и напились так, что были неспособны обороняться. Эта победа над германцами была, по словам Тацита, тем радостнее, что при этом случае были освобождены из рабства несколько римлян, взятых в плен за сорок лет перед тем при поражении Вара. Другой отряд римлян и союзников их пошел в землю хаттов, разбил их и, набрав много добычи, возвратился к Помпонию, который стоял с легионами на Тауне в готовности отразить германские племена, если они захотят мстить. Но хатты опасались, что когда они пойдут на римлян, то херуски, их враги, вторгнутся в их землю, потому отправили в Рим послов и заложников. Помпоний был более знаменит своими драмами, чем военными подвигами, но за эту победу он получил триумф.

Древнегерманские племена узипетов и тенктеров

Земли на север от Лана, по правому берегу Рейна, населяло древнегерманские племена узипетов (или узипийцев) и тенктеров. Племя тенктеров славилось своей превосходной конницей- ездою верхом забавлялись у них дети, любили ездить верхом и старики. Боевой конь отца отдавался в наследство храбрейшему из сыновей. Дальше к северо-востоку по Липпе и верховью Эмса жили бруктеры, а за ними на восток до Везера хамавы и ангривары. Тацит слышал, что была у бруктеров война с соседями, что бруктеры были прогнаны из своей земли и почти совершенно истреблены- это междоусобие составляло, по его словам, «радостное зрелище для римлян». Вероятно, в той же части Германии жили прежде и марсы, храбрый народ, истребленныйГермаником.

Племя фризов

Земли по берегу моря от устья Эмса до батавов и канинефатов были областью расселения древнегерманского племени фризов. Фризы занимали и соседние острова- эти болотистые места были никому не завидны, говорит Тацит, но фризы любили свою родину. Они долго подчинялись римлянам, не заботясь о своих единоплеменниках. В благодарность за покровительство римлян фризы давали им определенное число воловьих шкур на надобности войска. Когда эта дань стала обременительна по алчности римского правителя, это германское племя взялось за оружие, победило римлян, свергло с себя их власть (27 г. по Р. Х.). Но при Клавдии отважный Корбулон успел возвратить фризов к союзу с Римом. При Нероне началась (58 г. по Р. Х.) новая ссора из-за того, что фризы заняли и стали возделывать некоторые местности на правом берегу Рейна, лежавшие пустыми. Римский правитель велел им уйти оттуда, они не послушались и отправили двух князей в Рим просить, чтоб эта земля была оставлена за ними. Но римский правитель напал на поселившихся там фризов, часть их истребил, другую увел в рабство. Земля, занятая ими, снова стала пустыней- воины соседних римских отрядов пускали на нее пастись свой скот.

Племя хавков

На восток от Эмса до нижней Эльбы и в глубину страны до хаттов жило древнегерманское племя хавков, которых Тацит называет благороднейшими из германцев, ставившими основой своего могущества справедливость- он говорит: «У них нет ни жадности к завоеваниям, ни надменности- они живут спокойно, устраняясь от ссор, не вызывают никого на войну обидами, не опустошают, не грабят соседних земель, не стремятся основать свое преобладание на обидах другим- это самым лучшим образом свидетельствует о их доблести и силе- но они все готовы к войне, и когда бывает надобность, войско у них всегда уж под оружием. У них очень много воинов и коней, их имя знаменито и при миролюбии». С этой похвалой плохо вяжутся сообщаемые самим Тацитом в «Летописи» известия, что хавки на своих лодках часто ездили грабить суда, ходившие по Рейну, и соседние римские владения, что они выгнали ансибаров и завладели их землей.

Германцы-херуски

На юг от хавков лежала земля древнегерманского племени херусков- этот храбрый народ, геройски защищавший свободу и родину, уже утратил во времена Тацита свою прежнюю силу и славу. При Клавдии племя херусков призвало Италика, сына Флавия и племянника Арминия, красивого и храброго юношу, и сделало его царем. Он сначала правил ласково и справедливо, потом, изгнанный противниками, он одолел их при помощи лангобардов и стал править жестоко. О дальнейшей судьбе его мы не имеем известий. Ослабленные раздорами и утратившие воинственность от продолжительного мира, херуски во время Тацита не имели могущества и не пользовались уважением. Их соседи германцы-фозы тоже были слабы. О германцах-кимврах, которых Тацит называет племенем малочисленным, но знаменитым подвигами, он говорит только, что во времена Мария они нанесли римлянам много тяжелых поражений и что обширные станы, оставшиеся от них на Рейне, показывают, что они тогда были очень многочисленны.

Племя свевов

Древнегерманские племена, жившие дальше к востоку между Балтийским морем и Карпатами, в стране очень малоизвестной римлянам, Тацит, подобно Цезарю, называет общим именем свевов. У них был обычай, которым отличались они от других германцев: свободные люди зачесывали свои длинные волосы кверху и перевязывали над теменем, так что они развевались подобно султану. Они полагали, что это делает их более страшными для врагов. О том, какие племена назывались у римлян свевами, и о происхождении этого племени было очень много исследований и споров, но при темноте и разноречивости известий о них у древних писателей вопросы эти остаются не решенными. Самое простое объяснение имени этого древнегерманского племени то, что «свевы» значит кочевники (schweifen, «бродить»)- римляне называли свевами все те многочисленные племена, которые жили далеко от римской границы за густыми лесами, и полагали, что эти германские племена постоянно передвигаются с места на место, потому что чаще всего слышали о них от племен, прогнанных ими на запад. Известия римлян о свевах сбивчивы и заимствованы из преувеличенной молвы. Говорят, что у племени свевов было сто округов, из которых каждый мог выставлять многочисленное войско, что их страна окружена пустыней. Эти слухи поддерживали боязнь, какую имя свевов внушало уже и легионам Цезаря. Без сомнения, свевы были федерациею многих древнегерманских племен, близко родственных между собою, у которых прежняя кочевая жизнь еще не совершенно заменилась оседлою, скотоводство, охота и война еще преобладали над земледелием. Тацит называет древнейшими и благороднейшими из них семнонов, живших на Эльбе, а лангобардов, живших к северу от семнонов, самыми храбрыми.

Гермундуры, маркоманы и квады

Область к востоку от Декуматской области населяло древнегерманское племя гермундуров. Эти верные союзники римлян, пользовались большим доверием их и имели право свободно торговать в главном городе ретийской провинции, нынешнем Аугсбурге. Ниже по Дунаю к востоку жило племя германцев-нарисков, а за нарисками маркоманы и квады, сохранившие ту храбрость, которая доставила им обладание их землею. Области этих древнегерманских племен образовали оплот Германии со стороны Дуная. Царями маркоманов довольно долго были потомки Маробода, затем иноплеменники, получившие власть по влиянию римлян и державшиеся, благодаря их покровительству.

Восточные германские племена

Германцы, жившие за маркоманами и квадами, имели своими соседями племена не германского происхождения. Из народов, живших там по долинам и ущельям гор, некоторых Тацит причисляет к свевам, например, марсигнов и буров- других, как например, готинов, он считает кельтами по их языку. Древнегерманское племя готинов было подвластны сарматам, добывало для своих господ железо из своих рудников и платило им дань. За этими горами (Судетами, Карпатами) жили многие племена, причисляемые Тацитом к германцам. Из них самую обширную область занимало германское племя лигийцев, жившее, вероятно, в нынешней Силезии. Лигийцы составляли федерацию, к которой принадлежали, кроме разных других племен, гарийцы и нагарвалы. К северу от лигийцев жили германцы-готы, а за готами ругийцы и лемовийцы- у готов были цари, которые имели больше власти, чем цари других древнегерманских племен, но все-таки не настолько, чтобы свобода готов была подавлена. Из Плиния и Птолемея мы знаем, что на северо-востоке Германии (вероятно, между Вартой и Балтийским морем) жили древнегерманские племена бургундионов и вандалов- но Тацит о них не упоминает.

Германские племена Скандинавии: свионы и ситоны

Племенами, жившими на Висле и южном берегу Балтийского моря, замыкались границы Германии- на севере от них на большом острове (Скандинавии) жили германцы-свионы и ситоны, сильные, кроме сухопутного войска, и флотом. Корабли их имели носы с обоих концов. Эти племена отличались от германцев тем, что цари их имели неограниченную власть и не оставляли оружие в их руках, а держали его в кладовых, охраняемых рабами. Ситоны, по выражению Тацита, унизились до такого раболепства, что ими повелевала царица, и они слушались женщины. За землёй германцев-свионов, говорит Тацит, находится другое море, вода в котором почти неподвижна. Это море замыкает собою крайние пределы земель. Летом, после захода солнца, сияние его там сохраняет еще такую силу, что всю ночь затемняет звезды.

Негерманские племена Прибалтики: эстии, певкины и финны

Правый берег свевского (Балтийского) моря омывает землю эстиев (Эстонию). По обычаям и одежде, эстии походят на свевов, а по языку они, согласно Тациту, ближе к британцам. Железо у них редкость- обыкновенное их оружие булава. Они занимаются земледелием усерднее ленивых германских племён- они плавают и по морю, и они единственный народ, который собирает янтарь- они называют его glaesum (немецк. glas, «стекло»?) собирают они его на отмелях в море и на берегу. Долго они оставляли его лежать между другими предметами, какие выбрасывает море- но римская роскошь, наконец, обратила на него их внимание: «сами они не употребляют его, вывозят в необделанном виде и дивятся, что получают плату за него».

После того, Тацит приводит имена племён, о которых говорит, что не знает к германцам ли должно причислять их или к сарматам- это венеды (венды), певкины и фенны. О венедах он говорит, что они живут войною и грабежом, но отличаются от сарматов тем, что строят дома и сражаются пешие. О певкинах он говорит, что некоторые писатели называют их бастарнами, что они по языку, одежде, но виду своих жилищ похожи на древнегерманские племена, но что, смешавшись путем брачных союзов с сарматами, они усвоили себе от них леность и неопрятность. Далеко на севере обитают фенны (финны), самый крайний народ населенного пространства земли- они совершенные дикари и живут в чрезвычайной нищете. У них нет ни оружия, ни лошадей. Финны питаются травой и дикими животными, которых убивают стрелами, имеющими заостренные костяные наконечники- они одеваются в звериные шкуры, спят на земле- в защиту от непогоды и хищных зверей делают себе плетни из ветвей. Это племя, говорит Тацит, не боится ни людей, ни богов. Оно достигло того, чего достичь всего труднее человеку: им не нужно иметь ни каких желаний. За финнами, по словам Тацита, находится уж баснословный мир.

Как ни велико было число древнегерманских племен, как ни велико было различие общественного быта между племенами, имевшими царей и не имевшими их, проницательный наблюдатель Тацит видел, что все они принадлежат к одному национальному целому, что они – части великого народа, который, не смешиваясь с иноземцами, жил по обычаям совершенно самобытным- коренная одинаковость не была сглажена племенными разницами. Язык, характер древнегерманских племен, образ жизни их и почитание общих германских богов показывали, что все они имеют общее происхождение. Тацит говорит, что в старых народных песнях германцы восхваляют родившегося из земли бога Туискона и его сына Манна, как своих прародителей, что от трех сыновей Манна произошли и получили свои имена три коренные группы, которыми охватывались все древнегерманские племена: ингевоны (фризы), герминоны (свевы) и истевоны. В этом предании германской мифологии уцелело под легендарной оболочкой свидетельство самих германцев, что они при всей своей раздробленности не забыли общности своего происхождения и продолжали считать себя соплеменниками

Они были могучей и страшной силой на краю цивилизованного мира, кровожадные воины, бросившие вызов римским легионам и терроризировавшие население Европы. Они были ВАРВАРАМИ! И сегодня это слово является синонимом жестокости, ужаса и хаоса... Суровая природа, изнурительная борьба за выживание создали из человека варвара. Первые сообщения о варварских народах на далеком севере Европы стали доходить до Средиземноморья в конце VI и V вв. до н. э. В это же время начинают встречаться отдельные упоминания о народах, которые позже были признаны германскими.

Как народ германцев стали выделять в I в. до н. э. из индоевропейских племен, осевших в Ютландии, нижней Эльбе и юге Скандинавии. Они занимали территорию от Рейна до Вислы, Балтийского и Северного морей до Дуная, нынешние: Германия, северная Австрия, Польша, Швейцария, Голландия, Бельгия, Дания и юг Швеции. Родина древних германцев, от которых ведут свое происхождение некоторые народы Европы, была мрачной и неприветливой. За Рейном и Дунаем простирались малозаселенные земли, поросшие дремучими, непроходимыми лесами с непролазными болотами. Огромные густые боры тянулись на сотни верст: Герцинский лес начинался от Рейна и расстилался на восток. Пасти скот и сеять ячмень, просо или овес можно было лишь на прибрежных лугах.

Древние германцы были в то время дикарями. Живя с незапамятных времен среди лесов и болот, они охотились, пасли прирученных животных собирали плоды диких растений, и только во второй половине I века до н. э. начали заниматься земледелием. Его развитию мешали леса и болота, обступавшие со всех сторон поля, и недостаток железа, без которого нельзя было вырубать лес и изготовлять орудия для лучшей обработки почвы. Землю обрабатывали деревянными орудиями, так как железо использовалось только для изготовления оружия. Деревянный плуг едва поднимал верхний слой земли. Для начала выжигали лес и получали удобрение от пепла. Сеяли в основном только яровые хлеба, овес и ячмень- позднее появилась рожь. Когда почва истощалась, всем приходилось покидать свои жилища, передвигаться на новое место. Целые племена постоянно снимались с места: поднявшиеся теснили соседей, истребляли их, захватывали их запасы, обращали более слабых в своих крепостных. Тацит писал: Они считают постыдным приобретать потом то, что можно завоевать кровью!. Повозки, прикрытые кожами животных, служили им для жилья и для перевозки женщин, детей и скудной домашней утвари- скот они также вели с собой. Мужчины, вооруженные и в боевом порядке, были готовы преодолевать всякое сопротивление и защищаться от нападений- военный поход днем, ночью военный лагерь в укреплении, сооруженном из повозок. Германцы были кочевыми земледельцами и бродячим войском.

Селились германцы на полянах, опушках леса, близ рек, ручьев маленькими племенами. Примыкавшие к деревне поля, леса и луга принадлежали всей общине. Разбросанные в причудливом беспорядке хижины германцев представляли собой их поселения, в каждом из которых было только два-три хозяйства, состоящих из длинных домов. В одном конце такого дома – очаг и жилье, в другом – скот и запасы. Германия «скотом изобильна, но он большей частью малорослый- даже рабочий скот не имеет внушительного вида и не может похвастаться рогами». Германцы любят, чтобы скота было много: в этом единственный и самый приятный для них вид богатства. В каждом доме жили семьи родичей.

Дома представляли собой мазанки с использованием бревен, крышу покрывали соломой, пол был глиняным или земляным. Жили они еще в землянках, которые накрывали сверху для тепла навозом, это простое жилище, поставленное над выкопанной в земле неглубокой ямой. Надстройка могла состоять из наклонных балок, привязанных к коньковому брусу, которые образовывали остроконечную крышу. Крышу поддерживали ряд кольев или веток, наклоненных к краю ямы. На этой основе ставились стены из досок или строилась мазанка.

Такие хижины зачастую использовались как кузницы, гончарные или ткацкие мастерские, пекарни и тому подобное, но в то же время они могли служить и жилищами на зиму и для хранения съестных припас. Иногда строили жалкие избушки, которые были гак легки, что их можно было возить за собой. В Швеции и Ютландии из-за недостатка леса в строительстве чаще употребляли камень и торф, крыша состояла из слоя тонких прутьев, покрытых соломой, которая, в свою очередь, покрыта слоем вереска и торфа.

Домашнюю посуду и принадлежности для готовки и хранения еды делали из керамики, бронзы, железа и из дерева. Огромное разнообразие блюд, чашек, подносов. ложек говорит о том, каким важным материалом в германском доме было дерево.

В питании основную роль играло зерно, особенно ячмень и пшеница, а также разные другие злаки. Помимо культурных зерновых, собирали и ели дикорастущие злаки, видимо с тех же полей. Обед состоял в основном из сваренной на воде каши из ячменя, льняного семени и горца, наряду с семенами других сорняков, которые обычно растут на полях. Мясо также было частью питания древних германцев, присутствие железных вертелов в некоторых поселениях заставляет предполагать, что мясо запекали или жарили, нередко ели в сыром виде, потому, что в лесу трудно было развести огонь. Питались дичью, яйцами диких птиц, молоком своих стад. О присутствии сыра говорят обнаруженные в поселениях прессы для сыра. В Дальсхее охотились на тюленей – видимо, как ради мяса и жира, так и ради тюленьей кожи. Как на островах Скандинавии, так и на большой земле было распространено рыболовство. Среди диких плодов Германии отмечаются яблоки, сливы, груши и, возможно, вишня. Ягоды и орехи встречались в изобилии.

Как и другие народы древней Европы, германцы высоко ценили соль, особенно за то, что она помогала сохранять мясо. Из-за соляных источников у них обыкновенно шла ожесточенная борьба. Соль добывали самым грубым способом: над огнем косо ставили древесные стволы и на них сливали соляную воду: оседавшую на дереве соль соскабливали с углем и золой и примешивали в еду. Люди, которые жили у морского побережья или вблизи его, часто получали соль, выпаривая морскую воду в керамических сосудах.

Любимым напитком германцев было пиво. Пиво варили из ячменя и, возможно, приправляли ароматными травами. Были найдены бронзовые сосуды со следами напитка, сброженного на диких ягодах нескольких видов. Видимо, это было что-то вроде крепкого плодово-ягодного вина.

Наиболее тесными связями в обществе древних германцев были связи родственные. Безопасность отдельного человека зависела от его рода. Земледелие, охота и защита скота от дикого зверя были не по силам отдельной семье, да и целому роду. Роды объединялись в племя. Все люди в племени были равны Тем, кто попал в беду, помогал весь род, кто хорошо поохотился, обязан был делиться добычей с родственниками. Имущественное равенство, отсутствие бедных и богатых создают необычайную сплоченность всех членов германского племени.

Во главе рода стояли старейшины. Каждую весну старейшины делили вновь занятые племенем поля между большими родами, а каждый из родов сообща трудился на отведенной ему земле и поровну делил урожай между сородичами. Старейшины вершили суд и обсуждали хозяйственные вопросы.

Самые важные вопросы решались на народных собраниях. Народное собрание, в котором участвовали все вооружённые свободные члены племени, являлось высшим органом власти. Оно собиралось время от времени и решало наиболее значительные вопросы: выборы предводителя племени, разбор сложных внутриплеменных конфликтов, посвящение в воины, объявление войны и заключение мира. Вопрос о переселении племени на новые места также решался на собрании племен. Германцы собирали его в полнолуние и в новолуние, т.к. верили, что это счастливые дни. Собрание происходило обычно в полночь. На опушке леса, озаренной лунным светом, широким кругом рассаживались члены племени. Блики лунного света отражались на остриях копий, с которыми германцы не расставались. В середине круга, образованного собравшимися, группировались «первые люди». Мнение совета знати и народного собрания имело больший вес, чем авторитет вождя.

Охота и военные упражнения были главным занятием мужчин, все германцы отличались исключительной силой и отвагой. Но основным занятием оставалось военное дело. Особое место в древнегерманском обществе занимали военные дружины. У древних германцев не было ни классов, ни государства. Лишь во время опасности, когда небольшим, разобщенным племенам грозило завоевание, либо тогда, когда они сами готовились к набегу на чужие земли, избирался общий вождь, возглавлявший боевые силы объединившихся племен. Но, едва заканчивалась война, выборный вождь добровольно оставлял свой пост. Немедленно распадалась и временная связь между племенами. Другие племена имели обычай выбирать вождей на всю жизнь: это были конунги, короли. Обыкновенно конунгом выбирали на народном собрании самого храброго и умного из определенной семьи, которая стала знаменита своими подвигами.

Благодаря тому, что каждый округ ежегодно высылает на войну по тысяче воинов, тогда как прочие остаются, занимаясь земледелием и “кормя себя и их», через год эти последние в свою очередь отправляются на войну, а те остаются дома, не прерываются ни земледельческие работы, ни военное дело.

В отличие от племенного ополчения, в котором дружины формировались по признаку родовой принадлежности, создать дружину мог любой свободный германец, обладающий способностями военного лидера, склонностью к риску и наживе с целью разбойничьих набегов, грабежей и военных рейдов в соседние земли. Самые крепкие и молодые искали пропитания войной и разбоем. Вождь окружал себя дружиной лучших вооруженных воинов, кормил своих дружинников за своим столом, давал им оружие и боевых коней, выделял долю в военной добыче. Законом жизни дружины было беспрекословное подчинение и преданность предводителю. Считалось, что «выйти живым из боя, в котором пал вождь – бесчестье и позор на всю жизнь». И когда вождь вел свой отряд на войну, дружинники сражались как отдельное подразделение – отдельно от своих родов и других дружин того же племени. Они подчинялись только своему вождю, а не избранному вождю всего племени. Таким образом, в военное время рост дружин подрывал общественный порядок, поскольку воины из одного и того же клана могли служить в нескольких разных дружинах: клан терял своих самых энергичных сыновей. Соратники вождя, из которых состояла дружина, начали превращаться в особый класс – воинскую аристократию, положение которой гарантировала военная доблесть.

Постепенно дружина становилась отдельным, элитным элементом общества, привилегированной прослойкой, знатью древнегерманского племени, объединяя самых отважных людей из множества племен. Дружина становиться регулярной. “Военная доблесть” и “знатность” выступают как неотъемлемые качества дружинников.

Древний германец и его оружие составляют одно целое. Оружие германца является частью его

личности. Мечи и пики небольшого размера, т. к. железо у них не в избытке. При себе они имели копья, или, как сами называют их — фрамеи, с узкими и короткими наконечниками, настолько острыми и удобными в бою, что в зависимости от обстоятельств, они сражаются ими как в рукопашной схватке, так и мечут дротики, которых у каждого несколько, и они бросают их поразительно далеко.

Сила германцев больше в пехоте, их кони не отличаются ни красотой, ни резвостью, поэтому и сражаются вперемешку: пешие, которых они для этого отбирают из всего войска и ставят впереди боевого порядка, так стремительны и подвижны, что не уступают в быстроте всадникам и действуют сообща с ними в конном сражении. Установлена и численность этих пеших: от каждого округа по сто человек, этим словом они между собою и называют их сотня. Германцы могли с большой легкостью, не соблюдая внешнего порядка, беспорядочными толпами или совершенно врассыпную быстро наступать или отступать по лесам и скалам. Единство тактической части сохранялось у них благодаря внутренней сплоченности, взаимному доверию и одновременным остановкам, которые производились либо инстинктивно, либо по призыву вождей.Боевой порядок они строят клиньями. Податься назад, чтобы затем снова броситься на врага, - считается у них воинскою сметливостью, а не следствием страха. Тела погибших они уносят с поля боя с собою. Величайший позор - оставить щит- обесчестившему себя таким поступком не дозволяется ни присутствовать при жертвоприношении, ни посещать собраний, и много таких, которые, пережив войну, петлей полагали конец своему бесславию.

Сражаются совсем нагие или прикрытые только шкурами или легким плащом. Лишь немногие воины имели панцирь и шлем, главным предохранительным вооружением был большой щит, сделанный из дерева или плетенки и обитый кожей, голова же была защищена кожей или мехом. Всадник довольствуется щитом, расписанным яркой краской и фрамеей. Во время сражения они обыкновенно издавали воинственный клич, наводивший ужас на противника.

“Особенным стимулом для их храбрости служит то, что у них не случайное скопление людей составляет эскадрон или клин, а их семейства и родственники”. К тому же их близкие находятся рядом с ними, так что им слышны вопли женщин и плач младенцев, и для каждого эти свидетели - самое святое, что у него есть, и их похвала дороже всякой другой. К матерям, к женам несут они свои раны, и те не страшатся считать и осматривать их, и они же доставляют им, дерущимся с неприятелем, пищу и ободрение.

Женщины не только воодушевляли воинов перед сражениями, но и неоднократно бывало, что их уже дрогнувшему и пришедшему в смятение войску они не давали рассеяться, неотступно следуя за ними и умоляя не обрекать их на плен. И во время сражений они могли повлиять на их исход, идя навстречу обратившимся в бегство мужчинам и этим останавливая их и побуждая сражаться до победы. Германцы считают, что в женщинах есть нечто священное и что им присущ пророческий дар, и они не оставляют без внимания их советы и не пренебрегают их прорицаниями. Почтительность, с которой деспотичные германцы относились к женщине, достаточно редкое явление у других народов, как варварских, так и цивилизованных. Хотя из более поздних германских источников очевидно, что в некоторых районах Германии в более ранний период к женам относились не лучшим образом. Их покупали, как рабынь, и даже не позволяли садиться за один стол со своими «господами». Брак путем покупки зафиксирован у бургундов, лангобардов и саксов, и во франкских законах встречаются пережитки подобного обычая.

Они почти единственные из варваров довольствуются одною женой. Многоженство было у людей высшего сословия, у некоторых германских вождей в ранний период, а позднее – у скандинавов и обитателей берегов Балтики. Многоженство всегда было дорогостоящим делом. Германцы «предательский, но целомудренный народ», отличающийся не только «свирепой жестокостью, но и удивительной непорочностью». Брачные узы, как отмечают все античные писатели, были для германцев священны. Супружеская неверность считалась позором. Мужчин за это никак не наказывали, однако неверным женам пощады не было. Муж сбривал такой женщине волосы, раздевал ее и выгонял из дома и из деревни. Муж мог оставить жену в трех случаях: за измену, колдовство и поругание могилы, иначе брак не расторгался. Но жена, бросившая своего мужа и тем задевшая его честь, наказывалась очень жестоко- ее живую топили в грязи. По основам германского права всякая жена могла вступать только в один брак, так как она имеет “одно тело и одну душу”. Также строги были законы против насилия и разврата.

Жених или муж обольщенной могли безнаказанно убить соблазнителя- родственники оскорбленной имели право обратить его в рабство. Племена, населяющие Германию, никогда не подвергались смешению через браки с какими-либо иноплеменниками, поэтому сохранили изначальную чистоту. Внешне германцы выглядели очень внушительно: они большого роста, плотного телосложения, у большинства из них были русые волосы и светлые глаза.

К началу новой эры у германцев появились плуг и борона. Использование этих простых орудий и упряжного скота позволило взяться за обработку земли отдельным семьям, которые стали вести свое самостоятельное хозяйство. Пахотная земля, так же как леса и луга, оставалась собственностью всей общины. Однако равенство односельчан-общинников продолжалось недолго. Наличие свободной от леса земли позволяло всякому общиннику занять лишний добавочный надел. Обработка дополнительной земли требовала лишних рабочих рук и лишнего скота. В германской деревне появляются рабы, полоненные во время разбойничьего набега.

Весной, когда размечались новые поля и распределялись наделы, победители, завладевшие во время набега на соседнее племя рабами и лишним скотом, могли получить, кроме обычного, также и дополнительный надел. Рабами являлись военнопленные. Свободный член рода тоже мог стать рабом, проиграв себя в кости или в другую азартную игру. Рабы имели собственные дома, стоящие отдельно от домов их хозяев. Они были обязаны время от времени отдавать своему хозяину определенное количество зерна, тканей или скота. Рабы занимались крестьянским трудом.

Силач-воин лежал целый день лениво на медвежьей шкуре, на поле трудились женщины, старики, рабы. Быт обитателей германских поселений был простой и грубый. Они не продавали хлеба и других продуктов. Все, что давала земля, предназначалось только для собственного пропитания, поэтому не было надобности требовать от раба ни лишнего труда, ни лишних продуктов. Возможно, рабов было так мало именно потому, что внутри германского экономического порядка для них не было места. Не существовало крупномасштабной индустрии, где удалось бы с пользой применять рабский труд. Хотя рабы и могли вносить свой вклад в экономику сельской общины, они все равно оставались лишними ртами. Раба можно было продать и безнаказанно убить.
Многие германцы складывали в битвах свои головы, а их семьи, потеряв кормильцев, были не в состоянии собственными силами обрабатывать свои земельные наделы. Нуждаясь в семенах, скоте, пище, беднота попадала в долговую кабалу и, лишаясь части прежних наделов, переходивших в руки более богатых и знатных соплеменников, превращались в зависимых крестьян, в крепостных.

Межплеменные войны, разбойничий захват добычи и присвоение ее военными предводителями способствовали обогащению и выдвижению отдельных лиц, стали выделяться «первые люди» племени- представители зарождавшейся древнегерманской знати, располагавшие большим количеством рабов, земли, скота. Германская знать сплачивалась вокруг своих предводителей, возглавлявших могущественные племенные союзы, представляющие собой зачатки государств.

Эти союзы сыграли большую роль в ниспровержении Западной Римской империи и в создании на ее развалинах новых «варварских королевств». Но и в этих «варварских королевствах» продолжала расти роль знати, захватывавшей лучшие земли. Эта знать подчиняла себе простых людей племени, превращая их в зависимых и крепостных крестьян.
Старинное равенство соплеменников разрушалось, появились имущественные различия, создавалась материальное различие между возникавшей знатью, с одной стороны, и рабами и обедневшими членами общины - с другой.

 

В широко известном феномене Великого переселения народов немалую, если нерешающую роль сыграли германцы. Германцы - это племена индоевропейской языковойгруппы, занимавшие к I в. н.э. земли между Северным и Балтийским морями, Рейном,Дунаем, Вислой и в Южной Скандинавии. Проблема происхождения германских племёнчрезвычайно сложна. Как известно, у германцев не было ни своего Гомера, ни ТитаЛивия, ни Прокопия. Всё, что мы о них знаем, принадлежит в основном перугреко-римских историков, язык сочинений которых не всегда адекватен явлениямгерманской действительности.

 

Прародиной германцев являлась Северная Европа, откуда началось их движение наюг. Это переселение столкнуло германские племена с кельтами, что привело в однихрайонах к конфликтам, в других - к союзу и этническому взаимовлиянию.
Сам этноним «германцы» кельтского происхождения. Сначала кельты называли такплемя тунгров, затем все живущие на левом берегу Рейна племена. Римские авторызаимствовали этот этноним у кельтов, однако греческие писатели ещё долго неотличали германцев от кельтов.

Германские племена принято делить на три группы: северогерманские,западногерманские и восточногерманские. Юг Скандинавии и полуостров Ютландияявлялись общей родиной, «мастерской племён» северных, восточных и западныхгерманцев. Отсюда часть из них по океанскому побережью продвинулась на северСкандинавии. Основная масса племён с IV в. до н.э. сохранила тенденцию кдвижению на юг вглубь континента и на запад. Северные германцы - это племенаСкандинавии, которые не ушли на юг: предки современных датчан, шведов, норвежцеви исландцев. Восточные германцы - племена, переселившиеся из Скандинавии вСреднюю Европу и расселившиеся в междуречье Одера и Вислы. Среди них готы,гепиды, вандалы, бургунды, герулы, ругии. Вопрос о времени заселения ими этихрайонов остаётся спорным. Однако к началу н.э. они уже размещались в данномрегионе. Самая значительная группа - это западные германцы. Они делились на триветви. Одна - это племена, обитавшие в районах Рейна и Везера, т.н.рейнсковезерские германцы или культовое объединение истевонов. Сюда входилибатавы, маттиаки, хатты, тенктеры, бруктеры, хамавы, хасуарии, хаттуарии, убии,усипеты и херуски. Вторая ветвь германцев включала племена североморскогопобережья (культовый союз ингевонов). Это кимвры, тевтоны, фризы, хавки,ампсиварии, саксы, англы и варны. Третьей ветвью западногерманских племён былкультовый союз герминонов, куда входили свевы, лангобарды, маркоманны, квады,семноны и гермундуры.

Общая численность германских племён в I в. н.э. составляла около 3-4 млн.чел. Но эта скромная цифра к началу Переселения снизилась, ибо германскийплеменной мир нёс человеческие потери в результате войн и межплеменныхконфликтов. На него обрушились эпидемии и потрясения из-за периодическихколебаний климатических условий, естественных изменений ресурсов фауны и флоры,преобразования ландшафтов в результате использования огня, новых орудий илиприёмов труда.

Уже в раннее время германцы занимались земледелием. Оно являлосьвспомогательным типом хозяйства. В некоторых районах под пшеницей были занятызначительные площади. Однако среди посевных культур преобладал ячмень, изкоторого кроме хлеба изготовляли пиво. Сеяли также рожь, овёс, просо, бобы,горох. Германцы выращивали капусту, салат, корнеплоды. Потребность в сахарекомпенсировалась за счёт мёда. У некоторых племён важную роль играли охота ирыболовство. Следует отметить, что пользуясь сохой и колёсным плугом, германскиеплемена могли обрабатывать только лёгкие почвы. Поэтому испытывалась постояннаянехватка пахотных земель. Хозяйственный уклад германцев отличалсяпримитивностью, «от земли они ждут только урожая хлебов». Примитивная системаземледелия требовала больших площадей для прокормления сравнительнонемногочисленного населения. Поиски таких земель приводили в движение целыеплемена. Шёл захват владений соплеменников, а позже и удобных земель натерритории Римского государства.

До начала Переселения главенствующая роль в хозяйственной жизни германскихплемён принадлежала скотоводству. Скот - «единственное и самое любимое ихдостояние». Скотоводство было особенно развито в районах, изобилующих лугами(Северная Германия, Ютландия, Скандинавия). В этой отрасли хозяйства были занятыглавным образом мужчины. Они выращивали крупный рогатый скот, лошадей, свиней,овец, коз, домашнюю птицу. Домашним скотом дорожили, видя в нём не толькорабочую силу, но и средство платежа. В пище германцев большую роль игралимолочные продукты, мясо домашних и диких животных.

Уже в это время у германских племён развивалось ремесло, продукция которогобыла не слишком разнообразна: оружие, одежда, утварь, орудия труда. Технология ихудожественный стиль ремесленных изделий претерпели значительные кельтскиевлияния. Германцы умели добывать железо и изготовлять оружие. Велась такжедобыча золота, серебра, меди, свинца. Развивалось ювелирное дело. Германскиеженщины преуспели в ткачестве и гончарном деле, хотя керамика не отличаласьвысоким качеством. Были развиты выделка кож и обработка дерева.
Весьма активно германские племена занимались торговлей. Внутри германскогоплеменного мира преобладал натуральный обмен. В качестве средств платежа частоиспользовался скот. Лишь в пограничных с Римским государством областях в ходеторговых операций употреблялись римские монеты. Они, кстати, ценились и какукрашение. Центрами внутренней торговли были укреплённые поселения набирающихсилу германских правителей. Центрами германо-римской торговли являлись Кёльн,Трир, Аугсбург, Регенсбург и др. Торговые пути проходили по Дунаю, Рейну, Эльбе,Одеру. В зону торговых контактов входило Северное Причерноморье. Купцы плавалипо Северному и Балтийскому морям. Торговля с Римом играла значительную роль. Вбольшом количестве Рим поставлял германским племенам керамику, стекло, эмаль,бронзовые сосуды, золотые и серебряные украшения, оружие, орудия труда, вино,дорогие ткани. В Римское государство ввозились продукты сельского хозяйства иживотноводства, скот, кожи и шкуры, меха, а также пользующийся особым спросомянтарь. Многие племена имели специальную привилегию свободы посредническойторговли. Так, гермундуры вели торговые операции по обе стороны верхнего теченияДуная и даже проникали в глубь римских провинций. Батавы переправляли вприрейнские области скот. Торговля являлась одним из мощных стимулов готовностигерманских племён к передвижениям. Контакты с римскими купцами давали им нетолько информацию о новых землях и путях в эти земли, но и способствовалиформированию «притягательных целей» их будущих переселений.

Германские племена жили родовым строем, который в первые века н.э. находилсяв стадии разложения. Основной производственной ячейкой германского общества быласемья (большая или малая). Активно шли процессы перехода от родовой общины кземледельческой. Но род продолжал играть значительную роль в жизни германскихплемён. Членов рода объединяла общая территория, на которой они проживали,собственное имя, религиозные обычаи, общая система управления (народноесобрание, совет старейшин), неписанное право. Род являлся опорой любого членаэтого рода, ибо сам факт принадлежности к нему давал определённую защищённость.Постоянные же контакты разделившихся родственников обусловливали сохранениеклановых связей и сакрального единства. Однако в повседневной хозяйственнойпрактике род уступал свои позиции большой семье. Она состояла, как правило, изтрёх-четырёх поколений, которые жили в большом (до 200 м 2) продолговатомкаменном или деревянном доме, окружённом полями и выгонами. Несколько домовобразовывали хутор. Подобные поселения находились на значительном расстояниидруг от друга. Вероятно хуторская психология германских племён отразилась на ихнежелании строить города. Между жителями поселений преобладали соседские связи.Интересы членов общины учитывались не только в хозяйственной деятельности. Угерманских племён не было частной собственности на землю. Общее владение землёйобъединяло членов общины при нападении врагов. Они совместно строили деревянныеили земляные укрепления, которые помогали выдерживать натиск противника. Жителипоселений участвовали в отправлении культа, в обеспечении установленных правилжизнедеятельности общины.

К началу Переселения германская община уже не была однородной, хотясоциальное расслоение было выражено пока ещё довольно слабо. Большинствогерманских погребений не имеет инвентаря. Материальная культура германскихплемён этого времени не отличалась разнообразием, совершенством техническогоисполнения и была тесно связана со своим функциональным назначением. Лишьотдельные находки выделялись богатством и мастерством исполнения, но в подобныхслучаях мы имеем дело не с местным производством, а с кельтским импортом,который вполне удовлетворял потребностям пока ещё немногочисленной германскойзнати. К началу Переселения становится заметной тенденция возвышения германскойзнати. Она формируется из представителей старой родовой знати и вновьнарождающейся верхушки племени, т.н. «новой знати», которая приобретает вплемени вес по мере захвата дружинниками и их вождями во время военных походовразличной добычи и обширных земель.

Центральной фигурой у древних германцев был свободный член общины. Онсоединял занятия хозяйственной деятельностью, исполнение обязанностей воина иучастие в делах общественного свойства (народное собрание, культовые церемонии).Социальная весомость такого свободного члена общины определялась в первуюочередь принадлежностью к семье, имеющей определённый статус. НаканунеПереселения статус семьи каждого германца зависел не столько от богатства,сколько от численности, происхождения, авторитета его предков, общего мнения осемье и роде в целом. Знатность рода, хотя и не проистекала от богатства, нодавала определённые преимущества материального свойства, например, при дележеземель.
Хотя центральной фигурой в экономической жизни германских племён, как уже былоотмечено ранее, являлся свободный член германской общины, источники позволяютсчитать, что существовала прослойка людей экономически зависимых от свободныхобщинников. Это были или соплеменники, или пленные. Тацит называет их рабами,основываясь на том, что такие люди были обязаны отдавать хозяину частьпроизводимой продукции, работать на него. Кроме того, они имели более низкийсоциальный статус. Так, раб по происхождению считался чужестранцем. У германцевбыли домашние рабы, которые вырастали и воспитывались вместе с хозяевами. Ониотличались от них только личным бесправием, ибо им не разрешалось носить оружиеи участвовать в народном собрании. Другая категория рабов - посаженные на землю.Однако, здесь можно лишь условно говорить о примитивном патриархальном рабстве.Такой раб мог иметь семью, хозяйство, и вся зависимость выражалась лишь вотчуждении у него части его труда, или продуктов труда. У германских племён вбыту не было особой разницы между рабом и господином. Статус раба не былпожизненным. Пленённый в бою через некоторое время мог быть отпущен на свободуили даже усыновлён. Объём рабского труда составлял незначительную долю в жизнигерманцев. Не всякое богатое семейство имело рабов. Примитивное германскоерабство вполне соответствовало потребностям примитивного хозяйства германцев.
Основу политической структуры древних германцев составляло племя. Как и вхозяйственной жизни, центральной фигурой был свободный член германской общины.Народное собрание, в котором участвовали все вооружённые свободные членыплемени, являлось высшим органом власти. Оно собиралось время от времени ирешало наиболее значительные вопросы: выборы предводителя племени, разборсложных внутриплеменных конфликтов, посвящение в воины, объявление войны изаключение мира. Вопрос о переселении племени на новые места также решался насобрании племени. Одним из органов власти древнегерманского общества являлсясовет старейшин. Однако накануне Переселения его функции и традиция формированияизменились. Наряду с мудрыми патриархами племени в совете принимали участиепредставители новой родоплеменной знати, в лице вождей и наиболее влиятельныхлиц племени. Власть старейшин постепенно становилась наследственной. Советстарейшин обсуждал все дела племени и лишь затем вносил важнейшие из них наодобрение народного собрания, на котором представители старой и новой знатииграли наиболее активную роль.

Выразителем высшей исполнительной и распорядительной власти являлсяизбираемый народным собранием, а также и смещаемый им предводитель племени. Уантичных авторов он обозначался различными терминами: principes, dux, rex, что,по мнению исследователей, в смысловом значении приближается к общегерманскомутермину konung. Сфера деятельности конунга была весьма ограничена и егоположение выглядело очень скромно. «Конунги не обладают у них безграничным ибезраздельным могуществом». Конунг ведал текущими делами племени, в том числесудебными. От имени племени он вёл международные переговоры. При дележе военнойдобычи имел право на большую долю. Власть конунга у германских племён носила исакральный характер. Он являлся хранителем племенных традиций и обычаев предков.Его власть основывалась и поддерживалась личным авторитетом, примером испособностью к убеждению. Конунги «больше воздействуют убеждением, чемрасполагая властью приказывать».

Особое место в политической структуре древнегерманского общества занималивоенные дружины. В отличие от племенного ополчения, они формировались не попризнаку родовой принадлежности, а на основе добровольной верности предводителю.Дружины создавались с целью разбойничьих набегов, грабежей и военных рейдов всоседние земли. Создать дружину мог любой свободный германец, обладавшийсклонностью к риску и авантюрам (или к наживе), или способностями военноголидера. Законом жизни дружины было беспрекословное подчинение и преданностьпредводителю («выйти живым из боя в котором пал вождь - бесчестье и позор на всюжизнь»). Дружинниками, как правило, становились представители двух полярныхсоциальных категорий древнегерманского общества. Это могли быть молодые люди иззнатных семей, гордящиеся своим происхождением, древностью рода, стремящиесяприумножить его славу. Не менее активно в дружину шли те, кто не имел крепкихсемейных связей, не особенно дорожил родовыми традициями, пренебрегал и дажепротивостоял им. Дружина доставляла племени немалое беспокойство, ибо поройсвоими набегами она нарушала заключённые мирные договоры. В то же время, какопытная в военном деле и хорошо организованная сила, дружина в критическихситуациях составляла ядро племенного войска, обеспечивая ему военные успехи. Вдальнейшем, в ходе Переселения, дружина превращалась в основу военной властиконунга. Однако, поскольку она служила не конунгу, а своему предводителю, топоследний зачастую становился соперником главы племени. Вожди отдельных дружиннередко становились вождями целых племён, а некоторые из них превращались вконунгов. Однако авторитет таких конунгов был непрочным и определялся преждевсего знатностью происхождения. Власть конунга, выраставшая из власти военноговождя, была крайне неустойчивой и пока у германцев доминировали нормы,основанные на принципах родства, «новая знать» не могла претендовать намонопольное распоряжение «общественным полем».

Таким образом, к началу Переселения германские племена уже представляли собойдостаточно серьёзную и мобильную силу, способную как к эпизодическимпроникновениям на римскую территорию путём участия дружин в военных набегах, таки к продвижению на новые территории всем племенем или значительной частьюплемени с целью завоевания новых земель.
Первое крупное столкновение германских племён с Римом связано с вторжениемкимвров и тевтонов. Тевтоны представляли собой группу германских племён, жившихвдоль западного побережья Ютландии и в районах нижнего течения Эльбы. В 120 г.до н.э. они вместе с кимврами, амбронами и другими племенами двинулись на юг. В113 г. до н.э. тевтоны разбили римлян при Норее в Норике и, опустошая все насвоём пути, вторглись в Галлию. Их продвижение в Испанию остановили кельтиберы.В 102-101 гг. до н.э. тевтоны терпят сокрушительное поражение от войск римскогополководца Гая Мария при Аквах Секстиевых (ныне Экс в Провансе). Та же участьпостигла в 101 г. до н.э. кимвров в битве при Верцеллах.
Второй миграционный толчок из германского племенного мира, предваряющий Великоепереселение народов, приходится на 60-е гг. I в. до н.э. и связан с племенамисвевов. Одни исследователи считают свевов союзом племён, другие полагают, чтоэто какое-то крупное племя, от которого постепенно отделялись дочерние племена.К середине I в. до н.э. свевы стали настолько сильными, что появиласьвозможность объединить под их властью несколько германских племён и сообщавыступить на завоевание Галлии. Военно-переселенческое движение этого союза вГаллию имело свои паузы во время которых добывались средства к существованию. Ихотя эти паузы были непродолжительными, процесс завоевания Галлии затягивался.Под предводительством конунга Ареовисты свевы пытались закрепиться в ВосточнойГаллии, но в 58 г. до н.э. были разбиты Юлием Цезарем. Именно после этого рейдаАриовисты римляне стали называть свевами всю совокупность племён за Рейном иДунаем. Кроме маркоманнов и квадов, о которых речь пойдёт ниже, к свевампринадлежали вангионы, гаруды, трибоки, неметы, седусии, лугии, сабины.

Борьба Цезаря с Ариовистом закончилась победой Цезаря и изгнанием Ариовистаиз Галлии. В результате поражения в войне с Римом союз племён под главенствомАриовиста распался.
Часть свевских племён ушла в Моравию и в дальнейшем известна в истории как племяквадов. Другие свевские племена сыграли значительную роль в союзе племён подводительством маркоманна Маробода (8 г. до н.э. - 17 г. н.э.).

Таким образом, миграционный импульс, связанный со свевами, выявил стремлениегерманских племён к консолидации и был собственно первым опытом такойконсолидации. Именно после разгрома свевов Цезарем среди германских племённачинается массовый процесс образования различных союзов. Объединительноедвижение было вызвано стремлением отдельных племён защититься от Римскогогосударства и сохранить свою независимость. После триумфа Цезаря римляненеоднократно вторгаются и ведут военные действия на германской территории. Всебольшее число племён попадает в зону военных конфликтов с Римом. При этомповседневная жизнь германцев, даже без потери ими независимости, лишаетсявнутренней стабильности, но далеко не все германские племена после силовыхконтактов с Римом теряют желание сохранить автономию и самостоятельность.Гарантировать же независимость племени и обеспечить рядовому германцу и членамего семьи мирную и спокойную жизнь могла только сильная поддержкасоседей-сородичей. Племя имело больше шансов сохранить стабильность и надёжнуюзащиту от внешней угрозы, находясь в составе крупного племенного объединения. Вэтот период также проявился и тип племени, стремящегося к лидерству и способноголидировать. Ненадолго удалось возглавить германских племенной мир маркоманнам.Эти племена первоначально обитали на Средней Эльбе, но затем продвинулись вобласть Майна и на протяжении I в. до н.э. принимали участие в различныхмежплеменных столкновениях. Так, в 58 г. до н.э. они сражались в войсках союзаплемён, возглавляемого Ариовистом, но уже в 9 г. до н.э. римские войска подкомандованием Друза одержали над маркоманнами победу, после чего онипереселились на территорию нын. Богемии, которую перед этим покинули племенабойев. Здесь маркоманны стали ядром союза родственных (квады, семноны,лангобарды, гермундуры) племён, возглавляемых Марободом. Однако война схерусками Арминия в 17 г., а затем свержение Маробода в 19 г. привели кпрекращению гегемонии маркоманнов и превращению их в клиентов римскогогосударства. Трудно судить, какие причины, кроме стремления Маробода кединоличной власти, помешали маркоманнам в это время удержать прочный контрольнад свевской группой племён - недостаток сил, внешнеполитические затруднения иличто-то ещё, но факт остаётся фактом: маркоманны временно уступили пальмупервенства херускам, одному из значительных племён, обитавших между Везером иЭльбой севернее Гарца. В конце I в. до н.э. они были покорены Друзом и Тиберием.Однако уже в 9 г. н.э. возглавляемый Арминием союз племён нанёс римлянам вТевтобургском лесу сокрушительный удар: погибли три легиона с легатами и всемивспомогательными войсками.

Крупное поражение римской армии в Тевтобургском лесу в начале I в. н.э.явилось логическим завершением полосы внешней активности германцев, ставшей какбы увертюрой к Великому переселению. Они проявили мобильность, обрели опытуспешных военных действий, нашли такую форму консолидации, как военный союз,которая увеличивала их силу и далее в ходе Переселения была многократно имииспользована. Первые военные союзы (кимвров, тевтонов, свевов Ариовиста,херусков Арминия, свево-маркоманнов Маробода) были непрочными и недолговечными.Они формировались на исконно германских территориях, в интересах военнойорганизации, с целью противостояния Риму и не представляли абсолютногоэтнополитического единства. Объединительные процессы проходили не бесконфликтно.Потребность в консолидации подпитывалась, вероятно, не только наличием сильногососеда - Римской империи, или других соперничавших окрестных «народов», но ивнутренней эволюцией общественных традиций германских племён. Образование первыхвоенных союзов можно рассматривать как проявление начавшихся процессовпротивостояния и одновременного сближения римского и варварского миров.
В свою очередь эволюционировало отношение Империи к германцам. Хотя в течениевсего I в. н.э., походы римлян в земли свободных германцев продолжались, удалосьдаже одержать ряд побед, тем не менее с мечтой о покорении Германии пришлосьрасстаться навеки. Римская империя в это время более всего нуждалась в защитныхмерах, которые могли бы хоть сколько-нибудь замедлить натиск германских племён.В конце I в. окончательно определилась граница, отделявшая население Римскойимперии от этнически разноликой Barbaricum solum. Граница проходила по Рейну,Дунаю и лимесу, который соединял эти две реки. Limes Romanus представлял собойукреплённую полосу с фортификационными сооружениями, вдоль которой былирасквартированы войска. Это была граница, которая и далее на протяжении многихсотен лет разделяла два сильно различающихся и противостоящих друг другу мира:мира римской цивилизации, уже вступившего в свою акматическую фазу, и миратолько ещё пробуждающихся к активной исторической жизни германских племён.Однако политику сдерживания германцев Империя осуществляла не только путёмвоенного усиления границ.

Другим средством сдерживания должна была выступить торговля. Расширяется сетьторговых дорог, растёт число пунктов разрешённой торговли с германскимиплеменами. Многие племена получают привилегию свободы посреднической торговли.Развивая традиционные торгово-экономические связи и создавая новые, Империянадеялась удержать в необходимых для её спокойствия рамках чрезмерный азарт,жажду нового и склонность к авантюрам германских вождей.

Однако такая политика Империи давала противоположные результаты. Чем большеРим втягивал германские племена в сферу своего влияния, тем более опасногосоперника он сам себе создавал. Общение прирейнских германцев с римскимисолдатами и купцами стимулировало изменения в их родовом строе. Возрасталовлияние родовой знати, представители которой служили в римской армии, получалиримское гражданство, осваивали римский образ жизни. Вместе с тем знать быланедовольна господством римлян, что и обусловило, например, восстание Арминия.Сдерживая германцев от миграций, Рим косвенным образом стимулировал ихвнутреннее развитие. Совершенствовалось земледелие и ремесло, становилась болееустойчивой организация и структура власти в племени, росла плотность населения.В то же время в ряде случаев Империи удавалось удачно сочетать силовые инесиловые методы в сдерживании чрезмерной активности германских племён. Этоможно сказать о батавах, которые ещё в 12 г. до н.э. были завоёваны римлянами.Но побеждённый противник широко привлекается к службе в войсках. В результатепритеснений батавы во главе с Юлием Цивилисом в 69-70 гг. поднимают восстание.Оно охватило район от Самбры, Шельды, Мааса и Рейна до Эмса. Наряду сполиэтничностью батавского союза, а в него входили: германские племена -каннинефаты, фризы, бруктеры, тенктеры, кугерны, кельтизированные германцы -нервии и тунгры, кельтские племена - треверы и лингоны, ярко выделялась позицияего участников по отношению к Риму: от активных противников до племён верных ипреданных. Восстание батавов Цивилиса было подавлено, однако римскоеправительство все больше нуждалось в помощи со стороны германцев и быловынуждено договариваться с их вождями. И даже после подавления восстания батавовпродолжают привлекать на военную службу. Сильного телосложения белокурыевоины-батавы были известны как искусные всадники и матросы. Преимущественно изних состояли императорские телохранители.

Унизительное поражение в Тевтобургском лесу и нарастающая консолидациягерманского племенного мира усилили концентрацию римских войск на Рейне, нопрекратили зарейнскую агрессию Империи. После подавления восстания батавоввспомогательные части перестали размещаться в тех провинциях, из которых онибыли набраны, было укорочено и улучшено сообщение между рейнской и дунайскойграницей, включены в Империю Декуматские поля на правом берегу Рейна и сооруженыновые кастеллы. Германцы остались свободными, но независимость их была условной.

Таким образом, в пестроте и разнообразии исторических событий и судеботдельных германских племён, в кажущейся хаотичности межплеменных союзов иконфликтов между ними, договоров и столкновений германцев с Римом,вырисовывается исторический фундамент тех последующих процессов, которыесоставляли суть Великого переселения. Ранее уже говорилось об объективныхпредпосылках и побудительных причинах, толкнувших к историческому движениюгерманские племена: необходимость освоения новых земель для занятия земледелиеми скотоводством, изменение климата и потребность переселения в болееблагоприятные в этом отношении регионы и т.д. Но для реализации этих предпосылоксами племена должны были обрести определённое новое историческое качество. Племядолжно было стать достаточно устойчивым и мобильным в социально-экономическом ивоенно-организационном отношении. Это обеспечивалось развитием системы власти иподчинения, самостоятельностью военных структур (дружин) и уровнем вооружённостивсех свободных германцев, позволяющим отражать натиск врага, когда дружинанаходилась в походе, и поставлять резерв для вооружённых формирований.

Важно было также преобладание скотоводства над земледелием, и в то же времядостаточно высокий уровень земледелия, позволяющий менять местопребываниеплемени без разрушительных для племенного хозяйства последствий. Необходимо былои ослабление племенной изолированности, формирование навыка достаточноустойчивого и длительного объединения, ибо, как показывает судьба отдельныхплемён, само существование племени в ходе Переселения порой зависело от егоспособности к объединению с другими племенами в процессе контактов и конфликтовс Римом.

Не менее важным было «накопление знаний» о Риме. Именно они помогали наметитьцели передвижения, определяли характер военных и иных приготовлений кпродвижению в римские пределы, формировали в племенном сознании, фиксирующем какпоражения, так и победы, представления о возможности успеха в противостоянии иливзаимодействии с римским государством.

Итак, необходимость покинуть родные месте могла возникнуть тогда, когдаплемя, обретая достаточно высокий уровень развития, осознавало себя единой имогучей общностью, и являлось весьма многочисленным. Такой «готовности» многиегерманские племена достигли к началу Маркоманнских войн, которые открываютВеликое переселение народов.



Вопросы и задания.

1. Какие занятия были распространены среди германцев? Как природные условия влияли на занятия германцев?

Основными занятиями германцев в Средние века были земледелие и скотоводство. Также они занимались охотой, рыбной ловлей и промыслом (янтарь). Добывали золото, медь, серебро. Также к их занятиям можно отнести набеги на другие территории (захват добычи и рабов).

Природные условия, влиявшие на занятия германцев: на лугах пасли скот, развитию земледелия мешали леса, на севере выращивали морозоустойчивый овес и быстросозревающий ячмень, на юге выращивали пшеницу.

2. Какие права имели свободные общинники?

Общинники были лично свободны, имели право носить оружие и участвовать в управлении племенем.

3. Какую роль в жизни варварского племени играли конунг и дружина?

Конунг - это глава (вождь) племени. В военное время он возглавлял племя и являлся военачальником. Верной опорой вождя была его дружина. Их основной задачей была защита своего племени от врагов. Также дружинники считали войну лучшим занятием и всегда стремились к новым походам и битвам. В случае победы вождь и дружина приобретали себе и славу, и богатую добычу.

4*. Пользуясь текстом параграфа, иллюстрациями и источником, составьте рассказ «Один день из жизни древнего германца».

Проснувшись утром, германец почесал свои длинные космы, ведь они их никогда не стригли, и, взяв копье, отправился на охоту вместе со своими соплеменниками. Охота была удачна – им удалось загнать оленя.Вернувшись в поселение, германец занялся приведением в порядок своего оружия, т.к. вечером должно было состояться собрание племени, а по традиции все взрослые мужчины должны были являться в полном боевом облачении.Время после обеда германец посвятил тренировкам с оружием вместе со своими товарищами.Вечером, на собрании решался вопрос набега на соседние земли, в которых племя намеревалось захватить богатую добычу и пленников, которых германцы выгодно продавали как рабов.Германец, вместе с десятками других соплеменников, громким криком и бряцаньем своего оружия поддержал предложение старейшины совершить набег, ведь в случае успеха каждый воин получал свою долю добычи.После собрания все племя собралось на трапезу. Вдоволь наевшись мяса и напившись пива, германец отправился спать с мыслями о завтрашнем походе.

Изучаем источник.

Из сочинения древнеримского историка Корнелия Тацита «О происхождении и местожительстве германцев» (или сокращенно «Германия»): «У всех германцев одно и то же строение тел, свирепые голубые глаза…».

Что нового вы узнали о германцах?

Из сочинения древнеримского историка мы узнали много нового о древних германцах: они были высокого роста, крепкого телосложения, у них были голубые глаза и рыжие волосы. Они часто и обильно пировали. Их основным способом заработка была война. Они любили воевать и считали, что незачем зарабатывать то, что можно добыть в бою. Германцы часто охотились и много свободного времени уделяли сну и отдыху. Самые храбрые воины в мирное время отдыхали, а заботу о доме доверяли женщинам и старикам. Дети у них бегали голыми и грязными. Германцы часто устраивали попойки, а их пьяные ссоры часто заканчивались ранами и убийствами.

Категория: 

Оценить: 

Голосов пока нет

Добавить комментарий

 __   __  _   _       _   ____    _____   ____  
\ \ / / | | | | | | | __ ) |_ _| / ___|
\ V / | |_| | _ | | | _ \ | | \___ \
| | | _ | | |_| | | |_) | | | ___) |
|_| |_| |_| \___/ |____/ |_| |____/
Enter the code depicted in ASCII art style.

Похожие публикации по теме